<<
>>

Мелентьев Михаил Петрович (1931-2004)

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заслуженный работник МВД СССР, полковник внутренней службы

Биографическая справка.

Михаил Петрович Мелентьев родился в Перми, где впоследствии работал в ряде исправительных учреждений. В 1962 г. окончил юридический факультет Высшей школы МВД СССР (г. Москва). С 1984 по 1994 гг. занимал должности заместителя и первого заместителя начальника Института повышения квалификации руководящих работников ИТУ МВД СССР (г. Киев). В октябре 1994 г. возглавил кафедру уголовно-исполнительного права и криминологии Рязанского института права и экономики МВД СССР, с 2001 г. - профессор кафедры уголовно­исполнительной политики и права Академии права и управления Минюста России (Академии ФСИН России).

Сферу научных интересов М. П. Мелентьева составляли проблемы уголовного и уголовно-исполнительного права, пенологии и пенитенциарной криминологии. Наиболее весомый вклад был внесен им в разработку теории функций, принципов и структуры уголовно-исполнительного права, а также в теорию назначения наказаний.

Михаил Петрович принимал участие в разработке проекта Уголовно- исполнительного кодекса Российской Федерации, Модельного уголовно- исполнительного кодекса для стран - членов Содружества Независимых Государств, проектов ряда федеральных законов в сфере регулирования исполнения уголовных наказаний. Им лично и в составе авторских коллективов было опубликовано более двухсот научных работ[432].

Михаил Петрович Мелентьев умер 15 декабря 2004 г.

Основные труды

Мелентьев М. П. Вопросы повышения эффективности исправительно- трудовых учреждений // Проблемы борьбы с рецидивной преступностью и задачи органов МВД СССР: Сб. тр. - М.: МВД СССР, 1968. - С. 361-369.

Мелентьев М. П. Обеспечение реализации уголовно-правовой кары - функция исправительно-трудового права // Проблемы юридической ответственности и исполнения наказания в свете Конституции СССР. - Рязань, 1981. - С. 56-68.

Мелентьев М. П. Функции исправительно-трудового права и механизм их осуществления. Проблемы совершенствования исправительно-трудового законодательства и деятельности органов, исполняющих наказания. - М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1981. - 132 с.

Мелентьев М. П. Классификация осужденных к лишению свободы и вопросы назначения им вида исправительного учреждения // Российский следователь. - 2002. - № 3. - С. 28-33.

Мелентьев М. П. Проблемы выражения и закрепления в уголовно- исполнительном законодательстве политической и воспитательной функций права // Правовые и организационные основы исполнения уголовных наказаний. - М., 1991. - С. 53-60.

Мелентьев М. П. Проблемы разработки уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации // Человек: преступление и наказание. - 1995.

- № 2. - С. 15-20.

Мелентьев М. П. Некоторые вопросы повышения эффективности исправительно-трудового воздействия в колониях общего режима // Сборник статей адъюнктов и соискателей. - М., 1966. - С. 185-189.

Мелентьев М. П. Проблемы разработки уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации // Человек: преступление и наказание. - 1995.

- № 2. - С. 20-24.

Пенитенциарные идеи в научном наследии М. П. Мелентьева

Будучи сотрудником уголовно-исполнительной (исправительно­трудовой) системы, М. П. Мелентьев не понаслышке знал о тех проблемах и трудностях, которые возникают в процессе исполнения уголовных наказаний. Поэтому первые его научные работы носят ярко выраженный прикладной характер.

Ученый обращается к вопросам эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы, определения ее критериев. М. П. Мелентьев приходит к выводу о том, что проблемы и трудности, с которыми сталкивается советская исправительно-трудовая система, в том числе проблемы недостаточной правовой регламентации ее деятельности, имеют глубокие корни, связанные с неполным пониманием сущности уголовно- исполнительного права, размытости границ между уголовно-

процессуальным, уголовным и уголовно-исполнительным правом, поэтому в дальнейшем он концентрируется именно на решении данной проблемы.

Михаил Петрович исследует структуру уголовно-исполнительного (исправительно-трудового права), систему его принципов и функций.

Относительно эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы ученый пишет о том, что поскольку само слово «эффективность» означает действенность, то и о действенности того или иного явления можно судить по степени достижения им конкретной цели, которая отражает существо данного явления. Таким образом, об эффективности (действенности) наказания можно говорить только тогда, когда наказание в чем-то себя проявляет, то есть действует в плане достижения целей общей или частной превенции, в достижении цели исправления и перевоспитания осужденных.

Под эффективностью исполнения наказания в виде лишения свободы, по мнению М. П. Мелентьева, следует понимать получение оптимальных результатов при достижении целей наказания с учетом рациональной организации карательно-воспитательного воздействия на осужденных в пределах установленных в приговоре суда сроков наказания.

Немаловажное значение имеет правильное определение содержания критерия эффективности исполнения наказания.

К критерию эффективности в данной области должны предъявляться следующие требования:

1) для удобства в практике он должен выражаться количественно;

2) должен быть чувствителен («критичен») к изменению параметров, характеризующих операцию;

3) должен измеряться сравнительно устойчивой величиной;

4) должен быть достаточно прост.

На взгляд М. П. Мелентьева, в качестве основного критерия эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы выступает поведение осужденного после освобождения от наказания. Существует ряд показателей, которые могут позволить оценить перспективы поведения осужденных еще в период отбывания ими наказания, в частности: процент лиц, совершивших преступление в период отбывания наказания; процент нарушителей дисциплины к списочному составу осужденных; процент освобожденных, не получивших специальности; процент осужденных, не посещающих школу и не выполняющих нормы выработки[433].

В одной из своих первых научных работ - «Некоторые вопросы повышения эффективности исправительно-трудового воздействия в колониях общего режима» - М. П. Мелентьев писал о том, что результаты исследования эффективности исполнения наказания в отношении лиц,

впервые осужденных к лишению свободы, свидетельствуют о том, что наибольший процент рецидива попадает на лиц, отбывающих наказание в колониях общего режима.

Это обусловлено следующими основными причинами:

1) в колониях усиленного режима в большей степени проявляется принцип индивидуализации отбытия наказания;

2) в колониях усиленного режима большинство осужденных имеют длительные сроки лишения свободы, что является предпосылкой для создания стабильных коллективов осужденных (причем не только в силу срока наказания, но и по форме вины, поскольку абсолютное большинство тяжких преступлений совершается умышленно). Наличие такой стабильной общности позволяет лучше организовать процесс исправительно-трудового воздействия[434].

При этом социальной задачей наказания, очевидно, является исправление и воспитание осужденных, но не перевоспитание, ибо в условиях лишения свободы это сделать невозможно, а при исполнении краткосрочных наказаний и наказаний, не связанных с лишением свободы, такую задачу ставить просто некорректно[435].

Основной целью исполнения наказаний является ресоциализация осужденных, то есть стимулирование становления их на жизненную позицию, отвечающую конституционным нормам, устанавливающим права, свободы и обязанности граждан[436].

В своих работах М. П. Мелентьев затрагивал проблему эффективности воспитательного воздействия на осужденных к небольшим срокам лишения свободы (так называемых «краткосрочников»). Он писал о том, что за короткий срок отбывания наказания (один год и менее) не только трудно исправить и перевоспитать заключенного, но и невозможно изучить его. Все это, однако, не дает основания утверждать, что краткие сроки лишения свободы не нужны.

...Проблему «краткосрочников» в какой-то мере можно решить, определив для отбывания ими наказания специальные исправительно-трудовые учреждения, которые необходимо иметь в каждой области и в которых следует установить специальный режим и систему воспитательного воздействия[437].

Также в колониях общего режима целесообразно содержать раздельно лиц, совершивших преступление умышленно и по неосторожности, что позволит устранить вредное влияние одной категории осужденных на другую. Необходимо исключить возможность направления в колонии общего режима неоднократно судимых лиц[438].

До тех пор пока не будет решен вопрос о создании специальных колоний для лиц, совершивших преступление по неосторожности, целесообразно содержать их в колониях-поселениях[439].

Уже в 2000-е гг. М. П. Мелентьев вновь возвращается к вопросам эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы, путем к повышению которой ему по-прежнему видится необходимость использования более сложной классификации осужденных к лишению свободы, учета дифференциации осужденных, как при назначении уголовного наказания, так и при определении типа исправительного учреждения, в которое направляется для отбывания наказаний конкретный правонарушитель.

