<<
>>

Туманов Геннадий Анисимович (1933-1997)

доктор юридических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, почетный работник МВД СССР

Биографическая справка.

Геннадий Анисимович Туманов родился 19 ноября 1933 г. В период с 1954 по 1961 г. Г. А. Туманов обучался на юридическом факультете Ленинградского государственного университета, совмещая учебу со служебной деятельностью в органах МВД СССР. После окончания университета Геннадий Анисимович решил посвятить себя научной и педагогической деятельности.

Г. А. Туманов был одним из крупных организаторов науки в высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях МВД СССР. В течение многих лет он занимал должности начальника научно- исследовательского отдела Академии МВД СССР, заместителя начальника Всесоюзного института повышения квалификации МВД СССР, начальника кафедры административного права Академии МВД СССР. С 1995 г. находился в должности проректора и первого проректора по научной работе Московской государственной юридической академии.

Научную деятельность Г. А. Туманова условно можно разделить на два этапа. Если первоначально ученый уделял основное внимание разработке фундаментальных проблем уголовно-исполнительного (исправительно­трудового) права и криминологии, то затем Геннадий Анисимович сконцентрировался на рассмотрении проблем, связанных с деятельностью органов МВД и исправительно-трудовых учреждений с позиции государственного управления.

Г. А. Туманов неоднократно принимал участие в разработке проектов нормативно-правовых актов. Является автором более чем 140 научных трудов[451].

Г. А. Туманов умер 1 апреля 1997 г.

Основные труды

Туманов Г. А. Режим лишения свободы по советскому исправительно­трудовому праву: общие вопросы: дис. . канд. юрид. наук. - М., 1964.

Туманов Г. А. Теоретические проблемы научной организации управления в органах внутренних дел: дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 1974.

Петров С. М., Туманов Г. А. О двух стратегиях реформирования уголовно-исполнительной системы // Государство и право. - 1995. - № 7. - С. 102-109.

Туманов Г. А. К вопросу о роли режима лишения свободы в достижении целей уголовного наказания // Изучение и предупреждение преступности. - 1968. - Вып. 8. - С. 192-204.

Туманов Г. А. Лишение свободы как вид наказания в советском уголовном праве // Труды Высшей школы МВД СССР. - 1969. - Вып. 24. - С. 88-105.

Туманов Г. А. Принципы исправления и перевоспитания осужденных // Вопросы борьбы с преступностью. - 1967. - № 9. - С. 36 - 49.

Пенитенциарные идеи в научном наследии Г. А. Туманова

Как уже отмечалось, научный путь Геннадия Анисимовича Туманова условно может быть поделен на два этапа. На первом этапе (1964-1970 гг.) ученый концентрировался исключительно на проблемах связанных с функционированием исправительных учреждений, достижением целей уголовного наказания. На втором этапе - после - 1970 г. - основные труды Г. А. Туманова касаются прежде всего вопросов эффективности функционирования органов внутренних дел, путей и способов ее повышения.

Любопытно, что квинтэссенцией пенитенциарных идей ученого можно считать написанную им в 1995 г. в соавторстве с С. М. Петровым статью «О двух стратегиях реформирования уголовно-исполнительной системы». В данной статье анализируется советская пенитенциарная практика, выделяются ее достоинства и недостатки, предлагается авторский взгляд на стратегию реформирования уголовно-исполнительной системы России.

В частности отмечается, что исправительно-трудовая система Советского государства с ее главной ориентацией на масштабный

принудительный труд, пренебрежение правами человека, всестороннее подчинение личности искусственно созданным псевдоколлективам осужденных, в которых к тому же фактически господствовала субкультура преступного сообщества, и установкой на целительную силу политико- идеологического воздействия, по сути, представляла собой систему исполнения уголовных наказаний, характерную для тоталитарных государств.

Без и вне тоталитаризма эта система естественным образом утрачивает свои первоосновы и становится нежизнеспособной, поэтому при первых же шагах в сторону децентрализации государственного управления, демократии и гласности потребовались серьезные меры по коренной реконструкции отечественных пенитенциарных структур.

К середине 90-х гг. ХХ в. уже можно говорить о том, что в России созданы законодательные предпосылки и предприняты соответствующие организационные меры по гуманизации условий отбывания наказания. Гуманизация в сфере исполнения уголовных наказаний проявилась прежде всего в том, что прекратили свое существование специальные комендатуры для содержания условно осужденных и условно освобожденных, в которых осуществлялось принудительное привлечение к труду, и лечебно-трудовые профилактории, осуществляющие принудительное лечение от наркомании и алкоголизма. Причем целесообразность этой акции, по мнению Г. А. Туманова, далеко не бесспорна.

В результате основной задачей уголовно-исполнительной системы стало исполнение уголовного наказания в виде лишения свободы, которое достаточно органично наполняется близким по механизму реализации предварительным заключением. Таким образом, фактически в своем сегодняшнем виде уголовно-исполнительная система представляет собой, прежде всего, места лишения свободы.

Однако ученый отмечал, что в 90-е гг. ХХ в. в нашей стране подверглось коррекции не только внешнее наполнение пенитенциарной системы. Ее внутреннее функционирование также существенно изменилось. Созданные и долгие годы развивающиеся как основанные на уголовной репрессии учреждения принудительного труда современные колонии и тюрьмы быстро лишаются этой определяющей характеристики. Уже первые шаги к рынку сломали устойчивость производственной базы и самой экономики исправительно-трудового комплекса. В настоящее время она утратила свою эффективность. Создаваемая десятилетиями уникальная в мировой практике пенитенциарная структура разрушается. Уже нельзя вести речь о привычной прибыльности или хотя бы самоокупаемости исправительных учреждений.

В связи с этим все расходы на их содержание тяжким бременем ложатся на федеральный бюджет.

В то же время на фоне декларируемых и отчасти проводимых мер по гуманизации произошло значительное ужесточение условий содержания осужденных за счет усиления локальных требований режимного характера и

создания разного рода внутренних изолированных участков. Им отмечалось, что сложился некий переходный тип исправительного учреждения, своего рода гибрид колонии в ее привычном для нас понимании и тюрьмы[452].

При этом в силу обстоятельств объективного характера существующие колонии начинают движение в сторону типичной тюремной организации. В ее основе лежат гарантированные самим устройством тюрьмы и тюремной атрибутикой условия изоляции и безопасности. Труд там занимает подчиненное положение, ограничен возможностями, которые не противоречат назначению этих учреждений.

Исходя из этого Г. А. Туманов полагал, что если бы не дефицит средств и стремление сохранить прежние структуры, то, скорее всего, уже сегодня могло бы начаться массовое переоборудование колоний в тюрьмы, что, видимо, все равно рано или поздно в той или иной мере придется осуществлять.

На взгляд Геннадия Анисимовича, происходящие до сих пор (по состоянию на 1995 г.) реформы уголовно-исполнительной системы носили явно приспособительный характер и осуществлялись как вынужденное оперативное ситуативное реагирование на изменения в обществе и государстве. Это касается как мер по гуманизации отбывания наказания, последовавших за массированной кампанией общественной критики в середине 80-х гг. и вызванных необходимостью отреагировать на требования международно-правовых актов по правам человека, так и общей переориентации системы на превентивные цели с закономерной деградацией экономики исправительно-трудовых учреждений[453].

Г. А. Туманов полагал, что сегодняшняя структура уголовно­исполнительной системы с ее жестким федеральным подчинением не является оптимальной. Обособление данной системы от реформируемого общества в лице субъектов федерации и органов местного самоуправления крайне нежелательно с точки зрения самой природы ресоциализационной направленности пенитенциарной практики[454].

Нельзя не учитывать тот факт, что, несмотря на единство организационной структуры, условия отбывания наказания в виде лишения свободы в учреждениях одного вида, но находящихся в различных климатических условиях будут существенным образом различаться. В некоторых случаях определяющими здесь могут стать и субъективные факторы, например, личность начальника конкретного учреждения, опыт его практической работы и т. д.[455]

По мнению ученого, действующая Конституция РФ не случайно не отнесла вопросы исполнения уголовных наказаний к исключительной компетенции Российской Федерации, оставив за федеральным центром лишь монопольное право на утверждение уголовно-исполнительного законодательства (п. «о» ст. 71 Конституции РФ). Он отмечал, что в данной ситуации речь не может идти о досадной ошибке разработчиков Конституции РФ, которая не была вовремя замечена и исправлена в ходе ее обсуждения и принятия. В новом Основном законе сознательно изложены принципиально новые ориентиры реформы уголовно-исполнительной системы, которые до сих пор не были восприняты и не реализовывались соответствующими властными структурами. При разнообразии внутри российской государственности нет оснований для жесткой унификации форм организации исполнения уголовных наказаний[456].

Однако указывал, что прямое следование требованиям Конституции РФ без определенных организационных регулирующих мер способно вызвать сегодня ситуацию неконтролируемого развала имеющегося уголовно-исполнительного комплекса. В частности, существенная неравномерность распределения мест лишения свободы по регионам может вызвать массовое закрытие одних и необходимость скорейшего открытия других. Кроме того, в противовес практике централизованного распределения осужденных по исправительно-трудовым учреждениям может появиться проблема «своих и чужих» осужденных, то есть тех, которые могут или не могут, по мнению региональных властей, отбывать наказания в исправительных учреждениях данного региона.

Вместе с тем в данном случае не стоит опасаться возможной раскоординации работы уголовно-исполнительной системы.

Несмотря на предполагаемую предельно широкую ее децентрализацию, эта система все же вряд ли должна, да и не способна, утратить свое единство, а значит, все равно потребуется координационный, методический федеральный центр. Он будет регулировать и координировать пенитенциарную практику на местах, обеспечивать международные связи пенитенциарной системы с соответствующими международными, межгосударственными и общественными организациями, обобщать опыт, осуществлять практическую помощь, оказывать содействие в ликвидации чрезвычайных ситуаций, по согласованию с регионами разрабатывать и реализовывать федеральные программы ресоциализации осужденных и совершенствование уголовно­исполнительной системы, осуществлять подготовку, переподготовку и повышение квалификации кадров и т. д.

Кроме того, существует целый ряд категорий осужденных (иностранцы, лица без гражданства, без определенного места жительства,

лидеры организованной преступности и иные), в отношении которых регионами наверняка будет поставлен вопрос об отбывании ими наказания в особых федеральных учреждениях. Таким образом, возникает необходимость в создании соответствующей федеральной управленческой структуры, но лишь по соглашению с регионами[457].

Г. А. Туманов констатировал, что сегодня намечены две ведущие стратегии реформы существующей пенитенциарной системы России: одна, которая реализуется в действительности и направлена на максимально возможную консервацию имеющихся структур. Другая вытекает из требований Конституции РФ и предполагает их радикальное «разгосударствление» и реформирование. Чем быстрее заработает вторая стратегия реформы, тем быстрее будут созданы пенитенциарные учреждения современного типа[458].

Завершая анализ пенитенциарных идей в трудах Г. А. Туманова, нельзя не отметить, что многие высказанные им замечания и предложения относительно развития системы исполнения уголовных наказаний в современной России носят далеко не бесспорный, но, несомненно, уникальный характер.

С одной стороны, ученый вполне справедливо обращает внимание на то, что, несмотря на пересмотр самой стратегии исполнения наказаний, приятие ряда обязательств, связанных в том числе с обеспечением прав и свобод человека и гражданина в местах лишения свободы, необходимых ни структурных, ни функциональных изменений в деятельности учреждений исполнения наказаний по сравнению с предшествующим периодом не произошло. Хотя действующий Уголовный кодекс предусматривает довольно широкий спектр уголовных наказаний, по сути, сегодняшняя уголовно-исполнительная систем все еще остается системой мест лишения свободы.

Советский опыт в современных условиях малоэффективен. Производства, находящиеся на территории исправительных учреждений, по большому счету, так и не смогли вписаться в новые экономические схемы, поэтому содержание мест лишения свободы легло тяжким бременем на федеральный бюджет. Решить эту проблему Г. А. Туманов предлагал путем делегирования соответствующих полномочий субъектам Российской Федерации.

С другой стороны, трудно предвидеть все возможные негативные последствия такого делегирования. Сам ученый также справедливо отмечает, что в такой ситуации естественным образом может возникнуть проблема «своих и чужих» осужденных. Ссылка же на то, что, несмотря на единство организационной структуры, условия отбывания наказания в виде лишения

свободы в учреждениях одного вида, но находящихся в различных климатических условиях существенным образом различаются, и что в некоторых случаях определяющими могут быть даже не они, а некие субъективные факторы, например, личность начальника конкретного учреждения, опыт его практической работы и т. д., представляется нам весьма слабым аргументом. Должны ли мы менять структуру уголовно­исполнительной системы по мере изменения ее кадрового состава или необходимо добиваться безусловного соблюдения принципов равенства и законности, независимо от того, где именно находится исправительное учреждение, и кто им руководит? Полагаем, что ответ очевиден. Однако альтернативные подходы к совершенствованию пенитенциарной практики, безусловно, важны и необходимы. Только разносторонний подход в реформировании уголовно-исполнительной системы может привести к качественному ее изменению.

2.17.

<< | >>
Источник: История пенитенциарной мысли: учебное пособие / под общей редакцией О. Ю. Ельчаниновой. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России,2018. - 350 с.. 2018

Еще по теме Туманов Геннадий Анисимович (1933-1997):

  1. Туманов Геннадий Анисимович (1933-1997)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -