>>

  ВВЕДЕНИЕ 


f
ron вошёл в историю Советского государ&ства как первый год мирного социалисти&ческого строительства после разгрома иностранной военной интервенции и окон&чания гражданской войны.
Именно в 1921 г. Коммунистиче&ская партия осуществила исторический поворот от воен&ного коммунизма к новой экономической политике. В этом повороте, как указывается в «Кратком курсе истории ВКП(б)», «сказалась вся мудрость и дальновидность ле&нинской политики».

Исследование важнейшего исторического этапа в жизни Советской страны — этапа перехода от войны к миру, от военного коммунизма к новой экономической политике, позволяет показать на конкретно-историческом материале, что партия всегда исходит в своей политике, в своей прак&тической деятельности из требований объективных эконо&мических законов развития. Познание этих законов, их сознательное применение и использование в интересах всего общества, всего народа и находит своё выражение в политике партии и Советского государства.
И. В. Сталин в своём труде «Экономические проблемы социализма в СССР» предупреждал против отождествле&ния и смешения объективных экономических законов и экономической политики партии и Советского государства. Он вскрыл глубокую ошибочность и вредность субъекти-
эистско-идеалистических концепций, отрицавших действие объективных экономических законов при социализме, разоблачил чуждую марксизму идеалистическую точку зрения о якобы определяющей роли надстройки по отноше&нию к базису в условиях социалистической общественной формации. Люди, отрицающие основные положения марксизма об объективных экономических законах при социализме, отрицают по сути дела науку, отрицают возможность всякого предвидения, отрицают возможность руководства экономической жизнью.
Основное положение марксистско-ленинской теории об определяющей роли базиса по отношению к надстройке относится ко всем общественно-экономическим формаци&ям, а следовательно, и к социалистической общественной формации. Но после завоевания власти пролетариатом и установления советского строя обратное воздействие над&стройки на базис во много раз возрастает, ибо только в условиях социалистического государства экономические законы сознательно используются обществом в интересах победы социализма.
Экономическая политика социалистического государ&ства, определяемая объективными законами, является ярким примером взаимодействия базиса и надстройки, обратного влияния надстройки на базис.
Познавая экономические законы, опираясь на них и умело их применяя, Коммунистическая партия и Совет&ское государство строят всю свою политику в полном со&ответствии с этими законами, а не вопреки им. В этих условиях в корне изменяется экономическая роль госу&дарства. Оно становится в подлинном смысле слова великой преобразующей силой, помогающей своему базису офор&миться и укрепиться.
Сила Советского государства заключается, таким об&разом, не в его мнимой независимости от объективно дей&ствующих экономических законов, а в познании этих за&конов и их использовании в интересах общества.
Вся деятельность Советского государства направляется мудрой, научно обоснованной политикой Коммунистиче&ской партии, которая и является поэтому жизненной основой советского строя.
Политика Коммунистической партии, строящаяся па прочном научном фундаменте марксистско-ленинской теории, придаёт сознательный, планомерный, организованный характер всему ходу социа- листического строительства. Этим и определяется руко&водящая, направляющая роль Коммунистической партии, как основной силы, организующей и вдохновляющей победоносное строительство коммунистического обще&ства в СССР.
Особая роль Советской власти, как писал И. В. Сталин, объясняется двумя обстоятельствами: «во-первых, тем, что Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых рево&люциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию; во-вторых, тем, что ввиду отсутствия в стране каких-либо готовых зачатков социалистического хозяйства, она должна была создать, так сказать, на «пустом месте» новые, социа&листические формы хозяйства» Ч
Оба эти обстоятельства, определяющие особую роль Советской власти, вытекают из коренного различия ха&рактера и задач социалистической революции по сравне&нию с революцией буржуазной.
Социалистическая революция ставит своей целью уничтожение всякой эксплуатации, и в этом её первое отличие от всех предшествующих революций, которые знала история.
Во-вторых, буржуазная революция начинается обычно при наличии более или менее готовых форм капиталисти&ческого уклада, выросших и окрепших ещё в недрах феодального общества. В совершенно ином положении находится революция пролетарская. Она начинается при отсутствии или почти при отсутствии готовых форм социалистического уклада. Поэтому буржуазная революция завершается обычно захватом власти буржуа&зией, и её задача сводится к тому, чтобы, взяв власть, привести её в соответствие с наличной буржуазной эконо&микой. Пролетарская же революция завоеванием власти только начинается, и её основная задача сводится к тому, чтобы, захватив власть, построить новую, социалистиче&скую экономику.
Именно поэтому перед пролетарской революцией встают гигантской трудности задачи — организационные, строительные, созидательные, задачи строительства социа&листической экономики.
1 И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, ГосПолитиздат, 1952, стр. 7.
«Установление социалистической организации обще&ства» — так формулировались эти задачи ещё в историче&ской «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая легла в основу первой Конституции Советского государства.
Для того чтобы решить эту трудную и сложную за&дачу, необходим был целый исторический период, целая историческая полоса, которую классики марксизма на&звали переходным периодом от капитализма к социа&лизму. Переходному периоду в области экономики соот&ветствует и политический переходный период, который не может быть ничем иным, как революционной диктату&рой пролетариата. Пролетарская революция, писал И. В. Сталин, облекается в плоть и кровь лишь через диктатуру пролетариата. Диктатура пролетариата есть орудие пролетарской революции, её орган, её важнейший опорный пункт, вызванный к жизни для того, чтобы пода&вить сопротивление свергнутых эксплуататоров, закрепить свои достижения и довести революцию до полной победы социализма. Диктатура пролетариата должна была стать и стала основным орудием уничтожения старого, капитали&стического базиса, старых производственных отношений, уже являвшихся тормозом для развития производитель&ных сил, и строительства новых, социалистических про&изводственных отношений, создания экономического базиса социалистического общества.
Эти задачи решались Советским государством впервые в истории человечества. Тем не менее Советская власть выполнила эту задачу с честью и выполнила её не потому, что будто бы уничтожила существующие экономические законы и «сформировала» новые, а именно потому, что во всей своей деятельности и в определении основ своей эко&номической политики всегда опиралась на эти объектив&ные экономические законы.
Понятно поэтому, какое огромное значение после за&воевания власти пролетариатом приобретал вопрос об определении сущности и основ экономической политики переходного периода, той экономической политики, посред&ством которой пролетарская диктатура на основе познан&ных объективных экономических законов могла выполнить свою великую преобразующую роль.
* *
*
Экономическая политика переходного периода от капи&тализма к социализму получила в нашей стране ^название новой экономической политики. Наиболее общие основы этой политики В. И. Ленин наметил ещё накануне Вели&кой Октябрьской социалистической революции: в брошюре «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» и в статье «Удержат ли большевики государственную власть?».
Первое обоснование начал новой экономической поли&тики В. И. Ленин дал в своей классической работе «Оче&редные задачи Советской власти», опубликованной в апреле 1918 г., т. е. спустя несколько месяцев после победы Вели&кой Октябрьской социалистической революции.
Осуществление этой политики, намеченной в начале 1918 г., было прервано иностранной военной интервенцией и гражданской войной. К этой политике партия вернулась лишь спустя три года, после ликвидации войны и интер&венции.
Понятно поэтому, что понимание сущности и значения исторического поворота от военного коммунизма к новой экономической политике, который совершила Коммунисти&ческая партия в 1921 г., неразрывно связано с изучением истории выработки партией основ этой политики сразу же после победы Великой Октябрьской социалистической революции.
Советское государство, государство диктатуры проле&тариата, в первые же месяцы после завоевания власти осуществило великие социалистические преобразования: сломило хозяйственную мощь буржуазии, упразднило крупную капиталистическую собственность и сосредото&чило в своих руках командные высоты народного хозяй&ства путём национализации крупной промышленности, на&ционализации банков, транспорта, средств связи, внешней торговли.
Тем самым производственные отношения приводились в соответствие с характером производительных сил, что в свою очередь открывало огромный простор для даль&нейшего развития производительных сил.
На базе новых экономических условий, созданных победой социалистической революции в России, теряли силу и сходили со сцены экономические законы, свойствен- нме капитализму, и вступали в действие новые экономи&ческие законы, присущие социализму. С возникновением социалистического производства возник и начал действо&вать основной экономический закон социализма и начал терять силу основной экономический закон капита&лизма. После Великой Октябрьской социалистической революции, когда командные высоты народного хозяйства стали социалистической собственностью, целью обще&ственного производства становится обеспечение макси&мального удовлетворения постоянно растущих материаль&ных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистиче&ского производства на базе высшей техники.
В противовес закону конкуренции и анархии производ&ства, господствующему при капитализме, возникает и на&чинает действовать экономический закон планомерного (пропорционального) развития народного хозяйства. Этот закон возник на базе обобществления средств произ&водства, после того как закон конкуренции и анархии производства утратил свою силу. Это произошло потому, что социалистическое народное хозяйство можно вести лишь на основе экономического закона планомерного раз&вития народного хозяйства.
Объективные экономические законы, отражающие процессы экономического развития общества, совершаю&щиеся независимо от воли людей, нельзя ни отменить, ни изменить, ни «преобразовать» в новые законы. Но, овла&дев экономическими законами, познав их, можно огра&ничивать или расширять сферу их действия.
Так, например, основной экономический закон социа&лизма в условиях переходного периода не .мог сразу получить полный простор для своего действия в силу мно&гоукладное™ экономики, наличия капиталистических эле&ментов, слабости социалистической промышленности и пре&обладания мелкотоварного хозяйства в деревне. Лишь по мере дальнейшего развития социалистического производ&ства на базе высшей техники, укрепления позиций социа&лизма и в городе и в деревне, после ликвидации эксплуата&торских классов создаются благоприятные объективные условия для всё большего расширения сферы действия основного экономического закона социализма.
То же относится и к закону планомерного (пропорцио&нального) развития народного хозяйства, действие кото- рого в начальный период социалистического строитель&ства ограничено слабостью социалистических элементов в народном хозяйстве, особенно в сельском хозяйстве, и ко&торый получает всё больший простор для своего развития по мере укрепления и усиления социалистической эко&номики.
Наоборот, сфера действия закона стоимости уже в условиях переходного периода строго ограничена и по&ставлена в рамки, а закон стоимости не играет и не может играть при советском строе роль регулятора произвол- ства.
Сознательное использование объективных законов со&циализма, возникших в силу новых экономических усло&вий после победы социалистической революции в России, нашло своё наиболее яркое выражение в экономической политике партии и Советского'государства, основы которой В. И. Ленин сформулировал в своей работе «Очередные задачи Советской власти».
В этом классическом произведении разработаны ос&новные вопросы социалистического строительства, во&просы создания новых, социалистических производственных отношений.
В первые месяцы после установления Советской власти, в период так называемой «красногвардейской атаки на капитал», была успешно разрешена задача сосредоточения в руках Советского государства основных командных вы&сот народного хозяйства, ломки буржуазного аппарата государственной власти, ликвидации саботажа буржуазии и её первых попыток свергнуть Советскую власть. К весне 1918 г. были национализированы все банки, значительная часть крупной промышленности, транспорт, земля. Была конфискована собственность иностранных капиталистов в России и аннулированы иностранные займы. Это и послу&жило основой для того, чтобы от разрушения старого перейти к строительству нового. Весной 1918 г. начался переход к новому этапу социалистического строительства— «от экспроприации экспроприаторов» к организационному закреплению одержанных побед, к строительству совет&ского народного хозяйства.
В условиях весны 1918 г., когда была завоёвана вре&менная передышка в войне, необходимо было максимально использовать эту передышку для приступа к построению фундамента социалистической экономики.

В целях укрепления возникшего в результате Октябрь&ской революции социалистического уклада и превра&щения пролетариата в подлинного хозяина производства В. И. Ленин выдвигал на первый план в качестве основной задачи социалистического строительства задачу научиться по-новому организовать производство и управлять им. «Это — самая трудная задача,— указывал В. И. Ленин,— ибо дело идет об организации по-новому самых глубоких, экономических, основ жизни десятков и десятков миллио&нов людей. И это — самая благодарная задача, ибо лишь после ее решения (в главных и основных чертах) можно будет сказать, что Россия стала не только советской, но и социалистической республикой» К
Если в первые месяцы Советской власти, в период «красногвардейской атаки на капитал», гвоздём текущего момента было «как можно решительнее национализиро&вать, конфисковать, бить и добивать буржуазию, ломать саботаж» 2, то к весне 1918 г. на первый план выдвигалась задача управления производством и всей экономической жизнью страны, задача организации всенародного учёта и контроля над производством и распределением продук&тов. С этого надо было начинать в тех условиях органи&зацию советского народного хозяйства.
В соответствии с этой основной задачей — задачей на&учиться управлять социалистическим производством — Ленин определял и конкретную программу действий по поднятию производительности труда, воспитанию новой трудовой дисциплины, организации социалистического со&ревнования как нового стимула организации труда, соот&ветствующего складывающимся новым, социалистическим производственным отношениям в промышленности.
Определение программы экономических мероприятий Советского государства в статьях Ленина весной 1918 г. («Очередные задачи Советской власти», «О «левом» ребя&честве и о мелкобуржуазности») основывалось на глубочай&шем анализе особенностей и закономерностей развития экономики переходного периода от капитализма к со&циализму.
Для переходного периода характерна многоукладность экономики, наличие в ней наряду с рождённым револю- цией ведущим социалистическим укладом также и эле&ментов других укладов.
Ленин назвал пять общественно-экономических укла&дов, элементы которых имелись тогда налицо в экономике России: 1) патриархальное, т. е. в значительной мере натуральное, крестьянское хозяйство; 2) мелкое товарное производство, представлявшее собой множество мелких и мельчайших крестьянских хозяйств; 3) частнохозяй&ственный капитализм; 4) государственный капитализм; 5) социализм.
В необъятной России все эти различные типы обще- ственно-экономического уклада переплетались, и в этом именно и заключалось своеобразие положения.
Какой же уклад являлся преобладающим? В такой мелкокрестьянской стране, какой была Россия в то время, преобладающим являлся мелкотоварный уклад, так как громадное большинство крестьян представляли собой мелких товарных производителей.
Понятно поэтому, что в условиях многоукладной эко&номики и ожесточённой борьбы социалистического и част&нокапиталистического укладов огромное теоретическое и практическое значение приобретал вопрос о судьбах мел&кокрестьянского хозяйства после взятия власти пролета&риатом.
Если развитие капитализма в промышленности привело к такой степени концентрации средств производства, что после победы пролетарской революции их можно было экспроприировать и передать во владение общества, то в сельском хозяйстве, даже в самых развитых капиталисти&ческих странах, сохраняется мелкое, раздроблённое кре&стьянское хозяйство, которое нельзя сразу же экспро&приировать и обобществить средства его производ&ства.
Такой путь — путь экспроприации мелких и средних производителей в деревне после завоевания власти про&летариатом, предлагавшийся некоторыми горе-маркси&стами, являлся бессмысленным и преступным путём. Если прогнать помещиков и капиталистов, экспроприировать их собственность и средства производства было сравни&тельно легко и пролетарская диктатура успешно осуще&ствила эту задачу в первые же месяцы Советской власти, то мелких производителей, указывал В. И. Ленин, инельзя прогнать, их нельзя подавить, с ними надо ужиться, их можно (и должно) переделать, перевоспитать только очень длительной, медленной, осторожной органи&заторской работой»
Это означало, что процесс преобразования капитали&стических производственных отношений в новые, коллек&тивистические в области сельского хозяйства является го&раздо более сложным и длительным, нежели в области промышленности.
Поэтому пролетариат, завоевав власть и экспроприируя средства производства в крупной промышленности, пре&вращая их в общенародное достояние, не экспроприирует мелких товаропроизводителей, а, наоборот, всячески по&могает им, создавая материально-техническую базу для постепенного перевода крестьянских хозяйств на рельсы социализма. Отсюда и возникает экономическая необхо&димость для пролетарской диктатуры сохранить на извест&ное время товарное производство у как единственно прием&лемую для крестьян форму экономических связей города с деревней.
И действительно, после победы Великой Октябрьской социалистической революции в России все первые эконо&мические мероприятия Советской власти в 1917—1918 гг. были основаны на использовании рынка и укреплении экономической смычки города и деревни, промышленности и сельского хозяйства через рынок, а не в порядке прямого продуктообмена без рынка. Из необходимости сохранения товарного производства исходили и основные законода&тельные акты Советского государства в этот первый период социалистического строительства.
Вспоминая впоследствии, в октябре 1921 г., в своей речи на VII Московской губернской партийной конференции об одном из декретов Советской власти конца 1917 г.— де&крете о государственной монополии на объявления, В. И. Ленин говорил:

«Декрет, который устанавливал государственную монополию на объявления, тем самым предполагал, что остаются частнопредпринимательские газеты, как общее явление, что остается экономическая политика, требую&щая частных объявлений, остается и порядок частной собственности — остается целый ряд частных заведений, нуждающихся в рекламах, в объявлениях. Таков был и только таким мог мыслиться декрет о монопблизации частных объявлений» х.
В известном декрете Советского правительства «О по&требительских кооперативных организациях» от 10 апреля 1918 г. подробно определялся порядок организации тор&говли не только потребительской кооперацией, но и част&ными торговыми предприятиями, устанавливались формы надзора и контроля со стороны государственных органов . за кооперацией и частной торговлей.
В определении задач экономической политики первой половины 1918 г. большое значение имел также тот факт, что средняя и мелкая промышленность не была ещё в это время национализирована и, следовательно, существовал довольно значительный частнокапиталистический сектор не только в торговле, но и в промышленности.
Поэтому В. И. Ленин в своей работе «Очередные за&дачи Советской власти» не только подчёркивал экономи&ческую необходимость допущения и сохранения товарного производства вообще после завоевания власти пролета&риатом (как он это сделал в работах 1921 г., особенно в ра&боте «О продовольственном налоге», когда необходимо было в развёрнутом виде теоретически обосновать допу&щение торговли и товарного обращения после их вынуж&денной и временной отмены в годы военного коммунизма), но, поскольку товарное обращение (обмен через куплю-про&дажу) в 1918 г. было фактом, он сосредоточил всё своё вни&мание на вопросе об организации контроля над ним со стороны пролетарского государства. Ленин ставил задачу использования торговли в организованных формах госу&дарственной и кооперативной торговли, а также подкон&трольных частных торговых предприятий в форме госу&дарственного капитализма.
Обосновывая экономическую программу Советского государства, В. И. Ленин писал в мае 1918 г.: «В России преобладает сейчас как раз мелкобуржуазный капитализм, от которого и к государственному крупному капитализму и к социализму ведет одна и та же дорога, ведет путь через одну и ту же промежуточную станцию, называемую «общенародный учет и контроль за производством и рас&пределением продуктов»», поэтому «...от теперешнего эко- номического положения России нельзя идти вперед, не проходя через то, что обще и государственному капита&лизму и социализму (всенародный учет и контроль)...»[1].
В 1921 г., после перехода к новой экономической по&литике, Ленин вновь возвратился к вопросу о госкапита&лизме в пролетарском государстве, напоминая свою по&становку вопроса в 1918 г. В своей работе «О продоволь&ственном налоге» Ленин писал: «Возможно ли сочетание, соединение, совмещение советского государства, дикта&туры пролетариата с государственным капитализмом?
Конечно, возможно. Это я и доказывал в мае 1918-го года. Это я, надеюсь, и доказал в мае 1918-го года. Мало того: я доказал тогда же, что государственный капита&лизм есть шаг вперед по сравнению с мелкособственниче&ской (и мелкопатриархальной, и мелкобуржуазной) сти&хией» 2.
В. И. Ленин исчерпывающе показал также, в чём за&ключается коренное различие между государственным капитализмом в условиях буржуазного и в условиях про&летарского государства. «В капиталистическом государ&стве государственный капитализм означает, что он при&знается государством и контролируется им на пользу буржуазии и против пролетариата. В пролетарском госу&дарстве то же самое делается на пользу рабочего класса, с целью устоять против все еще сильной буржуазии и бо&роться против нее» [2].
Как известно, Ленин не считал наличие государствен&ного капитализма как одного из укладов обязательным для каждой страны в переходный период. Он исходил только из глубокого теоретического анализа особенностей экономической обстановки в России в первые месяцы после завоевания власти и обосновывал необходимость постепенного, осторожного, всесторонне продуманного пе&рехода к социалистическим преобразованиям экономики, добиваясь осуществления ряда переходных мер «с наи&большим, так сказать, приспособлением к существовав&шим тогда отношениям, по возможности постепенно и без особой ломки» [3].
Учитывая особенности объективно существовавшей мно&гоукладной экономики в условиях, когда не было ещё развитой социалистической промышленности, Ленин ста&вил вопрос об использовании госкапиталистического уклада как средства для установления связи между крестьян&ским хозяйством и индустрией. Но в дальнейшем развитие пошло по другому пути: концессии как основная форма госкапитализма не привились, выросли государственная промышленность, государственная торговля, кооперация, и смычка между городом и деревней стала устанавливаться через социалистическую промышленность.
В. И. Ленин всегда подчёркивал прямую преемствен&ную связь плана «приступа к социалистическому строи&тельству» 1918 г. и перехода к нэпу в 1921 г. В октябре 1921 г. в одном из своих выступлений он говорил, что решение ВЦИК, принятое по его докладу об очеред&ных задачах Советской власти в конце апреля 1918 г., «указывало на необходимость считаться с крестьянской экономикой и основывалось на докладе, учитывавшем роль государственного капитализма в строительстве социализма в том случае, когда страна крестьян&ская» х.
После перехода к новой экономической политике Ленин неоднократно напоминал также, что эту политику назы&вают «новой» лишь по отношению к политике военного коммунизма. «А по сути дела — в ней больше старого, чем в предыдущей нашей (речь идёт о военном коммунизме.—
Э. Г ) экономической политике» 2.
* *
*
Иностранная военная интервенция и гражданская война временно сорвали возможность мирного социалисти&ческого строительства на путях, указанных партией в 1918 г.

В первые месяцы после Октябрьской социалистической революции Советская власть сделала попытку осуще&ствить экономическую политику, рассчитанную первона&чально на ряд постепенных изменений, на осторожный переход к новому порядку. Контрреволюционная буржуа- зия ответила на это беспощадной борьбой. Эта борьба вы&нудила Советское государство к неизмеримо большей ломке старых отношений, чем предполагалось вначале.
Сопротивление буржуазии, международной и внутрен&ней, в условиях, когда Советская страна была единствен&ной социалистической республикой во всём мире, потре&бовало применения таких мер, которые обеспечили бы организацию отпора врагу и его разгром. Обстановка на&чавшейся иностранной военной интервенции вызвала необ&ходимость перехода к чрезвычайным, экстраординарным мерам, вызванным войной.
Система мероприятий, вызванных исключительно трудными условиями обороны страны и имевших вре&менный характер, называлась военным коммунизмом.
Основные черты политики военного коммунизма сво&дятся к следующему: осуществление контроля государ&ства не только над крупной промышленностью, но также над средней и мелкой промышленностью, чтобы накопить товары массового потребления и снабжать ими армию и деревню; введение монополии хлебной торговли, запрещение частной торговли хлебом и установление прод&развёрстки, чтобы взять на учёт все излишки продоволь&ствия у крестьян, накопить запасы хлеба и снабжать про&довольствием армию и рабочих; наконец, введение всеоб&щей трудовой повинности для всех классов.
Характеризуя сущность военного коммунизма, В. И. Ленин указывал, что он «не был и не мог быть отве&чающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой» Условия войны диктовали прежде всего необходимость мобилизации всей промыш&ленности на нужды фронта. Строгая централизация руко&водства промышленностью и полная мобилизация всех ресурсов являлись необходимой предпосылкой успешного ведения войны. Поэтому, завершив полностью национали&зацию крупной промышленности, Советское государство начиная с 1919 г. осуществляет всё в больших и больших масштабах национализацию всей промышленности, вклю&чая среднюю и мелкую. Так, например, по данным ВСНХ, представленным VIII съезду Советов, из общего числа 6 908 учтённых в стране предприятий обрабатывающей, горной и горнозаводской промышленности было национа- лизировано на 1 октября 1919 г. 2 522 предприятия, на 1 апреля 1920 г.— 4 141, на 1 ноября 1920 г.— 4 420пред&приятий.
К концу 1920 г. была осуществлена полная национали&зация всей промышленности, вплоть до самых мелких предприятий
В ходе гражданской войны складывалась система глав&ных управлений по отраслям национализированной про&мышленности (так называемая система «главков»). Про&цесс создания «главков» происходил быстрыми темпами уже во второй половине 1918 г. В 1919 г. этот процесс полной централизации управления промышленностью осо&бенно усилился.
Ещё более настойчиво обстановка войны требовала централизации продовольственного дела, установления мо&нополии хлебной торговли. Снабдить Красную Армию продовольствием, накормить рабочих в городах было важ&нейшей задачей обороны Советской республики.
Деревенская буржуазия, так же как и городская, на все мероприятия Советской власти отвечала злостным сабота&жем и войной. Кулаки, борясь с пролетарским государст&вом, отказывались продавать государству хлеб по твёрдым ценам. Задушить революцию «костлявой рукой голода» — такова была цель всех врагов Советской власти. Уже в мае 1918 г. стране всё сильней и сильней угрожало страшное бедствие — голод. Основные хлебные районы были вре&менно отторгнуты от Советской России интервентами и белогвардейцами.
«Борьба за хлеб — это борьба за социализм»,— гово&рил в это время В. И. Ленин.
Необходимо было мобилизовать все силы страны, со&средоточить все усилия на спасении страны от голода; продовольственные трудности потребовали введения чрез&вычайных мер в области продовольственного дела.

Советская власть объявила открытую и беспощадную борьбу своему злейшему врагу — кулачеству. В то время, летом 1918 г., решение продовольственного вопроса за&ключалось прежде всего в том, чтобы отобрать все из&лишки хлеба у деревенской буржуазии, ведущей войну с Советской властью. Для решения этой основной задачи необходимы были троякого рода меры: 1) полная центра&лизация продовольственного дела, установление твёрдой продовольственной диктатуры; 2) поднятие самодеятель&ности масс, в первую очередь рабочего класса, объявление массового похода рабочих в деревню; 3) организация и объединение деревенской бедноты, её участие в решитель&ной борьбе с кулачеством.
Исторический декрет ВЦИК от 11 июня 1918 г. «Об ор&ганизации деревенской бедноты и снабжении её хлебом, предметами первой необходимости и сельскохозяйствен&ными орудиями» означал решительный шаг к дальней&шему развитию социалистической революции в деревне. Комитеты бедноты сыграли большую роль в борьбе с ку&лачеством, они являлись опорными пунктами диктатуры пролетариата в деревне, способствовали подрыву произ&водственной базы кулачества (переход 50 млн. га кулац&кой земли в руки бедноты и середняков, конфискация у кулачества значительной части средств производства в пользу бедноты); комбеды упрочили Советскую власть в деревне и сыграли огромпую роль в деле завоевания крестьянина-середняка на сторону Советской власти.
Продовольственные декреты лета 1918 г. означали, что меры принуждения, применявшиеся Советским государ&ством по отношению к городской буржуазии, начинают распространяться и на кулачество, на злостных укрыва&телей хлеба. Но задача организации рыночного товаро&обмена с основной массой крестьянства этими декретами ещё не снималась, и свободная торговля предметами про&довольствия не была полностью запрещена.
«Частная торговля предметами первой необходимости,— говорилось в декрете ВЦИК от 27 мая 1918 г.,— может быть допущена под контролем и на основаниях, устанав&ливаемых областными и губернскими продовольственными органами в согласии с общими указаниями Народного Комиссариата продовольствия и положениями о частной торговле»
В дальнейшем, осенью 1918 г., когда иностранная ин&тервенция и гражданская война были уже в полном раз&гаре, Советское правительство приняло известный декрет от 30 октября 1918 г. «Об обложении сельских хозяев на&туральным налогом в виде отчисления части сельскохо&зяйственных продуктов». Вся тяжесть натурального на&лога должна была падать преимущественно на кулачество, беднота совсем освобождалась от налога, а средние кре&стьяне облагались умеренным налогом.
Фактически этот декрет в жизнь проведён не был. Помешало новое расширение масштабов иностранной воен&ной интервенции. Страна всё больше и больше стано&вилась военным лагерем, осаждённым со всех сторон врагом. В декабре 1918 г. началось наступление Колчака. США, Англия и Франция, закончив войну с Германией, бросили новые войска против Советской России. Надо было дать отпор объединённым силам Антанты и внутренней контрреволюции. Требовалась величайшая централиза&ция всех материальных и прежде всего продовольственных ресурсов, сосредоточение их в руках государства.
В этих условиях и был принят Советским правитель&ством декрет от 11 января 1919 г. «О развёрстке между производящими губерниями зерновых хлебов и фуража, подлежащих отчуждению в распоряжение государства».
Основной принцип взимания развёрстки был изложен в статье 1 декрета:
«Всё количество хлебов и зернового фуража, необходи&мое для удовлетворения государственных потребностей, развёрстывается для отчуждения у населения между про&изводящими губерниями» Это означало, что государство заранее определяло то минимальное количество хлеба, ко&торое необходимо для снабжения Красной Армии и рабо&чего класса, и развёрстывало это количество между губер&ниями. Единственным заготовителем хлеба являлось госу&дарство в лице его органа — Наркомпрода. Для того чтобы обеспечить наиболее полный сбор продовольствен&ных продуктов по развёрстке, государственная монополия распространялась на основные продукты питания. В руки государства переходило и всё снабжение населения. Однако и это не означало, что декрет о развёрстке знаме- новая собой полное запрещение частной торговли всеми предметами продовольствия.
Постановление СНК от 21 января 1919 г. «О заготовке продовольственных продуктов» обязывало все органы Советской власти строжайше и неуклонно наблюдать за тем, чтобы свободному гужевому подвозу к рынкам всех продуктов (помимо хлеба, сахара, чая, соли, мяса и жи&ров) и свободной продаже их на рынке «не чинилось никем никаких препятствий или затруднений; виновных в чине- нии таковых предавать суду Революционного Трибу&нала» 1.
Далее в постановлении СНК указывалось, что право массовой заготовки и провоза всех указанных продуктов питания наряду с государственными органами продоволь&ствия предоставляется также рабочим организациям и профессиональным и кооперативным объединениям.
Следовательно, даже декрет о развёрстке не означал ещё полного запрещения частного торгового оборота. Но чем дальше, тем больше вся обстановка невероятно тяжёлой войны против объединённых сил интервентов и белогвардейцев требовала полной централизации продо&вольственного дела в руках государства и упразднения всей частной торговли.
Развёрстка, установленная первоначально на хлеб и зернофураж, в течение 1919 г. распространилась на все виды продовольствия и сырья. Торговля (во всяком случае легальная) постепенно исчезала в городах.
Подчёркивая вынужденность военного коммунизма и его обусловленность войной и военной обстановкой, В. И. Ленин писал:

«Не в том дело, что была экономическая система, эко&номический план политики, что он был принят при воз&можности сделать выбор между той и другой системой. Этого не было. Восстановить промышленность, когда не было обеспечено минимально ни продовольствие, ни топ&ливо, нельзя было и думать. Только сохранить остатки промышленности, чтобы не совсем разбежались рабочие, иметь армию — вот задача, которую мы себе ставили, и нельзя было решить ее никак иначе, как разверсткой без вознаграждения, потому что бумажные деньги, конечно, ие вознаграждение. Никакого другого выхода у нас не было» 1.
Таким образом, военный коммунизм являлся политикой пролетарской диктатуры, рассчитанной на то, «чтобы установить прямой продуктообмен между городом и дерев&ней не через рынок, а помимо рынка, мерами, главным обра&зом, внеэкономического и отчасти военного порядка», и имеющей своей целью «организовать такое распределение продуктов, которое бы могло обеспечить снабжение рево&люционных армий на фронте и рабочих в тылу. Ясно, что, не будь военной обстановки и интервенции, не было бы военного коммунизма» 2.
И. В. Сталин указывал, что не следует смешивать воен&ный коммунизм с гражданской войной, отождествлять первый со второй. Можно вполне представить себе состоя&ние гражданской войны без применения методов военного коммунизма, без отказа от основ новой экономической политики, как это и было в России в начале 1918 г., до интервенции. Следовательно, только в условиях ино&странной военной интервенции, в условиях смертельной угрозы единственной тогда в мире стране пролетарской диктатуры со стороны мирового империализма неизбежно было временное и вынужденное осуществление политики военного коммунизма, чтобы спасти революцию и Совет&скую власть от натиска сил всей международной контрре&волюции.
Развёрстка в условиях войны и интервенции выпол&нила свою историческую задачу, обеспечила снабжение революционной армии на фронте и рабочих в тылу, спасла пролетарскую диктатуру.
В обстановке ожесточённой войны с международным империализмом и русской буржуазно-помещичьей контрре&волюцией, стремившимися путём интервенции добиться реставрации капиталистических отношений и ликвидации всех завоеваний пролетарской революции в России, раз&вёрстка опиралась на военно-политический союз рабочих и крестьян. Союз этот нашёл своё выражение в том, что крестьяне получали от Советской власти защиту от поме&щика и кулака и взамен давали продовольствие по развёр&стке пролетарскому государству. Победа в войне была бы невозможна без продразвёрстки, без политики военного коммунизма.
Одной из важнейших составных частей системы воен&ного коммунизма являлась также всеобщая трудовая повинность. В условиях интервенции, растущей милита&ризации промышленности и острого недостатка рабочей силы, распылённой в огромной степени в связи с войной и нехваткой продовольствия, партия и правительство вынуждены были перейти к системе всеобщей трудовой повинности, полностью сложившейся в конце 1919 — начале 1920 г.
Декрет СНК «О порядке всеобщей трудовой повин&ности» был подписан Лениным 29 января 1920 г. Согласно этому декрету был образован Главный комитет по все&общей трудовой повинности, непосредственно подчинённый Совету Рабочей и Крестьянской Обороны. Вопросы орга&низации трудовой повинности в советском законодатель&стве 1920 г. и в деятельности Советского правительства занимали чрезвычайно большое место.
Другим способом разрешения проблемы рабочей силы в условиях войны явилась организация трудовых армий. Даже в обстановке временного ослабления напряжённости на фронтах (как это было, например, в первые месяцы 1920 г.— после разгрома Деникина и до начала третьего похода Антанты) не представлялось возможным сколько- нибудь значительно сократить армию и пополнить за счёт демобилизуемых кадры народного хозяйства. Используя же временно отдельные армейские соединения на трудо&вом фронте, можно было в случае необходимости быстро переключить их вновь для боевых действий на военных фронтах. Поэтому именно в начале 1920 г. было принято решение о создании трудовых- армий.
В осаждённой крепости, какой была Советская страна в годы гражданской войны, можно было и должно, как говорил Ленин, «запереть» всякий торговый оборот. А это неизбежно вело к тому, что сфера денежного обращения и денежных расчётов резко сузилась и значение денег чрезвычайно упало. Развитие натурального обмена и почти полная в связи с этим натурализация заработной платы неизбежно привели к постепенному введению бес&платности пользования государственными и коммуналь&ными услугами. Товары и продукты по карточкам также начали отпускаться бесплатно.
В связи с натурализацией всего народного хозяйства встал вопрос об отмене государственных и местных денеж&ных налогов. В первый период Советской власти, примерно до конца 1918 г., ряд прямых и косвенных налогов был ещё сохранён. Задача советского финансового аппарата в этой области по существу заключалась в том, чтобы учи&тывать уцелевшие объекты прежнего обложения в виде частной недвижимой собственности, частной торговли и частных капиталов и облагать их прежними видами нало&гов. Сохранились и косвенные налоги на вино, табак, спички, чай и др.
С конца 1918ив1919г. был отменён ряд налогов, по&терявших всякое значение в связи с национализацией про&мышленности и национализацией земли (государственный поземельный налог, бывшие земские и городские поземель&ные сборы, палоги с городских недвижимых имуществ, налоги с денежных капиталов, основной промысловый налог и т. д.). Отменено было также и косвенное обло&жение.
Отмена налогов и денежных расчётов, натурализация обмена, установление бесплатного отпуска продуктов по карточкам — всё это было следствием иностран&ной интервенции и гражданской войны, следствием крайней нужды и разорения. Бесплатно по карточкам выда&вали минимально необходимое и минимально возможное для сохранения рабочей силы. «Слишком поспешный, пря&молинейный, неподготовленный «коммунизм» наш,— писал Ленин,— вызывался войной и невозможностью ни достать товары ни пустить фабрики»
Все эти мероприятия Советского правительства были вызваны войной и необходимы в условиях войны; поэтому принимать их за непосредственный переход к коммунизму, рассчитывать на то, что после окончания войны эти меро&приятия обеспечат дальнейшее движение к коммунизму, было, конечно, ошибочно. Об этом и писал Ленин в своей статье «К четырехлетней годовщине Октябрьской рево&люции»: «Мы рассчитывали — или, может быть, вернее будет сказать: мы предполагали без достаточного рас&чета — непосредственными велениями пролетарского го&сударства наладить государственное производство и госу&дарственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку. Потребовался ряд переходных ступеней: государ&ственный капитализм и социализм, чтобы подготовить — работой долгого ряда лет подготовить — переход к ком&мунизму» х.
Ленин говорил, конечно, не об ошибочности военного коммунизма вообще, который был вынужден войной и ра&зорением, а об ошибочности постепенно сложившихся в годы войны, в годы военного коммунизма представлений, что военный коммунизм и есть непосредственный переход к государственному производству и распределению на ком&мунистических началах.
Ориентируя кадры партии на переход к новой эконо&мической политике, особенно важно было подчеркнуть глубокую ошибочность и опасность сохранения и продолже&ния политики военного коммунизма в условиях, когда война кончилась и необходимо было вернуться к той эко&номической политике, с которой пролетарская диктатура и начала свою строительную работу сразу же после завое&вания власти.
* * *
К концу гражданской войны, когда всё отчётливей начала вырисовываться перспектива мирного социалисти&ческого строительства, встала задача немедленного при&ступа к составлению единого хозяйственного плана, плана восстановления и развития народного хозяйства на базе самой передовой техники — на базе электрификации. Пока шла война, единый хозяйственный план, охватывающий все стороны производства, не мог ещё быть создан, сущест&вовали только отдельные отраслевые планы.
«Благодаря 3-летней военной обстановке и край&нему разорению страны,— указывалось в одном из важ&нейших документов Советского правительства 1921 г.,— невозможно было составить и осуществить единый хозяй&ственный план, который охватывал бы и согласовывал различные отрасли народного хозяйства» [4].

Закон планомерного развития народного хозяйства, начавший действовать после победы Великой Октябрьской социалистической революции на базе обобществления ос&новных средств производства, создавал лишь возможность планирования общественного производства. Но чтобы возможность превратить в действительность, нужно было научиться применять этот экономический закон с полным знанием дела, составлять такие планы, которые полностью отражают требования этого закона.
В самом начале мирной передышки, весной 1920 г., после разгрома второго похода Антанты, февральская сес&сия ВЦИК приняла резолюцию об электрификации, в ко&торой указывалось, что «для Советской России впервые предоставляется возможность приступить к более плано&мерному хозяйственному строительству, к научной выра&ботке и последовательному проведению в жизнь государ&ственного плана всего народного хозяйства»
В дальнейшем IX съезд Коммунистической партии (март — апрель 1920 г.) со всей определённостью под&твердил в своём решении, что «основным условием хозяй&ственного возрождения страны является неуклонное про&ведение единого хозяйственного плана, рассчитанного на ближгйшую историческую эпоху» [5].
Ещё до съезда партии была создана Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО), в кото&рую вошли крупнейшие учёные, экономисты и инженеры.
К концу 1920 г. разработка плана ГОЭЛРО была в основном закончена и план был представлен на обсужде&ние VIII Всероссийского съезда Советов. Тот факт, что именно накануне перехода к новой экономической поли&тике партия и Советское государство вооружили народ ве&ликим планом восстановления и развития народного хо&зяйства, определили перспективу будущего, перспективу полного возрождения и социалистической реконструкции народного хозяйства на основе электрификации, имел неоценимое значение для всего дела социалистического строительства и победы социализма в СССР.
Для того чтобы построить фундамент социалистической экономики, необходимо было восстановить и развить крупную индустрию, как основную базу для создания со&циалистического общества. «Единственной материальной основой социализма может быть крупная машинная про&мышленность, способная реорганизовать и земледелие. Но этим общим положением нельзя ограничиться. Его необ&ходимо конкретизировать. Соответствующая уровню но&вейшей техники и способная реорганизовать земледелие крупная промышленность есть электрификация всей страны»1. Но только в условиях социалистической рево&люции, при завоевании власти пролетариатом, электри&фикация в широких масштабах становится действительно возможной и осуществимой.
«Пока остается капитализм и частная собственность на средства производства, электрификация целой страны и ряда стран, во-первых, не может быть быстрой и плано&мерной; во-вторых, не может быть произведена в пользу рабочих и крестьян. При капитализме электрификация неминуемо поведет к усилению гнета крупных банков и над рабочими и над крестьянами» 2.
Лишь после победы пролетариата и установления Советской власти создаётся такая решающая предпосылка электрификации, как национализация земли и национали&зация промышленности. Частная собственность на землю и средства производства стояла на пути мощного развития производительных сил и применения в широких масшта&бах электрической техники. Только страна, уничтожившая гнёт частной собственности, получает возможность сво&бодного использования источников природной энергии.
Установление диктатуры пролетариата, завоевание Советской власти обеспечивало политическую сторону победы рабочего класса, электрификация — экономиче&скую. В этом и заключалась суть знаменитой ленинской формулы «Коммунизм есть Советская власть плюс элект&рификация».
«Коммунизм есть Советская власть плюс электрифика&ция всей страпы, ибо без электрификации поднять про&мышленность невозможно,— говорил Ленин в ноябре 1920г.—...Понятно, что без этой перестройки всей промыш- лонности, с точки зрения условий крупного машинного производства, социалистическое строительство останется только суммой декретов, останется политической связью рабочего класса с крестьянством, останется спасением крестьянства от колчаковщины, деникинщины, останется примером для всех держав мира, но не будет иметь своей основы. Коммунизм предполагает Советскую власть, как политический орган, дающий возможность массе угнетен&ных вершить все дела,— без этого коммунизм немыслим...
Этим обеспечена политическая сторона, но экономиче&ская может быть обеспечена только тогда, когда действи&тельно в русском пролетарском государстве будут сосре&доточены все нити крупной промышленной машины, по&строенной на основах современной техники, а это значит — электрификация...»1
В период, когда план ГОЭЛРО только разрабатывался и утверждался Советским правительством как великий перспективный план, формула Ленина означала готовность Советской власти двигаться по пути к коммунизму через электрификацию.
В дальнейшем, в годы социалистических пятилеток, эта готовность претворилась в действительность, и план ГОЭЛРО был полностью реализован в те исторические сроки, которые были намечены партией ещё в 1920 г.
План ГОЭЛРО — план восстановления и развития крупной индустрии как основы социализма был нераз&рывно связан с вопросом о путях социалистической пере&делки мелкого крестьяпского хозяйства и создания такой промышленности, которая способна реорганизовать и зем&леделие.
«Мы не побоимся работать в течение 10 и 20 лет,— го&ворил Ленин в своём докладе на февральской сессии ВЦИК 1920 г.,— но мы должны показать крестьянству, что вместо старого обособления промышленности и земле&делия, этого самого глубокого противоречия, которое пи&тало капитализм, сеяло рознь между рабочими промыш&ленными и рабочими земледелия,— мы ставим своей зада&чей возвратить крестьянству то, что мы получили в ссуду от него в виде хлеба, ибо мы зпаем, что бумажные деньги это, конечно, не есть эквивалент хлеба... Мы должны по&казать крестьянам, что организация промышленности на современной высшей технической базе, на базе электрифи&кации, которая свяжет город и деревню, покончит с рознью между городом и деревней, даст возможность культурно поднять деревню... Мы покажем, что мы умеем перейти к задачам строительства на целый ряд лет, к задачам перевода всей России на высшую техническую базу, кото&рая устранит рознь между городом и деревней и даст воз&можность полностью и решительно победить ту отсталость, ту раздробленность, распыленность, темноту деревенскую, которая является главной причиной всей косности, всей от&сталости, всего угнетения до сих пор» 1.
Единый хозяйственный план — план ГОЭЛРО — и являлся планом «переорганизации самых основ эконо&мики России, самых основ мелкого крестьянского хозяй&ства» 2.
Путь, начертанный Лениным для социалистической переделки крестьянского хозяйства, основывался на необ&ходимости сохранения на известное время товарного про&изводства как единственно приемлемой для крестьян формы экономических связей с городом, но при усло&вии завоевания Советским государством экономических командных высот социализма, всемерного развития инду&стрии и постепенного подведения под сельское хозяйство современной технической базы. Для того чтобы поставить товарное производство на службу строительства социа&лизма, необходимо наличие ведущего и побеждающего социалистического уклада. Опираясь па социалистический уклад, государство пролетарской диктатуры направляет всё хозяйственное развитие страны и обеспечивает победу социалистических элементов над капиталистическими. Поэтому только в своём единстве план ГОЭЛРО и ленин&ский кооперативный план составляют сущность ленинской программы построения социализма, основанной на глубо&ком познании и использовании объективных экономиче&ских законов развития.
Составление и принятие плана ГОЭЛРО накануне перехода к новой экономической политике со всей убеди&тельностью показывает, как мудро и продуманно Комму&нистическая партия готовила все условия для победы социализма. После перехода к новой экономической поли- тике В. И. Ленин с особой остротой и решительностью, разоблачая вражеские попытки сорвать план ГОЭЛРО, требовал немедленного приступа к его реализации. В своей речи на X партийной конференции (1921 г.) В. И. Ленин подчеркнул всю вредность и ошибочность попытки в ка&кой-либо мере «пересмотреть» план ГОЭЛРО после пере&хода к нэпу.
Указывая, что план ГОЭЛРО занимает неизменно ве&дущее, центральное место в общем плане построения социа&листической экономики в нашей стране, Ленин под&чёркивал одновременно, что переход к нэпу меняет лишь кое-что в методах осуществления плана. «...Новая эконо&мическая политика не меняет единого государственного хозяйственного плана и не выходит из его рамок, а меняет подход к его осуществлению»
Только переход к новой экономической политике мог создать и действительно создал все необходимые условия для реализации плана ГОЭЛРО — первого в истории Советской страны великого перспективного плана восстановления и развития народного хозяйства на базе социализма.
* * *
Если восстановление и развитие крупной промышлен&ности является основным условием построения фундамента социалистической экономики, ибо тяжёлая индустрия есть основа социалистического строительства, то в конкретных условиях тягчайшей хозяйственной разрухи после оконча&ния иностранной военной интервенции и гражданской войны особенность обстановки заключалась в том, что для того, чтобы развить индустрию, необходимо было начать дело с сельского хозяйства. Только восстановление сель&ского хозяйства могло создать необходимые рыночные, сырьевые и продовольственные предпосылки для подъёма индустрии и развития промышленности.
Для того чтобы развить индустрию, надо было иметь, по крайней мере, три предпосылки.

Во-первых, внутренний рынок, который в тех условиях был по преимуществу крестьянским. Во-вторых, более или менее развитое сырьевое производство в сельском хозяйстве и, наконец, в-третьих, необходимо было, чтобы деревня могла выделить известный минимум сельскохозяй&ственных продуктов для снабжения рабочих.
Исходя из всего этого, партия делала вывод, что построе&ние социалистического фундамента нашего хозяйства,по&строение индустрии необходимо начать с восстановления сельского хозяйства.
Но начать с сельского хозяйства, обеспечить его быст&рейшее восстановление и дальнейший подъём — значило прежде всего разрешить свободу оборота, свободу тор&говли, фактически запрещённых в годы военного комму&низма, и тем дать крестьянству необходимый стимул для развития производительных сил сельского хозяйства.
В новых условиях нужна была, следовательно, новая экономическая основа для союза с крестьянством. Теперь дело шло уже не о том, чтобы сохранить землю за кре&стьянином (эти задачи уже были решены), а о том, чтобы обеспечить крестьянину право свободного распоряжения продуктами этой земли.
Когда война кончилась и угроза возвращения помещи&ков миновала, старая форма военпо-политического союза оказалась уже недостаточной. Нужна была новая, хозяй&ственная форма союза, обеспечивающая хозяйственную выгоду и рабочим и крестьянам.
Союз рабочего класса и крестьянства является той общественной силой, которая определила победу Великой Октябрьской социалистической революции и обеспечила все дальнейшие победы социализма. Сохранение и укреп- лэние этого союза, составляющего основу Советской власти, является коренным вопросом социалистического строительства.
Именно этот вопрос стоял в центре внимания партии и при выработке плана социалистического строительства в 1918 г. и в годы гражданской войны. С особой остротой он вновь встал в период перехода от войны к миру в 1921 г.
После окончания войны вся система военного комму&низма пришла в столкновение с интересами крестьянства. Отсюда и вытекала необходимость замены развёрстки налогом, необходимость перехода от военного коммунизма к новой экономической политике.
В 1921 г. страна переходила на рельсы нэпа в обста&новке, несколько отличной от условий 1918 г. Основные черты экономики переходного периода (многоукладность экономики, наличие в ней элементов пяти общественно- экономических укладов) остались те же. При этом необ&ходимо отметить, что мелкобуржуазная, мелкособствен&ническая стихия ещё больше усилилась в результате огром&ного разорения страны в годы гражданской войны.
Вместе с тем именно в эти годы были достигнуты ве&личайшие, всемирно-исторического значения завоевания и в области организации военного отпора врагу, и в обла&сти социалистического строительства.
В 1918—1920 гг. был укреплён военно-политический союз рабочего класса и крестьянства, осуществлён пере&ход от нейтрализации середняка к прочному союзу с ним, значительно подорвана производственная база кулачества в деревне. Рабочий класс всё больше овладевал искус&ством управления промышленностью, становился подлин&ным хозяином социалистического производства.
Национализация промышленности и земли создала прочный фундамент для всех дальнейших социалистиче&ских преобразований.
«Мы завоевали громадные позиции,— говорил Ленин в одном из своих выступлений накануне XI съезда пар&тии,— и если бы, начиная с 1917 по 1921 год, мы не завое&вали себе этих позиций, у иас не было бы пространства для отступления — ив смысле географии, и в смысле эко&номическом и политическом» 1.
Одержанные в период гражданской войны и иностранной военной интервенции победы были столь велики, завоёван&ные позиции настолько мощны и крепки, что партия могла свободно маневрировать, могла совершать известное от&ступление, «...нисколько не теряя главного и основного» 2.

В этом и заключалось своеобразие положения в 1921 г. по сравнению с обстановкой 1918 г. Поскольку в 1921 г. переход к нэпу совершался после военного коммунизма, возникла необходимость отступить несколько назад, по- ближе, как говорил Ленин, к своей тыловой базе, т. е. к крестьянству, пойти на известное допущение капитали&стических элементов, разрешить вновь свободу торговли для того, чтобы укрепить союз рабочего класса и кресть&янства на новой, хозяйственной основе, двигаться вперёд .вместе с трудящимся крестьянством и обеспечить в дальнейшем решительное наступление на капиталистиче&ские элементы на рельсах нэпа и построение фундамента со&циалистической экономики.
В политическом отчёте Центрального Комитета XIV съезду ВКП(б) И. В. Сталин дал следующее опреде&ление сущности новой экономической политики:
«Нэп есть особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма, при наличии командных высот в руках пролетарского государства, рас&считанная на борьбу элементов капиталистических и со&циалистических, рассчитанная на возрастание роли социа&листических элементов в ущерб элементам капиталисти&ческим, рассчитанная на победу социалистических эле&ментов над капиталистическими элементами, рассчитан&ная на уничтожение классов, на постройку фундамента социалистической экономики» г.
Это определение нэпа, направленное против всех вра&жеских — троцкистских попыток изобразить нэп только как отступление, показывает, что нэп только начинается с временного отступления, чтобы укрепить союз с кресть&янством, и что суть нэпа в том, чтобы закрепить наступле&ние на капиталистические элементы и обеспечить полную победу социализма.
Новая экономическая политика явилась единственно правильной экономической политикой государства про&летарской диктатуры в период перехода от капитализма к социализму, обеспечивающей построение фундамента социалистической экономики. Победа социалистических элементов над капиталистическими могла быть достигнута лишь на основе ожесточённой классовой борьбы на основе решения вопроса «кто — кого» в пользу социализма. Главной задачей, стоявшей перед партией после перехода к нэпу, была поэтому задача перегруппировки рядов, на&копления сил для того, чтобы, перейдя в наступление на частнохозяйственный капитал на рельсах нэпа, добиться на этой основе полной победы социалистических элемен&тов над капиталистическими и построения фундамента социалистической экономики.
Переход к новой экономической политике в 1921 г — один из наиболее ярких примеров мудрости и дальновид&ности политики Коммунистической партии, показатель того, что эта политика основывается на познании объек&тивных экономических законов развития, отражает назрев&шие потребности материальной жизни общества и выте&кает из конкретных исторических условий, сложившихся в данный момент.
Партия совершила переход к нэпу в труднейших усло&виях тяжёлой хозяйственной разрухи, разбивая сопротив&ление врагов и поднимая миллионные массы рабочих и крестьян на решение задач восстановления народного хо&зяйства на рельсах нэпа. Только такой партии, как наша Коммунистическая партия, по плечу было поставить и разрешить гигантской важности задачи новой полосы мирного социалистического строительства и во-время осу&ществить поворот от военного коммунизма к новой эконо&мической политике. Под руководством партии этот пово&рот и был осуществлён сразу же после окончания войны, в первые месяцы 1921 г.

 
| >>
Источник: Э. Б. ГЕНКИНА. ПЕРЕХОД СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ ( 1921- 1922) ГОСУДАРСТВЕН НОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, 1954. 1954

Еще по теме   ВВЕДЕНИЕ :

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Тема 1ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ И ПРАКТИКУ МЕНЕДЖМЕНТА
  4. ВВЕДЕНИЕ В ШКОЛЬНУЮ ЖИЗНЬ
  5. "Падение Запада" и глобальные проблемы человечества (общедоступное введение)
  6. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  7. Введение
  8.   ВВЕДЕНИЕ 
  9. Введение
  10. Введение
  11. Введение
  12. ОБЩАЯ ЧАСТЬВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ И ИСТОРИЮ СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ
  13. Введение
  14. Введение
  15. 7Введение В модель QMDM: уровень СТОИМОСТИ, относящийся и отдельному акционеру
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. Введение
  18. Введение
  19. ВВЕДЕНИЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -