Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

1* Международное и внутреннее положение Советской республики в началу 1921 г* 


К
концу 1920 г. Советская страна покончила с воен&ной интервенцией американских, английских, французских и других империалистов, сломила вооружённое сопротивление свергнутых эксплуата&торских классов.
Позади остались годы войны, впереди открывался период мирного социалистического строи&тельства.
Вся территория Европейской России благодаря побе&дам Красной Армии была полностью освобождена от ин&тервентов и белогвардейцев. После разгрома Врангеля военные действия прекратились на всех фронтах (за исключением Дальнего Востока).
После четырёх лет мировой войны и трёх лет граждан&ской войны страна могла взяться, наконец, за мирный труд. Наступила новая полоса в жизни Советской респуб&лики — полоса мирного социалистического строительства. В апреле 1918 г. и в более широком масштабе весной 1920 г. партия ставила перед страной задачу — использовать мир&ную передышку для перехода к хозяйственному строитель&ству. Но враг сорвал новыми военными походами против Страны Советов намеченные мероприятия. Иное положение создалось в конце 1920 г., когда налицо имелись уже серьёзные шансы для нового строительства на более дол&гое время.

«...Мы видим,— говорил В. И. Ленин в ноябре 1920 г. на Московской губернской конференции РКП(б), — что мы достигли громадных успехов, что мы имеем не только передышку, а нечто гораздо более серьезное. Передышкой у пас принято пазывать краткий промежуток времени, в течение которого для империалистических держав много раз имелась возможность возобновить более сильную по&пытку войны с нами. Мы сейчас также не позволяем себе увлекаться и отрицать возможность военного вмешатель&ства в наши дела капиталистических стран в будущем. Поддерживать нашу боевую готовность нам необходимо. Но если мы взглянем на те условия, при которых мы раз&били все попытки русской контрреволюции и добились формального заключения мира со всеми государствами Запада, то стапет ясно, что мы имеем не только передыш&ку,— мы имеем новую полосу, когда наше основное меж&дународное существование в сети капиталистических государств отвоевано»
Однако, ориентируя трудящихся на переход от войны к миру, иризывая рабочих и крестьян к мир&ному труду, Ленин во всех своих выступлениях конца 1920 — начала 1921 г. одновременно наиоминал о необхо&димости особой бдительности и насторожённости к новым проискам международных империалистов.
В плапе доклада на VIII съезде Советов Ленин, отме&чая, что «остатки Врангеля живы», делал вывод о необес&печенности мира.
Необеспеченность мира — вот основное, что характери&зовало особенности международной обстановки конца 1920 — начала 1921 г. Именно к весне 1921 г. междуна&родная буржуазия стремилась приурочить планы новых авантюр против Советской России.
Опасность рецидивов интервенции не миновала, она оставалась попрежнему близкой и реальной, и партия предупреждала советский народ, что было бы непрости&тельным легкомыслием закрывать глаза на возможность новых попыток империалистов организовать антисовет&ский поход.
28 февраля па пленуме Московского Совета Ленин го&ворил: «Одним из условий, объясняющих, почему мы не можем демобилизовать нашу армию так как мы этого хо&тели бы, является то, что мы должны считаться с войной в гораздо больших размерах, чем некоторые это ду&мают» 2.
Первые же месяцы 1921 г.
показали решающее значе&ние предупреждений партии о необходимости быть начеку, быть готовыми к тому, чтобы разбить новые антисоветские козни международного империализма.
Вскоре после разгрома Врангеля, в январе 1921 г., в Париже состоялось секретное совещание представите&лей Франции и Японии, на котором обсуждался вопрос о переброске остатков врангелевских войск на Дальний Вос&ток, где в это время ещё находились войска японских ин&тервентов.
Совещание приняло специальный протокол, пункт тре&тий которого гласил:
«Французское правительство желает, чтобы японское правительство перевезло на территорию Сибири армию Врангеля, которая теперь эвакуирована в Константино&поль, Принцевы острова, Сербию и Далмацию, и чтобы эта армия была снабжена всем необходимым» [6].
Французское правительство, подчёркивалось далее, было готово поддерживать тот проект, чтобы японское правительство получило в Сибири «свободу действий» и чтобы бывшая армия Врангеля под руководством Семёнова «освободила» «занятые большевиками сибирские терри&тории» [7].
Протокол предусматривал также, что захваченные бе&логвардейцами области будут находиться под японским протекторатом.
В протоколе указывалось, что «французское прави&тельство готово в этом вопросе предпринять шаги и перед английским правительством, чтобы вопрос этот не застал его врасплох» [8].
Английское правительство, конечно, было информиро&вано о соглашении и также должно было принять участие в готовившейся авантюре.
Хотя план переброски врангелевских войск не осущест&вился, это не остановило подготовку новой антисоветской авантюры на Дальнем Востоке. Японцы в начале 1921 г. начали формировать в ряде городов Приморской области контрреволюционную армию из русских белогвардейцев с целью произвести контрреволюционный переворот во Владивостоке. За спиной белогвардейцев стояли также и американские империалисты.
Попытка контрреволюционного переворота во Влади&востоке не удалась, но самый факт его подготовки раскры&вал намерения империалистов.
События на Дальнем Востоке, несомненно, были при&урочены к антисоветскому мятежу в Кронштадте. Импе&риалисты предполагали также использовать кулацкие мя&тежи в Сибири и выступление наймита империалистов белогвардейского бандита Унгерпа в Монголии. Они плани&ровали, таким образом, комбинированное выступление, ко&торое они надеялись превратить в новую интервенцию.
Ко времени франко-японских переговоров относились и проекты привлечения Германии к активному участию в антисоветской интервенции. Империалисты Антанты разрабатывали также планы создания международного корпуса из солдат империалистических армий, который должен был начать весной 1921 г. действия под Петро&градом и прежде всего в Кронштадте, опираясь на мятеж, который там к этому времени предполагалось организовать.
Организация антисоветских мятежей внутри страны, попытки «взрыва изнутри» говорили о новых приёмах борьбы врага. Особенно это относилось к кронштадтским событиям.
Организаторы мятежа и за рубежом и внутри страны, несомненно, надеялись, что если им удастся удержать Кронштадт в своих руках хотя бы до тех пор, пока Фин&ский залив вскроется от льда, на помощь кронштадтским мятежникам смогут прийти корабли интервентов и тогда будет создана прямая угроза Петрограду, а быть может, и Москве, если мятеж перерастёт в новую интервенцию.
Англия, участвуя в подготовке мятежа и будучи осве&домлена о франко-японском соглашении, одновременно вела переговоры с Советским правительством о заключе&нии торгового договора, который и был подписан только 16 марта 1921 г., т. е. за два дня до полной ликвидации кронштадтского мятежа, когда его провал стал очевиден. Вместе с тем в дни, предшествовавшие подписанию тор&гового соглашения с Советским правительством в Лон&доне, английский премьер Ллойд Джордж усиленно пред&лагал кемалистской Турции захватить Советское Закав&казье,

Это двурушничество было весьма характерно для приёмов английской внешней политики. Интервенционист&ские планы империалистов пашли яркое отражение и в том, что 29 января 1921 г. Верховный совет Антанты вы&нес решение о «признании» меньшевистского «правитель&ства» Грузии менее чем за месяц до его падения.
Чтобы подготовить общественное мнение к новым аван&тюрам, международная буржуазия начала в это время неслыханную кампанию лжи и клеветы против Советской России. В цитированной Лениным на X съезде партии сводке НКИД по вопросу об этой кампании лжи указыва&лось, что никогда, «ни в какое время не было в западноев&ропейской печати такой вакханалии лжи и такого массо&вого производства фантастических измышлений о Совет&ской России, как за последние две недели»
Эта кампания лжи и клеветы была вызвана прежде всего стремлением во что бы то ни стало сорвать подписание торговых соглашений Советской России с капиталисти&ческими государствами, в первую очередь с Англией.
Во всей антисоветской политике международной бур&жуазии, в подготовке и организации новых интервенцио&нистских авантюр попрежнему, как и в годы гражданской войны, ведущую роль играли американские империалисты. Правящие круги США — главные организаторы антисо&ветской интервенции — теперь прилагали все усилия, чтобы помешать Советской стране совершить переход к мирному социалистическому строительству.
За несколько месяцев до полного разгрома интервен&ции, в сентябре 1920 г., правительство СІПА обратилось к правительствам всех капиталистических государств со своего рода антисоветским «манифестом», так пазываемой «нотой Кольби», настаивая на продолжении политики изо&ляции и блокады Советской России. 15 декабря 1920 г. министр труда Вильсон заявил, что советский торговый представитель в США Мартене должен быть выслан из страны. Это заявление, сопровождавшееся разнузданной антисоветской травлей и клеветой, имело своей целью продемонстрировать непримиримую враждебность амери&канских правящих кругов к Советской России и тем самым побудить все буржуазные государства не заключать с Со- ветской республикой каких-либо соглашений и продолжать открыто враждебную антисоветскую деятельность
Когда в марте 1921 г. ВЦИК РСФСР обратился к аме&риканскому правительству с предложением начать пере&говоры об урегулировании отношений, конгресс США от&верг эти предложения, повторив антисоветские измышле&ния «ноты Кольби».
Правительство Соединённых Штатов финансировало кронштадтский мятеж, отпустив с этой целью специальные средства в распоряжение бывшего посла Временного пра&вительства в Вашингтоне Бахметьева. Этого представи&теля Керенского правительство США упорно продолжало признавать в качестве «русского посла», хотя ещё в 1917 г. он был уволен Советским правительством.
Американские империалисты изо всех сил противодей&ствовали заключению Советской Россией торговых согла&шений с Англией, Францией и другими капиталистиче&скими государствами. Наконец, американская буржуазная печать непрерывно вела яростную антисоветскую кам&панию лжи и клеветы, «задавая тон» всей буржуазной и правосоциалистической печати европейских стран.
Сказанного выше достаточно для того, чтобы предста&вить себе напряжённость и сложность международного положения Советской России в начале 1921 г.
Но, несмотря на всю свою ненависть к Советскому го&сударству, империалисты не смогли организовать в 1921 г. новую антисоветскую военную интервенцию.
Военные победы Красной Армии были решающим ар&гументом даже для самых твердолобых врагов Советской власти.
Наряду с этим на политику и настроения определённой части правящих кругов капиталистических государств ока&зывал влияние экономический кризис 1920—1921 гг., по&разивший все капиталистические страны. Этот первый послевоенный экономический кризис возник в условиях общего кризиса мировой системы капитализма, который начался в период первой мировой войны, особенпо в ре&зультате отпадения Советского государства от капитали&стической системы, и являлся всесторонним кризисом мировой системы капитализма, охватывающим как эконо&мику, так и политику.
Экономический кризис 1920—1921 гг. особенно остро показал значение Советской России для мировой эконо&мики. Отсюда после провала военной интервенции воз&никла тенденция ряда крупнейших капиталистических стран к восстановлению торговых отношений с Советской республикой.
Международной буржуазии приходилось также всё больше считаться с возрастающими симпатиями рабочего класса капиталистических государств к первой в мире стране пролетарской диктатуры. Трудящиеся всего мира решительно протестовали против продолжения войны и настойчиво требовали установления нормальных торговых и дипломатических отношений с Советской Россией.
С первого же дня существования Советского государ&ства главное в его внешней политике всегда заключалось в борьбе за мир и в отстаивании дела мира. Когда иност&ранная военная интервенция объединённых сил империа&листов во главе с США к концу 1920 г. была окончательно разгромлена, Коммунистическая партия и Советское пра&вительство во главу угла всей своей внешней политики поставили задачу активного воздействия на всю между&народную обстановку, чтобы во что бы то ни стало добиться прочного мира и предотвращения опасности новой войны.

В докладе о концессиях на фракции РКП(б) VIII съезда Советов 21 декабря 1920 г., т. е. сразу же после разгрома третьего похода Антанты, Ленин подробно обосновал задачу использования противоречий между капиталистическими государствами в интересах мира и предотвращения опасности новой войны. Если бросить общий взгляд, указывал Ленин, «на прожитые три года, с точки зрения международного положения Советской республики, то станет ясно, что мы могли продержаться и могли победить неслыханно могущественный союз держав Антанты, поддерживаемый нашими белогвар&дейцами, только потому, что никакого единства Между этими державами не было. Мы могли побеждать до сих пор только благодаря глубочайшим раздорам среди импе&риалистских держав и только благодаря тому, что эти раздоры не были случайными партийными внутренними раздорами, а что это глубочайшая неискоренимая рознь экономических интересов между империалистскими стра&нами, которые, стоя на почве частной собственности на землю и капитал, не могут не вести той хищнической политики, при которой попытки соединения их сил против Советской власти оказались пустыми» г.
Определение задач внешней политики Советского го&сударства после вступления страны в мирную полосу раз&вития основывалось на положении о возможности и не&обходимости длительного периода сосуществования и мирного сотрудничества двух противоположных и бо&рющихся систем — капиталистической и социалистиче&ской. Поскольку одновременная победа социалистической революции во всех странах или в большинство цивилизо&ванных стран певозможпа ввиду неравномерности вызре&вания революции в этих странах и поскольку социализм побеждает первоначально в одной, отдельно взятой стране, сосуществование двух противоположных систем на определённом историческом этапе является неизбежным.
Это важнейшее теоретическое положение В. И. Ленина явилось основой для советской политики укрепления меж&дународного сотрудничества и нашло своё выражение в ряде практических мероприятий Советского правитель&ства, особенно в период после окончания гражданской войны.
Так, например, известный декрет Совнаркома от 23 ноября 1920 г. «Об общих экономических и юридиче&ских условиях концессий» являлся одним из примеров того, как Советское правительство на конкретном вопросе о концессиях показало полную возможность мирного эко&номического сотрудничества Советской страны с капита&листическими государствами и изложило условия этого сотрудничества.
Концессионные договоры с отдельными иностранными капиталистами могли сыграть не только известную эко&номическую роль, но имели и большое политическое зна&чение для упрочения дела мира, улучшения международ&ного положения Советской республики и предотвращения опасности новой интервенции.
В докладе на фракции РКП(б) VIII съезда Советов В. И. Ленин говорил, что «мы одними разговорами об этих концессиях уже выиграли» и что «экономически этот во&прос совершенно второстепенный, и вся сущность его за&ключается в интересе политическом» 2.

Разъясняя политическую сторону вопроса о концес&сиях, Ленин указывал, что «мы затрудняем этим поход империалистских стран против нас», «мы затрудняем для капиталистических держав, пошедших на сделку с нами, военные предприятия против нас...»1.
Один только факт опубликования декрета о концес&сиях вызвал в капиталистических государствах довольно сильную реакцию. Французская буржуазия поторопилась заявить о своих преимущественных «правах» на русские богатства, что сразу же усилило англо-французские про&тиворечия и затруднило Англии и Франции военный союз против Советской России.
Предложение концессий Соединённым Штатам Аме&рики обостряло противоречия между США и Япо&нией. Так самая постановка вопроса о возможности сдачи концессий сослужила службу делу мира и помогла улучшению международного положения Советской страны. «Мы должны суметь,— говорил Ленин в докладе о концес&сиях на коммунистической фракции ВЦСПС И апреля 1921 г.,— опираясь на особенности капиталистического мира и используя жадность капиталистов к сырью, извлечь отсюда такие выгоды, чтобы укрепить свое экономическое положение — как это ни странно — среди капиталистов. Задача как будто бы странпая: каким образом социалисти&ческая республика может улучшить свое положение, опи&раясь на капитализм? Но мы это видели в войне. Мы по&бедили в войне не потому, что были сильнее, а потому, что, будучи слабее, мы использовали вражду между капитали&стическими государствами. Сейчас мы либо используем вражду между трестами, либо мы окажемся неприспособ- ленными к капиталистическим особенностям и существо&вать в системе капиталистического окружения не смо&жем» 2.
Самый факт объявления концессий, улучшая между&народную обстановку, оттягивал войну и тем облегчал дело экономического восстановления. Мало этого, кон&цессии могли несколько ускорить процесс ликвидации разрухи, помочь скорее увеличить количество продуктов в стране и улучшить положение рабочего класса.
Концессии не получили широкого распространения. Но тем не менее ряд концессионных договоров был за&ключён, и концессионная политика Советского прави&тельства содействовала упрочению мира.
Особое значение в этот период партия придавала ско&рейшему заключению торговых договоров с крупными ка&питалистическими государствами Европы. В условиях, когда международная буржуазия ожглась на военном на&шествии против России и немедленно думать о возобнов&лении войны не могла, необходимо было направить все силы к тому, чтобы использовать возможность, поскольку она представляется, и заключить торговые договоры.
В докладе на XI съезде РКП(б) В. И. Ленин отмечал, что самые неотложные, насущные, практические и резко обнаружившиеся за последние годы интересы всех капи&талистических держав требуют развития, упорядочения и расширения торговли с Россией. А раз такого рода инте&ресы есть, то, в конце концов, «эта основная хозяйствен&ная необходимость сама себе проложит дорогу»
И действительно, эта основная хозяйственная необхо&димость заставила капиталистов пойти на заключение торговых соглашений с Советской Россией. Уже с конца 1920 г. возобновились переговоры о заключении торго&вого договора с Англией.
Несмотря на ожзсточённое сопротивление агрессив&ных, воинствующих групп империалистов в Англии, не&смотря на противодействие американских империалистов, Советскому правительству удалось заключить торговое со&глашение с Англией, установившее (хотя оно формально касалось только торговли) новый модус отношений между Советской страной и одной из крупных капиталистических держав. Заключение торгового соглашения с Англией 16 марта 1921 г. имело большое международное значение, означало серьёзный успех Советского государства. Вслед за этим подобные же соглашения были заключены в 1921 г. с Германией, Италией, Норвегией, Австрией.
Наряду с торговыми соглашениями, заключёнными с европейскими странами, в феврале и марте 1921 г. были подписаны политические договоры с Турцией, Персией и Афганистаном, знаменовавшие собою крупнейший успех со&ветской внешней политики на Ближнем и Среднем Востоке.
Впервые в истории великая держава — Советское го&сударство — строила свои отношения с зависимыми от им&периалистов народами на основе принципов полного рав&ноправия и бескорыстной дружбы, на основе уважения и признания национальной независимости этих народов.
Заключая договоры со странами Востока, Советская Россия показала, что она не ограничивается одним только провозглашением этих новых принципов, а неуклонно и последовательно осуществляет их на деле. Так, Советское правительство аннулировало все кабальные договоры, за&ключённые царским правительством с Персией, Турцией и Афганистаном, установило дружественные отношения со странами Востока и оказало им огромную политическую, экономическую и иную помощь в их борьбе за независи&мость, против американских, английских и прочих импе&риалистов. Равноправные договоры Советского государ&ства со странами Востока имели огромное значение для пробуждения народов этих стран к борьбе за свою неза&висимость, для подрыва устоев империализма. Эти до&говоры ослабляли силы империалистов и способствовали установлению мира и безопасности на южных и восточ&ных границах Советского государства.
Большое значение имело также соглашение об уста&новлении дружественных отношений между РСФСР и на&родным правительством Монголии, заключённое в Москве 5 ноября 1921 г. К этому времени с помощью Красной Ар&мии банды барона Унгерна были разгромлены и вся тер&ритория Монголии очищена от белогвардейцев.
Таковы были крупнейшие успехи советской внешней политики, достигнутые уже в самом начале мирной полосы развития.
Оценивая изменения в международной обстановке в первые месяцы 1921 г., В. И. Ленин в речи при закры&тии X партконференции 28 мая 1921 г. говорил:
«В настоящее время международное положение таково, что какое-то временное, неустойчивое, но все-таки равно&весие установилось; равновесие такого типа, что империа&листические державы, при всей своей ненависти и жела&нии броситься на Советскую Россию, от этой мысли отка&зались» х.

Партия трезво учитывала, что завоёванное равно&весие является весьма относительным и международная буржуазия, получившая внушительный урок от Красной Армии, далеко не прекратила своих попыток возоб&новить нашествие, в прямой или прикрытой, в система&тической или урывочной форме, при первом же удоб&ном случае. Поэтому для 1921 г., первого послевоенного года, в борьбе международной буржуазии против Со&ветской России особенно характерно было сочетание борьбы экономической с борьбой военной, соединение попыток штурма изнутри со штурмом извне.
Но при всей сложности и напряжённости внешнеполи&тической обстаповки 1921 г. коренной перелом во взаимо&отношениях Советской России с капиталистическими стра&нами был, несомненно, достигнут. Весна 1921 г., сулившая так много трудностей и опасностей, привела не к развязы&ванию новой интервенции, о которой мечтали агрессивные круги империалистических государств, а к серьёзному улучшению международного положения Советской страны. Победы Красной Армии, одержанные на фронтах граж&данской войны, были подкреплены успехами дальновид&ной советской дипломатии. Внешняя политика Советского государства достигла уже к началу 1921 г. таких крупных результатов, которые обеспечили завоевание прочного мира, столь необходимого Советской стране для быстрей&шего восстановления народного хозяйства и развёртыва&ния социалистйчрского строительства.
* *
Создание международных условий, необходимых для перехода к мирному строительству, при всей своей важно&сти было лишь одной стороной дела. Огромная трудность этого перехода заключалась в том, что совершать его при&ходилось в обстановке тяжёлой хозяйственной разрухи в стране.
С 1918 по 1920 г. американские, английские, француз&ские империалисты (а японские империалисты до октября 1922 г.) вели военную интервенцию против молодой Со&ветской республики. Они учиняли чудовищные расправы над советскими людьми на захваченных ими территориях. Они использовали оружие блокады, для того чтобы «костлявой рукой голода» задушить советский народ.
В результате кровавой расправы интервентов погибли многие тысячи и десятки тысяч трудящихся Советской страны, были обездолены миллионы людей. Достаточно сказать, что число беженцев, находившихся на иждивении Советского государства, достигало в 1918 г. 1 250 тыс. че&ловек (к 1921 г. число этих беженцев снизилось до 700 тыс.); число инвалидов гражданской войны составляло в 1921 г. 300 тыс., число инвалидов — жертв погромов, организованных интервентами и их наёмниками — бело&гвардейцами, достигало к 1921 г. 500 тыс. человек.
Гражданская война захватила почти всю территорию Советской республики. Угольные районы Донбасса, Урала и Сибири длительное время находились в руках интервен&тов и белогвардейцев.
Эти особенности гражданской войны определили раз&меры разрушений и затем масштабы восстановительных работ, которые должны были охватить всю огромную тер&риторию страны от края и до края.
Последствия интервенции были ещё более разрушитель&ны, чем последствия первой мировой войны.
Американские, японские, английские и французские интервенты варварски опустошали оккупированные ими территории Советского государства на Севере, на Дальнем Востоке, на Украине, в Белоруссии, на Северном Кавказе и в Закавказье, на Дону, на Средней Волге и в Сибири, в Средней Азии, в Крыму. Они разрушили огромное количество промышленных предприятий и промышленного оборудования, целые города, массу посёлков, сёл и де&ревень. Иностранные интервенты причинили колос&сальный ущерб советскому транспорту, как железнодо&рожному, так и водному. До двух третей российской же&лезнодорожной сети находилось в отдельные периоды в руках интервентов и их наёмников, которые при отступле&нии под ударами Красной Армии взрывали и уничтожали железнодорожные пути, мосты, путевые сооружения и жилые дома, мастерские, депо и подвижной состав. Не&исчислимый ущерб был нанесён сельскому хозяйству — земледелию и животноводству. Иностранная военная интервенция привела к резкому сокращению посевных площадей, уменьшению количества скота и инвентаря.
Но интервенты не только уничтожали фабрики и за&воды, транспорт, крестьянские хозяйства. Они занимались наглым и открытым грабежом материальных ценностей, принадлежащих советскому народу. Они вывезли большое количество русского золота, платины, а также хлеба, нефти, леса, льна, пушнины, металла, промышленного оборудования, пароходов и пр.
Американские, английские, французские и японские интервенты нанесли, таким образом, страшные раны на&родному хозяйству Советской страны.
Степень упадка промышленности и сельского хозяй&ства в 1920 г. по сравнению с уровнем 1913 г. была чрез&вычайно велика. Продукция крупной промышленности в 1920 г. была почти в 7 раз меньше довоенной.
Падение промышленности по отдельным отраслям было далеко не одинаково.
ВСНХ в своём отчёте IX съезду Советов приводил сле&дующие данные о состоянии промышленности в 1920 г. по сравнению с 1913 г. (данные приводятся выборочно, не по всем отраслям промышленности) 1:


1913 г.

1920 г.

% к 1913 г.

Добыча угля (в тыс. пудов) ....

1 738 409

406 499

27

» нефти » » » ....

564 300

233 900

42,7

ь руд » » » ....

638 400

10400

1,7

» соли » » » ....

121 822

37 256

30

Выплавка чугуна (в тыс. пудов) . .

257 400

6330

2,4

Производство паровозов (в шт.) . .

609

90

14,8

» вагонов » »

20 492

854

4,2

» плугов ь »

667 000

88838

13,3

Лампочки2 (в тыс. шт.)

2 564

258

10,1

Производство бумажной пряжи

16 0003

825


(в тыс луд.)

5,1

Производство шерстяной пряжи

2 4008

560


(в тыс. пуд.)

27,5

Производство сахара (в тыс. пуд.)

82806

5 542

6,7

» растительных масел




(в тыс. пуд.)

29470

966

3
  1. «Русская промышленность в 1921 году и её перспективы» (Отчет к 9-му съезду Советов), Редакционно-издательский отдел, стр. LXII.
  2. Электрические. • За 1912 г.



Таким образом, меньшее падение показывали те от&расли производства, которые были связаны с первоочеред&ными государственными и особенно военными нуждами. Добыча топлива упала менее других отраслей. Известный минимум добычи угля и нефти спасал промышленность и транспорт от полного паралича. Огромное значение в топ&ливном балансе страны приобрели дрова. Свыше 60% по&требности в топливе удовлетворялось в 1920 г. дровами. Но это создавало дополнительные трудности: тяжёлую повинность для крестьян по вывозке дров и перегрузку транспорта.
Наиболее серьёзный удар интервенция и гражданская война нанесли металлургической промышленности (до&быча руд составляла 1,7%, выплавка чугуна — 2,4% до&военного уровня).
В связи с падением выпуска продукции крупной промыш&ленности резко возрос удельный вес мелкой кустарной промышленности. Страна стала ещё более аграрной — доля промышленности в экономике страны составляла в 1921 г. 25%, доля сельского хозяйства — 75%.
Сельское хозяйство также переживало тяжёлый упа&док. Сбор зерновых культур составлял лишь около поло&вины довоенного (4 300 млн. пудов в 1913 г., 2 200 млн. пудов в 1920 г.). Страна стала вдвое беднее хлебом.
В справке, составленной Наркомземом РСФСР в 1921 г., следующим образом характеризовались изменения в посевных площадях: общая площадь посевов по Евро&пейской России за период 1912—1921 гг. сократилась всего на 26,6 млн. десятин, или на 37%; на Украине по&севная площадь сократилась с 17 998 тыс. десятин до 14 309 тыс. десятин, т. е. на 20,5%.
Падение посевов было неодинаково по различпым куль&турам.
Наиболее резкое сокращение наблюдалось в посе&вах пшеницы, овса, ячменя. Посевная площадь под кукурузой почти не изменилась. Площадь под свекло&вицей на Украине упала с 700 тыс. до 140 тыс. десятин г.
Результаты интервенции сказались и на состоянии по&головья рабочего скота. Об этом говорит следующая таб&лица:
Количество рабочего скота
(в тыс. голов) 1


1912г. (раб. лош.)

1916г.

1920 г.

Сокращение в %


(волов)

раб. лош.

волов

раб. лош.

волов

Европейская Россия (без Украины)

13714

1270

10 141

870

27

31

Украина

4 303

277

2 796

194

30

30

Всего с Украиной . . .

18 017

1547

12 937

1064

28

31


Разрушения, причинённые интервентами, были осо&бенно велики и чудовищны именно потому, что империа&листы преследовали сознательно поставленную цель — до&вести страну до полного экономического истощения и добиться её полного закабаления. Империалистам не уда&лось свергнуть Советскую власть, но они добились такой степени хозяйственного разорения страны, что не дали социалистическому государству с первых же дней его существования показать всему миру, какие огромные возможности быстрейшего развития производительных сил таятся в социалистической системе хозяйства.
В результате глубочайшей хозяйственной разрухи в стране ощущался острый недостаток самых необходи&мых предметов потребления: хлеба, жиров, мяса, обуви, одежды, спичек, соли, керосина, мыла. Пока шла война, люди мирились с этими недостатками и нехватками. Но когда война кончилась, нестерпимость этих недостатков и нехваток стала особенно ощутительной.
Во время войны, пока существовала угроза возвраще&ния помещика, крестьянство мирилось с продразвёрсткой, мирилось с нехваткой товаров. Но с окончанием войны крестьянин стал выражать недовольство тем, что по продразвёрстке у него изымались все излишки, стал требовать, чтобы его снабжали достаточным количеством товаров.

Рабочий класс Советской страны принял на свои плечи главные тяготы гражданской войны. Он героически и са&моотверженно боролся против полчищ белогвардейцев и интервентов, против разрухи и голода. Лучшие, наиболее сознательные и дисциплинированные рабочие показывали образцы самоотверженного труда. Но разруха не могла не сказаться и на рабочем классе. Количество рабочих в крупной промышленности за военные годы (по 1920 включительно) уменьшилось более чем на 1 млн. че&ловек, и не только в связи с тем, что многие ушли в армию, но и в связи с распылением, деклассированием рабочего класса (возвращение многих рабочих в деревню и т. д.). Заводы и фабрики работали с перебоями. Рабочие вы&нуждены были заниматься кустарничеством, мешочниче&ством. Всё это представляло серьёзную опасность для социалистического государства, ослабляло классовую базу диктатуры пролетариата.
Огромные трудности послевоенной обстановки с осо&бой силой сказались в первые месяцы 1921 г. Это нашло своё выражение прежде всего в дальнейшем усилении и обострении топливного, транспортного и продовольствен&ного кризисов, вызванных царившей в стране разрухой.
После освобождения Донбасса, Баку и Грозного топ&ливные ресурсы республики сразу же значительно возрос&ли, но украинская угольно-металлургическая база, ба&кинские и грозненские нефтяные промыслы находились в состоянии упадка и разрухи в результате длительного хозяйничания интервентов и белогвардейцев.
Для того чтобы получить минеральное топливо, необ&ходимы были большие восстановительные работы. А по&требность страны в топливе после окончания войны воз&растала с каждым днём всё больше и больше.
Без топлива нельзя было начать в сколько-нибудь ши&роких масштабах восстановление промышленности. По&пытка пустить в ход как можно больше фабрик и заводов не в плановом, а в стихийном порядке, которая кое-где имела место, при необеспеченности топливом приводила неизбежно к неудаче. Ленин говорил по этому поводу на X съезде партии: «Мы знаем, что те топливные ресурсы, с которыми мы в отчетный год входили, были больше, чем прежде. И на этой почве увеличения наших топливных ресурсов мы сделали ошибку, допустив сразу такое широкое распределение топлива, которое исчерпало эти топливные ресурсы, и мы очутились перед топливным кризисом раньше, чем перевели все на правильную ра&боту»
Расширение территории, освобождённой от врага, при&вело и к соответствующему расширению сети железных дорог, которые надо было снабжать топливом. Железнодо&рожная сеть увеличилась в 1920 г. с 36 тыс. вёрст в начале года до 60 тыс. вёрст в конце года. Но наличные резервы топлива не могли обеспечить вступающие в строй же&лезнодорожные линии на освобождённых территориях. В начале января 1921 г. было принято решение о за&крытии на 10-дпевпый срок 19 железнодорожных линий в связи с растущим топливным кризисом [9].
В дальнейшем, в конце января, было закрыто движение ещё на 12 железнодорожных линиях [10]. В начале февраля железнодорожное сообщение было временно приостанов&лено на 31 железнодорожной линии.
Это в свою очередь осложнило подвоз продуктов к основным промышленным центрам страны. Во второй поло&вине января 1921 г. продовольственное положение Москвы и Петрограда резко ухудшилось. Трудности были настоль&ко значительны, что пришлось пойти даже на временное сокращение хлебпого папка.
Объясняя причины обострения продовольственных трудностей, Ленин в своей речи на заседании пленума Московского Совета 28 февраля 1921 г. говорил:

«Теперь, весной, продовольственные наши страдания обострились опять, хотя немного ранее мы и наблюдали улучшение продовольственного положения. Здесь вышло так, что мы не рассчитали. Когда был составлен план раз&верстки, то успех показал нам возможность улучшения. Народ наголодался так, что нужно было улучшить его по&ложение во что бы то ни стало. Надо было не только по&мочь, а надо было имонпо улучшить... Мы не рассчитали того, что сразу истратили свои ресурсы, мы не рассчитали тех ресурсов, которые у нас имелись в запасе, и мы не оставили ничего на черпый день. Это вообще простое пра&вило, и это правило понятно всякому крестьянину в его несложном обыкновенном хозяйстве. Но в государствен&ном масштабе мы все время находились в таком положе- вии! какой там запас, лишь бы нам прожить этот день, и вот в первый раз, когда пришлось столкнуться с этим за&пасом, подойти к нему с практической точки зрения, мы и не смогли устроить это так, чтобы этот запас оставить на черный день» [11].
Указывая на отдельные недостатки в планировании и использовании продовольственных ресурсов, Ленин вме&сте с тем с особой остротой подчеркнул неразрывную связь всех хозяйственных трудностей с политической об&становкой, сложившейся в стране, с подрывпой деятель&ностью классового врага, намеренно усугублявшего эти трудности.
В феврале в Сибири разгорелся кулацкий мятеж, во главе которого стояли эсеры и остатки колчаковцев. Больше двух недель железнодорожная и телеграфная связь Москвы с Сибирью была прервана. Бандами было испорчено несколько мостов, разобран путь в нескольких местах. Делегат Сибири на X съезде партии Ем. Ярослав&ский рассказывал в своей статье в «Правде», что до мя&тежа из Сибири отправлялось ежедневно не менее 5 мар&шрутных поездов с продовольствием, а во время перерыва сообщения отправка продовольствия совсем прекрати&лась 2.
28 февраля, выступая на пленуме Московского Совета, Ленин сообщил о только что полученной им телеграмме из Сибири, извещавшей, что сообщение восстановлено и к Москве движутся 7 маршрутов с хлебом.
Заканчивая свою речь, Ленин говорил о необходимо&сти самой решительной борьбы с происками классового врага, пользующегося всяким случаем нужды и бедности, чтобы усилить трудности продовольственного положения. Ленин призывал преодолеть эти трудности дружной рабо&той и разоблачить происки врага.
В воззвании Моссовета «Ко всем рабочим города Москвы и губернии. Ко всем крестьянам и красноармейцам, ко всем честным гражданам» говорилось, что разбитые Красной Армией в открытой войне враги организуют ку&лацкие мятежи в Сибири и бандитское движение на Украи&не, добиваются прекращения подвоза хлеба, вносят заме&шательство в железнодорожное движение. Раньше враги затягивали всеми мерами войну, теперь усугубляют раз&руху, используют трудности для нового наступления против Советской власти.
Воззвание призывало не поддаваться на провокацию и дружной работой спасти положение г.
Кулацкие мятежи, особенно усилившиеся к концу граж&данской войны и в начале 1921 г., нанесли огромный ущерб Советской республике. Наиболее крупным был кулацкий мятеж, возглавлявшийся эсеро-бандитом Антоновым, в Тамбовской губернии. На Украине орудовали махновские банды. Кулацкие бандитские шайки действовали также в Заволжье, в Сибири, на Северном Кавказе и в Средней Азии (басмачество).
Чрезвычайно показателен самый выбор места и мо&мента, сделанный врагами для организации этих контрре&волюционных мятежей. Мятежи вспыхивали, как пра&вило, в хлебных районах, где имелись излишки хлеба, столь необходимого в то время стране. Бандиты срывали поставки хлеба, разрушали и истребляли всё на своём пути. Наибольший размах кулацкие мятежи приобрели в конце 1920—начале 1921 г., когда классовый враг рас&считывал сыграть на недовольстве крестьянина-середняка продразверсткой, привлечь его частично на свою сторону и тем создать угрозу разрыва союза рабочего класса и крестьянства.
Таким образом, трудности внутреннего положения, вы&званные хозяйственной разрухой, усугублялись тем, что агентура империалистов внутри страны в лице клас&совых врагов пролетариата, врагов социализма пыта&лась во что бы то ни стало, любыми средствами усилить эти трудности и воспользоваться ими для того, чтобы сорвать приступ к восстановлению народного хозяй&ства.
В «Директиве Политбюро для печати», написанной в первой половине мая 1921 г., т. е. уже после перехода к новой экономической политике, были вскрыты причины особого обострения продовольственных трудностей в пер&вые месяцы 1921 г.
В этой директиве Политбюро ЦК, подписанной В. И. Лениным, В. М. Молотовым и М. И. Калининым, говорилось: «Ухудшение продовольственного положения надо всецело приписать действиям банд, оперировавших до последнего времени в Тамбовской губернии, в некото&рых заволжских районах и в Сибири. Организованные и руководимые эсерами банды, действуя по заранее наме&ченному плану, грабили государственные ссыпные пункты и маршрутные поезда с продовольствием, портили желез&нодорожные пути, имеющие продовольственное значение и, наконец, систематически истребляли продовольствен&ную агентуру» х.
Сокращением подвоза хлеба из производящих районов, говорилось далее в директиве, трудящиеся столиц и Центрального промышленного района «обязаны эсерам, меньшевикам и кадетам, пытающимся взорвать Советскую власть изнутри...
Но как не удалось им взорвать Советскую власть че&рез Кронштадт, так не удается им добиться той же цели путем внесения расстройства в дело снабжения страны» [12].
По первоначальным данным, приведённым в директиве Политбюро, кулацкие банды разграбили и расхитили около 6 млн. пудов хлеба. Данные, поступившие в после&дующие недели, показывали, что размер ущерба, нанесён&ного бандами, далеко превышал эту цифру. М. И. Ка&линин в своём выступлении на Надеждинском заводе на Урале 3 июля 1921 г. говорил, что кулацкие мятежи в Тюменской, Омской и Тамбовской губерниях в начале 1921 г. значительно ухудшили продовольственное положе&ние страны, так как бандиты разграбили, рассыпали и растащили на ссыпных пунктах около 20 млн. пудов хлеба [13].
Попытка взрыва Советской власти изнутри путём орга&низации контрреволюционных мятежей была неразрывно связана с новой тактикой классового врага, которую он стремился применить в новых условиях, когда надежда на возобновление иптервенции была потеряна. Наиболее ярким проявлением этой повой тактики классового врага являлся кронштадтский мятеж.
Раскрывая смысл новой тактики классового врага, про&явившейся во время кронштадтского мятежа, В, И. Ленин показал, что лозунг «Советы без коммунистов», выдвину&тый кронпггадтцами, является лозунгом всей контррево&люционной буржуазии, стремящейся к реставрации какой угодно ценой капиталистических порядков в Рос&сии.
Вопрос о новой тактике борьбы с Советской властью возник среди белогвардейской эмиграции ещё в декабре
  1. г., сразу же после разгрома Врангеля. В январе
  2. г. в Париже происходило совещание бывших членов Учредительного собрания, на котором присутствовали ка&деты (Милюков, Коновалов, Маклаков, Родичев), эсеры (Авксентьев, Зензинов, Керенский и др.), несколько тру&довиков и октябристов. На этом совещании был создан по&стоянный орган в виде исполнительного комитета совеща&ния членов Учредительного собрания и намечена новая тактика борьбы против Советской власти. Там же роди&лось и так называемое «непартийное объединение» — контрреволюционный блок кадетов и эсеров.

Почти одновременно с парижским совещанием в Кон&стантинополе было также созвано совещание кадетов и октябристов (так называемый «парламентский комитет»), на котором присутствовали Врангель, Львов, Алексинский и др. Участники совещания провозгласили себя сторон&никами «старой тактики» борьбы с Советской властью пу&тём вооружённой интервенции.
Сторонники «новой тактики» вынуждены были предло&жить и новые лозунги борьбы. Советская власть за три с лишним года своего существования завоевала величайшее доверие и любовь широких слоёв рабочего класса и кресть&янства, видевших в ней свою кровную, родную власть. Поэтому «идеологи» новой тактики, и в первую очередь лидер кадетов Милюков, пошли на отказ от старого лозунга «Вся власть Учредительному собранию» и выдви&нули новый лозунг: «Советская власть..., но без коммуни&стов!». Уже сам по себе факт подобного «перекрашива&ния» в якобы «сторонников» Советской власти чрезвы&чайно показателен. Это было признание собственной слабости. Одновременно это была попытка сыграть на недовольстве крестьянства развёрсткой, поднять его на борьбу против Советской власти под контрреволюционным лозунгом «Советы без коммунистов».

Вскрывая подлинный смысл этой новой тактики клас&сового врага, В. И. Ленин беспощадно разоблачал контрре,- волюционную болтовню эсеро-меныпевиков о том, что существует некая «третья сила», которая якобы стоит «между большевизмом и реставрацией» и выведет страну из «заколдованного круга».
Первой и основной силой нашей революции, говорил Ленин, является рабочий класс. Вторая сила — это кресть&янство, составляющее в России большинство; причём кре&стьянство при всех своих колебаниях — это сила, не про&тивостоящая пролетариату, а, наоборот, являющаяся вер&нейшим союзником рабочего класса в его борьбе за завое&вание и укрепление Советской власти.
«Третья сила» — это помещики и капиталисты. «Эту третью силу мы не видим, она перешла за границу, но она живет и действует в союзе с капиталистами всего мира, которые поддерживают ее так же, как Колчака, Юденича, Врангеля, поддерживают финансированием, поддержи&вают другими способами, потому что они имеют свою меж&дународную связь... Надо ясно знать своего врага. Его не так видно, когда он перешел за границу, но посмотрите — он передвинулся не очень далеко, самое большое на не&сколько тысяч верст, а, передвинувшись на это расстояние, притаился. Он цел, он жив, он ждет. Вот почему надо к нему присматриваться, тем более, что это не только бе&женцы. Нет, это прямые помощники всемирного капитала, на его счет содержимые и вместе с ним действующие»1.
Вот что такое «третья сила» в условиях, когда дик&татура пролетариата уже завоёвана, объяснял Ленин. Это прежде всего и раньше всего сила капиталистической ре&ставрации, какими бы лозунгами и фразами она ни при&крывалась. Побеждённый враг не хочет сдаваться и после окончания войны пытается опереться на мелкобуржуаз&ную стихию, преобладающую в стране. Разъясняя сущ&ность кронштадтских событий, В. И. Ленин говорил: «Мел&кобуржуазная стихия переживает кризис, потому что пос&ледние годы ей достались тяжело, хотя не так тяжело, как пролетариату достался 1919 год, но все же тяжело. Кре&стьянство должно было спасти государство, пойти на раз&верстку без вознаграждения, но оно уже не может выдер&живать такого напряжения, и потому в нем растерянность духа, колебания, шатание, и это учитывает враг-капита- лист, который говорит: лишь бы колебнуть, шатнуть, а по&том уж покатится. Вот что значат кронштадтские события, освещенные с точки зрения учета классовых сил во всерос&сийском и в международном масштабе» Ч
Особая опасность мелкобуржуазной стихии проявилась в тот момент, когда в ней усилились колебания, выгодные для Милюкова и ему подобных. Не дать буржуазным ре&ставраторам использовать эти колебания, ликвидировать условия, рождающие эти колебания, раскрыть подлинное лицо врага, как бы он ни маскировался,— такова была основная задача партии. Суть новой тактики и новых ло&зунгов классового врага, так ярко проявившаяся в крон&штадтском мятеже, в том и заключалась, чтобы во что бы то ни стало осуществить передвижку власти от большевиков к меньшевикам, эсерам, даже анархистам, лишь бы до&биться свержения Советской власти и реставрации капи&тализма.
Налицо была также прямая связь кронштадтцев и кронштадтских контрреволюционных лозунгов с той борь&бой, которую антипартийные группировки во главе с троцкистами вели в это время против партии. Своеобразие новейших тактических приёмов врагов Советской власти в том и заключалось, что, убедившись в безнадёжности контрреволюции под открыто белогвардейским флагом, они напрягали все усилия, чтобы использовать борьбу всех вражеских элементов внутри партии против линии партии. «Использование врагами пролетариата всяких уклонений от строго выдержанной коммунистической линии,— гово&рилось в исторической ленинской резолюции «О единстве партии»,— с наибольшей наглядностью показало себя на примере кронштадтского мятежа...»2
Борьба антипартийных группировок против партии во время профсоюзной дискуссии оказала прямую поддержку кронштадтским мятежникам. Больше того, провокацион&ные действия троцкистов и зиновьевцев в Петрограде в начале кронштадтского мятежа явно были рассчитаны на всемерную затяжку подавления мятежа, что было на руку всем врагам Советской власти.
В труднейших условиях конца 1920 — начала 1921 г. все враги большевизма, все антипартийные группировки во главе с предателем Троцким, являвшимся уже в то время прямым агентом иностранных разведок, организовали гнусную атаку против партии, стремясь сорвать переход на мирное строительство.
Ещё шли решающие бои у Перекопа, когда троцкисты, бухаринцы и другие антипартийные группировки навязали партии дискуссию о профсоюзах. Ленин считал профсоюз&ную дискуссию «непозволительной роскошью», отвлекаю&щей партию от решения главных задач.
Троцкисты требовали «завинчивания гаек», «перетря&хивания» и огосударствления профсоюзов, применения ме&тодов принуждения по отношению к рабочему классу. Они вели борьбу против ленинской постановки вопроса о профсоюзах как школе воспитания рабочего класса, шко&ле коммунизма. Речь шла не только о профсоюзах, но и о коренных вопросах пролетарской революции — «об отно&шении к крестьянству, подымавшемуся против военного коммунизма, об отношении к беспартийной массе рабочих, вообще о подходе партии к массе в полосу, когда граждан&ская война уже кончалась»
Вылазка троцкистов подняла и окрылила остатки дру&гих антипартийных группировок. Предателя Троцкого под&держали «левые коммунисты» во главе с Бухариным, «рабочая оппозиция», так называемая группа «демокра&тического централизма» и др.
В момент, когда сплочённость и единство рядов рабо&чего класса и партии являлись особенно необходимыми, Троцкий и его приспешники стремились своей изменниче&ской, антипартийной политикой внести в профсоюзы раскол и разложение, подорвать единство партии, обострить от&ношения между партией и рабочим классом, между рабо&чим классом и крестьянством, ослабить тем самым дикта&туру пролетариата, подготовить почву для реставрации капитализма. Троцкисты и другие антипартийные группи&ровки ставили своей основной задачей помешать сплоче&нию сил партии и рабочего класса в решающий мо&мент перехода к мирному социалистическому строитель&ству.

Все враги и вне и внутри партии объединились, стре&мясь своими подрывными действиями усугублять разруху народного хозяйства, тянуть страну назад, продолжая ослаблять и срывать восстановление её экономической мощи.
К этому стремились все враги, под какой бы личиной, под каким бы флагом они ни скрывались. Дезорганизация внутреннего положения нужна была, чтобы сорвать воз&можность быстрого экономического возрождения. Но мудрое и прозорливое руководство партии обрекло все эти вражеские попытки на полный провал.
Коммунистическая партия во главе с Лениным повела борьбу против отступников и изменников, направив глав&ный удар против троцкистов, как основной силы антипар&тийных группировок.
В. И. Ленин в ряде своих работ, написанных до X съезда партии, вскрыл всю глубину опасности, создан&ной троцкистами для единства партии. Он сформулировал большевистскую программу укрепления организаций ра&бочего класса, которая легла затем в основу резолюции X съезда партии о профсоюзах.
В трудных условиях перехода от войны к миру, кото&рый совершался весной 1921 г., партия нашла правиль&ный путь решения предстоявших великих задач, путь, соответствовавший новым условиям, создавшимся после победоносного окончания гражданской войны.
<< | >>
Источник: Э. Б. ГЕНКИНА. ПЕРЕХОД СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ ( 1921- 1922) ГОСУДАРСТВЕН НОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, 1954. 1954

Еще по теме 1* Международное и внутреннее положение Советской республики в началу 1921 г* :

  1. 1* Международное и внутреннее положение Советской республики в началу 1921 г* 
  2.   2. Мероприятия партии и правительства по организации товарообмена и торговли  
  3. 1. Боръба партии и Советского правительства за ликвидацию последствий неурожая в Поволжье и первые итоги восстановления сельского хозяйства к концу 1921 г. 
  4. 1[185] Перестройка и укрепление советского государственного аппарата 
  5.   2. Национальное строительство в 1921 г. я подготовка образования СССР  
  6.   2. Борьба партии за укрепление идеологического фронта и мероприятия в области культурного строительства в 1921 — 1922 гг.  
  7. t. ОТКАЗ ОТ СОБЛЮДЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НАЧАЛ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ. «КРИТИКА» И ДИСКРЕДИТАЦИЯ РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА В НЮРНБЕРГЕ
  8. ПОЛОЖЕНИЕ о ведомственных Комиссиях по борьбе с взяточничеством
  9. Становление советской системы судоустройства и судопро­изводства (1917-1920гг.)
  10. Глава 14. Революции 1917 года и национально-государственное строительство. Республика Башкурдистан
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -