<<
>>

  2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  

Медицинское знание в современную эпоху становится важнейшим феноменом культуры, от которого зависит сохранение физического и психического здоровья людей, перспективы развития цивилизации. Это обстоятельство, а также закономерности развития знания вообще и медицинского в частности обусловливают необходимость методологически осмыслить сущность и структуру знания в медицине, исследовать современные теоретические и методологические проблемы его роста.
Медицина как наука — это специфическое единство познавательных и ценностных форм отражения и преобразовательной деятельности. В ней аккумулируются знания о здоровье и болезнях человека, лечении и профилактике, норме и патологии, о патогенном и саногенном влиянии на него природных, социальных и духовных факторов.
Анализ философско-методологических оснований медицины — это прежде всего выяснение отношения к философии как специфическому знанию, как мировоззренческой и общеметодологической основе медицины. Общеизвестно, что философско-методологическая культура — основная предпосылка научно-исследовательского и практического успеха.
Философская позиция в медицине — это определенное понимание гносеологических и ценностно-нормативных оснований медицины, ее норм и идеалов, а также понимание оснований самого медицинского знания в самых различных контекстах — борьбы идеализма и материализма, эмпиризма и рационализма, диалектики и метафизики.
Формирование научных и методологических предпосылок для превращения медицины из натурфилософского состояния в научно-рационалистическое знание также следует искать в философии. Наконец, понимание сущности человека, выступающее как философское и методологическое основание медицины, также необходимо искать в философских концепциях эпохи.
Обращение к анализу методологических проблем медицинского знания — одна из необходимых теоретических предпосылок его развития. Исторический, социокультурный и методологический анализ взаимосвязи медицины и философии в их развитии фокусируется прежде всего па эмпирическом характере медицины, на ее ценностных и познавательных проблемах, выявляет определенные предпосылки прогресса категориального аппарата медицины, поддерживает устойчивость интереса к ее «вечным проблемам» — пониманию сущности человека, его болезней, здоровья и т.д. Подобные исследования вносят немалый вклад в формирование ядра современного био-, социомедицинского и други; видов знания в медицине.
Традиционно философия больше внимания уделяла тем естественным наукам, в которых отчетливо просматривалась теоретико-методологическая фундаментальность, где методы исследования достиглі' большей степени точности и количественной определенности. На примере этих наук, используя их достижения, философия обосновывалг идею тождества бытия и мышления, активного творческого характерг отражения, раскрывала диалектику субъект-объектных отношений, выявляла относительное и абсолютное, чувственное и рациональное, эмпирическое и теоретическое в познании, вскрывала закономерност* взаимодействия теории и практики, а также показывала роль последню как основы и движущей силы всего познавательного процесса. Чаще всего на их опыте выявлялись закономерности развития научного знания, утверждалась сначала классическая, а затем и неклассические формы рациональности, создавались теории истинности.
Нетрудно также предположить и то, что медицинское знание, медицинские науки представляют собой своеобразную область научного познания и знания, которая имеет свои особые закономерности развития Прежде всего именно поэтому правомерно говорить о философии медицины.
Именно присущее медицинскому знанию своеобразие представляет интерес для философии. Это связано с тем, что здесь соединяютс; воедино биология и антропология, социогуманитарные, технические экономические и естественно-научные знания, образующие специфическое единство, специфический комплекс дисциплинарных единш. медицинского знания. Речь идет, следовательно, об изучении особенностей медицинского знания в рамках сложных додисциплинарных и дисциплинарных форм его организации, в рамках теоретических концептуальных схем, научных исследовательских программ и т.д. Это, і конечном счете, вопрос о понимании природы человека и его существовании в конкретно-исторических условиях, а следовательно, проблемь здоровья и болезней, их лечения и профилактики.
Чем сложнее медицинская проблема, тем большую роль в ее изучении играет методология. Наряду со знанием теоретических основ биологии, социологии и других наук для ученого-медика большое значение имеют знание ценностных ориентаций, философско-методологическю оснований и методическая вооруженность. Это обусловлено усложнением тех закономерностей жизнедеятельности человека в норме и патологии, которые изучаются медициной и смежными науками на современном этапе. Как известно, на развитие естествознания и медицины XIX—XX вв. сильное влияние оказали марксистская философия, естественно-научный материализм, различные формы позитивизма и аналитической философии, феноменология, экзистенциализм, философская нитропология и другие течения. Все многообразие школ и направлений современной философии, все типы философствования так или иначе проецируются на медицину, формируют философские основания соответствующих традиций в медицине и тем самым по-своему ставят задачу позитивной разработки узловых проблем медицинского знания, способствуют развитию философии медицины. В медицине выявилась вполне закономерная тенденция к расширению ее методологического базиса, к включению в ее объяснительные конструкции новых элементов. Поэтому философско-методологический и логический анализ знания в медицине, когда методологическая и логическая вооруженность стала практической потребностью для любого серьезного и самостоятельно мыслящего исследователя и клинициста, включает, в частности, анализ его развития, интеграции и дифференциации. Для медицины актуален анализ таких методологических проблем, как активность субъекта познания, природа факта, сущность редукционизма, соотношение эмпирического и теоретического и т.д. Эти проблемы были поставлены самой жизнью, прогрессом познания и углубляющимся разрывом с натурфилософскими идеями.
Философия медицины возникла давно, однако вопросы о ее статусе, задачах, основной проблематике и месте в развитии медицины и здравоохранения пока не нашли приемлемого решения. Идея философии медицины как переход к новому этапу осмысления медико-биологических и медико-социальных проблем существовала в XX в., перешла в XXI в. Одна из актуальных задач в этом направлении — ее разграничение с общей теорией медицины как специфической интеграцией естественнонаучных и социогуманитарных знаний.
Классификация медицинских наук — еще одна проблема науковедения и философии медицины. Дифференциация и интеграция медицинских знаний, становление дисциплинарной структуры медицинской науки, ее генезис и значение для прогресса здравоохранения — это целый комплекс проблем медицины как мультидисциплинарной системы знания, как науки и искусства, теории и практики.
Особое место в философии медицины принадлежит разработке проблем социально-медицинского знания, на основе которого формируется современная социальная медицина. К кругу таких вопросов относятся, например, проблема взаимодействия культурно-исторических типов общества и типов здравоохранения в обществе (гражданская, социальная и социально-классовая концепции понимания общества и их влияние на решение проблем общественного здоровья, социальную профилактику и организацию здравоохранения, т.е. на социальную медицину). Наконец, влияние научной революции, техники и индустриализации, экономики и демографических процессов на развитие медицины и здравоохранения. «Болезни индустриализации», «болезни цивилизации», проблемы эволюции заболеваемости и болезней в обществе — все это проблемы философии медицины.
Научная революция в естествознании наряду с открытиями и кризисом механистической картины мира ускорила переход к неклассической науке, способствовала дальнейшему развитию как диалектико-материа- листической, так и неклассической методологии. Медицина в условиях социальных сдвигов и научной революции демонстрировала углубление тенденций перехода от гуморализма и натурфилософии к формированию рационального теоретического уровня медицинского знания, к становлению его дисциплинарной организации.
Философия науки второй половины XX в. значима для медицинского знания тем, что в условиях изменения философско-методологических ориентиров понимания знания — перехода от классического рационализма к современному постнеклассическому (мультидисциплинар- ность, синергетика и др.) — она получает новые импульсы к развитию.
В связи с влиянием социальной философии и общественных наук на развитие социально-медицинского знания в XX в. намечается тенденция его дальнейшего развития, особенно развитие теоретического знания е сфере социально-профилактических наук. Важное значение придавалосі анализу объективной стороны функционирования сферы медицинской науки и здравоохранения, влиянию НТР, экономики, демографических процессов на развитие медицины и здравоохранения на рубеже XX— XXI вв. Особое внимание заслуживали вопросы учета социальных ценностей в выборе стратегий развития здравоохранения: теоретические концепции гражданского и социального понимания общества в XX в, оказывали существенное влияние на решение проблем общественногс здоровья, социальную профилактику и организацию здравоохранения.
Анализ стратегии развития медицинской науки в постиндустриальных, индустриальных и развивающихся странах показывает наличие ценностно-смыслового единства медицинского знания в современном мире,
В условиях такого единства проявляются методологические проблемы, в которых отчетливо прослеживается синтез философского, естественно-научного и социогуманитарного знания. Подобный синтез знания в медицине и в науках о человеке позволяет скорректировать технократический и биологизаторский, сциентистский и антисциентистский уклоны, которые в той или иной степени присущи методологическим исследованиям медицинских проблем как у нас, так и за рубежом. Обсуждение «вечных» проблем медицины, открытие новых путей их решения в общем и целом доказывает право на жизнь, на особое место в гносеологии, в системе наук современного медицинского знания с присущими емgt; особенностями.

Научное знание в медицине может быть представлено в виде ряда теоретических уровней. Прежде всего это теоретические концептуаль- иые схемы: гуморальная, солидарная, клинико-экспериментальная и мультидисциплинарная — как наиболее абстрактный уровень, предельные основания медицинского знания; научно-исследовательские программы: галенизм, ятрохимия, ятромеханика (ятрофизика), психоаналитические программы, медико-экологическая, измеренческая, технико-технологическая — они могут иметь как наддисциплинарный, так и внутридисциплинарный характер; дисциплинарный уровень медицинского знания: эндокринология, иммунология, онкология, психиатрия и т.д.; теоретический уровень как основа внутридисциплинарной организации медицинского знания: теории онкогенеза, теории иммунитета, геронтологии, атеросклероза и др.
Под теорией обычно понимается совокупность предложений, фиксирующих основные связи (законы), свойства и отношения объектов, lie л и исходить из того, что теоретическая концептуальная схема является в медицине предельно общей теорией, то научные исследовательские программы образуют на ее основе абстрактные модели (патологии, болезни, нормы и др.), тем самым очерчивая область реально сущего.
Понимание онтологических, гносеологических и ценностно-норма- гивных оснований науки — важная методологическая проблема. Стремление к глубокой обоснованности ведет к созданию систем развернутых аргументов и оснований для доказательства тех или иных положений каждой фундаментальной науки. Основания медицинского знания как некоторые неотъемлемые, имманентно присущие ему свойства связаны с признанием материального единства мира, со спецификой объекта и предмета и с вытекающими отсюда особенностями медицины как науки, с конституированием ее в качестве развитой науки с большим числом научных исследовательских программ, сложным дисциплинарным делением. Важным гносеологическим и нормативно-ценностным основанием медицины является система философских и общенаучных категорий и понятий медицины. Разработка проблем основания медицинского знания связана и с преобразованиями в ее концептуальном аппарате, затрагивающими именно базисные категории, понятия и термины.
Анализ оснований медицинского знания, в отличие от физического и математического знания, пока еще не стал предметом серьезного философского исследования. Переломные моменты развития медицинского знания, когда коренному пересмотру подвергались представления о нем, о характере медицинских абстракций и идеализаций, сущности щоровья и болезни, можно характеризовать прежде всего как периоды кризиса ее оснований. В то же время проблема исследования оснований медицинского знания становится перманентной. Радикальные преобра- ювания, совершающиеся в современных науках — от химии и биологии но лингвистики, — также затрагивают базисные понятия медицины как пауки, ее предмет и основания.