Поскольку основной целью исполнения наказания является ресоциализация осужденных, классификация осужденных к лишению свободы и их раздельное содержание должны основываться не на уголовно­правовой характеристике виновных, а в основном на пенитенциарных и психолого-педагогических признаках[440].

Ученый подчеркивал, что для исправительного воздействия весьма важное значение имеет пенитенциарный рецидив, который не учитывается при определении вида исправительного учреждения. Поэтому исходя из понятия уголовно-правового рецидива нередко лица, неоднократно отбывавшие наказание в виде лишения свободы, отбывают очередное наказание в колониях общего режима или в колониях поселениях, оказывая отрицательное влияние на впервые осужденных к лишению свободы.

В то же время известно, что личность преступника не исчерпывает себя фактом совершения преступления, снятием или погашением судимости. Процесс ресоциализации предусматривает не только дифференцированный подход по отношению к отдельным группам, но и индивидуальный подход к каждому

осужденному. Вполне очевидно, что ресоциализация осужденных требует совершенно иных оснований, предусматривающих раздельное содержание осужденных к лишению свободы[441].

В своих трудах М. П. Мелентьев также затрагивал вопросы определения сущности и содержания уголовного наказания. Он писал о том, что если сущностью наказания выступает не конкретизированная кара, то содержание наказания по своему характеру и элементному составу гораздо богаче и конкретнее сущности наказания. Если сущность стабильна, едина, то содержание противоречиво и изменчиво, поэтому в содержание наказания необходимо включать не только нормы режима, имеющие непосредственно карательный характер, но и нормы режима, содержащие средства исправления и перевоспитания осужденных[442].

При этом необходимо разграничивать режим отбывания наказания и режим исполнения наказания. Если первый представляет собой установленные нормами исправительно-трудового права порядок и условия отбывания наказания, определяющие его содержание, обеспечивающие реализацию уголовно-правовой кары и применение мер исправительно­трудового воздействия в отношении осужденных, то второй есть установленный законодательством порядок деятельности исправительно- трудовых учреждений и других органов, исполняющих уголовные наказания[443].

Хотя значительная часть «научного пути» Михаила Петровича связана с исследованием способов повышения эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы, наибольший вклад ученый внес в теоретическую и методологическую разработку структуры и функций исправительно­трудового (уголовно-исполнительного) права.

Необходимо отметить, что его взгляд на систему функций отечественного уголовно-исполнительного (исправительно-трудового) права со временем претерпел некоторые изменения.

На первоначальном этапе М. П. Мелентьев писал о том, что система функций исправительно-трудового права включает в себя две группы функций: межотраслевые функции, присущие также уголовному и уголовно­процессуальному праву и специфические отраслевые функции, свойственные только исправительно-трудовому праву. Ко второй группе можно отнести

функции: выражения, закрепления и реализации советской исправительно­трудовой политики; обеспечения организации исполнения уголовного наказания; установления и реализации правового статуса субъектов карательно-воспитательного воздействия; обеспечения реализации уголовно­правовой кары; исправительно-воспитательную; предупреждения совершения новых преступлений[444].

Далее он отмечает, что функции исправительно-трудового права с некоторой условностью возможно поделить на юридические и социально- правовые. Система специфических функций исправительно-трудового права выглядит следующим образом: функция закрепления и выражения исправительно-трудовой политики; функция социально-правового контроля; педагогическо-воспитательная функция; функция обеспечения прав осужденных и исполнения ими своих обязанностей; функция профилактики правонарушений; функция регулирования порядка и условий отбывания наказания; функция регулирования применения к осужденным мер исправительно-трудового воздействия; функция регулирования порядка деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовное наказание; функция регулирования участия общественности в исправлении и перевоспитании осужденных[445].

В завершенном виде система функций исправительно-трудового права у М. П. Мелентьева состоит из функций двух групп: социально-политических и специально-юридических. К первой группе относятся функции выражения, закрепления и реализации советской исправительно-трудовой политики, а также выражения и реализации социальной политики в процессе исправления и перевоспитания осужденных. Ко второй группе - функции установления и конкретизации правового статуса субъектов карательно- воспитательного процесса; установления и закрепления системы мер исправительно-трудового воздействия на осужденных; обеспечения организации исполнения наказания и применения мер исправительно­трудового воздействия; конкретизации уголовно-правовой кары; обеспечения предупреждения правонарушений как со стороны лиц, отбывающих уголовное наказание, так и со стороны иных лиц. Две последние функции являются производными охранительной функции права, остальные - регулятивной[446].

В своих трудах ученый затрагивал и вопросы реализации функций исправительно-трудового права. По его мнению, под механизмом реализации

функций исправительно-трудового права необходимо понимать взятую в единстве совокупность юридических средств (правовых норм и институтов, правоотношений, правоприменительных актов), а также деятельности правоприменительных органов, исполняющих наказание, и достигаемых ими результатов, при помощи которых осуществляется процесс претворения норм исправительно-трудового права в жизнь[447].

Однако М. П. Мелентьев обращался не только к различным аспектам функционирования исправительно-трудового права, но и к вопросу определения его структуры и принципов. По его мнению, структура исправительно-трудового права представляет собой обусловленное социальным назначением объединение на различных уровнях с помощью системообразующих связей в единое целое правовых норм и институтов, осуществляющих воздействие на общественные отношения, возникающие в процессе исполнения и отбывания уголовного наказания. Главной особенностью норм исправительно-трудового права является то, что большинство из них представляют собой нормативные предписания, а не нормы права в их «чистой» трехчленной структуре[448].

В порядке рабочей гипотезы он формулирует следующие принципы уголовно-исполнительного права:

- ресоциализация осужденных осуществляется путем карательно- воспитательного воздействия, организуемого с соблюдением норм уголовно- исполнительного законодательства и международных стандартов обращения с осужденными;

- правоограничения лиц, отбывающих наказание, определяются только законом;

- осужденный имеет право на личную безопасность и защиту человеческого достоинства;

- персонал учреждений и органов, исполняющих наказание, имеет право на социальную защиту и личную безопасность;

- социально-экономическая и психолого-педагогическая обусловленность норм уголовно-исполнительного законодательства;

- дифференциация и индивидуализация карательно-воспитательного воздействия на осужденных основывается на справедливости уголовной ответственности;

- осуществляется постпенитенциарная опека лиц, отбывших наказание;

- в ресоциализации осужденных и постпенитенциарном воздействии на лиц, отбывших наказание, участвуют общественность, благотворительные и религиозные организации[449].

М. П. Мелентьев критиковал формулировку принципов уголовно- исполнительного законодательства, содержащуюся на тот момент в проекте УИК РФ, а ныне отраженную в ст. 8 данного нормативно-правового акта. На взгляд ученого, половина этих принципов являются повторением принципов уголовного законодательства. Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний конкретизирует принцип справедливости уголовного наказания. Принципы рационального применения мер принуждения, средств исправления и стимулирования правопослушного поведения и соединения наказания с исправительным воздействием явно относятся к мерам воспитательного воздействия, так как не содержат правовых начал.

Исходя из указанного принципы уголовно-исполнительного законодательства, по его мнению, следовало бы сформулировать в такой редакции: «Уголовно-исполнительное законодательство основывается на общепризнанных принципах законности, равенства граждан перед законом, справедливости и гуманизма, а также на соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов осужденных с ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным федеральным законодательством; дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний».

При этом законность следует рассматривать как устойчивое состояние уголовно-исполнительных правоотношений, когда правонарушения своевременно вскрываются и пресекаются. ... принятое определение законности как неуклонного и точного соблюдения законов не раскрывает ее существа, так как сама по себе правоприменительная деятельность - это еще не законность. Она, скорее, является носителем законности, но не ее содержанием[450].

Анализ трудов М. П. Мелентьева позволяет сделать однозначный вывод об огромном вкладе ученого в разработку теории уголовно- исполнительного права. Многие сформулированные им выводы и предложения не теряют своей актуальности и по сей день и оказываются

весьма востребованными не только юридической наукой, но и правоприменительной практикой.

2.16.

<< | >>
Источник: История пенитенциарной мысли: учебное пособие / под общей редакцией О. Ю. Ельчаниновой. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России,2018. - 350 с.. 2018

Еще по теме Мелентьев Михаил Петрович (1931-2004):

  1. Мелентьев Михаил Петрович (1931-2004)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -