<<
>>

  2.7.2. Философские категории и понятия медицины  

Выражением прогресса в развитии научных знаний Новейшего времени явилась разработка систем философских и общенаучных категорий. Категории — это такие наиболее общие понятия философии, которые не могут быть подведены ни под какие другие более широкие понятия: материя, сознание, дух, диалектика, метафизика и т.д.
В различных философских системах, школах и течениях налицо собственные системы категорий. Они различны у тех, кто опирается на диалектическую и метафизическую методологию, у материалистов и идеалистов, у субъективных и объективных идеалистов, материалистов-метафизиков и мате- риалистов-диалектиков.

Диалектическая методология, или диалектика, - это признание наличия объективных наиболее общих связей и отношений в реальном мире, свойственных всем явлениям материального мира, жизни общества и социальных сообществ, духовной жизни человека. К таким объективным наиболее общим связям и отношениям относятся, например, причинно-следственные отношения, необходимость и случайность, единичное и общее, свобода и необходимость. Для материалистической диалектики категории — это отражение объективного мира, результат обобщения материальной практики и достижений науки, это формы отражения в мысли универсальных законов объективного мира.

Каждая категория объективна по содержанию и субъективна по форме, т. е. отражает объективно сущее в логической, абстрактно-теоретиче- ской форме. Общетеоретическое, фундаментальное, как и прикладное знание, в современных условиях определяется тем, насколько анализ возникающих перед ними проблем связан с достижениями в развитии других наук, а также с использованием определенного категориально- понятийного аппарата.

Понятия тех или иных наук обобщают специфические стороны или процессы, происходящие в отдельных областях природы, общества и мышления. Так, например, к понятиям в физике относят атом, массу, энергию, в биологии — организм, вид, популяцию, наследственность, изменчивость, в медицине — здоровье, болезнь, в политэкономии — товар, деньги и т.д.

Термины — еще более конкретны: ампер, киловатт, гигабайт и др.

Однако плодотворность общетеоретических, фундаментальных исследований, их эффективность в немалой степени зависят и от того, в какой мере они философски осмыслены, имеют философское обоснование. Трудности, с которыми сталкиваются фундаментальные исследования, связаны именно с выходом за рамки устоявшихся представлений, сложившихся в границах какой-либо отдельной фундаментальной науки. Такой выход возможен на путях философского осмысления широкого комплекса проблем, выдвинутых самим ходом научного познания. Отражая то общее, что присуще всему конкретно-ограниченному, категории аккумулируют знание, их гносеологическая правомерность не может быть ограниченной: они имеют гносеологическую правомерность в равной степени во всех отраслях познания.

Медицинское познание, знания и оценки формируются в рамках определенной категориальной системы с использованием той или иной собственной системы понятий и терминов, а также слов обыденного языка. Для утверждения в медицине новой теоретической концептуальной схемы необходима новая картина мира, стиль научного мышления, новая система категорий, понятий, терминов.

К числу важнейших философских категорий относятся количество, качество и мера, структура и функция, система и элемент, причина и следствие, имеющие большое методологическое значение в философии медицины.

Категории «количество» и «качество» — это важные категории диалектики, вобравшие в себя результаты тысячелетних усилий людей отобразить различные стороны бесконечно многообразного реального мира. Невозможно найти явление, процесс или объект, который был бы абсолютно тождественным другому: отличия могут быть существенны- ми или менее существенными, оцениваться с количественной (квантитативной) или качественной (квалитативной) стороны.

Еще Аристотель под количеством понимал то, что «делимо на составные части, каждая из которых, будет ли их две или больше, есть по природе что-то одно и определенное нечто.

Всякое количество есть множество, если оно счислимо, а величина — если измеримо»[267]. Качество есть вообще тождественная с бытием определенность, это «видовое отличие сущности», особая, принципиально отличная для каждого вида движущейся материи определенность вещи, проявляющаяся через целостную совокупность свойств, признаков, черт, особенностей, коренным образом отличающую то или иное явление от всех других. Нечто есть благодаря своему качеству то, что оно есть, и, теряя свое качество, оно перестает быть тем, что оно есть. Качество — это определенность наличного бытия, благодаря которой «нечто противостоит иному».

Качество — это существенная определенность объекта, благодаря которой он является именно этим, а не иным. Оно есть целостная характеристика единства существенных свойств объекта, его внутренней и внешней определенности, относительной устойчивости. Объект обладает качественной определенностью как совокупностью свойств и функций, которые проявляются во взаимодействии с другими объектами. Качество сложных органических образований и живых функционирующих систем это не только входящие в их состав химические элементы, но и порядок их связей, последовательность их расположения, пространственная конфигурация и т.д. Качество организма в определенной мере зависит от качества и количества его структурных элементов: систем органов, органов и клеток. Изменения химического состава или пространственной конфигурации ДНК как изменения качества могут существенным образом влиять, например, на биохимическую индивидуальность организма, обусловливать наследственные заболевания.

Количественная и качественная определенность объекта тесно связаны между собой, они существуют во взаимодействии и взаимной обусловленности. В процессе изменения объекта происходит изменение количественной и качественной определенности. Накопление количественных изменений возможно в рамках меры — определенного интервала, в рамках которого количественные изменения объекта не приводят к изменению его качества. Выход за рамки меры — «скачок» — это количественное изменение, в результате которого появляется новое качество, отрицающее какие-то старые качества объекта.

Категориям «количество» и «качество» всегда принадлежала важная роль при осмыслении и решении теоретических и практических проблем медицины, раскрытии квалитативных и квантитативных аспектов її понимании нормы и патологии, этиологии и патогенеза, здоровья и болезни. Количественная и качественная характеристики находятся в неразрывном единстве и лежат в основе классификации болезней, дифференциального диагноза. Взгляд на нормальные и патологические про- I ісссьі только как на количественные или только как качественные является односторонним, метафизическим.

Если в философских исследованиях проблема свойства и качества, как правило, ставится абстрактно, в общих онтологических и гносеологических аспектах, то в научно-медицинских подходах к этим категориям вполне может проявиться описательный, узкоэмпирический подход. Поэтому в медицине важнейшими проблемами методологии являются не только научно выверенный подход к количественным показателям, по и определение, измерение и стандартизация качества, раскрытие диалектики количества и качества в норме и при патологии. Реально количественные и качественные характеристики патологического процесса находятся в неразрывном единстве.

Точно так же и нормальный процесс имеет количественное и качественное выражение. Взгляд на норму как на простую среднеарифметическую величину неприемлем: в каждом конкретном случае необходимо рассматривать количественные отклонения от нормы в их связи с качественными сдвигами, принимать во внимание те пределы, в рамках которых эти отклонения происходят. Для медицины важен учет тех качеств, которые позволяют отличить норму от патологии; это одно из оснований развития теории патогенеза.

В повседневной практической деятельности, в научной работе, в кли- пике и профилактике очень часто необходима объективная оценка качества, которая может быть получена благодаря измерениям. Измерение качества основано либо на измерении свойств объекта, либо рассматривается как познавательно-оценочный процесс определения меры качества путем технических измерений, экспертных оценок и теоретических расчетов в рамках квалиметрии. Оценочный аспект измерения качества состоит в том, что эталон сравнения выбирается не произвольно, а с учетом его соответствия потребностям и возможностям общества. Измерение предполагает какие-либо размеры, а оценки — безразмерные характеристики.

Качество характеризуется рядом обобщенных характеристик, среди которых — точность, надежность, долговечность, эстетичность. Оценивая, например, влияние определенных факторов жизни людей в мегаполисе (экологии, стресса и др.), можно определить качество их жизни, профиль заболеваемости, смертность и т.д., используя методы эксперт- пых оценок. В ходе экспертных действий применяют процедуры шкалирования, классификации и ранжирования свойств и качеств соответствующих объектов экспертных оценок. На основе экспертных оценок і іроводится определение весомости отдельных свойств и качеств объекта.

Взаимопроникновение физиологического и патологического, их взаимопереходы не отрицают известной диалектической закономерности, согласно которой переход от нормы к патологии и обратно — это скачкообразное изменение качества. Метафизическая интерпретация этих переходов основывается на признании, что процесс изменения количества ведет к эволюционному, постепенному изменению качества.

Исследование соотношения структуры и функции — важнейшая философская и общенаучная проблема. Исходный диалектико-материалис- тический подход к ее постановке и решению — признание единства структуры и функции. В широком смысле слова в этом единстве воплощено диалектическое единство определенной формы движения материи и соответствующей формы отражения.

Категория «функция» — это форма отражения, деятельность целесообразно организованных систем. В живом биологическая функция — форма отражения, ответ на те или иные воздействия, это совокупность биохимических, физиологических и других процессов, протекающих в определенных структурах живого, это средство разрешения противоречий между неживым и биосферой, организмом и средой, системой и элементом, частью и целым в самом организме.

Живая система — это объект с определенным уровнем структурной организации и функционирования. Описание и объяснение, фиксация изменчивости живой системы — это не только учет диалектики количества и качества. Можно сказать, что фиксация структуры и функции объекта, понимание структурно-функциональных отношений в живом — важнейшая грань понимания жизни как диалектического единства устойчивости и изменчивости открытой, самовоспроизводящейся и саморегулирующейся живой системы. Механизмом непосредственного осуществления этого взаимодействия живого со средой являются различные формы отражения. Высшим уровнем интеграции организма, единства структуры и функции является высшая нервная деятельность. Понимание живого с позиций структурно-функционального подхода позволяет оптимизировать его рассмотрение в фундаментальных и прикладных науках, в том числе и в медицине.

Функция — это определенным образом взаимосогласованная совокупность процессов в живой системе, направленных на разрешение противоречий между организмом и средой, на сохранение целого. Структурно-функциональный подход — важный инструмент понимания согласования и взаимодействия структур в живом, структурной организации целостных систем и механизмов саморегуляции. Это важнейшая основа изучения нормальной и патологической жизнедеятельности, здоровья и болезни во всех их проявлениях, интеграции знания в клинической и профилактической медицине.

Диалектическое понимание структуры и функции в живом — это учет динамического субстрата (объект морфологии) с функциональным процессом (объект физиологии). Противоречивое единство между относительной устойчивостью органических структур и их способностью проявить себя в функционировании привело к вычленению двух основных направлений в патологии — функционализма и мор- фологизма. Теория патологии, построенная на функционализме, столь же односторонняя, как и теория, базирующаяся на морфологиз- ме. В этой связи чрезвычайно важно, особенно при научных исследованиях, преодоление как «чистого» функционализма, так и «чистого» морфологизма.

Выражением прогресса в развитии научных знаний новейшего времени явилась и разработка современного системного подхода, который исторически пришел на смену механицизму XVII—XIX вв. Основная цель системного подхода — анализ сложноорганизованных объектов (систем) разных типов и классов.

Категории «система» и «элемент» — используются для понимания множеств, рассматриваемых по какому-либо основанию как некая целостность (система), и элементов, ее составляющих. Системы могут быть идеальными и материальными, естественными и искусственными, органическими и неорганическими, социальными и биологическими и т.д. В методологии системного исследования наряду с категориями «система» и «элемент» важную роль играют и такие категории, как «структура», «связь», «целостность», «функция», «иерархия» и др.

Живая сложно организованная система как целое — это нечто большее, чем составляющие его части. Это «большее» — новое качество, возникающее в процессе взаимодействия частей как целостной совокупности в ходе саморазвития объекта.

В медицине системный подход представляет собой междисциплинарную методологию, обеспечивающую интеграцию знаний, сохраняя при этом самостоятельность и специфичность наук, но в такой форме, когда организация их собственных данных и теоретические построения используют системный метод как общеметодологическое основание. В медицине, как и в других науках, основа применения системного подхода — диалектика, теория информации, теории принятия решений и др. Вместе с тем системный подход как методологический инструмент занимает собственное место в методологии науки.

Системный подход направляет на изучение сущности объекта как целостной системы. Например, при определении понятия «жизнь» можно подойти с разных позиций. Прежде всего жизнь — это философская категория, понимание жизни. Затем жизнь — реальное макромасштабное, космическое явление. Далее жизнь — как существование биосферы, вида, популяции, организма. Соответственно понимание жизни в различ- ных науках конкретизируется, выступает в форме систем понятий соответствующих наук.

Для системы характерно, что элементы, входящие в нее, несут как бы двойной набор признаков. С одной стороны, взятые сами по себе, элементы имеют одни свойства, а объединенные в систему — еще и дополнительные. Каждый организм помимо индивидуальных особенностей несет черты вида, рода, популяции и т.д. То есть различные уровни интеграции в систему обладают разными качествами.

Такие основы системного подхода, как учение о целом и части, системе и элементе, разрабатываются на уровне философской методологии. В фундаментальных науках системный подход конкретизируется в соответствующих теоретических концептуальных схемах, теориях и на эмпирическом уровне. Философия включает в себя принцип системности в качестве одной из важнейших своих частей.

Успех понимания системности, особенно в биологии и медицине, зависит также от определения фактора, упорядочивающего элементы данной системы. Отсутствие системообразующего фактора или его неверное определение является существенным недостатком, из-за которого понимание системы может оказаться случайным, не отражающим ее истинных свойств, и поэтому, естественно, неконструктивным.

Детерминизм, причина и следствие. Философский анализ категорий причины и следствия и принципа детерминизма как всеобщих оснований объяснения явлений реального мира имеет многовековую историю. Каждая историческая эпоха привносила в понимание детерминизма, причины и следствия свои особенности. Изменялись конкретные трактовки причинности, понимание роли причинно-следственных связей и отношений в реальных процессах. Однако кажется и поныне общепринятым тезис Ф. Бэкона о том, что истинное знание есть знание, восходящее к причинам.

Материализм исходит из признания объективного характера детерминизма, причинно-следственных отношений, тогда как идеализм в той или иной форме отрицает объективный характер причинно-следственных отношений.

Под детерминизмом долгое время понимали такую концепцию, которая предполагает однозначную причинную обусловленность одного события другим. Этот механистический взгляд был высказан французским астрономом и математиком П. Лапласом в работе «Аналитическая теория вероятностей» (1812) и предполагал, что из знания исходных причин можно вполне однозначно вывести следствия. Дальнейшее развитие науки поставило вопрос о необходимости выработки более широкого понимания детерминизма на основе диалектики и исторического подхода.

В современном понимании детерминизм — это принцип всеобщей закономерной связи явлений и процессов реального мира, содержание которого состоит в следующем:

•любое явление, процесс причинно обусловлены, возникают в результате взаимодействия;

• становление и развитие любого явления происходит не произвольно, а подчиняется определенным закономерностям.

Детерминизм включает в себя причинность, но не сводится к ней: причинность — это одна из форм проявления детерминизма. Кроме причинности, детерминизм включает в себя другие типы объективных связей — пространственные и временные, влияющие на события, процессы; корелляционные и др.

Под причинно-следственной обусловленностью понимается такая объективно необходимая связь процессов, при которой одно явление порождает другое, одно является причиной другого. Степень зрелости медицинской науки зависит от глубины знания и использования причинных связей в клинике и профилактике. Учение о причинности в медицине (этиология) основывается на конкретном философско-методо- логическом основании — идеализме или материализме, монокаузализме или кондиционализме, эмпиризме или рационализме и т.д.

В медицине философское учение о детерминизме и причинности — одна из основ объяснения процессов нормальной и патологической жизнедеятельности: всякое изменение в состоянии живой системы детерминировано определенными взаимодействиями этой системы с внешними факторами или внутренним взаимодействием элементов этой системы. Причинность всегда является выражением одновременного или сочетанного действия различных факторов.

Одной из конкретно-исторических форм детерминизма в медицине выступил монокаузализм как результат абсолютизации причинного фактора, сведение этиологии именно к учету только причины, без учета условий и универсальной взаимосвязи и взаимодействия различных факторов.

Еще один подход к пониманию детерминизма и причинности в медицине — кондиционализм, в философском плане являвшийся, по существу, сведением причины до уровня условий. В борьбе монокаузализ- ма и кондиционализма вскрывались недостатки каждого из этих течений в этиологии и проходило дальнейшее развитие учения о детерминизме и причинности в медицине.

Современное решение проблемы причинности в медико-биологических науках основывается, во-первых, на фактическом «снятии» еще в первой половине XX в. крайностей монокаузализма и кондиционализма («причина действует на фоне условий, в зависимости от которых она может и не вызывать следствия»), во-вторых, на учете важной роли медико-биологического эксперимента в изучении здоровья и болезни, нормы и патологии. И, наконец, оно основывается на признании решающей роли практики — профилактической, клинической и реабилитационной работы. На этих основаниях сформировалось ставшее традиционным и: более или менее общепризнанным понимание причинности:

  • причина вызывает, производит, порождает следствие;

•для действия причины необходимы определенные условия, КОТО-І рые создают возможность для его возникновения;

  • причина предшествует следствию;              t
  • следствие не может быть причиной своей причины.              I

Причинно-следственные отношения в этиологии — это фактор ИЛИ'

сумма факторов, которые в большой мере определяют качество, нозоло4 гическое своеобразие, возникновение и протекание патологического процесса. Определенную роль имеют и условия: одна и та же причина йgt; разных условиях может порождать различные следствия; различные причины могут в сходных условиях порождать одинаковые следствия! (полиэтиология). Однако такие положения должны подвергаться глубокому анализу. В зависимости от обстоятельности подхода к конкретному патологическому процессу, от уровня, на котором рассматривается данный процесс, вопрос о полиэтиологичности процесса может быть оправданным. Моноэтиологический подход свидетельствует о глубокой проработке проблем патологического процесса.              ¦gt;

Ю.П. Лисицын и В.П. Петленко в своей детерминационной те gt;рии медицины (доктрина адаптивного реагирования) выделяют, применительно К медицине, философский, гомеостатический, ЭВОЛЮЦИОННЫЙ,! экологический, адаптивный и психосоматический детерминизм. В настоящее время различают также динамическую и вероятностно-статис-» тическую детерминации нормальных и патологических процессов. Динамическая детерминация характерна для процессов, в которых каждый последующий этап жестко, однозначно определяется предшествующимgt; Такая детерминированность процессов — важная составляющая в разработке стратегии и тактики в профилактической и клинической работе.' Без взаимодействия различных детерминационных процессов была бы невозможна точная и однозначная саморегуляция в норме и патологии. Вместе с тем современное понимание большинства процессов нормоге- неза и патогенеза должно основываться на динамическом и вероятностно-статистическом понимании этих процессов.

Сущность и явление — философские категории, важная часть диалек-] тического понимания некоторых сторон познания в медицине.

Как известно, успехи практической медицины находятся в существен-' ной зависимости от развития ее методологических и теоретических основ. На многих примерах можно показать зависимость достижений практической медицины от развития теоретических исследований. Познавательная и оценочная деятельность в профилактической и клинической деятельности опирается не только на понимание этиологии и патогенеза, но и на сущность и явление. Непосредственная данность предмета, внешнее обнаружение закономерных связей вещей в каких-либо определенных событиях и процессах, обозначается с помощью философской категории «явление». Содержание философской категории «сущность» формулируется как совокупность глубинных связей и отношений материальных объектов, определяющих основные черты и тенденции их развития.

Данная пара категорий наиболее полно воплотила в себе единство бытия и сознания. В этих категориях отражаются как собственная природа вещей, их внешняя и внутренняя определенность, так и ступени их исторического и логического познания, т.е. разный уровень постижения глубины объекта. К медицине в полной мере относится выражение о том, что человеческое познание движется от явления к сущности, от сущности первого порядка — к сущности второго порядка и т.д.

Следует отметить, что зачастую в реальном процессе познания вскрывается ошибочность тех или иных представлений человека о сущности вещей и явлений.

В медицине клиницист на каждом шагу встречается с такой проблемой, как внешние проявления болезни, жалобы больного и имеющиеся данные объективного обследования, правильная интерпретация которых — один из аспектов понимания явления и сущности. Объективная симптоматика не всегда укладывается в субъективное представление врача о болезни, отдельные симптомы кажутся случайными, нетипичными. Также не всегда обнаруживается тождество между данными различных методов инструментального обследования. Все это требует от врача не только умения выделять из многообразия имеющихся данных главное, наиболее существенное в симптоматике, но и способности учитывать единичное, случайное в клинической картине заболевания.

Специфика медицинской деятельности заключается также и в том, что она не исчерпывается только познанием. Медицина — глубоко земная наука, испытывающая на себе постоянное давление практических интересов людей, и иногда врач вынужден помогать больному, ориентируясь на симптомы болезни, на оценки, а не на точное знание. Найденная эмпирическим путем закономерность также имеет обоснование, и положительный результат лечения — лучшее оправдание такого подхода. По существу, вся народная медицина была построена на эмпирическом использовании лекарственных средств, которые оказывались эффективными в определенных ситуациях.

Среди актуальных проблем, возникающих в процессе развития биологических и медицинских наук, в последнее время много внимания уделяется эксперименту и моделированию. Одно из важных различий между экспериментом и моделированием на живых организмах заключается в том, что в случае моделирования информацию, полученную на простых организмах, используют для познания закономерностей жизнедеятельности более сложных организмов. Развитие экспериментальной биоло- гии и медицины, моделирование заболеваний человека остро поставили вопрос о возможности и пределах переноса информации, полученной в результате моделирования, о границах применимости экспериментального метода в медицине, об этико-правовых основах эксперимента, об общем и особенном в экспериментальной и клинической болезни.

По мере ускорения научно-технического прогресса и углубления познания закономерностей жизни качественно изменяется характер научного эксперимента и моделирования. Происходит процесс приближения моделей материальных — на основе живых организмов (биофизические, биохимические процессы и др.) — и идеальных (математические, кибернетические модели) к моделируемым объектам и процессам. Дальнейший прогресс в этом направлении следует ожидать от продолжающейся технизации и компьютеризации науки. Вместе с приближением модели к объекту, ускорением темпов накопления экспериментальной и модельной информации и ее естественно-научным обобщением растет и потребность в философской интерпретации оснований и закономерностей развития этого вида научного познания, в выработке методик его использования в клинико-диагностической деятельности.

Достижения, появившиеся в результате применения современных МЄТОЇ дов исследования, сбора, хранения и обработки информации в науках о живом, привели к формированию новых идей, к созданию более совершенные представлений о диалектике биологического и социального, о взаимосвязи структуры и функции в организме, об основных свойствах живых систем — информационных процессах, эволюции, норме и патологии и т. д. Сохраняют актуальность старые, возникают новые методологические проблемы, Ждут своего решения проблема единства научного знания, вопрос о границах экстраполяции данных экспериментов и моделирования, роль аналогии и других приемов и методов познания в диагностике.

Интегративные процессы в современной медицине расширяют возможности для исследований теоретического и прикладного характера широкого круга вопросов. Современное медицинское познание, в том числе в диагностике, превращается, таким образом, в область комплексного анализа сложной теоретической и экспериментальной деятельности, в связи с чем в ней усиливается взаимодействие общественных, естественных и технических наук. Сложный, комплексный характер современных проблем требует дальнейшего углубления интеграции общественных, естественных и технических наук. Должны получить более широкое развитие такие формы организации науки, которые обеспечивают междисциплинарное исследование актуальных проблем, необходимую мобильность научных кадров, гибкость структуры научных учреждений, исследований и разработок.

Интеграция и дифференциация в медицинских науках — взаимосвязанные процессы. Дифференциация знаний в медицине, узкая специа- лизация исследований, осуществляемая без необходимой интеграции и координации знаний, содержащихся в области медицины и других наук, может стать основой для возникновения односторонних метафизических обобщений, ведущих непосредственно к идеализму. Столь же опасна и узкая специализация клиницистов без основательной философской и общетеоретической подготовки.

Методологические проблемы в современной медицинской науке, как было отмечено выше, связаны не только с дифференциацией и интегра- тивными процессами в самой науке, но и с проникновением в нее методов различных отраслей естествознания и общественных наук, с теорети- зацией, с переносом и формализацией традиционных и новых методов незнания в самой медицине, с использованием логических приемов и принципов. Такие процессы свидетельствуют, что медицина благодаря научно-техническому прогрессу постепенно превращается в целостную систему формализующихся отраслей знания со строгой системой понятий и широкой научной теорией.

<< | >>
Источник: В. В. Миронов. Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук : учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. — М. : Гардарики,2006. — 639 с.. 2006

Еще по теме   2.7.2. Философские категории и понятия медицины  :

  1.   2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  
  2.   2.7.2. Философские категории и понятия медицины  
  3. 1) Соотношение категорий с законами и другими положениями марксистской философии
  4. § 1. Категории бытия и материи
  5. Философия и мировоззренческие основания культуры. Универсалии культуры и философские категории
  6. Как категории работают-проявляют себя?
  7. Определение права через философские категории (свобода, нравственность, справедливость, равенство и др.)
  8. 1.2. Понятие, структура и функции теории государства и права
  9. Как категории работают-проявляют себя?
  10. 2. Философская категория бытия
  11. Философские категории как базовый язык мировоззрений
  12. 3. Конкретное (конкретность) (от лат. concretus - cгy щенный) - философская категория, выражающая вещь или систему взаимосвязанных вещей в совокупности всех своих сторон и связей, которая отражается как чувственно-конкретное (на эмпирическом этапе) или как мысленно-конкретное (на теоретическом этапе).
  13. Философские категории как базовый язык мировоззрений
  14. 33) Деятельность как философская категория и как психологическое понятие. Деятельностное опосредствование.
  15. Время как главная философская категория The Time as the main philosophic category
  16. Методологические принципы описания и введения философских категорий и научных понятий Methodological principles of introducing the philosophical categories and scientific notions
  17. Становление как философская категория Becoming a philosophical category
  18. Как можно развить систему философских категорий As it is possible to develop sustem of philosophical categories