B.C. Степин в ряде своих работ анализирует проблему оснований нг уки, считая при этом, что главными компонентами таких оснований яі ляются научная картина мира, идеалы и нормы исследования (познавг тельной деятельности), философские идеи и принципы, посредство которых обосновываются в науке картины мира и эксплицируются идег лы познания (философские основания науки). Каждый из них, в свої очередь, внутренне структурирован. Если исходить из того, что цель ис следования оснований знания состоит в получении строгого объяснени природы его понятий и объектов, то в этой связи общая логика обоснов; ния научного знания оказывается чрезвычайно близкой логике предмеї ной реальности медицины, задачам обоснования научного медицинскої знания. Таким образом, в исследовании необходимо постоянно провс дить соотнесение оснований с предметом знания, поскольку эта процед; ра, по мнению Степина, очень естественно вводит нас в сферу становл« ния совершенно нового типа научности, типа, отличного оттого, которы представлен экспериментально-математическим естествознанием.
В медицинских науках знание обосновывается, быть может, в болі шей мере, чем в какой-либо другой науке, на гносеологической устаної ке постижения истины, точности знания и вместе с тем на нормативне ценностных установках общества. Идеалы научности имеют здес сложный, комплексный характер: с одной стороны, налицо чист познавательные процессы (и соответственно естественно-научные п преимуществу критерии научности), а с другой — нормативно-ценносі ные отражательные процессы (имеющие преимущественно социогумг нитарный идеал научности). Безусловно, у медицинских работнике ориентации на объективную истину выступают как первичные по отне шению к нормативно-ценностным отражательным процессам.
Хорошо отработанные методологические и методические принцип организации медицинских знаний (эмпирический и теоретически уровни, гносеологический, нормативный и ценностный характер и т.д являются важным показателем научности их оснований. Знание этих ос нований особенно важно в связи с многогранностью и историчность] объекта этой области человековедения, а также с расширением спектр средств воздействия на человека, популяцию и социальную группу с щ лью профилактики или лечения. Следовательно, мера обоснована научности медицинских знаний прямо связана с уровнем развития о? щества, с отражательными возможностями субъекта и с конкретно-ис торическим характером самого объекта и предмета медицины как наукі
На концептуальном уровне существенное значение имеют такие оснс вания знания, как научная картина мира, идеалы и нормы познания, ра: личные философско-методологические принципы. Общие предпосьілкі основания и в медицине могут рассматриваться с акцентом на гносеолс гическое предпочтение, а не на доказательное логическое обоснование

Так, принцип Similia similibus curantur (подобное излечивается подобным) и противоположный ему Contraria contrariis curantur (противное излечивается противным) не могут рассматриваться в качестве предельных оснований медицины, имеющих солидное логическое доказательство.
Перспективы развития медицины как науки во многом зависят от рационализации, упорядочения, унификации ее языка, т.е. имеющихся в ней категориальных, понятийных и терминологических систем. В медицине давно обратили внимание на важную роль естественного языка в языке науки, в мульти- и дисциплинарно организованных вербальных системах, призванных на непротиворечивой основе объединить все многообразие категорий, понятий и терминов в медицинских науках.
Центральное ядро языка медицины — собственный понятийный аппарат для выражения эмпирической и теоретической медицинской информации (язык наблюдения, эмпирические и теоретические конструкты), философские категории, лежащие в основании той или иной теоретической системы медицинского знания, а также понятия смежных, взаимодействующих с медициной наук (химия, физика, биология, математика, психология и др.), выполняющие специфические гносеологические функции. Уровень развития и использования языка медицины в соответствующей теоретической и практической сфере деятельности — важный показатель становления науки. Действительно, разработка общих и прикладных теорий в медицине и их приложение в общей патологии, в учении о болезни, здоровье, норме и патологии показывает, что основным инструментом для построения системы знания медицинской науки являются философские и общенаучные категории и ее собственные понятия и термины.
Категории — это не просто общие понятия, выражающие предельно широкий класс объектов действительности. Прежде всего это выражение логики, ступеней развития самого познания; это история человеческого мышления в его неразрывном единстве с общественно-практическим овладением миром.
Философские и общенаучные категории очень близки друг другу. Они частично совпадают, перекрещиваются друг с другом по смыслу. В то же время все они имеют самостоятельное значение, по-своему выражая универсальные стороны объективной действительности.
Все категории так или иначе раскрывают изменение взаимодействия и взаимосвязи событий. Взятое в единстве составляющих его элементов и отношений, такое взаимодействие выступает как целостный процесс или как выражение отношения субъекта к объекту.

В силу своего особого, универсального характера философские и общенаучные категории используются в научном познании, будучи включенными в структуру медицинского знания непосредственно или опосредованно, через понятия и принципы ее частных наук. В теоретической медицине каждая пара категорий диалектики служит методологической базой решения определенного круга собственно медицинских теоретических проблем. В этой связи следует остановиться на некоторых общезначимых категориях.
Жизнь — это особая, биологическая форма движения материи. Жизнь — это качество материи, которое имеет место при интеграции физических, химических, механических уровней организации и движения материи. Этим, конечно, понятие жизни далеко не исчерпывается. Наиболее удачное философское понимание жизни в рамках исследования «диалектики природы» дал Ф. Энгельс, который отметил, что «жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается по своему существу в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения»[264].
Живая система — это объект с определенным уровнем структурной организации и функционирования. Живая система представляет собой систему систем. Каждый уровень организации является системой по отношению к нижележащим уровням, имеет характер автономного целого, а по отношению к вышележащим проявляет свойства зависимой части. При этом при рассмотрении определенного уровня помимо общих свойств, присущих всем живым системам, можно обнаружить черты, принадлежащие именно этому уровню, как в структурном, так и в функциональном плане. Изучение взаимосвязи между процессами (динамикой, функцией) и организацией (структурой) жизни — важнейшая методологическая проблема] всего комплекса биологических наук, медицины, экологии и других наук.
Особое место в ряду таких категорий занимает человек. Еще Прота- гор в V в. до н.э. пытался определить сущность человека: «Человек есть мера всех вещей существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют». JI. Фейербах видел сущность человека в том, что он единственное среди животных, которое способно смеяться. Имеется еще много различных определений. Не сущность человека (индивида), а родовую сущность человека (человечества) К. Маркс определил следующим образом: «Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений»[265]. В медицине понимание человека, его сущности, ЖИЗНИ И деятельности, здоровья и болезни OC-J новывается на понимании человеческой жизни в ее биосоциальном и; духовном единстве.              j

Еще одна категория, играющая важную роль в медицине, в понимании* человеческой субъективности, профилактики и клиники, организации здравоохранения — это категория «общество». На современном этапе рассматриваются два варианта его понимания. Во-первых, общество — это совокупность индивидов, находящихся в процессе производства и воспроизводства своей жизни в определенных общественных отношениях. Во-вторых, общество не есть совокупность индивидов, а в своей действительности представляет совокупность общественных, прежде всего производственных, отношений, в которых люди находятся в процессе производства и воспроизводства своей общественной жизни. Общество — это определившаяся в процессе исторического развития относительно устойчивая система социальных связей и отношений больших групп людей, выступающая как ступень прогрессивного развития человечества. Это такая система, способом существования которой является процесс материального производства.
Специфика основных понятий медицины обусловливается спецификой ее как науки, а также ее объектом — они отражают не только биологическую природу, социальные качества самого человека, определяющие его социальное бытие, но и такие явления, как здравоохранение, общественное здоровье, заболеваемость. Поэтому они могут быть всесторонне, диалектически раскрыты лишь при использовании общеметодологических принципов понимания и интерпретации.
Термины играют важную роль в формировании и развитии медицинского знания. В медицине смена одной концептуальной схемы другой ведет к изменению значения медицинских терминов, а в рамках исследовательских программ — к возникновению новых терминов; в дисциплинарных единицах знания также происходит как изменение, так и образование новых терминов. Следовательно, значение всех предметных терминов медицинской теории детерминируется всем контекстом теории, и изменяются они с изменением этого контекста под влиянием практики.
Интерес философии к медицине и к философии медицины продиктован прежде всего внутренней потребностью самой философии самоудостовериться в том, что ее всеобщность (предметная, познавательная и т. д.) действительно всеобща, что она распространяется и на такую особую сферу, как медицина. А интерес медицины к философии диктуется необходимостью обосновать свое знание. Еще Гиппократ подчеркивал: «Должно... переносить мудрость [философию] в медицину, а медицину в мудрость»[266].
В этом движении и философия, и медицина в поисках истины выходят »а границы своих базовых сфер и осваивают новые предметные области.

Философия медицины — в ее соотношении с другими видами и способами изучения медицины — является высшей формой познания медицины, постижения и утверждения ее сущности, содержания, смысла, ценности и значения в жизни людей. Ее истоки исторически и логически связаны с возникновением натурфилософских идей о здоровье и болезнях людей. Древнегреческие натурфилософы выдвинули большое количество идей, сыгравших огромную роль в развитии медицины. Эти идеи стали зародышем многих последующих, включая и современные, представлений и концепций о внутренней взаимосвязи и единстве философии и медицины.
Онтологическая проблематика философии медицины, стоявшая в центре внимания гуморальной медицины вплоть до конца XIX в., в связи с научной, а затем и научно-технической революцией и соответствующими процессами в самой медицине значительно изменилась. Традиционная философско-медицинская проблематика не только не исчезает, но развивается, углубляется на новой основе. Возрождаются старые, возникают и популяризируются новые варианты понимания нормы и патологии, здоровья и болезни и т.д.
В философии медицины остается ряд традиционных философских вопросов, таких, например, как вопрос о сущности медицины как науки, о предназначении здравоохранения как системы и ее сущности. Все больше на первый план выходят гносеологические и методологические проблемы медицины, анализ процесса и результатов исторического развития медицины и здравоохранения. Развивается философско-методо- логический анализ медицины, рассматривающий наличное знание как объективный конкретно-исторический результат клинической и познавательной деятельности и как предпосылку его дальнейшего развития. Поэтому в рамках философии медицины следует выделить проблемы, формирующиеся в последние десятилетия: проблему оснований медицинского знания, гносеологические, логико-методологические, онтологические и социальные.
Развитие капитализма и нарастание социальных противоречий, особенно в XIX—XX вв., вызвало к жизни широкий круг социальных вопросов медицины и здравоохранения, которые, в свою очередь, дали начало социальной медицине, социальной профилактике, а также превратились в социальную составляющую философии медицины. Например, социальная или гражданская концепции понимания общества — это определенное решение социальных и экономических проблем: здравоохранения, его доступности широким слоям населения, гуманизма, социально-экономические и нравственные основы практического здравоохранен ия.
Философия медицины призвана выполнять ряд существенных общенаучных функций методологического, гносеологического и аксиологического характера как в плане междисциплинарных связей медицины с философией, гуманитарными и естественными науками, так и в самой системе медицинских наук.
Особо в качестве проблемы философии медицины следует отметить связь клинического мышления с развитием инструментального арсенала медицины, а также с техникой и технологией.

В связи с использованием в современной медицине физико-химиче- ских, математических, измеренческих, информационных и других методов познания происходит перестройка самого познавательного процесса и структуры медицинского знания. Здесь же следует отметить и усиливающиеся тенденции формализации знания, проблемы внедрения измерений, создание математических моделей нормальных и патологических процессов. В медицине на этом пути стоят большие трудности, связанные со сложностью во всей цепочке получения новых знаний в данной сфере.
Возрастание роли философии медицины связано и с научно-техническим прогрессом, в том числе с развитием медицинской информатики. Время жизни медицинской информации сокращается, а ее объем возрастает, отсюда — поиск новых междисциплинарных технологий получения и использования вновь создаваемой медицинской информации.
Философия медицины, в отличие от клинической и профилактической научно-практической деятельности, — это не анализ различных ситуаций клинической и профилактической деятельности, а деятельность, ориентированная на анализ общих оснований медицинского знания — идеализма и материализма, эмпиризма и рационализма, интуитивизма и т.д. Философия медицины выступает и как дедуктивная теоретическая система, поскольку общие философские идеи и идеи социальной философии, как всеобщие основания, кладет в основу своих теоретических построений, а также как индуктивная теоретическая система, в рамках которой разрешаются, преодолеваются недостатки различных теорети- ко-познавательных концепций в медицине. Через философию медицины как конкретную теоретическую форму знания в методологию медицины «входят» идеи конкретно-исторических философских течений (феноменология — проблема «данности», самоочевидности в познании; прагматизм — проблема проверяемости как критерия истины в познании; диалектического материализма — теория отражения и др., аналитическая философия — проблема значения).
Познавательная и оценочная деятельность людей — это не зеркальное отражение явлений и предметов по принципу тождества субъекта и объекта. Данные анамнеза, клиники, лаборатории и фармакологии понимаются, оцениваются, принимаются или отвергаются в соответствии с внутренним миром, тезаурусом, установками, характером и убеждениями субъекта познания. В процессе принятия решений клиницист анализирует ситуацию, исходя из объективных данных и из тех установок, которые составляют ядро его личности. Поэтому неудивительно, что в сходных обстоятельствах (клиническая ситуация) люди ведут себя по- разному. При этом важно иметь в виду, что точность, эффективность и гуманизм технологий в медицине формируются во взаимодействии внутриязыкового контекста и внеязыковой ситуации.

Отсюда понятно, что симптомы болезни — одна из главных предпосылок истинности диагноза, однако симптомы требуют правильности понимания и интерпретации. Поэтому диагноз — это распознавание и интерпретация реальных патологических процессов, подведение их под определенную типологию с использованием модели, предпонимания, формирующегося на основе конкретного опыта или на теоретических построениях, выполняющих функции своего рода «матриц понимания». По своей сути симптомы, синдромы и нозологические единицы являются элементарными моделями, «матрицами понимания» и могут рассматриваться как естественные образы или модели. Таким образом, личностный фактор, включающий понимание и интерпретацию, существенно определяет качество диагноза и эффективность лечения. Если диагноз подтверждается, мы расцениваем его как правильный, истинный.
Системная структура знания в философии медицины, его единство обусловливается как объектом и предметом медицины, так и господствующими в ней философско-методологическими и медико-теоретическими основаниями, внутренней гносеологической однородностью (получение знания для клиники и профилактики), критериями научности и рациональности, свойственными классической, неклассической и пост- неклассической картинам мира. Важную роль играет и включенность медицинского знания в многоуровневую систему, о которой речь шла выше. Наконец, это единство обеспечивается научным медицинским языком, системой собственно медицинских понятий, а также измерен- ческими, информационными и компьютерными технологиями.
Медицинское знание является сложным объектом философского и логико-методологического анализа и может рассматриваться в развитии, а также как сложившаяся система. В зависимости от этого его анализ может вестись с точки зрения единства эмпирического и теоретического, логического и исторического подходов диалектики и метафизики.

Историко-методологический и другие подходы к анализу медицинского знания показывают, что теоретико-познавательные достижения медицины имеют в основе развитие и конкурентные отношения двух (или нескольких) концепций, основывающихся на различных принципах. Например, эмпиризм и попытки создать теоретическую основу медицинского знания сопровождают всю ее историю. Солидарная и гуморальная теоретические концептуальные схемы лежали в основе клинического знания от Античности до середины XIX в. Ятромеханиче- ская исследовательская программа, а затем экспериментальная и клиническая медицина XIX в. и вся медицина XX в. требовали углубленного понимания количественных и качественных отношений в живом, развития на этой основе измеренческого подхода, причем в последние десятилетия он все больше превращается в самостоятельную научную ис- следовательскую программу. Общеизвестно, что в медицине методологической основой выступал механицизм и биологизм, нозологизм и ан- тинозологизм, организмоцентризм и «популяционный» подход. В современной медицине важную роль играют правильное решение психосоматической проблемы, соотношения биологического и социального. Кроме того, в медицине наряду с распространенной в XX в. диалектикой начал формироваться синергетический подход, а также технико-технологическая и естественно-научная теоретические концептуальные схемы. Столкновение или взаимодействие указанных подходов (научно-исследовательских программ) проходит через всю историю научной (а частично и традиционной) медицины и фиксирует важность этой грани исследования развития знания в медицине.
Медицинское знание, как и любое знание, социально обусловлено, является неотъемлемой частью определенной эпохи, вписывается в контекст эпохи — в культуру общества, переплетаясь, соединяясь с другими его элементами. Отсюда, с одной стороны, осуществляется «подпитка» медицины экспериментальными, теоретическими и конкретно-научными знаниями смежных наук, привнесение в нее их методов, а с другой стороны — влияние на медицинское знание философских идей, различных ценностных, социокультурных факторов. Контекст эпохи выявляется прежде всего при анализе закономерностей развития медицинского знания (интернализм — экстернализм, кумулятивистский и революционный путь), движущих сил и характера его развития. В медицинском знании контекст эпохи отчетливо прослеживается также в идеалах и нормах знания. Эта проблема применительно к методологии науки всесторонне исследована в работах B.C. Степина. Идеалы и нормы в медицинской науке могут пониматься как установки, определяющие понимание, видение, эмпирическое и теоретическое освоение исследуемых объектов; они задают в самой общей форме цель и метод научного исследования, в соответствии с которым строится научная картина мира, создаются теории и добываются новые факты. Идеалы и нормы в медицине — это, во- первых, ее собственно теоретико-познавательные установки и, во-вто- рых, — социальные нормативы.
Важным методологическим средством понимания медицинского знания является использование следующих понятий: «теоретическая концептуальная схема», «научная исследовательская программа», «дисциплинарная единица знания» и др. Это позволяет поставить и решить такие проблемы, как достоверный анализ развития медицинского знания, выбор образца в процессе научной деятельности, разработка программы методологического анализа, определение границ научной исследовательской программы.
Теоретическая концептуальная схема — это устойчивая форма знания и научно-исследовательской деятельности. Она обычно существует как явное представление, как некие исходные отношения, фиксированные в исследованиях теоретического уровня, как стереотипные связи между элементами, включаемыми в теоретический анализ. Тем самым они структурируют все работы в рамках данных теоретических представлений, определяют способ выделения объектов исследования, фиксируют определенное видение исследуемой реальности. В историческом аспекте развитие и теоретизацию медицинского знания можно рассматривать как смену теоретических концептуальных схем. Это достаточно хорошо видно и при анализе переходов от додисциплинарной к дисциплинарной и мультидисциплинарной организации медицинского знания. Термин «теоретическая концептуальная схема» во многих отношениях близок понятию «парадигма». Самое главное в нем то, что теоретическая концептуальная схема, в отличие от парадигмы, лишена идеи эмпирического содержания, ее базисный понятийный аппарат непосредственно связан с философией.
Прогресс медицинского знания находится, как известно, в тесной связи с социально-экономическими процессами, развитием философии, естествознания и техники, с основными культурно-историческими сдвигами в целом. Отмеченные сдвиги ведут к изменениям как в самой теоретической концептуальной схеме, так и, в конечном счете, к ее смене. В этом проявляется единство кумулятивного и некумулятивного характера развития медицинского знания: наряду с накоплением медицинских знаний происходит и их изменение, в ходе которого отбрасываются устаревшие представления, меняется понимание научности и рациональности. Так, с самого зарождения греко-римской и арабской медицины происходила борьба солидаризма и гумореализма с галенизмом как системой анатомо-физио- логических положений (Т. Парацельс и др.), результатом чего явилось возникновение ятрохимии (Т. Парацельс, И. Ван-Гельмонт и др.) и ятромеха- ники (С. Санторио, Дж.А. Борелли и др.) как научных исследовательских программ и их развитие на основе механистического рационализма и эмпиризма Бэкона—Декарта и их последователей. Этим было положено начало формированию новых подходов в рамках старых теоретических концептуальных схем: ятрохимия и ятромеханика вводят элементы новых теоретических предметных отношений. Речь, следовательно, идет прежде всего о том, какие теоретические объекты они признают существующими. Ван-Гельмонт как ятрохимик считал, что все тела состоят из воды и газа, что болезнь есть прежде всего нарушение химического равновесия, в «соках» живого тела содержатся особые начала — «ферменты», участвующие в химических превращениях веществ в организме, целесообразность этим химическим реакциям придают «археи». Ятромеханик Г. Бурхаве дыхание и пищеварение понимал чисто механически — по законам механики, гидростатики, гидравлики. Б. Рамаццини в известной работе «Рассуждение о болезнях ремесленников» (1700) писал: «В наш век вся медицина, можно сказать, сведена к механике». В соответствии с теоретическими представлениями, признанными в той или иной исследовательской программе, объектам приписываются определенные свойства. Таким образом, уже на этом этапе развития медицинского знания предметом науки становится система так называемых абстрактных, идеализированных объектов, гносеологическая природа которых определяется концептуальной схемой и исследовательскими программами. В свою очередь, их специфика сказывается на характере идеалов и норм научно-медицинского познания. Недаром ятромеханика имеет синонимы: ятрофизика, ятроматематика — представители этой научной исследовательской программы, по существу, иервыми в медицине столкнулись с проблемами измерения и точности. Ятрохимия стремилась использовать достижения алхимии в медицине, химически объяснить физиологические процессы в организме.
В основе перехода в медицине от одной теоретической концептуальной схемы к другой лежит прежде всего смена общих методологических установок в связи с изменением философских оснований. Так, солидаризм и гуморализм существенным образом связаны с натурфилософией, клини- ко-экспериментальная теоретическая концептуальная схема — с естественно-научным материализмом и позитивизмом. Важную роль играют и изменения в фундаментальных науках, имеющие глобальное методологическое значение (классическая механика, закон сохранения и превращения энергии, теория относительности, клеточная теория и эволюционное учение в биологии), а также научная революция конца XIX — начала XX в., научно-технический прогресс второй половины XX в. На смену одним (гуморальной и солидарной) теоретическим концептуальным схемам приходят другие (клинико-экспериментальная, а затем мультидисциплинарная), складывающиеся на основе новых философско-методологических подходов и развития новых научных исследовательских программ и дисциплинарного знания.
Становление исследовательских программ в медицине возможно и в результате возникновения проблемных ситуаций на стыке медицинского знания с концептуальными схемами, отражающими иные объекты реальности. Входя в методологические основы медицинского знания, они становятся важнейшей компонентой исследовательской программы. Так, переход алхимии от поиска «философского камня» к поиску «эликсира жизни» ознаменовал возникновение ятрохимической научной программы в рамках гуморальной концептуальной схемы. Под влиянием механицизма Декарта—Ньютона, который в физике оценивается как новая парадигма, в рамках медицинской солидарной концептуальной схемы возникает ятромеханическая исследовательская программа. Применение феноменологии (в широком смысле слова), идей психологии конца ХГХ — начала XX в. и герменевтики способствовало возникновению психоаналитических научных исследовательских программ в психиатрии
XX в. Если представить развитие психиатрии как процесс углубления знаний от анатомо-морфологического к физиологическому и от него к психологическому уровню, то именно на последнем уровне — прежде всего для исследования психотерапии неврозов и реактивных состояний («малая» психиатрия, психиатрия «пограничных состояний») — создаются эти исследовательские программы. В медицине XX в. в качестве самостоятельных могут рассматриваться измеренческая, медико-экологическая и другие научные исследовательские программы.
Трудности разработки теоретического знания станут яснее, если обратить внимание и на определенные науковедческие моменты, влияющие на формирование теорий в медицине. Так, если во многих методологических концепциях современных фундаментальных наук — математики, физики, биологии и др. — наблюдается крутой поворот от анализа структуры завершенного знания к исследованию проблем его роста и развития, то в исследованиях по методологии медицины, в силу присущего ей места в системе современного знания, эти направления исследования нуждаются в дальнейшей разработке.
В медицине налицо процесс накопления эмпирических научных знаний, процессы интеграции и дифференциации знаний. Вместе с тем по мере развития науковедения и методологии медицины все отчетливее виден поворот от кумулятивного, статического образа науки к динамическому. Такой поворот в современной науке означает кризис классической кумулятивистской эпистемологии. Учет последнего обстоятельства позволяет конкретизировать общие представления о социально-ценностной ориентации научного знания, даваемые науковедением и философской методологией применительно к медицине, и сделать некоторые выводы о соотношении в ней познавательного и практического аспектов.
Известно, что в исследовательской работе можно выделить три части: первая — цель и задачи исследования, вторая — методы достижения этой цели и третья — полученные результаты и их значение. Такая социально-ценностная ориентация науки на потребности общества приводит к тому, что и цель, и задачи медицинского исследования определяются не только состоянием науки в данной и смежных областях, не только общими познавательными задачами и проблемами, но и потребностями и возможностями общества. По существу, здесь задается концептуальный подход к пониманию научной проблемы, согласно которо-1 му недопустимо упрощенное схематическое понимание исторического | развития науки, изолирующее ее от конкретной жизни общества и чело-! века, от истории в широком смысле. Действительный ход науки опреде-1 ляется содержанием и объективной ценностью и научных открытий, и в I громадной степени их соответствием текущим потребностям общества. gt;
В современных методологических исследованиях актуальной является проблема объекта и предмета медицины. В медицине ее решение имеет;

принципиальное логико-методологическое и практическое значение. Как известно, еще не преодолены попытки ее сведения к клинической, а еще уже — к диагностической деятельности, к распознанию и описанию симптомов, синдромов, отдельных свойств и признаков. Этот подход объективно связан с таким пониманием объекта и предмета медицины, которое ведет к превращению последней, по существу, в эмпирическую науку, к отрыву (и даже к абсолютизации) эмпирических исследований от методологических и теоретических разработок. В медицине длительное время общепринятой была точка зрения, согласно которой ее знания основывались прежде всего на биологии и физиологии. Складывалось искаженное представление о предмете и объекте медицины, ограничивались возможности теоретического обобщения, ослаблялась связь теории с практикой здравоохранения. Например, не уделялось должного внимания изучению индивидуального и общественного здоровья и проблем профилактики.
В самом общем виде к пониманию предмета медицины можно подойти через закономерности, законы, что указывает на тенденцию к большей теоретизации предмета медицинской науки. Подлинно научное определение объекта и предмета медицины становится возможным на сравнительно высокой ступени ее развития с возникновением нормальной и патологической физиологии, теоретической биологии, дисциплинарного деления медицинского знания и базирующихся на этой основе современных теоретических концептуальных схем и научных программ.
Специфика медицины как науки, основывающейся на естественнонаучных и социально-гуманитарных знаниях, накладывает отпечаток на понимание ее объекта и предмета.
Предельно широкая постановка вопроса об объекте медицины как науки позволяет в качестве такового считать природу, общество и сознание, духовную жизнь. Предметом медицины в этом случае является их саногенное и патогенное влияние на человека, профилактика заболеваний, диагностика, лечение и реабилитация.

Исторически наиболее ранним подходом к пониманию объекта медицины являются определения, вытекающие из гуморального и солидарного подходов, сторонники которых считали, что объектом медицины является организм человека. В рамках этих подходов понималась как деятельность, направленная не только на излечение человека, но и на предотвращение болезней, укрепление здоровья и продление его жизни. Именно такое понимание медицины мы видим в трудах Гиппократа, Авиценны и других известных врачей-мыслителей. Среди современных медиков и философов имеет распространение, по существу, такой же подход — медицина изучает здорового и больного человека на организменном, психическом, а также на социальном уровнях с целью диагностики, лечения и профилактики заболеваний. Более глубокий подход к объекту и предмету медицины связан с углублением и развитием идеи древних о связи ор- ганизма и среды. Важность такого подхода состоит в том, что медицина не ограничивается только изучением нормы и патологии в рамках организма. Становится возможным учет внешних социальных и экологических факторов в их этиологическом и патогенетическом значении, возникает популяционный подход. Из сказанного выше может быть сделан вывод об усложнении, углублении понимания объекта и предмета медицины.
По существу, проблема реальности предмета медицины является трансформацией философской проблемы соотношения единичного и общего. В философии эта проблема ставилась в античное время, в дискуссиях номиналистов и реалистов о существовании универсалий: в Средние века как проблема первичных и вторичных качеств, в Новое время корректная постановка проблемы реальности в медицине связана с «разведением» понятий «объективная реальность», «предмет познания» и «предметная реальность» в медицине.
Важной философской и методологической проблемой является классификация медицинских наук. Известно традиционное деление наук на естественные, общественные и технические, а также на фундаментальные и прикладные. Конечно, такого рода классификации относительны, ибо в условиях НТР имеется достаточно большое количество наук, находящихся на стыке или активно обменивающихся идеями и методами друг с другом. Медицина является наглядным примером такого рода относительности классификации наук: о ней говорят и как о науке, и как об искусстве, акцент делают то на ее теоретичности, то, напротив, на ее эмпирическом характере. Постоянно подчеркивают, что она находится на стыке между естественными и общественными науками.
С процессами дифференциации и интеграции медицинских наук обычно увязывают попытки создания общей теории медицины как интеграции естественно-научных и социогуманитарных знаний.
Интеграция и дифференциация в медицинских науках — взаимосвязанные процессы. Дифференциация знаний в медицине, узкая специализация исследований, осуществляемая без необходимой интеграции и координации знаний, содержащихся в области медицины и других наук, может стать основой для возникновения односторонних метафизических обобщений. Столь же опасна и узкая специализация клиницистов без основательной философской и общетеоретической подготовки.

Процессы дифференциации и интеграции знаний — это, с одной стороны, процессы, ведущие к формированию и развитию новых дисциплинарных единиц медицинского знания, а с другой — это междисциплинарный синтез, интеграция медицинского знания. В этом контексте формирование принципиально новых медицинских и биологических дисциплин, как, например, генной иммунологии, ставшее возможным благодаря очередному этапу научно-технического прогресса — яркий пример интегративных междисциплинарных процес- сов, демонстрирующий специфичность и наукоемкость таких отраслей медицинского знания.
Интегративные процессы в современной медицине расширяют возможности для исследований теоретического и прикладного характера. Современное медицинское познание, в том числе в диагностике, все больше превращается в область комплексного анализа объекта и предмета, а также и самой сложной теоретической, экспериментальной и практической деятельности в медицине.
Процессы интеграции и дифференциации подчеркивают, что медицина — мультидисциплинарная система знания. Знания в медицине оказывается той точкой, где пересекаются фундаментальные закономерности, относимые к клиническому, измеренческому, феноменологическому и другим формам знания. Здесь сосуществуют, переплетаясь между собой, знание научное и вненаучное, базирующееся на научном рационализме новоевропейского мышления и имеющее своими предпосылками неклассическую философию (феноменология, экзистенциализм, герменевтика). Это противоречивое единство должно быть в полной мере осознано, должны быть найдены методологические предпосылки его анализа.
Анализ эмпирических и теоретических проблем медицины свидетельствует о сложности стоящих перед ней логико-методологических задач. Здесь уместно еще раз отметить, что медицину часто характеризуют как искусство, как эмпирическую науку, а это, по существу, лишает возможности подойти к ней с позиций рационализма, сводит проблему к ее анализу с позиций утилитаризма. В этом случае складывается упрощенное понимание — медицина должна лишь открывать, классифицировать и описывать болезни, а также рекомендовать пути их лечения. Такого рода эмпирическая установка воспитывает совершенно определенное методологическое сознание, не учитывающее активность познающего субъекта, не способствующее пониманию проблемы реальности предмета медицины в качестве значимой. В рамках такого эмпирико-натура- листического сознания остается незамеченным отношение знания к субъекту и к действительности во всей его глубине.
Особенности развития медицины в XX в. — это прежде всего накопление огромного объема эмпирических знаний, многообразие теоретических основ клинических и профилактических подходов. Глубокие качественные изменения знания и количественное накопление информации, происходившие в XX в., исключительно важны для ее дальнейшего развития в XXI в. Лавина научной информации в настоящее время ставит проблемы ее рационального использования: от оперативности и эффективности ее использования во многом зависит прогресс современной социальной и клинической медицины.

Дальнейший прогресс в этом направлении следует ожидать от продолжающейся технизации и компьютеризации науки. Вместе с ускоре- нием темпов накопления информации и ее научным обобщением растет и потребность в философской интерпретации оснований и закономерностей развития медицинского знания, в выработке методик использования его достижений в клинико-диагностической и профилактической деятельности.
В свете сказанного выше об идеалах познания в медицине (как о единстве гносеологической установки на постижение истины и на со- циогуманитарные нормы и ценности) следует подчеркнуть исторически непрерывный, целостный и закономерный процесс нормообразования в медицине. Здесь, бесспорно, мы имеем дело с закреплением и передачей медицинского опыта, знаний, ценностных установок, понимания со- циогуманитарной ответственности. В ходе реализации такого идеала научности требуется осмысление как деятельности отдельного врача, так и способов объединения деятельности медиков (и «парамедиков») в одно целое. Насколько полно и всесторонне медики реализуют в определенных конкретно-исторических условиях свой идеал рациональности и научности — этим в значительной мере определяется уровень профессиональной культуры. Вместе с социально значимыми ориентациями деятельности идеал научности образует систему нормативных представлений, регламентирующих духовную и практическую деятельность в сфере медицины и здравоохранения по целям, задачам и перспективам.
<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  :

  1. Поэтому постоянно проживающие у нас иностранцы испытывают те же проблемы между бесплатной и платной медициной, какие имеют и
  2. 1.3. Бытие как философская проблема.
  3.   1. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МАТЕМАТИКИ
  4.   2. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
  5.   2.4. Философские проблемы географии 2.4.1. Место географии в генетической классификации наук и ее внутренняя структура  
  6.   2.5. Философские проблемы геологии 2.5.1. Место геологии в генетической классификации наук  
  7.   2.6. Философские проблемы биологии и экологии[228] 2.6.1. Предмет философии биологии и его эволюция  
  8.   2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  
  9.   3.1. Философские проблемы техники 3.1.1. Философия техники и методология технических наук 
  10.   4. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК