<<
>>

ЛЕКЦИЯ 7 МЕДИЦИНА XIX ВЕКА

ПЛАН ЛЕКЦИИ

1. Общая характеристика эпохи промышленного капитализма. Развитие естествознания и теоретической медицины в этот период.

2. Великие естественно-научные открытия конца XVIII - начала XIX века (закон сохранения и превращения энергии, теория клеточного строения живых организмов, эволюционное учение) и их роль в развитии медицины.

3. Борьба двух направлений в патологии. Гуморальная теория Рокитанского и теория целлюлярной патологии Вирхова.

4. Величайшие открытия Л. Пастера и их значение для дальнейшего развития микробиологии. Изучение защитных сил организма и создание теории иммунитета.

5. Открытие антисептики, асептики и наркоза и их роль для дальнейшего развития хирургии.

6. История борьбы с кровотечением. Научное обоснование учения о переливании крови.

7. Дальнейшее развитие физиологии и экспериментальной медицины на рубеже 19 и 20 веков.

Во второй половине 18 века капиталистическое производство в развитых буржуазных странах Западной Европы столкнулось с несовершенством технической базы мануфактуры, и это создало предпосылки для перехода к новому этапу развития капитализма - крупному фабричному производству с использованием машин. Потребность в техническом перевооружении промышленности дала мощный стимул для развития техники и естествознания.

Научные идеи, которые зародились в эпоху Французской буржуазной революции, оказали огромное влияние на все последующее развитие медицинских наук Нового времени.

Определяющее значение для развития медицины имели великие естественно-научные открытия конца 18 - первой половины 19 века. Среди них важнейшими являются три основных открытия:

• закон сохранения и превращения энергии

• теория клеточного строения живых организмов

• эволюционное учение Дарвина.

Эти три великих открытия объясняли все основные процессы в природе естественными причинами. С их помощью в природе была раскрыта всеобщая связь явлений, что способствовало развитию диалектического взгляда на природу. Таким образом, к концу 60-х годов 19 века в естествознание прочно вошла идея развития, которая явилась научной основой для формирования диалекти

ко-материалистического понимания мира.

Одним из наиболее выдающихся достижений 19 века было открытие закона сохранения и превращения энергии. Этот закон впервые показал взаимосвязь независимо существовавших в сознании человека природных явлений (механической работы, теплоты, электричества, химических процессов), объединив их понятием ’’энергия” (т.е. способность совершать работу).

В 1841 г. немецкий врач Роберт Майер, работая на о. Ява, заметил, что при кровопускании у туземцев венозная кровь похожа на артериальную и имеет более красный цвет, чем у жителей умеренных широт (позднее он вспоминал, что при первом кровопускании испугался, что по ошибке вскрыл артерию). Майер объяснил это тем, что у местных жителей кровь содержит больше кислорода, т.к. окислительные процессы в тропиках протекают менее интенсивно и в условиях высокой температуры внешней среды организм отдает меньше тепла. На основании своих наблюдений он поставил вопрос о необходимости изучения теплового баланса в животном организме в связи с энергетическим балансом природы и указал на связь между механической работой и теплотой.

Расчетным путем Майер (и почти одновременно с ним английский физик Джеймс Джоуль) установили зависимость между количеством теплоты и механической работы, которая получила название “механический эквивалент теплоты”. Таким образом, Майером впервые был открыт и подтвержден экспериментально закон сохранения и превращения энергии. Так как он был установлен на биологической модели, можно было говорить о том, что он распространяется не только на физико-химические процессы, но и на процессы жизнедеятельности.

Открытие закона сохранения и превращения энергии в биологии и медицине явилось событием огромной важности, т.к. он имел принципиально важное значение для изучения обмена веществ в животном организме.

Бурное развитие естествознания в конце 18 века привело к тому, что на рубеже 18 - 19 веков возникла новая наука - биология как совокупность наук о живой природе. Этому способствовало второе крупнейшее открытие в естествознании - создание клеточной теории строения организмов, которая принципиально изменила многие представления о процессе возникновения и роста организмов.

Хотя заслуга создания клеточной теории обычно приписывается немецким ученым Шлейдену и Шванну, на самом деле клеточное учение явилось результатом коллективной работы ученых различных стран. Клетки растений были описаны учеными давно, еще в 17-18 веках. Растительная клетка тогда представлялась пузырьком с жидкостью, между содержимым и оболочкой которого не существует никакой внутренней связи. Развитие микроскопии и систематические микроскопические исследования тканей живых организмов способствовали огромному накоплению фактических данных в области клеточного строения.

Первым сформулировал положение о клетке как основном структурном элементе растений и животных французский ученый Франсуа Распайль в 1825 г., а через 5 лет после него, в 1830 г. английский ботаник Роберт Броун открыл клеточное ядро. Позднее Шлейден и Шванн присвоили идеи Распайля и его наблюдения, но сознательно замалчивали его имя, т.к. он был революционером. Шлейден прямо писал: “Цитировать Распайля несогласно с достоинством науки”.

В 1834 г. русский ученый, врач, профессор ботаники Павел Федорович Горяни- нов, а вслед за ним, в 1837 г. чешский ученый Ян Пуркинье обосновали клеточное строение живых организмов. Пуркинье первым применил термин “протоплазма”, увидел нервные клетки в сером веществе головного мозга, названные впоследствии его именем, и описал волокна проводящей системы сердца (волокна Пуркинье).

И только в 1839 гг. немецкие ученые Матиас Шлейден и Теодор Шванн обобщили исследования своих предшественников и сформулировали в общих чертах клеточную теорию строения живых организмов. На этой основе в 19 веке возникли новые направления в медицине - цитология, изучающая тонкое строение клетки, а также микроскопическая анатомия и.эмбриология.

Создание клеточной теории имело огромное значение для дальнейшего развития медицины, т.к. она дала ключ к изучению законов строения и развития различных органов и тканей. Однако возникал другой вопрос: если все многоклеточные организмы - как растения, так и животные, включая человека - по закону клеточного деления вырастают каждый из одной клетки, то откуда же проистекает бесконечное разнообразие этих организмов? На этот вопрос ответ дало третье великое открытие - теория развития (эволюции), создание которой было подготовлено всем ходом предыдущего развития естествознания. Эта теория сформировала представления о происхождении органического мира, многообразии организмов и их приспособленности к условиям существования.

Первым основу эволюционного учения заложил шведский врач и натуралист Карл Линней. Он написал книгу “Система природы”, которая вышла в свет в 1735 г. и переиздавалась при жизни автора 12 раз. В этом знаменитом труде он выделил “три царства природы” (растения, животные и минералы) и впервые предложил основы их классификации, т.е. каждое из царств разделил на классы, отряды, роды и виды. К. Линней первым отнес человека к классу млекопитающих (отряду приматов), что в то время требовало от ученого большой гражданской смелости.

На основе трудов К.Линнея в дальнейшем развивались эволюционные идеи ученых нескольких поколений. Первая теория эволюционного развития живых существ была сформулирована французским естествоиспытателем Жаном Ламарком. Основные положения своей теории он изложил в книге “Философия зоологии”, которая была издана в 1809 г. Занимаясь сравнительной анатомией животных, Ж. Ламарк впервые разделил их на позвоночных и беспозвоночных и первым ввел в науку эти понятия.

Но главной заслугой Ламарка было то, что он последовательно и логично обосновал целостное учение об историческом развитии органического мира, высказав гениальную догадку, которая предвосхитила новейшую теорию развития. Его учение было первой материалистической эволюционной теорией, суть которой заключалась в следующем: Ламарк пришел к убеждению, что между видами животных нет резких граней; виды не являются постоянными - они изменяются, приобретая новые свойства под влиянием внешней среды, и наследуют эти признаки.

Основной смысл теории Ламарка заключался в том, что главным он считал влияние окружающей среды на жизнь и форму организмов. Именно во влиянии окружающей среды Ламарк видел один из основных источников, вызывающих эволюцию живой природы, изменяющих существующие и порождающих новые виды.

Таким образом, Ламарк создал первую целостную теорию эволюции, на основе которой построил свое учение один из величайших биологов мира Чарльз Дарвин.

После окончания Кембриджского университета Дарвин в качестве натуралиста совершил кругосветное путешествие на корабле “Бигль”. Во время этой экспедиции он накопил многочисленные сведения о разнообразных явлениях в живой природе и взаимоотношениях между организмами.

Научное наследие Дарвина насчитывает более 8000 страниц. В 1859 г. вышел в свет его основополагающий труд под названием “Происхождение видов путем естественного отбора или сохранение избранных пород в борьбе за жизнь”. В нем Дарвин изложил основные положения своей теории, вошедшей в историю медицины и принесшей ему мировую славу.

