<<
>>

Приемы и методы лечения в народной медицине Дагестана XIX века

Методы и приемы народной медицины своими корнями уходят в далекое прошлое. Связанные с исламизацией процессы привели к широкому усвоению народами Дагестана различного рода знаний, привнесенных арабами, в том числе и медицинских.
Основоположник военно-полевой хирургии Николай Иванович Пирогов в своем «Отчете о путешествии по Кавказу» по этому поводу писал: «Мне кажется, что оно (искусство врачевания – С.М., К.М.) с другими началами просвещения перешло на Кавказ от арабов… По крайней мере способ лечения ран напоминает нам живо арабскую медицину» [10, c. 86].

Широкое распространение медицинских знаний приводит к тому, что в каждом ауле появляются свои знахари, хакимы и джеррахи, которые пользовались особым почетом и уважением.

Богатство и своеобразие природно-климатических условий позволили народам Дагестана накопить богатый опыт в лечении болезней и сохранении здоровья.

Дагестанские лекари широко использовали в своей практике различные лекарственные растения, но у разных народов применение лечебных трав было распространено не в одинаковой степени. В большом количестве горцами употреблялись в пищу черемша, укроп, щавель, чеснок, что способствовало продлению жизни и повышению иммунитета. В качестве рассасывающих средств применялись подорожник и распаренные листья сирени, смазанные маслом. Однако следует отметить, что ряд растений использовали в качестве лекарств по простому сходству, т.е. их применение носило следы имитативной магии. Так лист копытника европейского очертаниями напоминает почку, поэтому его использовали в терапии заболеваний почек, желтуху же лечили морковью и тыквой, руководствуясь их окраской и т.д. [3, c. 14].

При малярии и холере народные лекари рекомендовали применять отвар базилика. Также рекомендовалось нюхать базилик перед сном, так как его эфирные масла оказывают успокаивающее, тонизирующее действие.

А его семена обладают антитоксическим действием и могут применяться при отравлениях ядами.

Универсальным во многих отношениях средством являются и плоды грецкого ореха. Очищенные и неочищенные плоды применяют при простуде, кашле, запоре. Варенье из зеленого ореха рекомендуют при коклюше и дифтерии, а также при болях в зубах. Ореховым маслом рекомендуется смазывать голову при мигренеподобных болях, а также использовать при воспалительных заболеваниях ушей. «Орех полезен как всем внутренним органам, так и внешним» [13, c. 75].

Местные медицинские трактаты сохранили интересные сведения об использовании лекарственных растений в народной медицине. Лакский лечебник «Ханал Мурад» («Желание хана») дает следующее описание свойств крапивы. «Горячая, увеличивает молоко у женщин, мочегонная, в критические дни стимулирует отток крови, улучшает цвет лица. Полезна всему пищевому тракту. Если ее сок капать в нос, кровотечение останавливается. Помогает созреть и раскрыться фурункулу, если крапиву положить на него. Если крапиву с медом положить на бородавку, то она отпадает. С солью прикладывать на место укуса бешеной собаки. Крапива полезна при астме, при злокачественных опухолях, болезнях почек и селезенки, в особенности полезны семена крапивы в этих целях» [13, с. 76].

При лечении ушибов различного рода и опухолей широко применяли сандаловую воду. Сандаловое дерево терли о точильный камень, поливая его водой. Затем этой темно-красной жидкостью смазывали опухоль для снятия отека [2, c. 129].

Несмотря на то, что в основе традиционной медицины горцев лежали общие принципы и методы лечения и изготовления лекарств, в конкретных селах, у конкретных лекарей были и свои рецепты и методы врачевания.

Главным направлением медицины горцев Дагестана в XIX веке было оказание хирургической и ортопедо-травматологической помощи. Связано это было, в первую очередь, с продолжительной Кавказской войной (1817 – 1864 гг.), которая во многом дала своеобразный толчок для дальнейшего углубления и развития народных медицинских знаний.

В условиях войны на первое место выходило, конечно же, лечение раненных в боевых столкновениях горцев. По свидетельствам очевидцев, горцы умели оказывать сами себе первую помощь при ранениях на поле боя. Основным приемом была остановка кровотечения тампонадой раны с последующим бинтованием. В качестве тампона пользовались туго свернутой тканью, посыпанной поваренной солью, которая обладает эффектом гипертонического раствора. Свертки эти хранились в газырях черкесок вместе с зарядами для ружей [9, c. 36]. Н.И. Пирогов упоминает также, что в свежую рану вкладывался кусок жира из курдюка только что убитого барана [10, c. 87]. Для более быстрого заживления ран применялись примочки из сваренного в сыворотке подорожника и других трав.

В отличие от стран мусульманского Востока, в Дагестане до середины XIX века не существовало пунктов для оказания специализированной медицинской помощи. И лишь в 1849 году по инициативе Шамиля создаются первые специализированные горские госпитали. «Госпиталя были устроены в селениях: Хиндахе, Ходоче, Караде, в отведенных для того саклях и даже в мечетях; в первые два эвакуировались тяжело раненные, а все прочие – в Караду, где находился самый обширный госпиталь», – пишет автор «Истории Апшеронского полка» Л. Богуславский [8, c. 200–201].

В этих госпиталях лечение проводили местные хакимы и джеррахи. Хакимами назывались лекари, занимавшиеся не только лечением ран, но и лечением заболеваний внутренних органов, в то же время джеррахи специализировались преимущественно на лечении ран и других телесных повреждений, а также производили хирургические манипуляции.

Дагестанский историограф Абдурахман из Газикумуха отмечает, что искусство горских хирургов заключается в том, что они «никогда не ампутируют ни ногу, ни руку, ни другую часть тела, кроме исключительного случая» [2, c. 129]. Ему вторит и русский офицер Федор Торнау, который писал: «Надо отдать справедливость искусству, с которым горские лекари вылечивают самые опасные раны.

Ампутации у них не в употреблении, и мне не раз случалось видеть кости срощенные, после того как они были раздроблены картечью» [12,

c. 379].

Если же ампутация была необходима, то горские хирурги производили ее не иначе как в суставах. При этом можно утверждать, что процент смертности был крайне низок. Такие операции проводились при помощи простого остро заточенного кинжала. «Оставшаяся часть ампутированного места опускалась тотчас же в кипящее коровье масло и затем заживала в самом непродолжительном времени» [7, c. 584].

По свидетельству современников, Шамиль благодаря врачебному искусству своего тестя Абдул-Азиза Унцукульского, был излечен от тяжелого сквозного штыкового ранения правой половины грудной клетки, полученного им в Гимринском бою. Лекарство, применяемое при лечении этих ран, состояло из массы, в которой были перемешаны в равной пропорции воск, коровье масло и древесная смола [7, c. 584]. В указанной субстанции воск и масло служили для предохранения от попадания в рану инфекции извне, а активным веществом выступала древесная смола, которая обладает бактерицидными свойствами.

Известный шамилевский наиб Хаджи-Мурат был излечен за сравнительно короткий срок от повреждения черепа и конечности. Лечением его ран занимались чохский лекарь Битула-Гаджи и оратинский лекарь Сахибилов [14, c. 59].

При лечении свежих переломов широко применялись иммобилизирующие повязки. На место перелома накладывали кусок ткани, пропитанный теплым топленым маслом, после этого наносили смесь из яичных белков, козлиного волоса и молока, сверху обсыпали мукой для схватывания и прикладывали на это место тонкие дощечки, которые туго перевязывали [5, c. 92 – 94]. Также для иммобилизации конечностей широко применялись свежие бараньи шкуры. «Весь член обертывается этой кожей, внутренняя сторона которой обращается к наружной поверхности тела, – пишет Н.И. Пирогов. – Повязка остается несколько недель без перемены, и шкура, засыхая на теле, образует род твердой и неподвижной коробки, в которой покоится страждущий член» [10, c.

87].

Как отмечает в своей работе «Развитие хирургии в Дагестане от Н.И. Пирогова до наших дней» член-корреспондент Академии медицинских наук СССР Рашид Пашаевич Аскерханов, не исключено, что Н.И. Пирогов позаимствовал способ иммобилизации с помощью бараньей шкуры у горцев и в дальнейшем им было предложено использование затвердевающей крахмальной повязки в лечении переломов конечностей [4, c. 27]. Подобного мнения придерживаются и современные чеченские историки медицины [5, c. 94].

Хороших результатов добились дагестанские лекари при лечении огнестрельных ран. Н.И. Пирогов приводит следующее описание лечения огнестрельных ран, соединенных с раздроблением кости, присутствием пули и секвестров. «Начинается с того, что больной должен вынести всякое орудие из своей комнаты. Врач переселяется на несколько дней к нему. В отверстие раны вносится как можно глубже толстая из тряпки сделанная турунда, смоченная едким веществом, обыкновенно мышьяком, и оставляется там на несколько дней. Сделав это, врач старается первые два дня различными способами препятствовать сну больного. Он или садится возле больного и, заметив в нем хотя малейшую наклонность ко сну, поднимает сильный стук, или дает ему пить по немногу водки, или, наконец, стягивает ремнем конечность ниже раны. Сильная боль от действия едкого вещества на рану, лихорадка и бессонница приводят организм больного, наконец, в изнеможение, которое обыкновенно кончается крепким сном. С появлением нагноения турунда вытаскивается, и рана очищается от омертвелой клетчатки» [10, c. 87].

Подобный способ лечения наблюдал и Ф. Ф. Торнау у народов Западного Кавказа в период Кавказской войны. «Черкесы, полагая удалить смерть от тяжело раненого, не дают ему засыпать первое время… Это продолжается несколько суток, днем и ночью, пока лекарь не объявит, что больной находится вне опасности» [12, c. 378 – 379]. Подобный прием нашел распространение и в народной медицине вайнахов: к больному, приглашали гармонистов, которые сменяя друг друга непрерывно играли, чтобы не дать уснуть [15, c.

14].

Наибольшей известностью и популярностью в XIX веке в Дагестане пользовались такие лекари, как Кунтлада-Магомед, Хусейн-Магома из Эрпели, Кибедгаджияв Кородинский, Магомедбек Арчобский, Алидибир-Кабир Гунибский и Кудали-Магома, который успешно лечил и внутренние болезни [1, c. 44].

Большое значение горские лекари придавали восстановительной терапии и реабилитации. Одной из ее составных частей было лечебное питание. В рацион больных включали сырое тесто из пшеничной муки, богатой витаминами, куриное мясо и бульон, как источник белка и аминокислот, молоко, богатое кальцием [2, c. 129].

При первых же симптомах ухудшения состояния в период реабилитации пациента оборачивали в свежую, еще теплую, баранью шкуру, а также применяли различные ингаляции.

Интересным фактом являются попытки лечения опасных инфекционных заболеваний, таких как туберкулез, оспа, малярия. К примеру, ногайские лекари добились успехов в лечении туберкулеза. Они лечили туберкулез жирным кумысом при соблюдении особой диеты [6, c. 135].

Большую роль в восстановлении пациентов играли природно-климатические факторы. Военный врач Скоров в своей статье «Несколько слов о туземной медицине и врачах-туземцах в Закавказье» писал: «Мы положительно знаем, что слава туземных и особенно горских врачей в искусстве лечения ран опирается по преимуществу на действие сопровождающих лечение благоприятных гигиенических условий, как то: горного, здорового климата, умеренной растительной диеты и вообще крепости и полноты общего телесного здоровья полудиких пациентов-горцев» [11].

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы.

Горские лекари были знакомы с принципами врачебной этики и деонтологии, т.е. заботливого и трепетного отношения к больным.

Заслугой горских лекарей можно считать их отказ от необоснованного хирургического вмешательства (за исключением удаления пуль), отказ от ампутаций, а также низкую смертность при тяжелых огнестрельных ранениях.

Искусство врачевания дагестанских хакимов и джеррахов было признано профессиональными русскими врачами. Библиографический список

  1. Абдулхабиров М. Медицина Кавказа при имаме Шамиле // Врач. – 1998. – № 2.
  2. Абдурахман из Газикумуха. Книга воспоминаний. [1869] / перевод с араб. М.С.С. Саидова. Ред., коммент. А.Р. Шихсаидова и Х.А. Омарова. – Махачкала, 1997.
  3. Алиева П.Ш. Народная медицина аварцев: этнографический аспект. Автореф. дисс… канд. ист. наук. – Махачкала, 2007.
  4. Аскерханов Р.П. Развитие хирургии в Дагестане от Н.И. Пирогова до наших дней. – Махачкала, 1979.
  5. Батаев Х.М., Яхъяева З.И. История народной медицины чеченцев и ингушей (XVIII–XX века). – Грозный, 2007.
  6. Гимбатова М.Б. Духовная культура ногайцев в XIX – начале XX в. – Махачкала, 2005.
  7. Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 1.: Очерк Кавказа и народов его населяющих. Кн. 1. Кавказ. – СПб., 1871.
  8. История Апшеронского полка. / Сост. Л. Богуславский. Т. 2. – СПб., 1892.
  9. Мухаммед-Тахир аль-Карахи. Блеск дагестанских сабель в некоторых шамилевских битвах. Ч. 1. / коммент., пер. Т.М. Айтберова. – Махачкала, 1990.
  10. Пирогов Н.И. Отчет о путешествии по Кавказу. [1849] // Пирогов Н.И. Собр. соч. в 8 тт. Т. 3. – М.; Л., 1959.
  11. Скоров. Несколько слов о туземной медицине и врачах туземцах в Закавказье // Кавказ. – 1859. – № 26.
  12. Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера. [1864]. – М., 2008.
  13. Ханнал мурад. (Парачи) // Дусшиву. – МахIачкъала, 1980. – № 1.
  14. Штанчаев С.Ц. Народные лекари Дагестана в XIX веке // Советское здравоохранение. – 1963. – № 7.
  15. Яхъяева З.И. История народной медицины чеченцев и ингушей (XVIII–XX вв.). Автореф. дисс… канд. мед. наук. – М., 2007.
В.В. Медведев

Магнитогорский государственный университет

<< | >>
Источник: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. Традиционные общества: неизвестное прошлое [Текст]: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф., 25–26 апреля 2011 г. / редколлегия: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. – Челябинск: Изд-во ЗАО «Цицеро»,2011. – 270 с.. 2011

Еще по теме Приемы и методы лечения в народной медицине Дагестана XIX века:

  1. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  2. Оглавление
  3. Приемы и методы лечения в народной медицине Дагестана XIX века