<<
>>

Философия истории Августина

В чем же заключается суть человека? В любви, считает Августин. Достойный человек тот, кто любит, более того, тот, кто любит достойное любви, а самое достойное любви — это Бог.

Материальные блага конечны, утилитарны, они не могут служить предметом любви, подлинного наслаждения. «Ordo amoris» (порядок любви) должен определяться онтологическим статусом вещи, явления, к которым любовь обращена. (8, 73—74). Бог дарует человеку любовь через благодать, и человек должен следовать Богу в даре любви.

Августин в своем труде «О Граде Божьем» всех людей разделяет на два «града» — «град земной» и «град небесный» — по принципу любви. К первому граду относятся те люди, которые одержимы любовью к себе вплоть до презрения к Богу, а ко второму — те, в ком горит любовь к Богу вплоть до презрения к самому себе. Первые возносят себя, вторые — Бога. Первые ищут людскую славу, вторые устремлены к славе Бога. Последние предопределены к спасению, а первые — к проклятию. (7, III, 63.) Каин и Авель выступают символами этих людских сообществ. Точно знать, кто относится к какому граду при жизни человек не может, это ведомо только Богу, и определится на Страшном суде. Но, все-таки, сама жизнь человека свидетельствует о том, к какому граду он тяготеет.

Трактат «О Граде Божьем» был написан как отклик на падение Рима в 410 г. и разграбление его вестготами Алариха. Эти события глубоко потрясли Августина. Его мучит вопрос: почему пал Рим — христианская столица? Язычники говорили, что это — наказание Риму за то, что он принял христианство. Это неверно, говорит Августин. Это — промысел Божий, это наказание Риму за то, что римляне погрязли в пороках и наслаждениях, поэтому они лишились свободы и потерпели поражение. Римская государственность не тождественна с Градом Божиим. Град Божий — это странствующий Град и прообраз его на земле — Церковь.

История у Августина предстает как «прямая линия», устремленная из прошлого в будущее, которая имеет начало — творение мира и имеет конец — второе пришествие Иисуса Христа и Страшный суд.

С грехопадения начинается собственно история как пребывание человека во времени. Центральное событие истории — это приход Иисуса Христа в мир и образование Церкви. История завершится восьмым днем творения, царством Господа, где люди вновь будут вынесены вне времени в вечность, и одни будут пребывать в вечном блаженстве в раю с Богом, а другие, грешники — в аду в вечных муках. Каждое событие истории уникально и не может быть повторено. Это принципиально иной взгляд на структуру исторического процесса, чем тот, который мы находим в античности и который представляет собой цикл, кругооборот, «вечное возвращение». Такова философия истории Августина.

Проблема зла в христианстве

Когда мы задаем вопрос: что такое зло, вопрос ставится неверно, считали отцы церкви, так как предполагается, что зло есть «нечто». Зло принимается за некую сущность, за некое «злое начало», которое противопоставляется «доброму началу», как в зороастризме или в манихействе. И вся история вселенной предстает как история борьбы этих двух начал.

Для христианского сознания такое представление является ложным. Для отцов церкви зло есть недостаток, порок, несовершенство. Это не какая-то природа, а то, что этой природе недостает, чтобы быть совершенной. Зло — это небытие. В аспекте сущностном зла нет, так как оно лишено бытия. Этот ответ был достаточным для опровержения манихейства, утверждавшего субстанциальный характер добра и зла, то есть существование двух исходных начал — добра и зла, а тем самым и неустранимое™ зла, но он недостаточен перед лицом ясно ощущаемой реальности зла.

Проблема зла в христианстве непосредственно выходит на существование «лукавого». А «лукавый» — это не отсутствие бытия, не сущностная недостаточность, он также не есть как лукавый — некоторая сущность, так как его природа сотворена была Богом и она добра. «Лукавый» — это личность, это «некто», который свою волю отвратил от Бога.

Зло не есть природа, но состояние природы. Оно активно. Оно есть как бы болезнь, как бы паразит, существующий только за счет той природы, на которой паразитирует.

Можно добавить, что оно похоже по своему принципу существования на раковые клетки, которые живут, уничтожая организм, но уничтожив его, погибают вместе с ним. Аналогичную роль в компьютерных системах выполняет вирус. Это как бы механизм уничтожения и самоуничтожения.

Итак, согласно христианскому вероучению, зло не есть природа, но оно есть определенное состояние воли этой природы. Это воля ложная по отношению к Богу. Зло есть бунт против Бога. Это есть личностная позиция. То есть, зло относится к перспективе не сущностной, а личностной. Зло — это состояние, в котором пребывает природа личных существ, отвернувшихся от Бога. Начало зла коренится в свободе сотворенных Богом существ. Зло рождается только от свободы существа, которое его творит. Св. Григорий Нисский подчеркивает парадоксальность того, кто подчиняется злу, он существует в несуществующем.

Человек дал место злу в своей воле и ввел его в мир. По природе своей расположенный к добру и любви к Богу, человек повернулся ко злу потому, что оно было ему подсказано змием. Это было похоже на заражение болезнью, но не насильственное, а вполне свободное. Человек сам согласился на господство над самим собой. Зло имеет начало в ангельских мирах. Ангелы, хотя их в святоотеческом предании часто называют «бесплотные духи», не являются существами чисто духовными. Существует некая ангельская телесность, которая даже может становиться видимой. На Западе бесплотность ангелов утверждалась томизмом (последователями Фомы Аквинского), но средневековые францисканцы (последователи Францизска Ассизского) придерживались противоположного мнения. В России в XIX в. святой Игнатий Брянчанинов отстаивал телесность ангелов. У ангелов нет «кожаных риз», как у людей, у них нет смерти и размножения. Единство ангельского мира совершенно отлично от нашего единства. Человеческий род существует как бесконечное количество личностей, имеющих одну и ту же природу. Но у ангелов нет единства природы. Каждый из них — отдельная природа, отдельный умопостигаемый мир.

Его единство не является органическим, оно как бы внешнее. Это единство города, войска, служения, единство гармоническое.

Зло, воспринятое Адамом, смогло осквернить всю человеческую природу. Но злобная позиция одного ангела остается его личной позицией: здесь зло как бы индивидуализируется. В этом случае заражение происходит через пример, через влияние, которое одна личность может оказывать на другие личности. Люцифер увлек за собой треть ангелов. Зло имеет своим началом грех одного ангела. И позиция Люцифера показывает корень всякого греха — гордость, которая есть бунт против Бога. Корень греха — это жажда самообожения, ненависть к благодати. Мятежный дух начинает ненавидеть бытие, которое создано Богом, им овладевает страсть к уничтожению, и за невозможностью уничтожить творение, он силится исказить его. Драма, начавшаяся в небесах, продолжается на земле.

Наиболее систематически к проблеме зла подошел Блаженный Августин. Он выделил три уровня зла: 1) метафизический;

  1. моральный; 3) физический. (8, 70—71). О метафизическом уровне зла у нас шла речь выше. Зло — это небытие, или лишенность бытия. Моральное зло — это грех, который зависит от порочной воли. Это последствие первородного греха человечества. Порок волей приобретается от неправильного выбора между добром и злом, когда зло она принимает за добро для себя. Порочная воля причиной своей имеет удаление от Бога, удаление от Творца и обращение к творению, т.е. к вторичному. Зло физическое — это болезни, страдания — есть последствие морального зла. «...Не тело порочное делает душу греховной, но порочная, увязшая в грехе душа делает тело тяжелым и порочным». (8, 71).

Икона как образ Первообраза

Вопрос о возможности изображения Бога стал главным вопросом VII Вселенского собора (787 г.). Он возник в связи со спором иконоборцев и иконопочитателей в Византии (VII—VIII вв.). Иконоборцы под влиянием ислама считали, что поклонение иконам — это идолопоклонство; что живописное изображение Иисуса Христа противно догмату о Боговоплощении, что есть только одна икона Христа — Евхаристия, то есть причастие.

Ни один тварный образ не может изобразить Бога, так как Бог есть Дух.

Иоанн Дамаскин написал свои знаменитые «Три слова против порицающих иконы» в самом начале спора в 730 г., сразу после запрещения икон императором Львом III Исавром. Именно акт Боговоплощения, по его мнению, является основанием для возможности изображения Бога. В древности Бог не изображался, но после явления Иисуса Христа, Бога во плоти, Его можно изображать. «...А с тех пор, как в нем вселилось Слово Божие, вещество стало достохвальным, а потому вещественные образы необходимы и имеют положительный смысл». (3, 374). Многие положения Иоанна Дамаскина были утверждены Седьмым Вселенским Собором.

Икона — это образ Первообраза. И почитая икону, христианин поклоняется не холсту, доске и краскам, т.е. некоторому веществу, а образу Иисуса Христа, Богородицы или святых, который посредством него запечатлен. Образ непосредственно, через благодать, связан с Первообразом. Через иконописный образ человек «восходит» в своем созерцании и молитве к Первообразу. Поклоняясь иконе, человек поклоняется Богу, изображенному на ней. В этом заключается апагогическая, т.е. «возводящая», функция иконы. Икона может выполнять также дидактическую, т.е. назидательную, функцию, быть своего рода «книгой для неграмотных». Это значение икон особенно пользовалось популярностью на христианском Западе.

<< | >>
Источник: Рюмина М.Т.. Философия. Культура. Медицина. Теория и история. Лекции по философии и культурологии. Учебное пособие для медицинских ВУЗов. М.,2009. — 624 с.. 2009

Еще по теме Философия истории Августина:

  1. 1.МИР ПОСТМОДЕРНА ЛОМАЕТ ГОРИЗОНТ ИСТОРИИ
  2. «ИКОНОМИЯ» ИСТОРИИ
  3.   1. «Новое обоснование» бытия божьего в философии неоавгустинианства  
  4. Введений ПОНЯТИЕ И ПРОБЛЕМА СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ  
  5.   формирование образца: аврелий августин  
  6. 6. ИСТОРИЯ  
  7. Философия истории
  8. 2. Раннехристианская философия: Августин Блаженный
  9. ХРИСТИАНСТВО ПЕРЕД ЛИЦОМ ФИЛОСОФИИ
  10. Философия истории Августина
  11. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
  12. 12. История философии