Основываясь на огромном фактическом материале, Дарвин доказал эволюционное развитие органического мира. Он утверждал, что существующие на Земле животные и растения произошли от ранее распространенных видов в результате эволюции. Главными факторами эволюции Дарвин считал изменчивость, наследственность и естественный отбор в условиях “борьбы за существование”.

Величайшая заслуга Дарвина заключается в том, что он дал естественно-научное обоснование возникновению приспособительных признаков. Его эволюционное учение открыло новый, исторический подход к изучению закономерностей развития живой природы и способствовало дальнейшему развитию всех биологических наук.

В 1865 г. чешский ученый Грегор Мендель открыл законы наследственности, основные положения которых изложил в своем классическом труде “Опыты над растительными гибридами”. Это открытие стало серьезным научным обоснованием эволюционной теории, а сам Мендель - основоположником нового направления в биологии - генетики.

Свои наблюдения Мендель проводил в опытах по гибридизации двух сортов гороха в течение 10 лет и установил, что организмы содержат наследственные факторы, которые при скрещивании передаются потомству.

Мендель намного опередил науку своего времени, поэтому его исследования в то время не получили должной оценки и долго оставались в тени. Признание истинной роли этого величайшего открытия состоялось только лишь в начале 20 века и с этого времени ведет свое начало экспериментальная генетика - наука о наследственности и изменчивости организмов.

Важным этапом в развитии генетики явилось открытие гена и создание в 1911 г. хромосомной теории наследственности. Позднее, в середине 20 века, на ее основе будут развиваться новые направления в науке - молекулярная генетика и молекулярная биология.

Создание клеточной теории вызвало волну новых исследований в области гистологии, эмбриологии, патологической анатомии, экспериментальной медицины.

В 1828 г. немецкий химик и врач Фридрих Вёлер синтезировал мочевину из уксусной кислоты. Таким образом, он впервые произвел синтез органического соединения вне живого организма и в колбе получил органическое вещество из неорганического соединения. Это открытие нанесло сильный удар по метафизическим воззрениям на природу и подтвердило идею развития. Оно вскрыло несостоятельность витализма, представители которого рассматривали живую материю как абсолютно отличную от неорганического мира.

В середине 19 века началось бурное развитие учения об общей патологии. Оно проходило в борьбе двух направлений: гуморального (от лат. humor - влага, жидкость) и солидарного (от лат. solidus - плотный, твердый).

Ведущим представителем гуморального направления был венский патолог, чех по национальности Карл Рокитанский, основатель первой в Европе кафедры патологической анатомии. За свою жизнь он произвел более 30 000 вскрытий и подробно описал патологические изменения органов при различных заболеваниях. Его трехтомное “Руководство по патологической анатомии” выдержало 3 издания и было переведено на английский и русский языки.

В своих исследованиях Рокитанский развил старое гуморальное направление в патологии, известное еще врачам Древнегомира. Предрасположение к определенным патологическим процессам он связывал с различными состояниями жидкостей (соков) человеческого организма, а основной причиной болезненных явлений считал нарушения в составе этих жидкостей. Те патологоанатомические изменения органов и тканей, которые он видел при вскрытии, Рокитанский считал вторичными явлениями, возникшими в результате осаждения и отложения веществ из жидкостей организма. В то же время местный патологический процесс он рассматривал как проявление общего заболевания и считал болезнь общей реакцией организма, что явилось положительной стороной его концепции.

К концу 19 века гуморальная патология Рокитанского вступила в резкое противоречие с новыми фактическими данными. Изобретение микроскопа и широкое внедрение микроскопических исследований расширило возможности изучения морфологических изменений в организме в норме и патологии.

Научные принципы морфологического метода в патологии заложил немецкий врач Рудольф Вирхов. Руководствуясь теорией клеточного строения, он впервые применил ее при изучении больного организма и создал теорию целлюлярной (клеточной) патологии. Сущность ее сводилась к следующим положениям:

• жизнь целого организма есть сумма жизней автономных клеточных территорий

• материальным субстратом болезни является клетка (т.е. плотная часть организма, отсюда термин “солидарная ” патология)

• вся патология есть патология клетки.

Ясная и последовательная теория целлюлярной патологии Вирхова быстро получила всеобщее признание и оказала положительное влияние на дальнейшее развитие медицины. Р.Вирхов внес большой вклад в становление патологической анатомии как науки, он был избран почетным членом научных обществ и академий почти всех стран Европы.

Однако теория Вирхова не была лишена недостатков. Он переоценивал роль клетки, считая ее элементарной и автономной жизненной единицей, а организм сводил к простой сумме клеток и сравнивал его с клеточным государством.

Болезнь Вирхов считал чисто локальным процессом, местным изменением клеток организма. Он не понимал организм в его целостности и неразрывном единстве с окружающей средой.

Таким образом, некоторые положения целлюлярной теории противоречили учению о целостности организма. Еще при жизни Вирхова они были подвергнуты справедливой критике со стороны И.М.Сеченова, Н.И.Пирогова и других ученых. Тем не менее , в целом эта теория была большим шагом вперед по сравнению с теорией гуморальной патологии Рокитанского.

Несостоятельность теории клеточной патологии с ее крайними позициями особенно ярко стала проявляться в связи с возникновением во второй половине 19 века науки о микроорганизмах - микробиологии. Эта наука произвела переворот в медицине, биологии, в промышленности и сельском хозяйстве. Ее становление и первые важнейшие открытия связаны с деятельностью выдающегося французского ученого Луи Пастера, который по праву считается основоположником научной микробиологии. Роль открытий, сделанных Пастером, настолько велика, что историю микробиологии обычно делят на два периода - до Пастера и после Пастера.

Существование микроорганизмов, видимых только при сильном увеличении, было известно задолго до Пастера. Еще в 17 веке, вскоре после изобретения первых микроскопов, голландцем Левенгуком были открыты и описаны микроскопические существа, но о их роли в биологии и патологии в то время никто не подозревал. Даже Карл Линней, который в 18 веке разработал первую, достаточно полную для того времени классификацию всех видов животного и растительного мира, не захотел классифицировать мир микроорганизмов, называя их “хаосом”.

Задолго до открытий Пастера ученые разных стран высказывали предположения о том, что некоторые инфекционные заболевания вызываются специфическими микроорганизмами. Еще в 17 веке Роберт Бойль заметил, что “...природу заразных болезней поймет тот, кто объяснит природу брожения”.

Этим ученым стал Луи Пастер. По запросу винодельческой промышленности он в 1857 г. начал изучать процессы брожения. Целым рядом остроумных и точных опытов Пастер выявил зависимость брожения от специфических микробов и установил, что процесс сбраживания вина происходит вследствие жизнедеятельности находящихся в нем микроорганизмов. Различные виды брожения (молочно-кислое, спиртовое, масляно-кислое) он объяснял воздействием на среду различных микробов.

Значение этого открытия для экономики Франции было очень велико и принесло стране огромные прибыли. Но самой главной заслугой Пастера перед человечеством было то, что его открытия явились основой для развития медицинской микробиологии и борьбы с инфекционными заболеваниями.

Пастер установил , что свойства микробов меняются под влиянием температуры, высушивания и других внешних факторов. Используя эти свойства, он разработал метод изготовления и применения вакцин - препаратов, которые получают из микробов и используют для активной иммунизации против болезней животных и людей. В результате в 1881 г. им была создана вакцина против сибирской язвы, а в 1885 г. - против бешенства.

В 1885 г. Пастер организовал в Париже первую в мире антирабическую станцию, получившую название Пастеровской. Вторая Пастеровская станция была создана в России, в г.Одессе в 1886 г. русским ученым И.И.Мечниковым. Впоследствии такие станции были созданы в других городах России даже раньше, чем в других странах.

Большая роль в развитии микробиологии как науки принадлежит выдающемуся русскому ученому И.И.Мечникову, который вошел в историю медицины как создатель фагоцитарной теории иммунитета.

Эмпирически еще врачи древности отмечали у больных, переболевших инфекционными болезнями, невосприимчивость к этим болезням, однако объяснить это явление в те времена они могли только сверхъестественными причинами.

Научное обоснование идея иммунитета получила только после открытий Пастера. Именно Пастером впервые были сделаны прививки ослабленных культур сибирской язвы здоровым животным с целью предохранить их от заражения этой болезнью. Отметив это явление, Пастер дал ему свое собственное объяснение. Он считал, что при первом проникновении в организм микробы уничтожают все питательные вещества, необходимые им для размножения. Это первая теория иммунитета была названа “теорией истощения среды”.

Вторая теория иммунитета была выдвинута учеником Пастера, французским ученым Шово. Он считал, что микробы в организме выделяют ядовитые вещества, от которых они сами же и погибают. Эта теория получила название “теории накопления ядовитых веществ”.

Однако обе теории совершенно не соответствовали действительности, что и было впоследствии доказано экспериментально.

В противоположность этим теориям И.И.Мечников выдвинул свою теорию фагоцитоза. Изучая процессы внутриклеточного пищеварения, он открыл в организме особые клетки, которые выполняют функцию защиты организма от болезнетворных микробов. Мечников назвал их фагоцитами и установил, что этими свойствами обладают лейкоциты и другие клетки организма.

Так возникла фагоцитарная теория иммунитета, которая явилась основой для понимания сущности процесса воспаления. Согласно этой теории, лейкоциты становятся фагоцитами, устремляются в организме к месту инфекции и “пожирают” микробов. У более высокоразвитых организмов фагоцитирующими свойствами обладают не только лейкоциты, но также клетки селезенки, костного мозга и некоторые другие. Мечников назвал их макрофагами. Позднее они были обозначены как клетки ретикуло-эндотелиальной системы, которые принимают активное участие в образовании антител.

Изучение защитных сил организма продолжалось вплоть до конца 19 века. В 1891 г. немецкий ученый Пауль Эрлих сделал попытку построить теорию иммунитета на основе химического взаимодействия между антигеном и клетками организма. Он предположил, что антитела, освобождаясь из клеток, соединяются или с микробными токсинами, вызывая их нейтрализацию, или с микробными телами, вызывая их склеивание. Так было положено начало учению об антителах как факторах гуморального иммунитета.

Впоследствии было установлено, что иммунитет определяется как клеточными, так и гуморальными факторами. Так было создано учение об иммунитете, а в 1908 г. его авторы И.И.Мечников и П.Эрлих были удостоены Нобелевской премии.

В 1888 г. в Париже был создан специальный научно-исследовательский институт по борьбе с бешенством и другими инфекционными заболеваниями. Он был организован на средства, собранные по международной подписке. Всего было собрано 2,5 млн. франков, из которых 100 000 франков дало русское правительство. Пастер стал его директором и институту было присвоено его имя.

Пастеровский институт сыграл огромную роль в развитии микробиологии. И.И.Мечников начал работать в нем еще при жизни Пастера и создал крупнейшую школу российских микробиологов, иммунологов и патологов. В его лаборатории в Институте Пастера работали Н.Ф.Гамалея (занимавшийся профилактикой сыпного тифа), .А.М.Безредка (изучавший проблемы анафилаксии), Г.Н.Габричевский (который организовал производство противодифтерийной сыворотки), Д.К.Заболотный (внесший большой вклад в изучение эпидемиологии чумы) и другие русские ученые с мировым именем, которые стали учениками Мечникова.и его последователями

Большое значение для развития медицинской микробиологии имели открытия немецкого ученого Роберта Коха, лауреата Нобелевской премии и основоположника бактериологии. В 1882 г. он открыл бациллу туберкулеза, названную в его честь “палочкой Коха”, а в 1883 г. - холерного вибриона и выделил обе культуры в чистом виде. Заслугой Коха также является то, что он разработал основы микробиологической техники, позволившей этой науке сделать огромный шаг вперед.

На протяжении всего 19 века микробиология продолжала бурно развиваться. В 1892 г. русский ученый Дмитрий Иосифович Ивановский открыл фильтрующиеся вирусы. Это открытие сыграло большую роль в познании более мелких форм живых существ и заложило основы нового направления в микробиологической науке - вирусологии. Большое значение для развития этой науки имело изобретение электронного микроскопа, который позволял рассматривать препараты при увеличении в 100 000 раз и больше. Это дало возможность не только предполагать существование живых вирусов, но и видеть их.

Работами Пастера, Коха, их учеников и последователей было окончательно установлено микробное происхождение заразных заболеваний и открыто подавляющее большинство возбудителей. Это имело огромное практическое значение, т.к. с этого времени в медицине началась новая эра - эра асептики и антисептики.

До середины 19 века от гнойных, гнилостных и гангренозных осложнений операционных ран умирало более 80% больных. На выявление причин этих осложнений были направлены усилия нескольких поколений врачей многих стран мира.

В 1847 г. венгерский врач Игнатий Земмельвейс, работая в акушерской клинике профессора Клейна в Вене, обратил внимание на то, что том отделении, где обучались студенты, смертность от родильной горячки была намного выше, чем в другом, куда студенты не допускались. После длительных наблюдений, еще не зная о роли микробов в развитии сепсиса, Земмельвейс установил, что причиной родильной горячки являются грязные руки студентов, которые приходят в отделение после работы с трупами. Тогда он предложил метод защиты от инфекции - мытье рук рас-

твором хлорной извести, и после этого смертность в родильном отделении значительно снизилась. Таким образом, начало антисептики связано с именем Земмель- вейса, хотя при жизни его открытие признания не получило. Более того, оно вызвало бурное негодование среди консервативно настроенных врачей. Началась травля Земмельвейса, он был изгнан из клиники и умер в психиатрической больнице.

В России И.В.Буяльский и Н.И.Пирогов также применяли мытье рук обеззараживающими растворами; они использовали для этого спирт, ляпис и йодную настойку.

Однако научное обоснование антисептический метод получил только после открытий Л.Пастера, который показал, что процессы брожения и гниения связаны с жизнедеятельностью микроорганизмов.

Идею Пастера в хирургию впервые привнес в 1867 г. шотландский хирург Джозеф Листер .Он связал нагноения ран с попаданием и развитием в них бактерий и первым сформулировал следующий тезис: “ничто не должно касаться раны, не будучи обеспложенным ”. После многочисленных наблюдений Листер предложил теоретически обоснованный метод борьбы с раневой инфекцией.

Метод Листера был основан на применении водных, масляных и спиртовых растворов карболовой кислоты и включал в себя как элементы антисептики (уничтожение микробов в самой ране), так и элементы асептики (обработка предметов, соприкасающихся с раной - рук хирурга, инструментов, перевязочного материала).

Особое значение Листер придавал воздушной инфекции и поэтому предложил распылять карболовую кислоту в воздухе операционной при помощи специального распылителя. После операции рану закрывали многослойной воздухонепроницаемой повязкой, которая вошла в историю под названием “повязки Листера”. Ее первый слой состоял из тонкого шелка, пропитанного 5% раствором карболовой кислоты. Поверх шелка накладывали 8 слоев марли, обработанной карболовой кислотой, канифолью и парафином. Все это накрывали клеенкой и перевязывали бинтом, пропитанным карболовой кислотой.

Благодаря методу Листера послеоперационные осложнения и смертность резко снизились. Карболовая повязка давала хороший струп и тем самым создавала благоприятные условия для заживления, но у нее был один серьезный недостаток - она не пропускала воздух, что приводило к обширным некрозам тканей. Кроме того, пары карболовой кислоты нередко вызывали отравления медицинского персонала и больных, а мытье рук и операционного поля приводили к раздражению кожи.

Таким образом, метод Листера требовал доработки, и это побудило ученых к поиску новых препаратов, не столь токсичных, но обладающих достаточно сильными антибактериальными свойствами. Впоследствии были найдены различные химические соединения, которые стали применяться и применяются сейчас в качестве антисептических средств.

1 о

Несмотря на свое несовершенство, учение Листера открыло новую антисептическую эру в хирургии, а сам Листер был избран президентом Лондонского Королевского общества.

В конце 80-х годов 19 века в дополнение к методу антисептики был разработан метод асептики, направленный на предупреждение попадания микробов в рану.

Основоположниками асептики явились немецкие хирурги Эрнст Бергманн и его ученик Курт Шиммельбуш. Они предложили метод, основанный на действии физических факторов. Этот метод предусматривает стерилизацию инструментов, перевязочного и шовного материала с помощью кипящей воды или пара, а также специальную систему мытья рук хирурга. Бергманн первым применил для стерилизации автоклав, предложенный в 1886 г. французским хирургом Редаром.

Развитию хирургии во второй половине 19 века способствовало также открытие и введение наркоза. Обезболивание при помощи природных одурманивающих средств растительного происхождения было известно еще со времен Древнего мира - древние врачи использовали во время крупных операций мандрагору, опий. гашиш, белладонну, индийскую коноплю.

С развитием ятрохимии в Западной Европе в 14-16 вв. стали накапливаться сведения об обезболивающем эффекте некоторых химических веществ. Однако долгое время случайные наблюдения ученых за их усыпляющим или обезболивающим действием не связывались с возможностью применения этих веществ в хирургии. Например, осталось без внимания открытие опьяняющего действия закиси азота (или “веселящего газа”), которое в 1800 г. сделал английский ученый Хамфри Дэви, а также первая работа об усыпляющем действии серного эфира, опубликованная в 1818 г. его учеником Майклом Фарадеем.

Первым врачом, который обратил внимание на обезболивающее действие закиси азота, был американский дантист Гораций Уэллз, который в 1844 г. попросил своего коллегу Джона Риггса удалить ему зуб под действием этого газа. Операция прошла успешно, но ее повторная официальная демонстрация в клинике известного бостонского хирурга Джона Уоррена не удалась, и о закиси азота на время забыли.

В 1846 г. американский дантист Уильям Мортон испытал на себе усыпляющее и обезболивающее действие паров эфира и предложил Джону Уоррену проверить на этот раз действие эфира во время операции. Уоррен согласился и 16 октября 1846 г. впервые успешно удалил опухоль шеи под эфирным наркозом, который давал Мортон. Так началась эра наркоза.

Одной из первых стран, где эфирный наркоз нашел широкое применение, была Россия. Первые подобные операции были произведены Н.И.Пироговым, Ф.И.Иноземцевым и другими русскими хирургами. Экспериментальной проверкой действия эфира на животных руководил физиолог А.М.Филомафитский.

Научное обоснование применения эфирного наркоза дал выдающийся русский хирург Н.И.Пирогов. Он изучал на животных свойства эфира при различных способах введения с последующей клинической проверкой отдельных методов (в том числе и на себе). Свою первую операцию под эфирным наркозом Пирогов произвел 14 февраля 1847 г., удалив за 2,5 минуты опухоль молочной железы.

Так возникла анестезиология - наука об обезболивании, которая начала бурно развиваться в связи с внедрением новых обезболивающих средств и методов их введения. В 1847 г. шотландский акушер и хирург Джеймс Симпсон впервые применил в акушерской практике в качестве обезболивающего средства хлороформ.

После открытия наркоза и разработки методов асептики и антисептики хирургия за несколько десятилетий достигла таких практических результатов, каких не знала за всю свою предыдущую многовековую историю. Возможности оперативных вмешательств неизмеримо расширились. Знакомство хирургов с анатомией позволило им разработать технику операционных подходов к глубоко лежащим органам и тканям. Обезболивание обеспечило возможность более медленного и спокойного оперирования.

В результате введения асептики хирурги стали оперировать не только на конечностях и на поверхности человеческого тела, но и проникли в его полости, в результате чего широкое распространение получила полостная хирургия.

Таким образом, две из трех сложнейших проблем (отсутствие обезболивания и инфицирование ран), которые веками тормозили развитие хирургии, к концу 19 века были решены.

Оставалась еще одна важная проблема (кровотечение), которая также очень затрудняла проведение хирургических операций. В 1873 г. немецкий хирург Ф.Эсмарх для остановки кровотечения во время операции. предложил обескровливание конечностей, подлежащих оперативному вмешательству, путем наложения специального жгута. Позднее, в конце 19 века, другие известные хирурги (Кохер в Швейцарии и Пеан во Франции) разработали и внедрили в хирургическую практику кровоостанавливающие зажимы, при помощи которых сдавливали просветы перерезанных во время операции сосудов. Эти зажимы в честь их авторов были названы “кохер” и “пеан”. Применение в хирургии таких зажимов обеспечивало сухой метод оперирования с малой потерей крови.

Но для проведения операций недостаточно было только лишь научиться останавливать кровотечение, нужно еще было уметь восполнить кровопотерю и при этом не нанести вред больному.

Первые сведения об опытах по переливанию крови относятся к 17 веку. В 1638 г., через 10 лет после создания В.Гарвеем теории кровообращения, английский ученый К.Поттер успешно перелил кровь в эксперименте на животных.

В 1667 г. французские ученые Ж.Дени и Эммерец впервые успешно произвели переливание крови ягненка человеку. Однако после того, как четвертая трансфузия очередному больному завершилась его смертью, опыты по переливанию крови человеку прекратились почти на целое столетие.

Неудачи наводили на мысль о том, что человеку можно переливать только кровь человека. Впервые это осуществил в 1819 г. английский акушер Дж. Бланделл.

В России первое переливание крови от человека человеку в 1832 г. произвел Г.Вольф, спасая женщину, умиравшую после родов от маточного кровотечения.

Однако научно обоснованное переливание крови стало возможным только после создания учения об иммунитете и открытия в 1900 г. австрийским ученым Карлом Ландштейнером групп крови, за что он впоследствии был удостоен Нобелевской премии.

Смешивая эритроциты одних людей с сывороткой крови других, Ландштейнер обнаружил, что при одних сочетаниях эритроцитов и сывороток происходит ге- магглютинация, а при других - ее нет. Таким образом он показал неоднородность крови различных пациентов и условно выделил три группы крови - А, В и С.

Несколько позднее, в 1902 г., другие ученые Декастелло и Штурли обнаружили еще одну группу крови, которая не укладывалась в схему Ландштейнера.

В 1907 г. чешский врач Ян Янский в своих опытах подтвердил наличие четырех групп крови у человека и обозначил их римскими цифрами. Позднее появилась буквенная номенклатура АВО, которая была утверждена Лигой Наций в 1928 г.

Так была успешно решена третья важнейшая проблема в хирургии.

Большое развитие в 19 веке получили физиология и экспериментальная медицина. Расцвет этих наук связан с деятельностью выдающихся западноевропейских ученых того времени. К ним относятся:

• французский врач Ксавье Биша, который своими работами способствовал дальнейшему развитию сравнительной и патологической анатомии

• английский хирург и физиолог Чарльз Белл, положивший начало экспериментальному изучению проводимости спинномозговых нервов

• французский физиолог Франсуа Мажанди, один из основоположников экспериментальной медицины; считая опыт единственным источником знания, Мажанди разработал и усовершенствовал технику вивисекции (опытов на животных)

• немецкий натуралист, сын сапожника Иоганнес Мюллер, который обладал широкими познаниями в различных областях естественных наук и сделал много фундаментальных открытий в биологии, анатомии и физиологии

• ученик Мажанди, французский физиолог Клод Бернар, который провел экспериментальное изучение обмена сахара в организме и создал теорию сахарного мочеизнурения, получившую в 1853 г. высшую премию Французской Академии наук; в науке широко известен опыт Бернара с повреждением дна мозгового желудочка (т.н. “сахарный укол Бернара”), в результате которого происходило выведение сахара с мочой

• немецкий физик и физиолог Герман Гельмгольц, сделавший крупные открытия в области физиологической акустики и физиологии зрения

• немецкий ученый Карл Людвиг, в лаборатории которого были сконструированы различные приборы для физиологических экспериментов

Таким образом, бурное развитие естественных наук оказало большое влияние на развитие медицины в 19 веке. Прогресс физики, химии и биологии обогатил медицинскую науку новыми фактами и методами. Этот прогресс естественных наук создал новые, гораздо более глубокие основы для теоретических обобщений, а исследования выдающихся ученых 19 века подготовили почву для будущих открытий в области медицины.

<< | >>
Источник: История медицины. Лекция. 2016

Еще по теме ЛЕКЦИЯ 7 МЕДИЦИНА XIX ВЕКА:

  1. ДЕЛО ЗЕЛЕНОГО ЧЕЛОВЕКА
  2. СОДЕРЖАНИЕ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  3. ИСТОРИЯ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  4. ИЗБРАННЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  5. Г.В. Моисеенко АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ И АНТИЧНАЯ МЕДИЦИНА
  6. Гален и античная медицина
  7. ЛЕКЦИЯ № 1. Врачебная этика и деонтология
  8. ГЛАВА ПЕРВАЯ «ЗОЛОТОЙ ВЕК» И ИНКВИЗИЦИЯ
  9. ЛЕКЦИЯ 1 ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ КАК НАУКА И ПРЕДМЕТ ПРЕПОДАВАНИЯ МЕДИЦИНА В ЭПОХУ ПЕРВОБЫТНО-ОБЩИННОГО СТРОЯ
  10. ЛЕКЦИЯ 7 МЕДИЦИНА XIX ВЕКА
  11. ЛЕКЦИЯ 8 МЕДИЦИНА ХХ ВЕКА
  12. МЕДИЦИНА В ДРЕВНЕМ РИМЕ