<<
>>

§ 4. ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНОВ ОБЩЕЙ ЧАСТИ СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА

«Большой теоретический интерес и существенное практическое значение имеет вопрос об обратной силе норм общей части советского уголовного права, — пи-

90

шетЯ.М.Брайнин. — Этот вопрос не разрешен в уголовном законодательстве»1.

В советской юридической литературе больше внимания уделялось вопросу об обратной силе законов, определяющих преступность и наказуемость конкретных действий, описанных общесоюзными законами или статьями Особенной части уголовных кодексов союзных республик, хотя вопросы обратной силы уголовного закона применительно к нормам Общей части уголовных кодексов в судебной практике возникают часто.

Особое значение они приобретают в связи с изменениями, вносимыми в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, или в связи с изменениями, вносимыми в Общую часть уголовных кодексов союзных республик.

Было высказано следующее мнение: «Положения 0бщей части УК РСФСР, не устанавливающие наказуемость конкретных преступлений и не расширяющие круг наказуемых деяний, а устанавливающие общие принципы и институты, относящиеся ко всем нормам Особенной части УК, имеют обратную силу»2.

Авторы не обосновали его теоретическими доводами, на законе же оно, по нашему мнению, не основано.

Впринципе Общая и Особенная части Уголовного кодекса составляют единое целое, единый комплекс норм, возникший одновременно в определенных исторических условиях (несмотря на последующие частичные изменения).Поэтому на нормы Общей части, «как и все иные правовые нормы, должны распространяться общие принципы советского права, в том числе принеприданиизакону обратной силы, с учетом их специфики»3.

Хотя формально ст. 6 Основ уголовного законодательства говорит о законах, определяющих «преступность и наказуемость деяния», ее нельзя толковать ограничительно. По своему смыслу она относится ко всем законам, влияющим на определение преступности ина-

-------------------------

1Я. М. Брайнин, Уголовный закон и его применение, стр. 142.

2«Научно-практический комментарий к УК РСФСР 1960 г.», изд-во ЛГУ, 1962, стр. 23.

3Я. М. Брайнин, Уголовный закон и его применение, стр. 143. Спецификой норм Общей части Я. М. Брайнин считает, помимо их содержания, то, что они, как правило, не применяются самостоятельно.

91

казуемостидеяния, в том числе и к Общей части уголовного законодательства.Первоевытекающее отсюда важнейшее практическое следствие: если преступное деяние квалифицируется по Особенной части ранее действовавшего Уголовного кодекса, как по закону времени совершения преступного деяния, то должны применяться и соответствующие нормы Общей части старого Уголовного кодекса; если преступное деяние квалифицируется по Особенной части нового Уголовного кодекса, как по закону более мягкому1, то должны применяться и соответствующие нормы Общей части нового Уголовного кодекса.

Из этого вывода надо сделать необходимые исключения:

l. В предыдущем параграфе особо рассматривался ряд институтов, регулируемых также Общей частью Уголовного кодекса. Как мы старались показать, эти нормы находятся за пределами действия ст. 6 Основ уголовного законодательства2. Поэтому применение действующих на момент решения вопроса норм Общей части, даже если деяние было совершено до их вступления в силу, нельзя считать приданием им обратной силы.

Например, если по прежнему закону срок погашения судимости был пять лет, а новым законом этот срок сокращен до трех лет и данному лицу следует по новому закону считать судимость погашенной, хотя по старому закону срок еще не истек, то это происходит не в силу обратного действия более благоприятного закона.

В данном случае налицо немедленное действие закона. То же происходит, если за месяц до погашения судимости по старому закону новым законом срок продлен. Принцип ст. 6 Основ здесь не нарушается, он просто не действует3.

---------------------------

1Понятно, что если деяние совершено в период действия нового УК, то вопрос о применении Общей части старого УК вообще не ставится.

2«Статьи об условно-досрочном и ином досрочном освобождении от наказания совершенно не связаны со ст. 6 Основ» (Н. Д. Дурманов, Советский уголовный закон, стр. 282).

3Поэтому, по нашему мнению, нет никакого противоречия, усматриваемого Я. М. Брайниным в позицииН.Д.Дурманова, согласно которой действие ст. 6 Основ распространяется на нормы Общей части уголовного законодательства и в то же время не рас-

92

2. Второе исключение из установленного выше правила применения норм Общей части уголовного кодекса основано на действии ст. 6 Основ уголовного законодательства. Это действие распространяется на все нормы, устанавливающие пределы наказаний, обстоятельства, отягчающие или смягчающие ответственность, и т. д.

Поэтому вполне возможно, что преступление квалифицируется по Особенной части ранее действовавшего УК(закон времени совершения преступного деяния) и более благоприятному закону Общей части нового УК. Возможно и обратное: преступление квалифицируется по благоприятной норме Особенной части нового УК и по соответствующей норме Общей части ранее действовавшего УК (закон времени совершения деяния), если она благоприятнее нормы Общей части нового УК.

Таковы, по нашему мнению, общие положения об обратной силе законов Общей части советского уголовного права.

Далее мы рассмотрим некоторые отдельные вопросы применения норм Общей части.

1. Изменения законодательства могут касаться, в частности, вопроса ответственности несовершеннолетних; вносимые законодателем изменения могут, как расширить, так и сузить перечень преступлений, за совершение которых уголовной ответственности подлежат лица, достигшие четырнадцати лет. Законодатель может изменить возраст, с достижением которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за совершенные преступления.

По действующему законодательству уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет, а за ряд преступлений — четырнадцать лет. Законодатель может снизить этот возраст или, наоборот, повысить его.

История советского уголовного законодательства свидетельствует о том, что возраст, достижение которого давало право на привлечение к уголовной ответственности несовершеннолетних, неоднократно менялся. До

-----------------------

пространяетсяна нормы о давности, погашении судимости, досрочном освобождении и т. д. (Я.М.Брайнин, Уголовный закон и его применение, стр. 148—149).

93

вступления в силу Основ уголовного законодательства ответственность несовершеннолетних была установлена с четырнадцатилетнего возраста, а по ряду преступлений — с двенадцатилетнего возраста.

С вступлением в силу Основ уголовного законодательства встал вопрос об обратной силе ст. 10 Основ уголовного законодательства, установившей ответственность несовершеннолетних, так как она сузила круг лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности. Вопрос этот решается в соответствии с положениями ст. 6 Основ.

2. Вопрос об обратной силе закона может встатьв связи с изменениями в законодательной регламентации ответственности за приготовление к преступлениюи за покушение на преступление.

Законодатель может сузить сферу уголовно наказуемого приготовления к преступлению за счет отказа от наказуемости приготовления к малозначительным преступлениям или преступлениям, не представляющим большой общественной опасности, или установить, что приготовление наказуемо только в случаях, прямо предусмотренных в Уголовном кодексе.

Законодатель может изменить наказуемость приготовления и покушения по сравнению с наказуемостью оконченного преступления.

Законодатель может ограничить круг уголовно наказуемого покушения.

Внесение любого изменения в законодательство, регламентирующее ответственность за неоконченное преступление, связано с расширением или сужением круга уголовно наказуемых деяний или же изменением в их наказуемости, и поэтому при применении нового закона неминуемо встанет вопрос об обратной силе этого закона. Решение его вряд ли вызывает сомнения.

З. К этой же категории вопросов следует отнести вопрос об определении круга лиц, относимых законом к соучастникам. Как известно, до принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик уголовные кодексы всех союзных республик, за исключением УК Украинской ССР и УК Грузинской ССР, к соучастию относили также заранее не обещанное укрывательство. Изменения, внесенные Основами уголовного законодательства в понятие соучастия и в определение

94

круга соучастников, поставили на повестку дня вопрос об обратной силе ст. 17 упомянутых Основ.

Заранее не обещанное укрывательство преступника, орудий и средств совершения преступлений, следов преступления или предметов, добытых преступным путем, имевшее место до вступления в силу Основ уголовного законодательства, после их вступления в силу не могло уже квалифицироваться как соучастие в укрываемом преступлении. Поэтому лица, совершившие это деяние, могли быть привлечены к уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, если такое было предусмотрено в тот период в уголовных кодексах соответствующей республики и если за совершение такого деяния было предусмотрено менее строгое наказание, чем за соучастие в преступлении.

Изменение уголовного законодательства, регулирующего ответственность за участие в преступлении, направленное на расширение или сужение круга соучастников в преступлении или на усиление или снижение наказания отдельным соучастникам, делает необходимым сопоставление нового и старого законов, исходя из принципов, заложенныхвст. 6Основуголовного законодательства.

4. Законы, предусматривающие изменения в установлении видов наказаний или пределов отдельных видов наказаний или в возрасте лиц, к которым эти наказания могут быть применимы, как это имеет место в Основах уголовного законодательства, опять-таки диктуют необходимость решить вопрос об обратной силе этих законов.

Вполне понятно, что если новый уголовный закон из системы наказаний, установленной Основами уголовного законодательства или уголовными кодексами союзных республик, исключает какое-либо из основных или дополнительных видов наказаний или, наоборот, дополняет данный в системе наказаний перечень новыми видами, то такие изменения не могут не влиять на наказуемость соответствующих преступлений, а поэтому имеют самое непосредственное значение при решении вопроса об обратной силеуголовного закона.

Если законодатель в новом уголовномзаконе по сравнениюсо старым законом дополняет перечень более строгих основных наказаний или расширяетвозмож-

95

ностьих применения или отказывается от менее строгих наказаний, закон следует признать усиливающим наказание, т. е. не имеющим обратной силы. И, наоборот, если новым законом в систему наказаний включены по сравнению со старым менее строгие основные наказания или исключены более строгие наказания, то такой закон следует признать смягчающим наказание.

Внесение в систему наказаний новых дополнительных наказаний во всех случаях свидетельствует о том, что новый закон является более строгим по сравнению со старым. И, наоборот, исключение дополнительных наказаний из системы наказаний или внесение ограничений в их применение свидетельствует о том, что новый закон является менее строгим, т. е. смягчающим наказание.

Так следует, например, определитьсоотносительнуюстрогость ст. 21 Основ уголовного законодательства, содержащую перечень всех видов основных и дополнительных наказаний, которые могут применяться к лицам, совершившим преступление, и соответствующих статей уголовных кодексов союзных республик, в которых установлены, кроме перечисленных в Основах уголовного законодательства, еще и иные виды наказаний.

Так же следует определятьсоотносительнуюстрогость ст. 21 Основ уголовного законодательства и ранее действовавшего уголовного закона — ст. 13 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 года1. В связи с вышесказанным следует прийти к выводу, что Закон от 25 декабря 1958 г. «Об отмене лишения избирательных прав по суду»2имеет обратную силу.

Как известно, соответствующие статьи Основ уголовного законодательства (ст. ст. 23—31) предусматривают высший предел всех видов наказаний, а соответствующие статьи уголовных кодексов союзных республик, кроме того, и низшие пределы этих видов наказаний. Изменение предусмотренных законом пределов отдельных видов наказаний в сторону увеличения или уменьшения сроковнаказаниябезусловно влияет на оценку тяжести сопоставляемых законов. Поэтому после вступления в си-

-------------------------

1СЗСССР1924 г. №24,ст. 205.

2«Ведомости Верховного Совета СССР» 1959 г. № 1, ст. 7.

96

луОснов уголовного законодательства ст. 23 Основ, устанавливающая высший предел лишения свободы за особо тяжкие преступления — пятнадцать лет, имела обратную силу в случаях, когда за совершение этих преступлений ранее действовавшими законами (Указами Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан») были установлены болеестрогие наказания — лишение свободы до двадцати и двадцати пяти лет.

Сопоставляя соответствующие статьи Общей части уголовных кодексов союзных республик, определяющих минимальные и максимальные пределы отдельных видов наказаний, также можно установить, какой из этих законов является более или менее строгим.

Так, в ст. 24 УК РСФСР 1960 года минимальный срок лишения свободы установлен в три месяца. По сравнению со старым законом — ст. 28 УК РСФСР 1926 года,— предусматривавшим минимальный срок лишения свободы в один год, новый закон является менее строгим, т. е. смягчающим наказуемость деяния.

Новыйзакон по сравнениюсо старым может ограничить применение какого-либо наказания, обусловив его применение наличием определенных условий.

Так, например, новый закон — ст. 35 УК РСФСР 1960 года — ограничил возможность применения конфискации имущества (конфискация имущества может быть назначена только за государственные и тяжкие корыстные преступления), старый закон ст. 40 УК РСФСР 1926 года—такого ограничения не предусматривал. Новый закон—ст. 25 УК РСФСР 1961 года — предусматривает, что ссылка в качестве дополнительного наказания может применяться только в случаях, специально указанных в статьях Особенной части кодекса; старый закон — ст. 35 УК РСФСР 1926 года — такого ограничения не знал. Новый закон в обоих случаях является менее строгим,аследовательно, имеет обратную силу.

5. Вопрос об обратной силе закона встает и при сопоставлении двух законов — нового и старого, устанавливающих перечень обстоятельств, отягчающих или смягчающих ответственность лица за совершенное им преступление.

97

Если законодатель в новом законе расширяет перечень обстоятельств, отягчающих ответственность лица при назначении ему наказания, или исключает из имевшихся в старом законе одно или несколько обстоятельств, смягчающих ответственность, то такой закон в этой части является более строгим и не может иметь обратной силы. И, наоборот, если новый закон расширяет перечень обстоятельств, смягчающих ответственность лица, или исключает из имевшегося в старом законе перечня одно или несколько обстоятельств, отягчающих ответственность, он в этой части является менее строгим, т. е. имеет обратную силу. Это следует иметь в виду при применении ст. 13 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство».

Этой статьей устанавливается, что совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, является обстоятельством, отягчающим ответственность. Ранее действовавшее общесоюзное законодательство не знало такого отягчающего ответственность обстоятельства. Оно не было предусмотрено также уголовными кодексами большинства союзных республик, в том числе иУК РСФСР.

В этих союзных республиках при определении наказания лицам, совершившим преступления до вступления в силу Указа от 26 июля 1966 г., т. е. до 7 августа 1966 г. совершение преступления в состоянии опьянения не может быть вменено как отягчающее ответственность обстоятельство.

В тех уголовных кодексах союзных республик, где совершение преступления в состоянии опьянения является обстоятельством, отягчающим ответственность при назначении наказания (УК Армянской ССР), ст. 13 Указа от 26 июля 1966 г. должна быть признана имеющей обратную силу, так как она дает право суду не признать состояние опьянения отягчающим обстоятельством, что не предоставляют судам уголовные кодексы этих республик.

6. Изменение в принципах назначения наказания при совершении нескольких преступлений оказывает влияние на решение вопроса об обратной силе уголовного закона.

Так,Основные начала уголовного законодательства

98

СССР и союзных республик, как и ранее действовавшие уголовные кодексы союзных республик, при назначении наказания за совершение нескольких преступлений допускали только принцип поглощения наказаний. Статья 35 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, как и соответствующие статьи, ныне действующих уголовных кодексов союзных республик, установила наряду с принципом поглощения менее строгого наказания более строгим принцип полного или частичного сложения.

Это означает, что суд имеет право определить наказание по совокупности путем полного или частичного сложения назначаемых наказаний в пределах, установленных статьей, предусматривающей более строгое наказание.

Конечно, ст. 35 Основ не имеет обратной силы. Предусмотренный ею порядок назначения наказания при совершении нескольких преступлений неприменим, если эти преступления были совершены до вступления в силу Основуголовногозаконодательства.

7.Значительный практический интерес представляет вопрос об обратной силе законов, устанавливающих круг лиц, могущих быть признанными особо опасными рецидивистами, или регламентирующих ответственность за преступления, совершенные особо опасными рецидивистами.

Как известно, Основы уголовного законодательства не определили понятия особо опасного рецидивиста. Оно впервые дано в ныне действующих уголовных кодексах союзных республик, причем по этому вопросу в законодательстве союзных республик имеются существенные расхождения.

Признание лица особо опасным рецидивистом сопряжено с целым рядом правовых последствий, непосредственно влияющих на определение наказания виновному. Именно поэтому уголовные законы, дающие суду возможность признать особо опасными рецидивистами более широкий круг лиц, должны рассматриваться как законы, усиливающие наказание. Они в соответствии с ч. 3 ст. 6 Основ уголовного законодательства не имеют обратной силы.

Поэтому при сопоставлении примечания 1 к ст. 24 УК РСФСР 1960 года с этим же примечанием в редакции

99

Закона РСФСР «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР» от 25 июля 1962 года1следует прийти к выводу, что новый закон весьма расширил понятие особо опасного рецидивиста и поэтому обратной силы неимеет.

Это положение нам представляется бесспорным и должно быть правильно понято практическими работниками, тем более,что на повестке дня стоит вопрос о единообразном определении понятия особо опасного рецидивистав общесоюзном масштабе.

Будущий общесоюзный закон, определяя понятие особо опасного рецидивиста, может в какой-то части расширить это понятие, в другой части сузить. И тогда при сопоставлении общесоюзного закона с соответствующими законами союзных республик будут возникать коллизии, подобные тем, о которых сказано выше. Решать их надо исходя из общих принципов применения уголовного закона.

<< | >>
Источник: М.И. Блум, А.А. Тилле. Обратная сила закона. Действие советского уголовного закона во времени. Юридическая литература, Москва - 1969. 1969

Еще по теме § 4. ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНОВ ОБЩЕЙ ЧАСТИ СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА:

  1. § 3. Действие уголовного закона во времени
  2. ЭВОЛЮЦИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЙ И ЮРИДИКО-ПОЗИТИВИСТСКИЙ подходы
  3. § 1. Способы защиты гражданских прав
  4. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В КОНСТИТУЦИЯХ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВАХ НА ПРИМЕРЕ РОССИИ И ГЕРМАНИИ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) Т. В. Сычевска
  5. Приложение D Стенограмма симпозиума «Уголовная ПОЛИТИКА И БИЗНЕС» (Москва, НИУ ВШЭ, 08.12.2011)
  6. 1. Принципы действия уголовных законов Союза ССРи союзных республик в пространстве в истории советского уголовного законодательства
  7. 2.1. Сущностные свойства (качества) уголовного наказания
  8. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  9. § 3. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ
  10. § 1. ЗАКОНОДАТЕЛЬИ ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНА
  11. А. Пределы действия ст. 6 Основ уголовного законодательства и условное осуждение
  12. § 4. ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНОВ ОБЩЕЙ ЧАСТИ СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА
  13. §5.ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНОВ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -