<<
>>

Демократический централизм

Принцип демократического централизма, в соответствии с которым строятся организация и деятельность Советского государства (ст. 3 Конституции СССР), имеет для государ­ственного аппарата важнейшее значение.

Он позволяет орга­нически сочетать единое централизованное руководство с широкой инициативой мест, с ответственностью каждого го­сударственного органа и должностного лица за порученное дело. Согласно этому принципу устанавливаются взаимоотно­шения между звеньями государственного аппарата, в том числе между органами государственного управления. Им оп­ределяется, из него вытекает обязательность решений выше­стоящих органов для нижестоящих, самостоятельность каж­дого органа управления в осуществлении своих полномочий, участие низовых звеньев управления в работе вышестоящих органов.

Важным проявлением принципа демократического цент­рализма является подконтрольность и подотчетность Советам народных депутатов всех других государственных органов. Совет Министров СССР, как указывалось, ответствен перед Верховным Советом СССР и ему подотчетен, а в период между сессиями Верховного Совета СССР — перед Прези­диумом Верховного Совета СССР, которому подотчетен. Та­кая подотчетность проявляется в различных формах. На первой сессии Верховного Совета СССР каждого созыва об­разуется правительство страны, которое представляет на рассмотрение Верховного Совета заявление о своей предстоя­щей деятельности (ст. 5 Закона о Совете Министров СССР). Аналогичные нормы содержатся и в законах союзных рес­публик. От имени Совета Министров с таким заявлением вы­ступает его председатель.

Так, на первой сессии Верховного Совета СССР одинна­дцатого созыва с заявлением Совета Министров СССР о его предстоящей деятельности выступил Председатель Совета Министров СССР Н. А. Тихонов. В заявлении указывалось, что правительство, полностью сознавая высокую ответствен­ность перед партией и народом, перед высшим органом госу­дарственной власти страны, сделает все возможное для ус­пешного выполнения обязанностей, возложенных на пего Конституцией, Законом о Совете Министров СССР.

Вся дея­тельность Советского правительства будет направлена на претворение в жизнь ленинского курса КПСС, на укрепление экономической мощи страны, повышение благосостояния па­рода. Предстоит подготовить и осуществить целый комплекс

взаимосвязанных мер по совершенствованию управления, позволяющих привести систему и методы руководства эко­номикой в соответствие с возрастающими требованиями народного хозяйства. «Главное, из чего исходит и будет исхо­дить правительство,— подчеркнул II. А. Тихонов,— заклю­чается в развитии обоих начал демократического централиз­ма. Укрепление централизованного руководства будет соче­таться с расширением хозяйственной самостоятельности и инициативы местных органов, производственных объедине­ний и предприятий, усилением их заинтересованности и от­ветственности за конечные результаты работы». В своей внешнеполитической деятельности ЦК КПСС и Совет Мини­стров СССР неизменно руководствуются заботой о мире и безопасности народов[84].

После принятия Конституции СССР 1977 г. контроль представительных органов за выполнением плановых зада­ний, соблюдением законов, других решений, за работой ор­ганов управления развивался и совершенствовался. В Вер­ховном Совете СССР накоплен немалый опыт рассмотрения докладов и информаций правительства СССР, министерств и ведомств на сессиях, заседаниях Президиума, постоянных комиссий палат[85]. Такой контроль позволяет Верховному Со­вету СССР лучше направлять работу подотчетных органов, отлаживать хозяйственный механизм.

Большим разнообразием отличается аналогичная работа Верховных Советов союзных республик. Заслушиваются от­четы правительств, сообщения и доклады руководителей ми­нистерств и ведомств, других органов управления о выпол­нении законов, плановых заданий, принимаемых решений.

Важной формой контроля является депутатский запрос. Совет Министров СССР или член Совета Министров СССР, к которому обращен запрос депутата Верховного Совета СССР, обязаны дать не более чем в трехдневный срок устный или письменный ответ на данной сессии Верховного Совета СССР.

Постоянные комиссии палат Верховного Совета Союза ССР содействуют проведению в жизнь законов СССР, систе­матически контролируют деятельность государственных ор­ганов управления по выполнению положений Конституции и законов, иных решений высших органов государственной власти. Рекомендации комиссий Верховного Совета СССР и комиссий его палат обязательны к рассмотрению Советом

Министров СССР, государственными органами и организа­циями.

Так, например, только в последние годы Советом Минист­ров СССР были рассмотрены такие вопросы, связанные с реализацией предложений и замечаний комиссий Совета Союза и Совета Национальностей Верховного Совета СССР, как об увеличении производства товаров массового спроса за счет местных ресурсов; о работе санаториев-профилакториев по охране и укреплению здоровья трудящихся; о ходе выпол­нения плановых заданий и реализации предложений депута­тов Верховного Совета СССР по развитию сельского хозяй­ства Нечерноземной зоны РСФСР; о кооперативном жи­лищном строительстве; о соблюдении требований лесного законодательства в части воспроизводства, охраны и защиты лесов; о реализации требований законодательства об охране и воспроизводстве рыбных запасов и увеличении производ­ства рыбы во внутренних водоемах. По результатам рас­смотрения были даны соответствующие поручения. О ходе их выполнения Совет Министров регулярно информировался. Об этом сообщалось также Президиуму Верховного Совета СССР.

Четкое размежевание функций и взаимодействие разных звеньев управления — надежное средство успешного дости­жения целей, выдвигаемых партией.

Практическая реализация принципа демократического централизма в сфере управления не только провозглашается, но и обеспечивается определенными гарантиями. Важнейшие из них закреплены в Конституции СССР, других правовых актах, в том числе в Законе о Совете Министров СССР. В статье 3 Закона подчеркивается, что правительство СССР обеспечивает сочетание централизованного решения вопро­сов государственного управления с развитием инициативы республиканских и местных органов, коллегиального рас­смотрения и решения вопросов Советом Министров СССР с персональной ответственностью членов Совета Министров СССР за проведение в жизнь припятых решений и состояние дел на порученных участках работы [86].

Совет Министров СССР направляет и координирует деятельность Советов Министров союзных республик. Правительство СССР обеспе­чивает также взаимодействие между Советами Министров союзных республик, министерствами и государственными комитетами СССР, другими подведомственными ему орга­нами.

Согласно Конституции (ст. 74) «законы СССР имеют одинаковую силу на территории всех союзных республик. В случае расхождения закона союзной республики с обще­союзным законом действует закоп СССР». Так и в сфере управления, когда речь идет о вопросах, отнесенных к ве­дению Союза ССР. В необходимых случаях Совет Министров СССР может по вопросам, отнесенным к ведению Союза ССР, приостанавливать исполнение постановлений и распоряже­ний Советов Министров союзных республик.

В соответствии с Конституцией (ст. 121) Президиум Вер­ховного Совета СССР вправе отменять постановления и рас­поряжения Советов Министров союзных республик в случае несоответствия их закону.

Правительство СССР объединяет и направляет работу общесоюзных и союзно-республиканских министерств и го­сударственных комитетов СССР, других подведомственных ему органов, принимает меры к тому, чтобы они в полном объеме использовали предоставленные права для выполне­ния возложенных на них задач и осуществления своих функ­ций, для самостоятельного решения отнесенных к их веде­нию вопросов.

Из основного принципа организации управления в социа­листическом обществе вытекает, что вышестоящий орган управления обладает правом контроля за деятельностью под­чиненных ему органов. Отсюда, например, право Совета Ми­нистров СССР отменять акты министерств и государственных комитетов СССР, других подведомственных ему органов. Ана­логичное право имеют Советы Министров союзных респуб­лик в отношении актов министерств и ведомств союзных рес­публик.

Практика государственного строительства свидетельст­вует о последовательном укреплении и развитий принципа демократического централизма, о выработке и применении наиболее эффективных средств его неуклонного осуществле­ния.

Иногда временно приходилось усиливать централизм в решении ряда вопросов государственной жизни. Так было в период иностранной военной интервенции и гражданской войны, когда VIII съезд партии вынужден был записать в своем решении, что «строжайший централизм и самая суро­вая дисциплина являются абсолютной необходимостью» ,. Так было и в годы Великой Отечественной войны.

Но партия, социалистическое государство никогда не воз­водили централизм в единственное средство руководства и

управления. В опоре па исторический опыт и творчество масс применялись наиболее действенные формы реализации принципа демократического централизма. В резолюции XVI конференции ВКП(б) (1929 г.) было записано: «Си­стематическая переделка аппарата должна идти по линии децентрализации оперативных функций при одновременной централизации планирования и руководства в основных воп­росах, по линии создания условий, обеспечивающих как раз­работку твердых и своевременных планов, так и их полное выполнение» [87]. Тогда же было признано необходимым пере­смотреть на этой основе круг работы и систему взаимоотно­шений между различными союзными паркоматами, между наркоматами союзных республик и паркоматами Союза ССР, а также между паркоматами и регулирующими органами, краевыми и центральными органами, плановыми и управляю­щими органами.

И в последующие годы при незыблемости демократиче­ского централизма как принципа его содержание, рамки и формы осуществления менялись по мере развития Советско­го государства в соответствии с задачами социалистического строительства и конкретной обстановкой, которая складыва­лась в тот или иной период в пашей стране и на междуна­родной арене.

В послевоенный период осуществляется комплекс мер по наделению новыми правами министерств и ведомств СССР, Советов Министров союзных республик, исполкомов местных Советов.

Уместно напомнить в этой связи, как В. И. Ленин тре­бовал в свое время от наркомов неукоснительного выпол­нения их функций.

Он писал: «Малый СНК, СТО и СНК должны изо всех сил освобождать себя от вермишели, при­учая наркоматы самим решать мелочи и отвечать за них строже.

Аппарат управдела СНК главной своей задачей должен ставить фактическое проведение этого: сократить число дел в Малом СНК, СТО и СНК, добиться, чтобы наркомы (по­рознь и совместно) больше решали сами и отвечали за это; передвигать центр тяжести на проверку фактического ис­полнения» [88]. В политическом отчете Центрального Комитета РКП(б) XI съезду партии (март 1922 г.) В. И. Ленин ука­зывал: «Нужно, чтобы наркомы отвечали за свою работу... надо пресекать всякое обращение по мелочам... нужно повы­

сить авторитет Совнаркома, чтобы там больше участвовали наркомы, а не заместители, нужно изменить характер рабо­ты Совнаркома... гораздо больше внимания обратить на то, чтобы следить за проверкой исполнения» [89].

Строго следуя принципу демократического централизма, Совет Министров СССР неустанно заботится о применении наиболее гибких форм сочетания централизованного руковод­ства с широкой инициативой и самостоятельностью мини­стерств и ведомств, республиканских и местных органов в решении вопросов, выдвигаемых жизнью.

Делается это для того, чтобы хозяйственный механизм и организация управления страной, в первую очередь народ­ным хозяйством, соответствовали требованиям времени, эко­номической и социальной стратегии партии.

Партия рассматривает дальнейшее улучшение управле­ния и хозяйственного механизма как необходимое условие роста общественного производства и повышения его эффек­тивности.

Совет Министров СССР принял ряд постановлений о рас­ширении прав министров и руководителей ведомств СССР и о передаче вопросов хозяйственного и социально-культур­ного строительства на решение Советов Министров союзных республик. Только с 1953 г. издано свыше 20 таких поста­новлений. Вот несколько иллюстраций к сказанному. При­нятое в апреле 1953 г. постановление «О расширении прав министров СССР» направлено на повышение их ответствен­ности за порученное дело и обеспечение своевременного ре­шения хозяйственных вопросов. Министры СССР получили, в частности, право утверждать структуру и штаты адмипи- стративно-управленческого персонала предприятий, строек, трестов и организаций в пределах установленной министерст­ву численности административно-управленческого персонала и фонда заработной платы, создавать резерв для оказа­ния предприятиям и хозяйственным организациям времен­ной финансовой помощи. В мае 1955 г. принимается поста­новление «О некоторых дополнительных правах министров СССР», в котором расширяются предоставленные им права. Позднее (1967 г.) последовало новое постановление о допол­нительном расширении прав министров СССР (среди других прав они получили возможность передавать, когда это вызы­вается хозяйственной целесообразностью, в ведение других министерств и ведомств СССР предприятия, организации и учреждения союзного подчинения с последующим сообщени­

ем соответствующим центральным оргапам)'. В мае 1955 г. издается постановление «Об изменении порядка государст­венного планирования и финансирования хозяйства союзных республик». Постановления о дополнительной передаче не­которых вопросов хозяйственного и культурного строитель­ства па решение Советов Министров союзных республик принимались в 1957, 1959, 1965 и 1967 гг. В 1979 г. было принято постановление Совета Министров СССР «О до­полнительном расширении прав министерств и ведомств СССР и о передаче на решение Советов Министров союзпых республик некоторых вопросов хозяйственного строитель­ства» [90].

Все эти меры отражали настоятельную необходимость бо­лее эффективного и оперативного решения возникающих проблем развития экономики, использования ресурсов орга­нами управления в отраслях и па местах. Последовательная реализация правительством СССР права расширять в преде­лах своей компетенции полномочия подведомственных ему органов благоприятно отражается на уровне управления и деятельности государственного аппарата в целом и отдель­ных его звеньев.

В свою очередь Советы Министров союзных республик также проводят линию на передачу оперативных вопросов управления Советам Министров автономных республик, ис­полкомам местных Советов народных депутатов, министер­ствам и государственными комитетам союзных республик, другим подведомственным им органам. Вот один из многих примеров, отражающих эту тенденцию. В октябре и в декаб­ре 1979 г. Совет Министров РСФСР принял постановления о дополнительном расширении прав министерств и ведомств РСФСР и о передаче на решение Советов Министров автоном­ных республик, крайисполкомов, облисполкомов, Москов­ского и Ленинградского горисполкомов некоторых вопросов хозяйственного строительства.

Общим положением о министерствах СССР им предостав­лено право передавать отдельные вопросы своей компетенции организациям союзного подчинения и одноименным мини­стерствам союзных республик. Такой юридически закреплен­ный порядок помогает четко разграничить функции и полно­мочия звеньев государственного управления, гибко перерас­пределять их, исходя из складывающейся обстановки и потребностей.

Демократический централизм позволяет правительству согласовывать действия всех звеньев управления, добивать­ся правильного взаимоотношения союзных органов с рес­публиканскими и местными органами, а также с объедине­ниями, предприятиями и организациями. Взят курс на по­вышение самостоятельности и инициативы предприятий, колхозов, совхозов, социально-культурных и других учреж­дений и организаций. Проводимый в ряде отраслей эконо­мический эксперимент по расширению прав, повышению самостоятельности и ответственности объединений (пред­приятий) за результаты работы в области промышленности и бытового обслуживания преследует эту же цель [91]. Новым крупным шагом в осуществлении линии партии на дальней­шее упрочение демократических начал в управлении явился Закон о трудовых коллективах. Таким образом, достигается необходимое сложение сил, целеустремленность в деятельно­сти всех государственных органов снизу доверху, их широкая инициатива и самостоятельность. Единство в основном, в коренном, в существенном, указывал В. И. Ленин, не нару­шается, а обеспечивается многообразием в подробностях, в местных особенностях, в приемах подхода к делу, в конкрет­ных способах осуществления контроля [92].

Как указывает К. У. Черненко, партия со всей остротой ставит вопрос о том, чтобы широким фронтом развернуть совершенствование управления экономикой, перестройку хо­зяйственного механизма. Основные направления этой работы определены в соответствии с ленинским принципом демокра­тического централизма. Необходимо укреплять централизо­ванное управление и планирование, добиваться их большей действенности и гибкости. Надо поставить дело так, чтобы общегосударственные хозяйственные органы направляли свои силы на решение вопросов действительно ключевого для страны значения. А некоторые их нынешние дела вполне могут взять на себя нижестоящие организации, как отрасле­вые, так и местные [93].

Одной из трудных проблем реализации принципа демо­кратического централизма является нахождение правильно­го сочетания коллегиальности и единоначалия. Главное здесь состоит в том, чтобы в коллегиальном порядке обсуждались наиболее важные, принципиальные вопросы государствѳн-

кого управления. Причем и коллегиальность, и единонача­лие предполагают ответственное отношение руководителей и специалистов к порученному делу, своевременное и пра­вильное решение вопросов, отнесенных к их ведению.

Демократический централизм в области государственно­го управления имеет прочные объективные основы: экономи­ческую — общественная собственность, современное крупное социалистическое производство; социально-политическую — отсутствие антагонистических классов, нерушимое единство советского общества, подлинное народовластие; духовную — безраздельное господство марксистско-ленинской идеологии, идейная общность советских людей.

Советское государство — государство общенародное. Но оно и многонациональное. В СССР 15 союзных и 20 авто­номных республик, 8 автономных областей, 10 автономных округов. Страну населяют представители свыше ста наций и народностей. Вполне понятно, что демократический цент­рализм в такой стране нельзя рассматривать в отрыве от на­циональной политики, национально-государственных отно­шений,

<< | >>
Источник: Смиртюков М.С.. Советский государственный аппарат управления: Вопросы организации и деятельности центральных ор­ганов.— 2-е изд., переработ. и доп.— М.: Политиздат,1984.-287 с.. 1984

Еще по теме Демократический централизм:

- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -