<<
>>

Место и роль Русской православной церкви в борьбе за независимость и объединение русских земель (XIV- XV вв.)

В начале XIV столетия в социально-экономическом и культурном развитии русских земель произошли качественные изменения. Подъем экономики сопровождался ростом городов, возрождением культуры.

В стране формировались материальные и духовные пред­посылки для освобождения от ордынского господства. Ускорился процесс формирования великорусской народности. Стержень на­ционального самосознания составляло стремление русского народа к независимости. Лидерами борьбы за ликвидацию ордынского гос­подства выступили московские князья и руководство РПЦ. Всесто­роннее взаимодействие церкви и государства являлось важнейшей политической предпосылкой успешной борьбы русского народа за независимость и образование Российского государства.

В условиях средневекового общества, в котором господствовало религиозное мировоззрение, проблема взаимодействия Великокня­жеской власти и Русской православной церкви приобретала опре­деляющее значение для решения судьбоносных вопросов. Государ­ство как социально-политический институт обладало социально­экономическими и военно-политическими ресурсами для решения политических задач. А мировые религиозные системы, в том числе и христианство, обладали мощным социально-экономическим и духовно-нравственным потенциалом. Исторический опыт свиде­тельствует, что религиозные системы играют важнейшую роль в жизни народов, обеспечивая общность фундаментальных ценно­стей. Так, РПЦ определяла все стороны миропонимания, весь уклад жизни русского человека. В XII в., когда Древнерусское государст­во распалось на удельные княжества, РПЦ олицетворяла его ду­

ховное единство. А в условиях монгольского господства церковь не только разделила историческую судьбу своего порабощенного Отечества, но и всегда выступала с позиций сохранения общегосу­дарственного единства. Поэтому интеграция усилий государства и церкви обеспечивала общность фундаментальных духовных и со­циально-политических ценностей русского общества, единство и взаимосвязь между русскими землями.

Социально-политическая и духовная общность Московской ди­настии Рюриковичей и Русской православной церкви являлась объ­ективной основой взаимодействия. Однако тенденция к укрепле­нию союза государства и церкви, сохранению православия как ду­ховной основы общества носила сложный противоречивый харак­тер. Любой общественно-политический институт имеет свои собст­венные корпоративные интересы, которые могут вступать в проти­воречие с общенациональными интересами. Это положение в пол­ной мере относится и к РПЦ. Так, экономические интересы церкви вступали в противоречие с политическими и экономическими ин­тересами государства. Преодоление противоречий между государ­ством и церковью, возникающих в ходе исторического процесса, обеспечение единства двух основополагающих факторов средневе­кового исторического процесса отвечало не только интересам древнерусского общества, но и РПЦ. Интеграция государства и РПЦ достигалась не отказом от собственных интересов каждого субъекта исторического процесса, а путем поиска компромисса в каждом конкретном историческом случае. В то же время, княже­ская власть в процессе разрешения противоречий всегда стреми­лась в максимальной степени учитывать сущностные социально­экономические интересы духовенства, поддерживать авторитет Русской православной церкви.

В первой половине XIV в. взаимодействие княжеской власти и Русской православной церкви приобрело качественно новое содер­жание. В русском обществе во все большей степени нарастало по­нимание необходимости собирания всех политических и духовных сил для образования единого государства и ликвидации монголь­ского владычества. И решение этой стратегической задачи во мно­гом зависело от характера взаимодействия государства и церкви. Эта парадигма была осмыслена Иваном Калитой, который высту­пил с инициативой перенесения резиденции митрополита из Вла­

димира в Москву. В то же время, руководству РПЦ предстояло ре­шить сложнейшую задачу: какому удельному князю вручить судь­бу русских земель?

В первой половине XIV в.

руководство РПЦ сделало свой поли­тический выбор. Оно понимало, что образование единого государст­ва отвечало интересам церкви, и поддержало курс московской ветви династии Рюриковичей (Ивана I) на объединение русских земель, на собирание сил в борьбе против монгольского ига. По инициативе и с благословения митрополита Петра Москва была превращена в ду­ховную столицу Руси, канонический центр Русской церкви. С 1326 г. в ней стал находиться митрополичий стол. Митрополиты приложили немало усилий для сохранения мира и подчинения всех удельных князей единодержавному князю московскому. В 1354 г. митрополи­том Русской православной церкви стал первый выходец из русских земель Алексий. Он сыграл выдающуюся роль в развитии и укреп­лении Московского княжества. В силу исторических обстоятельств некоторое время реальная власть в Московском княжестве была в руках митрополита Алексия. Он выполнял функции митрополита, регента малолетнего князя-наследника Дмитрия, главы Боярской Думы. Митрополит Алексий считал своей духовной задачей сохра­нить татарский ярлык на правление за Дмитрием и подготовить Русь к освобождению от владычества Золотой Орды. В 1380 г. на Кули­ковом поле русские воины под предводительством князя Дмитрия Донского одержали историческую победу над татаро-монголами.

Особое значение для консолидации и единства русского обще­ства имело образование пантеона святых. Русская церковь причис­ляла к лику святых видных религиозных и политических деятелей, которые посвятили свою жизнь служению своей Отчизне, право­славной церкви и народу. Так, в 1392 г. к лику святых был причис­лен Сергий Радонежский, с именем которого связаны многие изме­нения в общественно-политической и церковной жизни. Так, важ­нейшее значение в подготовке и организации Куликовской битвы - этого переломного события в истории Руси, имела патриотическая деятельность основателя Троице-Сергиевской лавры преподобного Сергея, игумена Радонежского (1314 - 1392 гг.). Он отличался под­вижничеством, необычным духовным воздействием на окружаю­щих.

Сергий Радонежский большое внимание уделял не только преодолению феодальных конфликтов, но и способствовал консо­

лидации русских князей. В одной из летописей отмечалось, что Сергий Радонежский «тихими и кроткими словами» укрощал рас­при, примирял князей, добивался их подчинению Московскому князю.

Становление национального самосознания вокруг идеи единения русских земель и отпора врагу требовало соответствующей идеоло­гии и нравственного идеала, побуждающего к сопротивлению агрес­сору, возрождению духа русского народа. Таким идеологом, воссоз- дателем национального русского духовного начала был Сергий Ра­донежский. Поэтому не случайно на Куликовом поле над русским воинством простирался лик преподобного Сергия, оберегавшего своими непрестанными молитвами жизни сограждан. Под воздейст­вием Русской православной церкви в общественном сознании ут­верждалась психология народа-победителя. Она проявилась в пол­ной мере в 1380 г. на Куликовом поле, где русские воины под пред­водительством Московского князя Дмитрия Донского одержали по­беду над Золотой Ордой.

Анализ исторических событий показывает, что борьба за свер­жение монголо-татарского ига вызвала национальное и культурное возрождение Руси. Этот процесс проходил под огромным влиянием РПЦ. В XIV - XV вв. на русский язык были переведены труды виднейших святых отцов и учителей церкви: Василия Великого, Исаака Сирина, Иоанна Лествичника, Максима Исповедника, Си­меона Нового Богослова и др. Достигло расцвета творчество заме­чательных иконописцев - Даниила Черного, Феофана Грека, Анд­рея Рублева; развивалось каменное церковное зодчество, самобыт­ное искусство Новгородской земли; были созданы прекрасные ли­тературные памятники - «Сказание о Мамаевом побоище», а также жития Святых и духовные повести. Новый импульс получила мис­сионерская деятельность. Святитель Стефан, епископ Пермский, стал просветителем зырян (коми) на севере страны, для которых составил азбуку и перевел Священные книги. Образование русско­го государства сопровождалось ростом патриотических настрое­ний.

Совместные усилия московских князей, Русской православной церкви и общества позволили создать социально-экономические и военно-политические предпосылки для окончательной ликвидации монгольского владычества. В 1480 г. состоялось решающее сраже­ние с ордынским войском. Победа русских войск открыла новую

страницу в истории Российского государства. Русь становится не­зависимым и суверенным государством.

Процесс взаимодействия государства и церкви развивался не только под влиянием внутренних, но и внешних факторов. На него оказывали воздействие и личностные позиции московской знати и церковных иерархов. Это, прежде всего, касается сущностных раз­ногласий в оценке влияния внешнеполитических факторов на ре­шение внутренних судьбоносных задач. В середине XV в. резко усилилось противостояние двух цивилизаций: христианской и ис­ламской. Христианский мир, ослабленный во время крестовых по­ходов, подвергался постоянной опасности со стороны восточных соседей. Внешнеполитическая активность Османской империи пре­вратилась в опасный фактор для Западной Европы. Османская им­перия завоевала Балканский полуостров и вела подготовку к окон­чательному завоеванию Византии и захвату Константинополя. За­воевательная экспансия Османской империи ориентировалась не только на Западную, но и на Восточную Европу. Существовала ве­роятность появления на южных рубежах Руси серьезного и опасно­го противника.

Определенные правящие круги Византии и Западной Европы видели основной путь ликвидации нарастающей опасности в объе­динении усилий всех стран Европы. Эту сложную внешнеполити­ческую ситуацию пытался использовать в своих целях Папа Рим­ский. По его мнению, основным условием объединения Европы должно стать «примирение христианских церквей». Оно должно было состояться в процессе обсуждения и подписания церковной унии. В ее основу, по мнению Папы Римского, должно быть поло­жено решение о признании католических догматов основопола­гающими для всех конфессий. В то же время предполагалось пре­доставить представителям православной конфессии сохранить об­рядовую сторону церковной службы.

Несколько иную позицию по отношению христианского единст­ва занимали и некоторые сторонники создания военно-полити­ческого европейского союза, и, прежде всего, греки. Они поддер­жали инициативу Папы Римского о преодолении противоречий между двумя конфессиями христианства как важнейшей предпо­сылки для оказания помощи Византии и взялись за подготовку об­щехристианского собора. Они не могли оставить без внимания рус­

скую митрополичью кафедру, так как Московская митрополия Константинопольского Патриархата была самой обширной, силь­ной и богатой из всех заграничных. Должность митрополита РПЦ долгое время оставалась вакантной. Русский митрополит был бы на таком посту для греков совсем нежелателен. По их мнению, он бы воспротивился союзу с католиками или вовсе не явился бы на Со­бор. Поэтому, в противовес настоятельным просьбам Великого Московского князя Василия II, митрополитом РПЦ был назначен грек Исидор. Это был высоко образованный человек, крупный фи­лософ, геополитик. В русских летописях его называют «многим языкам сказителем». В 1433 г. он уже представлял Византию на пе­реговорах об объединении церквей, где добился больших успехов. Назначая Исидора, византийские церковные и светские власти на­деялись обеспечить участие Руси в объединении с католиками. Ко­нечно, необходимо учитывать, что греки не собирались отречься от веры предков и рассчитывали, что им удастся вынудить католиков на уступки. И эту задачу должен был решить митрополит Исидор. Кроме того, византийская казна была практически пуста, и, назна­чив соотечественника митрополитом РПЦ, греки могли надеяться на русские деньги, столь необходимые для будущего Собора.

Национально-политическое самосознание Москвы к этому време­ни настолько выросло, что митрополит из греков для нее уже считался нежелательным. На Руси утвердилась мысль о том, чтобы не только избирать митрополита у себя дома, но и делать это независимо от Константинополя. Поэтому-то Великий князь Московский Василий II долгое время не хотел даже пускать митрополита в свои земли.

Московское государство внимательно следило за ходом разви­тия событий и осознавало реальную опасность для страны и РПЦ негативных последствий реализации идей католической церкви. Подписание папской унии могло привести не только к потере неза­висимости русской церкви, но и светской власти. Поэтому Великий князь Московский Василий II взял курс на сохранение православ­ных ценностей, на обеспечение независимой внешней политики. Основное внимание московская власть сосредоточила на решении внутренних задач, что отвечало стратегическим интересам не толь­ко русского общества, но и русской православной церкви.

Однако в подходе к решению этой сложнейшей проблемы про­явились серьезные разногласия между Великим князем Василием II

и Митрополитом Исидором. Митрополит Исидор на первый план поставил интересы Византии, а не Руси. Он видел в объединении Европы единственный путь спасения своей Родины (Византии).

Перед поездкой в Италию в сентябре 1437 г. митрополит изло­жил свою позицию великому князю Василию II и получил от него наказ защищать православие и не делать уступок католикам. Эта позиция нашла поддержку у русского общества. По Руси прошла молва о том, что митрополит отправляется на доброе дело обраще­ния католиков к православной вере.

На Соборе ожидалось присутствие многих европейских монар­хов, но никто не приехал. Долгое время на Соборе шли бесплодные богословские споры о том, как надо объединяться и какая ветвь христианства станет доминирующей. Судьбу Собора решил Папа Римский, который предложил грекам альтернативу: либо они к Пасхе принимают католичество полностью и без исключений, либо уезжают с пустыми руками. В ходе закулисных «переговоров», под влиянием постоянного давления все православные иерархи согла­сились подписать церковную унию (5 июля 1439 г. во Флоренции), где было написано, что православная церковь входит в состав ка­толической.

Вернувшись в Москву в сане католического кардинала, Исидор стал стремительно вводить католические обычаи: заменил право­славную символику католической (восьмиконечный православный крест на простой четырехконечный), поминать в молитвах Римского Папу прежде Константинопольского патриарха и т.д. Эти действия митрополита объективно были направлены на разрушение правосла­вия. В народе стало формироваться резко враждебное отношение к деятельности митрополита Исидора. По приказу Василия II он был лишен должности главы русской церкви и заключен в монастырь.

Московский князь не мог изгнать митрополита, ибо такие дей­ствия были прямым нарушением воли патриарха. Московское го­сударство дорожило отношениями с Византией и не хотело разры­ва. Выход из создавшегося положения помог найти сам Исидор, который в сентябре 1439 г. сбежал из тюрьмы. А московские вла­сти приказали не преследовать беглеца.

15 декабря 1448 г. состоялся съезд русского духовенства, кото­рый выразил общенациональное неприятие унии и избрал «Митро­политом всей Руси» рязанского епископа Иону. Это было сделано

против воли Константинопольского Патриарха, который с тех пор уже не назначал глав русской церкви. С этих пор РПЦ стала неза­висимой, автокефальной православной церковью. Активным сто­ронником защиты православия являлся Великий князь Василий II. Его взгляды на место и роль православия в жизни русского обще­ства и государства оказали определяющее воздействие на позицию большинства русских иерархов: свою поддержку и симпатии они отдали Василию II. Это стало существенным фактором консолида­ции московского боярства и служилых людей вокруг сюзерена и его победы в последней феодальной войне на Руси. Далее, в по­следствии автокефальность позволила русской православной церк­ви утвердить на Руси Московское Патриаршество, а московским князьям присвоить звание царей.

Во второй половине XV в. в развитии взаимодействия церкви и государства появились специфические особенности и новые тенден­ции. Автокефальность объективно обусловила превращение Русской православной церкви в государственно-национальный институт. Эти кардинальные изменения поставили перед обществом целый ряд фундаментальных задач. В условиях автокефальности РПЦ необхо­димо было определить место и роль государства в регулировании церковной жизни. Московские князья были заинтересованы в сохра­нении и развитии византийской традиции, в укреплении своей вла­сти и утверждении самодержавного стиля управления государством. Под их влиянием после падения Константинополя в Московской Ру­си постепенно утверждались представления о том, что великие кня­зья должны играть в православном мире ту же роль, которая ранее принадлежала византийским императорам. При московском дворе стали практиковать пышные ритуалы, заимствованные из империи. С другой стороны, церковные деятели охотно восприняли констан­тинопольскую традицию прославления монарха как основного опло­та веры. Они были убеждены в том, что государственная власть должна взять на себя функцию защиты православия не только внут­ри России, но и на международной арене. Так, митрополит Зосима (1490 - 1494 гг.) называл Ивана III «в православии просиявшим, бла­говерным и христолюбивым». Он сравнивал его с римским импера­тором Константином Великим, который признал христианство госу­дарственной религией, а Москву называл «новым градом Констан­тина» (т.е. Константинополем). С утверждением новой религиозно­

политической традиции РПЦ стремилась возложить на русского ца­ря и роль защитника православного христианства. В стенах псков­ского монастыря родилась концепция «Москва - третий Рим». Ее ав­тором стал монах Филофей.

Значительная часть общества понимала, что Русская православ­ная церковь превращается в государственно-национальный инсти­тут. Данный статус объективно обусловливал усиление влияния церкви на государственные дела. Однако великие князья преследо­вали свои интересы, которые не всегда совпадали с церковными интересами. В частности, государство неоднократно предпринима­ло попытки не только ограничить рост, но и уменьшить размеры церковной земельной собственности.

Во второй половине XV в., когда процесс образования Россий­ского государства вступил в решающую стадию, произошло обост­рение противоречий между светской и духовной властями. Рост мо­настырского землевладения и превращение РПЦ в крупного земель­ного собственника сопровождался сужением налоговой базы. Со­кращение источников поступлений финансовых ресурсов в казну ог­раничивало возможности государства в решении военно-полити­ческих задач. Попытки государства ограничить или сократить раз­меры церковной собственности наталкивались на сопротивление ду­ховенства. Церковь оставалась вполне самостоятельной духовной и политической силой. Она поддерживала великокняжескую власть в деле собирания земель, помогала обуздать своеволие удельных кня­зей, но не была готова поступиться собственными традиционными привилегиями и интересами ради упрочения материальной базы централизации.

Русская православная церковь столкнулась с серьезными внут­ренними противоречиями, и религиозные вопросы стали предметом широкого обсуждения не только в среде духовенства, но и в окруже­нии Великого Московского князя. Одной из важнейших проблем внутреннего развития церкви стало расширение еретических движе­ний на Руси. Развитие еретического движения могло подорвать фун­даментальные основы существования Русской православной церкви. Возникновение и развитие движение еретиков связано с определен­ными изменениями социальных условий в жизни средневекового общества. Рост городов и зарождение буржуазных элементов, разви­тие культуры были той цивилизационной средой, которая питала

еретические выступления против официальной церкви. Возникнове­ние и распространение на Руси оппозиционной и еретической мысли следует рассматривать в органической взаимосвязи с общими про­цессами развития философской и общественно-политической мысли в Европе. Однако степень распространения еретических воззрений всецело определялась внутренними социально-экономическими и политическими условиями. В целом еретическое движение на Руси не получило широкого развития. В наибольшей степени оно прояви­лось в Великом Новгороде, а затем еретики появились и в Москве. Светская власть была объективно заинтересована в защите право­славия, составляющего основу общественного мировоззрения, со­хранении общественного института - РПЦ - как одного из ведущих факторов укрепления Российского государства. Поэтому она в тес­ном союзе с православными иерархами вела активную борьбу про­тив еретиков. На соборе 1504 г. еретики были осуждены. Около де­сятка виднейших представителей ереси были сожжены. Никогда еще в истории России не было столь жестоких расправ по религиозным делам. Это вызвало явное неудовольствие и среди белого духовенст­ва, и в монашеской среде.

Во второй половине XV в. перед Русской православной церко­вью встала проблема модернизации взаимоотношений церкви и светской власти. В первую очередь было необходимо определить степень самостоятельности и независимости церкви от великокня­жеской власти. В обществе не было единства в подходах к реше­нию этой проблемы. Княжеская власть исходила из того, что все институты общества должны строить свои отношения с государст­вом на основе подданнических отношений. Это давало основание государству вмешиваться во внутреннюю жизнь церкви. Поэтому княжеская власть стремилась сохранить византийскую традицию взаимоотношений императорской власти и патриархии в неизмен­ном виде.

Однако не все церковные иерархи были согласны с таким под­ходом к построению государственно-церковных отношений. Руко­водство РПЦ осознавало необходимость модернизации отношений с государственной властью. Однако внутри официальной церкви не было единого подхода к решению этой сложной проблемы. Внутри официальной церкви сложились два течения - иосифлянство и не- стяжательство, которые ставили перед собой одну задачу: усовер­

шенствование церковного устройства и поднятие престижа церкви. Но они существенно расходились в определении путей и средств достижения этих целей. Иосифляне были согласны с государствен­ной позицией. Данная точка зрения базировалась на стремлении церкви сохранить свои политические и экономические интересы. Лидером данной группы духовенства стал игумен Волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий. Этот монастырь был одним из самых богатых на Руси. Он был выразителем интересов той части духо­венства, которая выступала за активное участие церкви в экономи­ческой и политической жизни страны, за взаимовыгодные отноше­ния с государством. Иосиф Волоцкий выступал за сохранение и развитие византийской религиозной традиции и исходил из того, что церковь должна поддерживать княжескую власть и иметь при­вилегированное положение как институт, освещающий светскую власть. А светская власть, в свою очередь, должна заботиться о благополучии церкви. Иосифлянская доктрина стала официальным направлением в русской общественной мысли, тесно связанной с государственной властью.

Противоположную позицию занимали представители бедных монастырей и церквей. Приверженцы этого движения выступили с требованием отказа церкви от «стяжания». Поэтому эта группа ду­ховенства получила название «нестяжателей». Они требовали отка­заться от приобретения церковью, особенно монастырями, земель­ных и имущественных ценностей. Свое требование нестяжатели обосновывали тем, что приобретение земельной собственности и имущественных ценностей противоречит идеалам Евангельской морали и наносит ущерб церковному авторитету. Идейное обосно­вание нестяжательства содержится в трудах Нила Сорского, Вас- сиана (Патрикеева), старца Артемия и других деятелей церкви. Свою позицию Нил Сорский пытался отстоять на церковном Собо­ре в 1503 г. В частности, он предложил конфисковать земельные наделы у монастырей (одна треть обрабатываемых земель) и орга­низовать земельный фонд для того, чтобы наделять землями мел­ких и средних феодалов. По своей сути, нестяжательство имело со­циальное обоснование. Оно соответствовало экономическим инте­ресам крупного боярства и московского князя, которые пытались сохранить земельные ресурсы в руках светских землевладельцев и

княжеской власти. Эти земли были необходимы московскому кня­зю Ивану III для организации поместного землевладения.

Нестяжатели имели свою позицию и по вопросу модернизации отношений церкви и государства. Суть ее состояла в том, что цер­ковь должна обладать определенной независимостью. Речь шла о том, что вся внутренняя церковная жизнь должна регулироваться митрополитом и епископатом, а не государством.

Княжеская власть находилась в достаточно трудном положении. Она была заинтересована в поддержке позиции стяжателей о месте и роли церкви в общественно-политической жизни, т.е. в сохране­нии взаимоотношений с РПЦ на базе византийской традиции. Но светская власть была заинтересована не только в сохранении, но и увеличении боярской и княжеской земельной собственности. В данном случае княжеская власть стремилась поддерживать пози­цию нестяжателей. Поэтому не случайно, внутрицерковный спор с переменным успехом продолжался до первой четверти XVI в. Именно в этот период стяжатели поддержали Василия III и в нару­шение канонических оснований благословили его развод с женой Соломонией. Этот шаг был оценен русским царем. Стяжатели одержали победу, а нестяжатели подверглись гонениям.

В начале XVI в. государство сохранило ведущие позиции в раз­витии отношений с Русской православной церковью. Этот союз пе­режил новые испытания в период правления Ивана Грозного.

3.2.

<< | >>
Источник: ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ: Учеб. пособие / Под ред. д-ра ист. наук, проф. В.В. Евланова, канд. ист. наук, доц. Р.М. Ивановой. - М.: МИФИ,2008. - 320 с. 2008

Еще по теме Место и роль Русской православной церкви в борьбе за независимость и объединение русских земель (XIV- XV вв.):

  1. 4.3. Политический строй
  2. Записка от неученых к ученым русским, ученым светским, начатая под впечатлением войны с исламом, уже веденной (в 1877—1878 гг.), и с Западом — ожидаемой, и оканчиваемая юбилеем преп. Сергия
  3. Глава 4. Россия и славянский мир
  4. 9.ПРОСВЕЩЕНИЕ
  5. Империя
  6. 4.3. Политический строй
  7. Терминологический словарь
  8. ЗАВЕТЫ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ
  9. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
  10. Глава 4. Польская тематика в литературе 1880-х–1890-х годов
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -