<<
>>

1. Боръба партии и Советского правительства за ликвидацию последствий неурожая в Поволжье и первые итоги восстановления сельского хозяйства к концу 1921 г. 

В

осстановление сельского хозяйства на рельсах нэпа в первый послевоенный год партии и правительству приходилось осуществлять в чрезвычайно трудных условиях, вызванных засухой и неурожаем в По&волжье летом 1921 г.

Это тяжёлое бедствие не могло не сказаться на всех сторонах хозяйственной жизни страны. Необходимо было в связи с неурожаем внести существен&ные коррективы в намеченные планы организации внут&ренней торговли и товарообмена, изменить несколько экспортный и импортный план, увеличив ввоз продоволь&ствия и уменьшив ввоз машин, И без того небольшая сумма налога на 1921 г. вновь была урезана в связи с освобождением от налога пострадавших от неурожая гу&берний. План создания твёрдого продовольственного фонда в 400 млн. пудов не мог быть в новых, труднейших усло&виях полностью осуществлён. Вновь приходилось итти на сокращение хлебной нормы в городах, вновь началась трудная, тяжёлая борьба за хлеб.

Но на этот раз борьба за хлеб шла уже в новых усло&виях и велась новыми методами. Война кончилась. Пере&ход к новой экономической политике был совершён. Именно в это трудное время со всей силой и полнотой проявилась подлинная мудрость того поворота, который совершила партия весной 1921 г. Переход к продналогу создал перелом в настроении крестьянства, помог сплоче&нию всех сил трудящихся, укрепил смычку города и деревни на новой основе. Это явилось прочным фундаментом для преодоления даже самых «дьявольских» трудностей 1921 г. и способствовало быстрейшему и успешному раз&решению поставленных задач. Все преимущества советской системы хозяйства с особой наглядностью проявились в момент наивысшего обострения всех трудностей.

Мероприятия Советского правительства по борьбе с го&лодом 1921 г. и их успешные результаты показывают, как велики внутренние силы Советского государства, как не&разрывна связь партии с народом, как прозорлива и умна политика Советского правительства и какой огромный источник энергии, выдержки, стойкости, умения преодо&леть все трудности таился в новом, полном жизненных творческих сил советском строе.

И если любое другое государство не выдержало бы подобных испытаний, то Советская власть на этот раз, как и всегда, вышла из трудностей ещё более окрепшей, более мощной и сильной. Недаром Ленин летом 1921 г. говорил, что особенностью Советской власти является тот факт, что каждая новая трудность «выдвигала новые силы, порождала новые источники энергии, указывала новые пути. Работа этих сил доказывала нам, что как ни дьявольски медленно, но мы идем вперед, что, как иногда ни невероятно мучи&тельно дается преодоление трудностей, мы их преодоле&ваем»

Неурожай и его следствие — голод в Поволжье яви&лись прямым результатом разорения страны после четы&рёхлетней империалистической войны, а затем трёхлетней военной интервенции американских и англо-французских империалистов. Как раз в районах, охваченных недоро&дом, долгое время хозяйничали интервенты и белогвар&дейцы, грабили население, вывозили хлеб, уничтожали поголовье скота, разоряли крестьянские хозяйства. У кре&стьян почти не осталось никаких запасов хлеба, чтобы продержаться до нового урожая. Если бы не разорения, причинённые интервентами и белогвардейцами, земля в Поволжье обрабатывалась бы гораздо лучше в предшест&вовавшие недороду годы, и засуха не смогла бы столь гибельно повлиять на урожай.

Положение ещё больше осложнялось тем, что разру&шения транспорта — опять-таки по вине интервентов — крайне затруднили переброски хлеба из урожайных рай&онов в неурожайные.

Ещё в годы первой мировой войны в деревне стало сокращаться число рабочих рук, расхищались материаль&ные средства сельского хозяйства и т. д. Начиная с 1914 г. происходило систематическое уменьшение ко&личества рабочего скота и сельскохозяйственного инвен&таря.

Действия иностранных интервентов и белогвардейцев в годы гражданской войны во много раз усилили разру&шения в сельском хозяйстве.

«Если вы посмотрите сейчас на голодающие губернии,— указывал М. И. Калинин в докладе о помощи голодаю&щим на IX съезде Советов,— то увидите, что по всем этим губерниям прошли армии как белые, так и красные в 1919 г., а в некоторых местах даже в 1920 г.

Во многих местах из-за этого пропали целые рабочие сезоны. В соот&ветствии с этим сопротивляемость крестьянского населе&ния по отношению к случайным бедствиям, которые могли на него обрушиться, бедствиям стихийным, невероятно уменьшилась. Наконец 1920 г. служит уже прямым пред&вестником того, что бедствия и опасность становятся очень велики. В 1920 г. в огромной части России и в особенности в той части, в которой бедствие разразилось в огромной степени, урожай был настолько слабый, что он дал воз&можность крестьянству просуществовать только две не&дели, а в пяти или четырёх губерниях был прямой голод: в Калужской, Тульской, Орловской, Царицынской. Так что 1920 г. был прямым предостережением против голода. И первые весенние дни 1921 г. с величайшим вниманием учитывались правительством. Сводки, которые имело пра&вительство от Наркомзема по данным метеорологических станций, вероятно, читались с неменьшим интересом, чем когда-то сводки, получавшиеся с фронтов гражданской войны, ибо все великолепно понимали ту опасность, кото&рая нависает над Советской республикой» [125].

Уже в апреле 1921 г. опасность засухи и неурожая выявилась со всей очевидностью, и Советское правитель&ство приняло ряд мер для борьбы с надвигающейся опас&ностью засухи.

29 апреля СТО утвердил декрет «О борьбе с засухой», в котором говорилось об опасности засушливой весны и намечались мероприятия, главным образом агрономиче&ского характера^ по борьбе с засухой.

К маю перспектива урожая как будто бы улучшилась. Но к середине июня 1921 г. положение снова стало угро&жающим. Ленин со всей решительностью и прямотой за&явил об этом в своей речи на III Всероссийском продоволь&ственном совещании 16 июня: «...второй год мы опять-таки в значительных районах будем переживать сильнейший неурожай и хлебов и трав, это уже выяснилось и рисует нам картину громадной опасности»

10 июня 1921 г. Президиум ВЦИК принял постановле&ние о посылке комиссии для обследования положения в Среднем и Нижнем Поволжье, особенно в Самарской гу&бернии.

Этим же постановлением в связи с неурожаем налог на посевы в Самарской губернии был снят. 18 июля решением ВЦИК была создана Центральная комиссия помощи голодающим во главе с председателем ВЦИК М. И. Калининым.

В дальнейшем постановлением ВЦИК от 21 июля был снят натуральный налог со следующих губерний, при&знанных неурожайными: Астраханской, Царицынской, Са&ратовской, Самарской, Симбирской, а также с Татарской республики, Чувашской автономной области, двух уездов Уфимской губернии (Белебеевского и Бирского), двух кантонов Марийской автономной области и четырёх уездов Вятской губернии.

Массив, захваченный неурожаем, с каждым днём рас&ширялся. 18 августа в постановлении ВЦИК был перечис&лен дополнительный список голодающих районов: Уфим&ский и Златоустинский уезды Уфимской губернии, Кир&гизская (Казахская) республика, Уральская, Оренбург&ская, Актюбинская, Букеевская и Кустанайская губер&нии и др.

В-течение 1921 г. неурожайными были признаны также Пермская губерния, Крым, Башкирская республика и часть Украины (Запорожская, Екатеринославская и До&нецкая губернии). К концу 1921 г. количество голодающих достигло 27—28 млн. человек. Неурожай охватил около 40% посевных площадей страны.

Голод 1921 г. значительно ухудшил международную обстановку, в которой приходилось действовать Советскому правительству Иностранные империалисты, являвшиеся непосредственными виновниками этого тяжёлого бедствия, обрушившегося на Советскую страну сразу же после окон&чания войны, попытались в этих новых условиях исполь&зовать трудности, связанные с голодом, для организации нового экономического, дипломатического и военного наступления на Советскую республику. Лицемерно при&крывая свои истинные цели фразами о «человеколюбии» и «гуманности», империалисты во главе с США под фла&гом якобы оказания «помощи» голодающим задумали коварный и гнусный план экономического закабаления советского народа. Голод стал для них только поводом для нового рассмотрения «русского вопроса».

Враги надея&лись что трудности, вызванные засухой и пеурожаем в Поволжье ослабит Советское правительство и сделают его более уступчивым по отношению к домогательствам капиталистических стран.

Чтобы замаскировать свои истинные цели, империали&сты развернули новую разнузданную клеветническую кам&панию против Советской республики. Буржуазная и пра- восоциалистская печать лицемерно возлагала вину за голод в Поволжье на советский строй, ликвидировавший частную собственность. Она объявила причиной всех бед социалистическую экономику и пыталась доказать в связи с этим «преимущества» капиталистической системы хо&зяйства. «Вполне естественно,— писал Ленин,— что вся заграница закричала тогда: «Вот, смотрите,вот результаты социалистической экономики». Вполне естественно, ко&нечно, они промолчали о том, что на самом деле голод явился чудовищным результатом гражданской войны. Все помещики и капиталисты, начавшие наступление на нас в 1918 г., представляли дело так, будто голод является результатом социалистической экономики» Ч

Заодно с империалистами действовала вся белогвар&дейская эмиграция и белогвардейская печать. Буржуаз&ные газеты буквально соревновались друг с другом в са&мых диких и бессмысленных измышлениях по поводу Советской России.

Антисоветская кампания буржуазной и правосоциа- листской прессы была лишь дымовой завесой, прикрывав&шей новые интервенционистские попытки международ&ных империалистов.

Первыми такие попытки предприняли американские империалисты. Правительство США сразу же попыталось использовать неурожай и голод в Поволжье в качестве по&вода для осуществления новых планов закабаления Со&ветской страны, стремясь обосноваться в России на этот раз под флагом так называемой «Американской админи&страции помощи» (АРА). Председателем АРА был Гер&берт Гувер — ярый враг советского народа, крупный капиталист, тесно связанный в царское время с русскими промышленниками и финансистами.

По заданию американских правящих кругов руководи&тели АРА в целях экономической и политической разведки пытались создать на территории Советской России раз&ветвлённую сеть антисоветских опорных баз американ&ского империализма.

Американские реакционеры, лице&мерно выдававшие себя за «гуманистов», на самом деле хотели сбыть в Советскую Россию залежалое зерно и этим поддержать высокие цены на хлеб в своей стране. Аме&риканское правительство отказалось предоставить Со&ветской республике кредиты на покупку продовольствия и прилагало все усилия для изоляции Советского государ&ства и ослабления его позиций на международной арене.

Советское правительство разоблачило гнусные замыслы американских империалистов и сорвало их далеко идущие планы экономической и военной интервенции под флагом «помощи» голодающим. Заключив соглашение с АРА, чтобы использовать всякую возможность получения необ&ходимых стране продовольственных продуктов, Советское правительство дало решительный отпор ультимативным требованиям Гувера, направленным на подрыв суверени&тета Советского государства, и установило контроль за всей деятельностью АРА.

Вслед за США и по примеру АРА трудностями голода в Советской России попытались воспользоваться также английские и французские империалисты.

В августе 1921 г. Верховный совет союзников в Па&риже принял решение назначить специальную междуна&родную комиссию «по изучению возможностей для оказа&ния помощи» голодающим. Возглавлял комиссию Нуланс, бывший французский посол в России, злобный враг Совет&ской страны, один из организаторов интервенции и антисо&ветских заговоров в 1918 г.

В своей ноте на имя правительств Великобритании, Франции, Италии и Бельгии от 7 сентября 1921 г. Совет&ское правительство в связи с назначением Нуланса пи&сало: «Трудящиеся России не забыли имени того, кто был одним из самых злостных и коварных врагов их во время борьбы не на жизнь, а на смерть, которую они вели против контр-революции и иностранного вмешательства... Среди всех участников военных и экономических враждебных действий против рабоче-крестьянской России па г. Ну- лансе, более чем на ком-либо ином, лежит вина за ужа&сающие несчастья, перенесённые русским народом, и за нынешние страдания крестьян голодающих губерний. Назначение этого постоянного руководителя всех пред&приятий, направленных против Сов. России, представите&лем международной комиссии помощи голодающим уже само по себе глубоко поразило широкие массы русского народа и вызвало в них величайшее негодование. Имя г. Нуланса, это — уже целая программа» [126].

И действительно, комиссия Нуланса не замедлила рас&крыть сущность своей антисоветской программы, потребо&вав пропуска в Советскую Россию специальной комиссии экспертов для предварительного обследования размеров и местонахождения запасов продовольствия в России, об&щего состояния сухопутного и водного транспорта и т. д.

Не могло быть сомнений в том, что «комиссия экспер&тов» преследовала явно шпионские цели.

Домогательства комиссии Нуланса были отвергнуты Советским правительством. В советской ноте указывалось, что «голод и страдания трудящихся России оказались по&водом для этой комиссии, чтобы попытаться узнать, какими силами и средствами располагает Сов. правительство» [127].

Категорически было отвергнуто также ультимативное требование Брюссельской конференции капиталистических держав (в октябре 1921 г.), которая в качестве «гаран&тии» помощи голодающим предъявляла претензии об уплате аннулироваиных Октябрьской революцией долгов, требовала возврата иностранным капиталистам собствен&ности, национализированной Советской властью.

Разоблачая все попытки международной буржуазии использовать бедствие голода для закабаления Советской страны и указывая, что на помощь богачей-капиталистов рассчитывать нечего, Ленин в обращении Совнаркома от 7 октября 1921 г. «К товарищам рабочим, ловцам Араль&ского моря» писал: «Капиталисты, управляющие сейчас сильнейшими государствами в мире — как Англия, Аме&рика, Франция — правда, заявили нам, что они-де тоже хотят помогать нашим голодающим крестьянам, но на та&ких условиях, которые означают передачу в их руки всей власти над нашей рабоче-крестьянской республикой. Дело понятное. Когда же видано, чтобы кровопиец рабочего человека, капиталист и ростовщик помогал ему бескоры&стно. Голодом трудового человека класс капиталистов всегда пользовался, чтобы закабалить его теДо и душу. И нашим голодом хотят сейчас воспользоваться, чтобы уничтожить нашу кровью добытую свободу, навеки вы&рвать власть из рук рабочих и крестьян и посадить над их головами снова царя, помещика, хозяина, станового при&става и чиновника» [128].

Ленин считал, что единственная помощь за рубежом, на которую могут надеяться трудящиеся России, это по&мощь рабочих капиталистических стран.

В своём обращении к международному пролетариату от 2 аггуста Ленин писал, что только те, кто испытал на себе гнёт капитала, помогут Советской республике, «кото&рой пришлось первой взять на себя благодарную, но тяже&лую задачу свержения капитализма. За это мстят Совет&ской республике капиталисты всех стран. За это готовят они на нее новые планы похода, интервенции, контррево&люционных заговоров» 2.

Общую оценку отношения капиталистических госу&дарств к голоду в Поволжье дал IX съезд Советов, со всей ясностью и резкостью записавший в своём решении, что «буржуазные правительства и пользующиеся до сих пор их поддержкой русские контрреволюционные группировки отнеслись к тяжёлому бедствию голода, охватившему часть Советской России, прежде всего, как к удобному слу- чаю для новой попытки свержения Советской власти и контрреволюционного переворота в России. В то же время, однако, влиятельные группировки торгово-промышленного мира всех стран и под их давлением правительства этих стран отчасти усматривали в постигшем Россию голоде благоприятный случай для завоевания в ней для себя эко&номически господствующего положения.

Съезд констатирует также, что буржуазные правитель&ства стремились, при оказании помощи голодающим Рос&сии, навязать ей условия, равносильные нарушению её суверенных прав и несовместимые с требованиями её внешней безопасности» [129].

Рука об руку с иностранными империалистами дей&ствовали и классовые враги внутри страны. Одним из при&меров антисоветской деятельности явились попытки ис&пользовать «Всероссийский общественный комитет помощи голодающим» («Помгол») для целей контрреволюционной работы. Комитет помощи голодающим с широким привле&чением общественных деятелей был создан по постановле&нию Советского правительства 21 июля 1921 г. Маски&руясь под «общественных деятелей», в комитет сумели проникнуть бывшие члены кадетской партии, контррево&люционеры, такие, как Кишкин, Прокопович и Кускова. Под маркой комитета они стремились организовать антисо&ветские силы и вести борьбу с Советской властью. Вся белогвардейская печать мечтала увидеть в комитете fie организацию помощи голодающим, а чуть ли не будущее временное «правительство», которое придёт на смену Со&ветской власти.

Прокопович и Кускова не замедлили «пояснить» вскоре истинные цели своего участия в «Помголе». По их ини&циативе перед Советским правительством был поставлен вопрос о немедленной посылке группы членов Обществен&ного комитета за границу якобы «для установления связи» с находящимися там организациями помощи голодаю&щим.

Президиум ВЦИК в своём решении от 18 августа кате&горически отклонил это предложение, ибо смысл его был совершенно ясен (установление связи с контрреволюцион&ными организациями за рубежом). «Помголу» было ука&зано на необходимость сосредоточить всю энергию на работе в голодных районах в связи с начавшимся притоком продовольствия [130].

Однако вскоре вскрылись также и другие факты, разоб&лачающие вражеские антисоветские действия отдельных членов «Помгола»,— была установлена прямая их связь с организаторами кулацкого бандитизма в Тамбовской губернии (антоновщина). 30 августа 1921 г. было опубли&ковано извещение Советского правительства о ликвидации «Помгола» в связи с антисоветской деятельностью отдель&ных его членов. В резолюции XII партконференции было специально подчёркнуто, что голод в России подтолкнул на усиленную контрреволюционную работу не только мень&шевиков и эсеров внутри страны, но и политическую вер&хушку мнимо беспартийной буржуазной интеллигенции. Об этом говорит прежде всего опыт «пресловутого Всерос&сийского общественного комитета помощи голодающим («Прокукиш» [131]), попытавшегося использовать легальную организацию помощи голодающим для целей контррево&люции» [132].

Разоблачая и отбрасывая все попытки классовых вра&гов вне и внутри страны использовать трудности, связан&ные с неурожаем и засухой в Поволжье, Советское прави&тельство развернуло огромную работу по мобилизации всех сил и средств для борьбы с голодом, организации по&мощи голодающим и для быстрейшего восстановления сельского хозяйства.

В первую очередь были осуществлены самые экстрен&ные, чрезвычайные меры.

Несмотря на ограниченность золотого запаса и необхо&димость расходования его на неотложные нужды восста&навливаемой промышленности, Советское правительство организовало закупку хлеба за границей, чтобы возможно скорее получить дополнительные ресурсы для помощи не&урожайным районам.

В связи с этим пришлось изменить импортный план на 1921 г., увеличив долю ввоза предметов широкого потреб&ления и продовольствия.

Уже в подготовленном Лениным 12 апреля проекте постановления СНК о заявках для внешней торговли было поручено Госплану пересмотреть все эти заявки «с точки эрения необходимости закупки заграницей того, что необ&ходимо для удовлетворения только самых острых и неот&ложных нужд в области снабжения продовольствием и топливом при допущении наихудшего урожая и наихудших условий топливоснабжения» г.

10 мая в телеграмме делегации Советского правитель&ства в Лондоне Ленин требовал немедленно приступить к реализации наряда на два миллиона пудов хлеба, за&купать, не стесняясь ценою, хотя бы небольшие партии других питательных продуктов и консервы, платить пре&мию за скорость доставки в балтийские порты.

Но закупка хлеба за границей была только одной из мер, не могущей, конечно, ни в коем случае разрешить все сложнейшие вопросы и огромные трудности, связанные с засухой и неурожаем.

Главная задача заключалась в мобилизации всех внут&ренних ресурсов страны и организации народных сил иа борьбу с голодом.

Партия и Советское правительство призывали рабочий класс надеяться только на себя, на свои собственные силы и показать всему миру, как несокрушима мощь рабочего Советского государства, основанного на широчайшей взаимопомощи пролетариев самых отдалённых друг от друга мест.

«Пусть весь рабочий класс,писал Ленин,— как один человек, встанет, чтобы залечить тяжкую рану По&волжья, а плодородное Поволжье в будущие годы отпла&тит нам со своей стороны своим хлебом. Таким путем мы только и сохраним Советскую власть и защитим завоеван&ную свободу против всех злодейских покушений капита&листов всего мира» а.

Только в Стране Советов борьба с бедствием голода могла стать и действительно стала поистине всенародным делом.

Все трудящиеся Советской республики, отвечая на при&зыв партии и правительства, пришли на помощь голодаю&щим районам, и каждый советский человек принял посильное участие в этом большом деле. Развернулось поистине массовое добровольческое движение по организа&ции помощи голодающим, которое проходило под лозунгом «Десять сытых накормят одного голодного». Народные ко&миссариаты, профсоюзы, Красная Армия, комсомол, все со&ветские и общественные организации проводили сбор средств и продовольствия для помощи Поволжью. К по&страдавшим от неурожая районам и национальным респуб&ликам были прикреплены для организации помощи те гу&бернии, где урожай был удовлетворителен.

Московская губерния оказала огромную помощь Чу&вашской автономной области, а также Крыму и Оренбург&ской губернии. Каждый район Москвы имел свою подшеф&ную волость в Чувашской области: Замоскворечье помо&гало Богородской волости, Красная Пресня — Поморской, Рогожско-Симоновский район — Покровской, Сокольниче&ский — Батырской, Бауманский — Шуматовской и т. д. [133]К московским фабрикам, заводам, частям Красной Армии прикреплялись также отдельные сёла Чувашской об&ласти.

С июля 1921 г. по июль 1922 г. из Москвы в Чувашскую область, Крым и Оренбургскую губернию было отправлено более 1 млн. пудов продовольствия. Москва и Московская губерния взяли на содержание около 11 тыс. чувашских детей а.

Рабочие Петрограда пришли на помощь голодающему населению Башкирии. С огромной радостью и благодар&ностью встретили трудящиеся Башкирии весть о прибытии трёх вагонов продуктов, пожертвованных петроградскими рабочими 8. Петроградская губерния помогала также Та&тарской автономной республике. Так русский рабочий класс и его передовой отряд — московские и петроградские рабочие протянули братскую руку помощи трудящимся голодающих районов. Продовольственное положение Мо&сквы и Петрограда в 1921 г. было ещё очень тяжёлым. Рабочие проявляли подлинное самопожертвование и само&отверженность, отчисляя от своего скудного пайка и от своей заработной платы значительные средства на борьбу с голодом.

Такую же самоотверженную помощь оказали районам, охваченным засухой, и другие промышленные и земледель&ческие губернии центра России. Иваново-Вознесенская и Костромская губернии помогали Марийской автономной области, Владимирская губерния — Татарской АССР, Тульская — Самарской губернии и т. д.

Кроме Петроградской губернии к Башкирии были при&креплены для оказания помощи также Курская, Смолен&ская и Тверская губернии.

Для того чтобы организовать помощь голодающим рай&онам со стороны крестьян урожайных губерний, председа&тель ВЦИК М. И. Калинин в феврале — марте 1922 г. лично объехал центральную и юго-западную Украину. Он выступал на митингах в Полтаве, Миргороде, Белой Церкви, Кременчуге, Одессе, Виннице и других городах и сёлах, призывая крестьян урожайных местностей органи&зовать сбор средств и продовольствия для голодающих.

Крестьянство Украины, Сибири, Северного Кавказа, так же как и крестьянство центральных губерний, горячо откликнулось на призыв партии и Советского правитель&ства, оказывая всё возраставшую помощь голодающим районам.

В докладе на IX съезде Советов М. И. Калинин при&вёл следующие данные о росте этой помощи: если в ок&тябре 1921 г. было собрано добровольных пожертвований в размере 400 тыс. пудов хлеба, то ноябрь дал уже 600 тыс. пудов, а декабрь 800 тыс. пудов.

К 1 мая 1922 г. внутри Советской республики всего было собрано хлеба и других продовольственных продук&тов 5 369 686 пудов [134]. Только одна Москва и Московская губерния собрали в помощь голодающим к маю 1922 г. свыше 261 тыс. пудов и до 462 млрд. руб. денежных по&жертвований. На одном из первых мест шли также Кур&ская губерния, собравшая 302 393 пуда, Орловская — 260 435 пудов, Тверская — 134 739 пудов и др. Сбор в Красной Армии дал 344 169 пудов, кооперация (Центро&союз) дала 349 916 пудов а.

Для мобилизации на борьбу с голодом всех средств, всех внутренних ресурсов страны Советское правительство приняло решение об установлении специального налога в пользу голодающих в виде отчисления одного фунта с пуда заготовленных государством и кооперацией путём товаро&обмена продовольственных продуктов. Собранный хлеб должен был отправляться в голодающие губернии в сопро&вождении крестьян урожайных губерний.

В феврале 1922 г. был введён общегражданский налог в пользу голодающих (денежное отчисление), сбор по ко&торому дал 180 млрд. руб. Решение Советского правитель&ства (февраль 1922 г.) об изъятии церковных ценностей для оказания помощи голодающим встретило огромную поддержку всего населения, в том числе и верующих. К маю 1922 г. было собрано 6 800 пудов серебра, 12 пудов золота и других ценностей, из которых правительство выделило Комиссии помощи голодающим при ВЦИК 1 млн. руб. золотом для закупки хлеба за границей

Принимая все меры помощи голодающим, организуя сбор средств и продовольствия, обеспечивая частичное переселение из голодающих губерний (в первую очередь детей), Советское правительство ставило своей основной задачей добиться в кратчайшие сроки ликвидации послед&ствий голода и восстановления сельского хозяйства. Для этого необходимо было собрать не только миллионы пудов хлеба для снабжения голодающих, но и миллионы пудов семенного материала для проведения осенью 1921 г. ма&ксимального засева полей в голодающих районах.

Решение этой важной задачи в свою очередь зависело от успешного сбора урожая в не захваченных засухой районах страны, проведения уборочной кампании, органи&зации сбора семян и т. д.

.Добиваясь расширения озимого клина в урожайных губерниях, Советское правительство принимало все меры для сбора семян и обеспечения осеннего сева в губерниях, захваченных засухой.

5 июля 1921 г. за подписью председателя СНК Ленина и секретаря ЦК партии Молотова предгубисполкомам и секретарям губкомов была послана телеграмма следую&щего содержания:

«Поволжье голодает, осталось без семян [для] озимого посева. Необходима срочная помощь, [в] первую очередь семенами. Засев озимого клина Поволжья не только во&прос существования этого большого района, но предрешает продовольственные ресурсы республики, возможность хо&зяйственного строительства [в] ближайшие годы». Далее предлагалось собрать и доставить определённое количе&ство семян к 20 августа и указывались источники получе&ния этого семенного фонда: 1) урожай совхозов и колхо&зов, 2) сбор семссуды 1920/21 г., 3) срочный сбор прод&налога, 4) добровольные пожертвования.

В дальнейшем Ленин неуклонно следил за обеспече&нием сбора, перевозки и правильного распределения семен&ного зерна, требуя организованного контроля за тем, чтобы семена действительно пошли на посев, а не использовались на продовольственные нужды.

В результате всех проведённых партией и правитель&ством мероприятий эта важнейшая задача была успешно выполнена.

В озимую кампанию 1921 г. было доставлено в голо&дающие районы свыше 12 млн. пудов озимых семян. IX съезд Советов принял решение доставить в Поволжье 25 млн. пудов ярового семенного материала, т. е. три чет&верти потребности для обсеменения ярового клина в раз&мерах 1921 г. Доставка семян должна была быть закон&чена не позднее 1 марта 1922 г. Как сообщил М. И. Ка&линин на III сессии ВЦИК девятого созыва (май 1922 г.), это задание было не только выполнено, но и перевыпол&нено. Фактически общий семенной фонд, отправленный в голодающие районы для нужд ярового сева 1922 г., соста&вил 39 млн. пудов \

Всего с сентября 1921 г. до начала 1923 г. государство передало крестьянам 160 млн. пудов хлеба (сюда входит и сумма снятого продналога) и израсходовало на борьбу с голодом 156 млн. руб. золотом 2.

Такова была огромная помощь, оказанная Советским правительством крестьянству пострадавших от засухи и неурожая районов.

Только благодаря этой помощи удалось обеспечить проведение озимого сева 1921 г. и добиться при всех труд- ностях некоторого сдвига в росте посевных площадей. Осенью 1921 г. в голодающих губерниях было засеяно приблизительно 75% озимого клина, в губерниях, час&тично пострадавших от неурожая,— 102%, в губерниях производящих — 123%, в губерниях потребляющих — 126%. «Это, во всяком случае, показывает,— говорил В. И. Ленин в докладе на IX Всероссийском съезде Сове&тов,— что как ни дьявольски тяжелы были наши условия, а помощь крестьянству в деле расширения посевов и борьбы с голодом мы все-таки кое-какую оказали»

Засев 75 % озимого клина в голодающих губерниях был возможен только при условии огромного напряжения сил и помощи государства. Конечно, неурожай и голод в По&волжье не могли не сказаться на темпах восстановления сельского хозяйства в 1921—1922 гг. Но даже в этих труд&нейших условиях были достигнуты первые положительные результаты. Так, например, если с 1916 по 1921 г. посев&ная площадь и ярового и озимого клина во всех районах страны непрерывно падала, то начиная с 1921 г. сокраще&ние площади засева в отдельных районах приостанови&лось и начался, хотя и медленный, процесс постепенного роста посевных площадей.

Валовая продукция зерновых в сельском хозяйстве в 1922 г. была на 139,8 млн. ц (896,7 млн. пудов) выше, чем в 1921 г. 2.

Всё это говорит о том, что уже в 1922 г. последствия неурожая и голода были в основном ликвидированы и со всей очевидностью наметились первые признаки дальней&шего подъёма и улучшения сельского хозяйства на рель&сах новой экономической политики.

Так партия и Советское правительство всеми своими мероприятиями, осуществлёнными после перехода к нэпу, закладывали прочный фундамент для восстановления и дальнейшего подъёма советского сельского хозяйства

и коренного улучшения положения крестьянства.

* [135]

*

Важнейшей задачей 1921 года — первого года новой экономической политики — являлось успешное проведение первой продналоговой кампании. Своевременный и полный сбор продналога в 1921 г. имел огромное не только эконо&мическое, но и политическое значение и был одним из ре&шающих показателей укрепления союза рабочего класса и крестьянства на новой, хозяйственной основе.

Понятно поэтому, что вопросы организации первой продналоговой кампании оказались в центре внимания партии и правительства, особенно начиная с лета 1921 г. Были проведены важнейшие мероприятия по укреплению продовольственного аппарата проверенными и подготов&ленными кадрами, создан специальный институт налоговой инспекции Наркомпрода, установлены формы контроля и содействия сбору налога со стороны самих крестьян, даны указания о привлечении представителей рабочих организа&ций и использовании рабочих в качестве продовольствен&ных инспекторов.

Оказывая огромную помощь продовольственным орга&нам в центре и на местах, партия возглавила руководство всей работой по сбору налога и тем самым обеспечила её успех.

ЦК партии провёл специальную мобилизацию комму&нистов для проведения продналоговой кампании. По этой мобилизации на места было послано 1 100 коммунистов. Местные партийные организации бросили лучшие свои силы на сбор продналога.

Так, например, в обращении 4-й Сибирской партийной конференции ко всем членам и организациям РКП(б) Сибири говорилось:

«Конференция подтверждает боевую мобилизацию ком&мунистов на продработу, объявленную Сибирским бюро Центрального Комитета партии. На первое время тысяча лучших коммунистов должны влиться в ряды продработ- ников. Мобилизация начинается 25 августа и кончится 10 сентября» [136].

В сентябре 1921 г. Донской комитет РКП(б) послал на продработу в деревню свыше 300 коммунистов, в октябре было дополнительно послано ещё 100 ответственных работ&ников. Гомельская партийная организация Белоруссии послала в деревню для организации сбора продналога около 500 человек. Витебская — 200 человек и т. д.

Мобилизация коммунистов проведена была по всем крупнейшим парторганизациям страны. Одновременно началась широкая агитационная кампания в печати и развернулась большая массово-разъяснительная работа вокруг вопросов сбора продналога. В июле 1921 г. ЦК КП(б)У в специальной директиве всем агитпропам губко- мов и редакциям газет предложил немедленно приступить к широкому освещению вопросов сбора продналога в пе&чати В середине августа Московский комитет партии принял решение мобилизовать для выступлений в уездах Московской губернии во время агиткампании по сбору налога следующих товарищей: Куйбышева, Луначарского, Кирова, Курского, Вышинского, Шкирятова, Ярослав&ского.

Кроме партийных мобилизаций была организована по&сылка в деревню большого количества коммунистов из советских учреждений, ответственных советских работни&ков, специалистов и т. д.

9 июля 1921 г. Политбюро ЦК партии приняло спе&циальное решение о необходимости «снятия максималь&ного количества коммунистов и, в виде исключения, других особенно ценных товарищей с их работы для перевода их на продовольственную работу, не останавливаясь перед закрытием на время хотя бы 9/10 целого ряда отделов учреждения и даже целых, не абсолютно важных Нар&коматов» [137].

В своём письме в Наркомпрод 10 июля Ленин в связи с решением Политбюро ЦК предлагал:

«1) В особо срочном, ударном, революционном порядке, налечь немедленно на сбор налога в Московской губернии (рожь уже сжали). Мобилизовать для этого сугубо московских рабочих в помощь продорганам.

2) вообще мобилизовать еще работников на продра- боту, грабя наркоматы, согласно вчерашнему решению Политбюро (возьмите выписку)» 8.

14 июля Президиум ВЦИК постановил всех членов ВЦИК, которых можно без ущерба для дела сиять с ра&боты, немедленно направить в распоряжение Наркомпрода для отправки на места на работу по проведению прод- налоговой кампании [138].

Мобилизация такого большого количества ответствен&ных работников и в первую очередь коммунистов для про&ведения первой продналоговой кампании в деревне пока&зывает, какое огромное значение партия и правительство придавали своевременному и правильно организованному сбору продналога и широкому развёртыванию в этой связи массово-разъяснительной работы среди крестьянства.

Бедняцко-середняцкие слои деревни с радостью встре&тили декрет о продналоге. Введение налога соответство&вало интересам крестьян, являлось для них большим облег&чением по сравнению с развёрсткой. Но это ни в коем случае не означало, что сбор продналога мог быть предо&ставлен самотёку, что в деревне не развернётся серьёзная борьба вокруг его выполнения.

После перехода к новой экономической политике пар&тия с не меньшей остротой, чем в годы войны, подчёрки&вала необходимость дифференцированного подхода к раз&личным слоям деревни. Беднота от налога почти совсем освобождалась. Забота о нуждах бедноты, об оказании ей всемерной помощи, о необходимости опираться на бедноту при проведении всей работы в деревне пронизывала все решения партии и правительства в 1921 г.

Центральной фигурой в деревне был середняк. Важно было провести продналоговую кампанию так, чтобы, до&бившись 100-процентного выполнения налога, обеспечить дальнейшее укрепление прочного союза с середняком и ослабить позиции кулачества. Политический перелом в настроениях середняка усилил изоляцию кулака в деревне. Но вместе с тем переход к нэпу создавал на первых порах возможности для роста кулачества и для некоторого укреп&ления его экономических позиций. Задача ограничения кулачества становилась в этих условиях важнейшей зада&чей дня.

Через год после перехода к нэпу, накануне XI съезда партии, Ленип в своём письме в Политбюро по поводу под&готовленного для съезда проекта тезисов о задачах ра&боты партии в деревне, резко критикуя этот проект, писал: «...ввиду преобладающей важности подъема сельского хо&зяйства и увеличения его продуктов, в данный момент политика пролетариата по отношению к кулачеству и за&житочному крестьянству должна быть направлена глав&ным образом на ограничение его эксплуататорских стрем&лений и т. д.

Как ограничивать эти стремления, как защищать бед- йоту должно и может наше государство, в этом вся суть. Это надо изучать и заставить изучать практически...» [139].

Опыт проведения продналоговой кампании в 1921 г. показал, что кулачество использовало ряд скрытых форм сопротивления сбору налога. Во-первых, кулаку выгодно было всячески затягивать сроки сдачи налога, ибо это на&носило удар пролетарскому государству, мешало быстрой ликвидации продовольственного кризиса, срывало развёр&тывание товарооборота.

Другой формой сопротивления являлось намеренное сокрытие пашни, преувеличение числа едоков, неправиль&ные, явно заниженные данные об урожайности, что в ре&зультате приводило к снижению нормы сдачи налога по сравнению с фактическими размерами посева и фактиче&ской урожайностью. Совнарком и СТО рядом своих реше&ний требовали самой энергичной борьбы с подобного рода злоупотреблениями. Ленин в телеграмме от 24 октября 1921 г. предписывал вести решительную борьбу с сокры&тием пашни, считал эту борьбу ударной работой продор- ганов при обязательном содействии всех советских учреж&дений. Сопротивление кулачества ставило задачу реши&тельного применения отдельных мер принуждения по отношению к злостным неплательщикам налога и в пер&вую очередь к зажиточным слоям деревни.

В августе, когда продналоговая кампания была в пол&ном разгаре, Советское правительство поставило три основ&ные задачи для обеспечения её успешного проведения: добиться по возможности одновременно сбора всех видов сырьевых и продовольственных налогов, в первую очередь хлеба; с самого же начала всемерно ускорять темпы сдачи налога, так как это даст возможность быстрее преодолеть продовольственный кризис и ликвидировать последствия голода; достигнуть во что бы то ни стало стопроцентного выполнения налога.

12 августа СТО утвердил постановление «О мерах к быстрому и полному сбору продналога». В постановлении перечислялись меры, необходимые для быстрейшего сбора налога, и указывалось, что всякое замедление взносов на&носит вред осуществлению задач хозяйственного восста&новления.

СНК рядом своих решений и директив всячески под&держивал и поощрял передовые по сдаче налога губернии и сурово подтягивал отстающих. Когда краевое Северо- Кавказское экономическое совещание занялось статистиче&скими изысканиями и ходатайствами о снижении налога, Ленин дал самую резкую и беспощадную критику этих действий и потребовал, чтобы немедленно были приняты самые срочные меры для выполнения налога.

Первая сводка о поступлении налога была опубликова&на в органе Наркомпрода — «Продовольственной газете» 23 августа 1921 г. Всего за две декады августа было сдано только по 18 губерниям около 1,5 млн. пудов хлеба и зер&нофуража, а по стране в целом — около 3 млн. пудов. Но это было только начало. Впереди всех других районов по сдаче продналога шли центральные губернии — Москов&ская, Орловская, Тульская, Курская, Смоленская. Уже 10 августа на имя Ленина была получена следующая теле&грамма из Орла:

«Крестьяне Ивановской волости, Малоархангельского уезда, 8/VIII—21 г. прибыли ссыппункт сдачи продна&лога со знамёнами, лозунгами: «Да здравствует продналог и помощь голодающему Поволжью». Просили передать Вам, что они [с] радостью выполнят продналог в кратчай&ший срок, дабы помочь Советской власти и Поволжью. Ивановская волость одна из беднейших волостей уезда».

Одна только Орловская губерния в первую половину августа дала по налогу 1 275 тыс. пудов. По данным Ор&ловского губернского экономического совещания, Орлов&ская губерния-с 1 августа по 1 октября 1921 г. сдала по налогу 2 353 085 пудов ржи, в то время как по развёрстке в эти же месяцы 1920 г. поступило только 156 824 пуда ржи

К 1 сентября 1921 г. Ефремовский и Богородицкий уезды Тульской губернии выполнили свыше 90% налога.

По данным «Продовольственной газеты», всего за ав&густ по основным районам РСФСР (без Сибири, Северного Кавказа, Крыма, Киргизии и Дагестана) было собрано 15 597 863 пуда хлеба, из них по продналогу 10 973 948 пудов, семссуды — 2 823 792 пуда, от совхозов — 398 762 пуда, помольный сбор плюс товарообмен — 1 401 424 пуда.

Если сравнить поступления по налогу в авусте 1921 г. с соответствующими поступлениями по развёрстке в авгу&сте 1920 г., то получится, что за этот же период по раз&вёрстке поступило по этим же районам всего 2 926 744 пуда, причём в 1920 г. 1 673 148 пудов было получено из 10 приволжских губерний, которые в 1921 г. были осво&бождены от налога как голодающие.

Первые итоги выполнения налога подвела IV сессия ВЦИК, состоявшаяся в октябре 1921 г. Сессия заслушала доклад о помощи голодающим губерниям и о мероприя&тиях, принятых в связи с неурожаем. Резолюция по этому вопросу намечала дальнейшие меры по борьбе с голодом, призывала превратить экстренную помощь в постоянную и намечала целую программу по коренному улучшению кре&стьянского хозяйства.

При всех трудностях борьбы с голодом и при огромной нужде в хлебе Советское правительство сохраняло незыб&лемыми установленные в марте 1921 г. ставки налога. Единственное изменение, которое было внесено реше&нием IV сессии ВЦИК, касалось повышения ставок замены ржи картофелем с 4 до 6 пудов Это решение было спе&циально широко разъяснено крестьянам с указанием, что оно является совершенно исключительной мерой в связи с голодом в Поволжье и хорошим урожаем картофеля в стране и что в целом ставки налога остаются и останутся неизменными. Крестьянство должно было получить уве&ренность, что налог — это определённое твёрдое задание и что после сдачи налога и выполнения обязательств пе&ред государством можно свободно распоряжаться излиш&ками своего хозяйства. Этот основной принцип декрета о налоге строжайше соблюдался, и, несмотря на все трудно&сти 1921 г., ставки налога не были повышены. Твёрдая линия Советского правительства обеспечила поддержку налога со стороны крестьян, способствовала усилению темпов сдачи налога и добровольных пожертвований со стороны урожайных губерний голодающим.

Об успехах первых месяцев (август — сентябрь) нало&говой кампании говорилось в докладе Наркомпрода на IV сессии ВЦИК.

Сессия в своём постановлении по этому докладу пер&вым долгом отметила, что «поступление продуктов сель- ского хозяйства в кампанию 1921—22 г. по налогу проте&кает более успешно, чем в предшествующие годы, когда сбор продуктов государством производился в порядке про&ведения развёрстки»

Об этом говорили следующие данные: в 1921 г. на 1 ок&тября было заготовлено по налогу, по неполным данным, около 29 млн. пудов — в 4 раза больше, чем дал на то же число сбор развёрстки в 1920 г.

Сессия отметила также особо благоприятные резуль&таты по сбору семян, благодаря чему для неурожайных губерний было собрано из внутренних ресурсов около 11,5 млн. пудов зерна.

«Сессия Всероссийского Центрального Исполнитель&ного Комитета, — говорилось в постановлении,— считает долгом отметить готовность трудового крестьянства, с ко&торой оно шло навстречу голодающему населению По&волжья усиленным вывозом на ссыпные пункты озимых семян...» 2

Вместе с тем в решении сессии указывалось, что кре&стьяне, не сдающие в срок налога и скрывающие размеры пашни, «совершают преступление против всех трудящихся, против крестьян неурожайных губерний и против Рабоче- Крестьянской Республики».

Сессия оценила итоги первых двух месяцев налоговой кампании как удовлетворительные и объявила боевой за&дачей момента дальнейшее стопроцентное выполнение налога.

В последние месяцы 1921 г. вопросы сбора продналога стали на первое место в жизни страны, в деятельности Советского правительства. Декабрь 1921 г. прошёл под знаком основного лозунга — «дать 100% выполнения на&логов». В декабре согласно директивам СНК и ВЦИК про&ходил всероссийский продовольственный двухнедельник. В директиве за подписью Ленина, разосланной на места всем губисполкомам, указывалось, что продовольственный и расходный план республики составлен буквально в обрез и рассчитан на полное выполнение налога. Поэтому сто&процентное выполнение налога — это вопрос жизни рес&публики. Ленин предлагал окончить в течение декабря сбор хлебного и всех остальных основных налогов, кроме сена и растительного сырья, и провести с этой целью про&довольственный двухнедельник.

Каковы же были результаты всех этих мероприятий пра&вительства, результаты сбора продналога в 1921 г., в эту первую и самую ответственную продналоговую кампанию?

В связи со снятием налога с голодающих губерний продналог определялся цифрой в 133 млн. пудов вместо намеченных в марте 240 млн. пудов. На 29 декабря было собрано 96 млн. пудов. Сбор налога по месяцам — с авгу&

ста по конец декабря — дал следующие результаты (без Украины):

Август                            10 973 948 пудов

Сентябрь                            17 739 147 »

Октябрь                            27 563 976 »

Ноябрь               18 201 333 »

Декабрь                            21720847 »

Итого. . 96 199251 пуд [140]

Всего на 10 марта 1922 г. продналог был собран по РСФСР (без Туркестана, Крыма и поражённых засухой районов) в количестве 127 049 тыс. пудов [141], а на 1 апреля 1922 г.— 127 890 тыс. пудов [142]. Следовательно, за три пер&вых месяца 1922 г. (январь, февраль, март) поступило по продналогу ещё 31 691 тыс. пудов.

В последние две декады марта 1922 г. поступления по налогу почти прекратились, так как в соответствии с ука&заниями Советского правительства первая нродналоговая кампания продолжалась до 15 марта 1922 г.

Дальнейшее взимание налога после 15 марта, кроме налога на сырьё, шерсть, пеньку, пушнину, было приоста&новлено, и недоданное количество было зачислейо в не&доимку, взимание которой должно было быть приурочено к следующей продналоговой кампании.

В целом налог по РСФСР был выполнен на 96%.Впе&реди по выполнению налога шли чернозёмные, благопо&лучные по урожайности губернии: Воронежская и Пензен&ская губернии выполнили налог на 117%, Курская —на 109, Орловская — на 105, Рязанская — на 104%.

Нечернозёмные (благополучные по урожаю) губернии в среднем выполнили продналог на 96%, но и здесь на первом месте шли: Московская губерния, давшая 120% плана, Гомельская — 117, Владимирская и Тверская — по 104, Череповецкая — 127% и т. д.

Успешно выполнили продналог также губернии с низ&кой урожайностью: Тюменская — 113%, Челябинская — 103, Вятская — 108% К

По данным Уральского областного экономического со&вещания, всего по Уралу на 20 февраля 1922 г. было заго&товлено 3 833 636 пудов хлеба, а по всем видам заготовок в переводе на рожь 7 913 491 пуд (84% плана). Впереди по выполнению налога шла Екатеринбургская губерния, давшая к 20 февраля 121,4% плана [143].

Одной из первых губерний, закончивших сдачу налога на Украине, была Полтавская губерния. 19 октября Пре&зидиум Всеукраинского ЦИК, заслушав сообщение о сдаче крестьянством Полтавщини 10 млн. пудов в счёт налога, принял решенпе, в котором, отмечая, что кресть&янство Полтавской губернии в своём большинстве испол&нило свой долг перед Советской властью и голодающими крестьянами и рабочими, выражал ему благодарность.

Миргородский и Гадячский уезды Полтавской губер&нии за блестящее и стопроцентное выполнение налога были награждены Президиумом ВУЦИК орденом Тру&дового Красного Знамени.

Вслед за Полтавской губернией в первых рядах по выполнению налога на Украине шли Харьковская, Кре&менчугская, Черниговская, Подольская, Волынская, Одес&ская губернии.

7 ноября 1921 г. на имя Ленина пришла следующая телеграмма из города Ромны (Харьковской губернии):

«Роменцы, первые выполнившие государственный прод&налог, сегодня, в день четвёртой годовщины Октябрьской революции, отправили маршрут с хлебом в количестве 25 вагонов голодному Поволжью, добровольно пожертво&ванные селянством. Маршрут направлен в адрес Саратов Губпомгол [в] сопровождении делегатов от каждой во&лости и упрофбюро».

Огромный удельный вес в выполнении продналога 1921 г. занимала Сибирь, которая не была захвачена неурожаем и засухой и имела значительные хлебные излишки.

Сбор налога по Сибири начался несколько позднее, чем в центральных и южных губерниях, и наиболее интен&сивно хлебозаготовки здесь шли в последние месяцы 1921 г. и первые месяцы 1922 г.

Уже на IX съезде Советов делегат Сибири Е. М. Яро&славский сообщил съезду, что из 39 млн. пудов продналога Сибирь собрала к декабрю 1921 г. около 25 млн. пудов; кроме того, в голодающие районы из Сибири было отправ&лено около 100 тыс. пудов хлеба. Населением Сибири было принято около четверти миллиона человек переселенцев из голодающих районов.

На 15 марта 1922 г. хлебный налог (в ржаных едини&цах) был выполнен по Иркутской губернии на 101,03% [144].

Омская губерния выполнила хлебный налог за 1921 г. на 99% (сдано 7 459 231 пуд в ржаных единицах)[145]. Алтай&ская губерния, как сообщалось в отчёте губернского эконо&мического совещания, дала к концу 1921 г. по продналогу 13 млн. пудов хлеба, что составляло почти */7 всего со&бранного к этому времени по продналогу в РСФСР хлеба [146].

В связи с выполненим к началу 1922 г. большинством губерний Сибири установленного для них продналога Президиум ВЦИК принял 16 марта 1922 г. специальное решение об объявлении благодарности Сибири за сдачу продналога и помощь голодающим:

«Сибирь, принявшая на себя в своё время значитель&ную часть тяжести борьбы с белогвардейщиной за рабоче- крестьянскую власть, теперь приняла на себя не менее значительную долю участия в деле восстановления хозяй&ственной жизни в республике и оказания помощи голодаю&щему населению неурожайных губерний. Большинство губерний Сибири выполнило налог на 100%.

Всероссийский Центральный Исполнительный Коми&тет от своего имени и от имени голодающих губерний По&волжья считает своей обязанностью перед лицом трудя&щихся всей России отметить гражданскую доблесть и са&моотверженность сибирского крестьянства, умеющего в тяжёлые для республики моменты связывать свои инте&ресы с интересами всех трудящихся, а также выразить благодарность продработникам Сибири и всем советским учреждениям, принимавшим участие в налоговой кампа&нии, за проявленное ими понимание стоящих перед рабоче- крестьянской республикой задач и энергичную деятель&ность»

Таким образом, несмотря на все трудности сбора прод&налога, вызванные неурожаем 1921 г., затронувшим зна&чительную территорию страны, первая продналоговая кампания была проведена успешно и дала большие не только хозяйственные, но и политические результаты, укрепив смычку рабочего класса с крестьянством на новой экономической основе.

В отчётах областных и губернских экономических совещаний очень большое внимание уделялось итогам прод&налоговой кампании. Как правило, почти все отчёты отме&чали положительное отношение крестьянства к налогу и успешную сдачу налога по сравнению с развёрсткой.

«Отношение крестьян к продналогу,— говорилось в от&чёте Омского губернского экономического совещания,— можно кратко охарактеризовать следующим: налог, как хозяйственно целесообразная мера, крестьянством после развёрстки принят безусловно с большим удовлетворе&нием» [147].

«Можно с точностью сказать,— подчёркивался этот же момент в отчёте Владимирского губернского экономиче- ского совещания,—что введение вместо развёрстки прод&налога крестьянство встретило доброжелательно и сочув&ственно...» [148]

В отчёте Орловского губернского экономического сове&щания указывалось: «Отношение крестьян к замене си&стемы развёрстки продналогом, как выяснено целым рядом расспросов их, самое благоприятное, причём сочувствие крестьян к этой мере объясняется не столько понижением ставок налога по сравнению со ставками развёрстки, сколько открывшейся для них возможностью свободно рас&поряжаться излишками урожая и в зависимости от этого развивать своё хозяйство» а.

Подводя итоги первой продналоговой кампании, Ленин говорил в своём докладе на IX съезде Советов:

«Продналог в общем и целом дал крестьянам во всей массе, беря все крестьянство, облегчение. Это не требует доказательств. Дело не только в том, какое количество хлеба было взято с крестьянина, а в том, что крестьянин почувствовал себя обеспеченнее при продналоге, и у него поднялась заинтересованность в хозяйстве. Старательному крестьянину, при повышении производительных сил, прод&налог открывал более широкую дорогу» [149].

Всё это показывало, что переход к нэпу создал все необходимые условия для восстановления сельского хозяй&ства, для укрепления союза рабочего класса и крестьянства на новой основе.

«Первый раз в 1921 г. переживаем мы этот союз, как экономический»,— говорил Ленин на IX съезде Советов.

Дорога, которую избрала партия, напоминал он в этой же речи, является единственно верной, но это только на&чало, ибо задача подъёма крестьянского хозяйства про&должает оставаться первоочередной и самой главной.

Для того чтобы закрепить достигнутые к концу 1921 г. первые успехи и добиться дальнейшего укрепления и вос&становления сельского хозяйства, IX съезд Советов наме&тил в своих решениях развёрнутую программу практиче&ских мероприятий.

«Не на словах, а на деле поднятие сельского хозяйства должно стать первой задачей всего нашего хозяйственного строительства» \— говорилось в постановлении съезда «О мерах по восстановлению крестьянского сельского хо&зяйства».

Исходя из необходимости обеспечить за крестьянскими хозяйствами бблыпую устойчивость в пользовании землёй и побудить их к наибольшему вложению затрат в земле&делие, съезд наметил ряд мероприятий по земельному во&просу. Крестьянству предоставлялось право свободного выбора форм землепользования — товарищеской, общин&ной, отрубной, хуторской или смешанной и в связи с этим право выхода из общества с землёй во время общих пере&делов. Съезд подтвердил также решение II сессии ВЦИК об удлинении сроков переделов.

Съезд поручил ВЦИК издать постановление о времен&ной краткосрочной переуступке прав на землепользование ослабленными трудовыми хозяйствами (аренда) и об условиях применения наёмного труда в сельском хозяйстве. При этом, как указывалось в решении, ВЦИК должен был исходить исключительно «из удовлетворения хозяйственно- бытовых потребностей трудового крестьянского хозяйства, исключить всякую воможность закабаления одного хо&зяина другим и не допустить никаких отступлений от незыблемой основы земельного законодательства Рабоче- крестьянской республики — государственной собствен&ности на землю» [150].

Был намечен также и ряд других мер, способствующих поднятию сельского хозяйства организация долгосрочного сельскохозяйственного кредита, развитие сельскохозяй&ственного образования, усиление производства сельскохо&зяйственных машин и орудий и т. д. Наркомзему поруча&лось разработать и провести в жизнь мероприятия, необ&ходимые для охраны, восстановления и развития живот&новодства страны. Серьёзное внимание было обращено на подготовку сельскохозяйственной кампании 1922 г. Было принято решение устроить осенью 1922 г. всероссийскую выставку по сельскому хозяйству. По отношению к по&страдавшим от неурожая местностям была намечена целая программа работ для восстановления и развития сельского хозяйства в этих районах.

В соответствии с указаниями XI Всероссийской пар&тийной конференции, состоявшейся до съезда Советов (19—22 декабря 1921 г.), был поставлен вопрос об изу&чении опыта взимания налога и возможности упрощения методов его взимания.

В решении конференции в связи с этим было записано:

«Переход от разверстки к продналогу обновил и укре&пил союз пролетариата и крестьянства. Упрочение этого союза — основы Советской власти — требует дальнейшего оживления, облегчения и упрочения обмена между про&мышленностью и земледелием. Этого требует также на&стоятельно необходимый переход крестьянского хозяйства от потребительского типа к производственному. В этих целях Советская власть должна, в первую очередь, вни&мательно изучить опыт взимания продналога, а также воз&можность упрощения, объединения и облегчения для кре&стьянства выполнения лежащих на нем государствен&ных повинностей, более справедливого их распределения и т. п.» Ч

Множественность натуральных налогов очень затруд&няла их взимание, вызывала иногда недовольство кре&стьян, препятствовала росту товарности крестьянского хо&зяйства. Поэтому IX съезд Советов поручил ВЦИК до начала весенних полевых работ 1922 г. произвести пере&смотр существующего законодательства по этому во&просу [151].

Принимая все меры для поднятия индивидуального крестьянского хозяйства, съезд одновременно со всей ост&ротой поставил задачу роста кооперации в деревне, как основы для дальнейшего укрепления коллективных форм хозяйства.

В своей резолюции «О сельскохозяйственной коопера&ции» съезд подчеркнул, что «Советская власть при прове&дении новой экономической политики делает создание и развитие с.-х. кооперации одним из основных моментов своей с.-х. политики» [152].

Съезд обязал все органы Советской власти оказывать всемерную поддержку строительству деревенской коопера&ции и предложил развернуть обширную кооперативную пропаганду, как устную, так и печатную.

Особое внимание было обращено на необходимость поддерживать такие кооперативные объединения, которые в основу своей деятельности кладут производственные задания, широкие мелиоративные работы и серьёзную агрикультурную деятельность.

В 1921 г. в РСФСР было уже около 16 тыс. коллектив&ных хозяйств (коммун и артелей). Съезд указал на необ&ходимость их вовлечения в общее русло сельскохозяй&ственного кооперативного движения, однако подчеркнул, что это следует проводить «с большой осторожностью, без ломки их положительного революционного содержания и не путём анархического перехода отдельных колхозов на общекооперативный устав».

«При переводе коммун и артелей в кооперативные организации,— говорилось в резолюции съезда,— необхо&димо рассматривать каждый случай особо, избирая для данного колхоза такую форму кооперации, которая наи&более соответствует характеру его производительной дея&тельности и условиям района» [153].

Таковы были основные решения IX съезда Советов, определившие пути дальнейшего подъёма и развития сель&ского хозяйства. Почти год спустя после IX съезда Сове&тов Ленин в своём докладе на IV конгрессе Коминтерна 13 ноября 1922 г. смог подвести первые итоги восстановле&ния сельского хозяйства с большей полнотой, чем в де&кабре 1921 г.

Подчёркивая, что задачу борьбы за восстановление сельского хозяйства приходилось решать на первых порах в труднейших условиях неурожая и засухи 1921 г., Ленин говорил:

«Итак, я спрашиваю теперь: после этого небывалого и неожиданного бедствия, как обстоит дело сейчас, после того, как мы ввели новую экономическую политику, после того, как мы предоставили крестьянам свободу торговли?

Ответ ясен и для всех очевиден, а именно: крестьянство за один год не только справилось с голодом, но и сдало продналог в таком объеме, что мы уже теперь получили сотни миллионов пудов, и притом почти без применения каких-либо мер принуждения» г.

Ленин указывал также, что переход к нэпу обеспечил политический перелом в настроениях крестьянства.

«Крестьянство довольно своим настоящим положением. Это мы спокойно можем утверждать. Мы считаем, что эти доказательства более важны, чем .какие-нибудь статисти&ческие доказательства. Что крестьянство является у нас решающим фактором,— в этом никто не сомневается. Это крестьянство находится теперь в таком состоянии, что нам не приходится опасаться с его стороны какого-нибудь дви&жения против нас. Мы говорим это с полным сознанием, без Преувеличения. Это уже достигнуто... Это достигнуто в течение одного года. Я полагаю, что это уже очень много» а.

Политические итоги, о которых говорил Ленин, нашли своё яркое выражение и в успехе первой продналоговой кампании, и в общем улучшении положения крестьянства, и в огромном росте доверия к Советской власти и Комму&нистической партии, в сплочении трудового крестьянства вокруг партии.

Замечательным показателем настроений крестьянства являлись многочисленные приветствия и письма, послан&ные Ленину во время его болезни в 1922 г.

Трудовое крестьянство выражало свою любовь и пре&данность партии конкретными делами, брало на себя кон&кретные обязательства по восстановлению сельского хо&зяйства и добивалось их выполнения.

«Дорогой тов. Ленин!— говорилось в телеграмме, по&сланной из Серпухова 25 августа 1922 г., когда состояние здоровья Ленина несколько улучшилось.— Пригородной волостной съезд сельпредседателей Серпуховского уезда Московской губернии, а с ним и всё крестьянство При&городной волости радуются твоему выздоровлению. От слов мы уже перешли к делу. Натурналог сдадим пол&ностью все 100% ранее назначенного срока».

30 апреля 1922 г. на имя Ленина из далёкой Сибири, из села Шушенского, где Владимир Ильич в своё время отбывал царскую ссылку, поступила следующая теле&грамма от трудящихся крестьян и представителей обще&ственных организаций:

«Поздравляем Вас, глубокоуважаемый вождь, Вла&димир Ильич, с днём Вашего рождения. От всего сердца желаем Вам долгие годы жизни, успешности борьбы за благо [народа] до полного освобождения от гнёта капи&тала. Торжественное заседание просит Вас не отказаться от принятия почётного членства шушенской комячейки сельсовета. В ознаменование великого торжественного дня рождения уважаемого вождя мирового пролетариата пролетарское заседание преподносит Вам, Владимир Ильич, именинный подарок в виде засева хлеба силами крестьян Шушенской волости в количестве 50 десятин, урожай которого будет адресован в пользу голодающих детей Поволжья».

16 сентября 1922 г. Малмыжский уездный съезд Сове&тов телеграфировал Ленину, что в честь его выздоровления съезд постановил принять на содержание населения уезда, сверх сметы уездного отдела народного образования, 10 школ. «Через культуру и свет к возрождению про&летарской страны! Да здравствует любимый вождь рабо&чих и крестьян всего мира товарищ Ленин!»

Подобных приветствий на имя Ленина поступало мно&жество со всех концов страны: с любовью писали кре&стьяне Ленину о своих первых успехах, о сдаче продна&лога, о расширении посевов, об открытии школ, всегда выражая благодарность партии и Советской власти за заботу о крестьянстве и своё огромное удовлетворение переходом к новой экономической политике.

Всё. это являлось свидетельством огромного полити&ческого перелома в среде крестьянства, свидетельством укрепления союза рабочего класса и крестьянства на новой хозяйственной основе. Этот важнейший итог был достигнут под руководством партии уже в первый год новой экономической политики и обеспечил все дальней&шие успехи сельского хозяйства в последующие годы вос&становительного периода,

2. Начало восстановления промышленности и трудовой подъём рабочего класса В первый год новой экономической политики намети&лись также серьёзные сдвиги в работе социалистической промышленности. Перестройка промышленности, прове&дённая после перехода к нэпу, обеспечила необходимые условия для её быстрейшего восстановления.

Уже на IX съезде Советов были подведены первые итоги восстановления промышленности. Особенно важны были результаты работы топливной промышленности — каменноугольной и нефтяной, ибо от топлива, от преодо&ления топливного кризиса зависело восстановление всех без исключения отраслей промышленности.

В обеспечении промышленности топливом основную роль играл Донбасс. В 1921 г. Донбасс дал 350 млн. пудов угля против 272 млн. пудов, добытых в 1920 г. «Эта цифра,— говорил Ленин,— очень и очень мала по сравнению с той, которая была максимальной в довоенное время — 1 миллиард 700 миллионов. По это все же кое- что. Это показывает, что серьезный шаг вперед делается» \ Если сравнить данные о добыче угля в Донбассе во вто&рой половине 1921 г. с данными о добыче угля во второй половине 1920 г., то перелом, наступивший в последние месяцы 1921 г., предстанет со всей ясностью 2.

1920 г. 1921 г. в тыс. пудов

Июль

24 900

9100

Август

22 700

11300

Сентябрь

25 500

18 100

Октябрь

25 100

35 000

Ноябрь

29 500

43 900®

Декабрь

31 900

49 ООО3

Всего за полугодие

159 G00

166 400

* В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 142.

  1. См. «Русская промышленность в 1921 году и её перспективы», стр. 15.
  2. Данные за ноябрь — декабрь 1921 г. приведены по дополни&тельным сведениям, приложенным к отчёту ВСНХ IX съезду Сове&тов. К моменту составления отчёта этих данных ещё не было.

Таким образом, третий квартал 1921 г. (июль, август, сентябрь) дал ещё значительное падение добычи угля даже по сравнению с добычей в эти же месяцы в 1920 г. Но последний квартал 1921 г. (октябрь, ноябрь, декабрь) дал резкий скачок вверх, оставив далеко позади добычу за этот же квартал в 1920 г. В целом во втором полугодии 1921 г., несмотря на падение добычи в летние месяцы, общий итог был несколько выше, чем во втором полугодии 1920 г.

Вторая половина 1921 г. принесла также значительное улучшение в работе всех остальных угольных районов страны.

Начиная с октября 1921 г. добыча угля на Урале подня&лась с 3,6 млн. пудов в июле и 3,9 млн. в августе до 4,9 млн. пудов в октябре и 5,3 млн. пудов в ноябре. Кузбасс дал 2,7 млн. пудов в июле, 2,3 млн. в августе, 2,8 млн. в ок&тябре и 4,7 млн. пудов в ноябре; Черемхово — 1,6 млн. пу&дов в июле, 1,7 млн. в августе, 2,5 млн. в октябре и 2,6 млн. пудов в ноябре; Подмосковный бассейн —

  1. 6              млн. пудов в июле, 2,7 млн. в августе, 3,1 млн. в сен&тябре, 3,6 млн. в октябре и 4,1 млн. пудов в ноябре.

Подъём был неуклонный и повсеместный.

В результате при всех трудностях 1921 г. добыча угля за весь 1921 г. была больше, чем в 1920 г. (466 млн. пудов по всем угольным бассейнам в 1920 г. и почти 500 млн. пудов в 1921 г.).

Уже в первые месяцы 1922 г. страна явно начала пре&одолевать грозный и гибельный для народного хозяйства топливный кризис, который держал её в своих тисках все предыдущие годы.

Этому чрезвычайно способствовали также те сдвиги, которые произошли к концу года в нефтяной промышлен&ности страны.

К осени 1921 г. продовольственное положение Баку благодаря помощи Советской России начало заметно улуч&шаться, и это сразу же сказалось на росте добычи нефти. Так, если в июле, августе, сентябре добыча упала до

  1. 7              млн. пудов в месяц, то в октябре она уже составляла 12,6 млн. пудов, в ноябре — 13,6 млн., в декабре — свыше 15 млн. пудов.

Приводя данные об успехах бакинской нефтепромыш&ленности за последнюю четверть 1921 г. и анализируя- причины этих успехов (увеличение фонда эксплуатируе- мых скважин, прирост рабочей силы, улучшение продо&вольственного положения), ВСНХ делал следующие вы&воды:

«При таких условиях достигнутые в промысловом деле успехи следует расценивать, как процесс явно органиче&ского характера. Перед нами начало прочного и длитель&ного подъёма Бакинской нефтепромышленности. Важней&шая база — производственный порыв рабочих, как след&ствие создания надлежащих материальных предпосылок налицо.

Этот порыв поддерживается атмосферой начинающе&гося продовольственного благополучия,— сравнительно лучшим обеспечением техническими материалами, полу&ченными из-за границы, и созданной усилиями Комиссии СТО более благоприятной для развития производства организационной обстановкой.

Нет никаких сомнений, что нефтяная промышленность Бак-района встала, наконец, на ноги и твёрдым шагом пошла на постепенное и верное повышение» г.

Первые успехи нефтяной промышленности сказались не только в Баку, но и на Грозненских нефтяных промыс&лах. Здесь в течение всего 1921 г. шёл неуклонный про&цесс подъёма по сравнению с 1920 г. Так, например, за 10 месяцев (январь — октябрь) было добыто в 1920 г. 44,8 млн. пудов нефти, а в 1921 г.— 69,3 млн. пудов.

Даже маленький, дававший тогда ничтожную добычу Урало-Эмбенский район тоже начинал становиться на ноги — он дал в 1921 г. около 3 млн. пудов нефти вместо 1,9 млн. пудов в 1920 г.

На IX съезде Советов, говоря об итогах борьбы за топ&ливо, Ленин сделал следующий вывод: «Цифры к концу декабря, хотя еще неполные, которые мне были сооб&щены... показывают, что мы имеем тут дефицит, но уже дефицит незначительный, причем дефицит, показывающий улучшение внутреннего строения нашего топливного бюд&жета — именно то, что техники называют его минерализа&цией, т. е. большой успех в снабжении России минераль&ным топливом, а только на минеральном топливе может быть прочная постановка крупной промышленности, спо&собной служить базой для социалистического общества» [154].

Налицо были также большие успехи в области торфя&ной промышленности. «Добыча торфа,— говорил Ленин,— у нас в 1920 г. достигла 93 милл. пуд., в 1921 г.— 139 милл. пуд.— единственная, пожалуй, область, где мы довоенную норму далеко обогнали. В области торфа у нас богатства необъятные, как ни в одной стране в мире... В этой области мы можем сделать очень и очень много, если все будем знать и все будем распространять ту мысль, что при напряжении усилий, при механизации труда выйти из экономического кризиса в России мы имеем боль&шую возможность, чем какое бы то ни было другое госу&дарство» Ч

Таковы были первые итоги восстановления топливной промышленности. Хотя в абсолютных цифрах добыча угля в 1921 г. была не намного выше 1920 г., условия для подъёма топливной промышленности были созданы уже в первый год новой экономической политики, и перспек&тивы её дальнейшего развития и роста были совершенно очевидны.

Наибольший упадок после окончания войны и интер&венции переживала металлургическая промышленность.

Говоря о работе Югостали и об итогах работы метал&лургии в 1921 г., Ленин на IX съезде Советов в своём докладе указывал, что в этом отношении положение Совет&ской республики особенно тяжёлое: «Мы производим ка&ких-нибудь, может быть, 6°/о того, что производили в довоенное время. Вот до какого разорения, до какой ни&щеты империалистическая война и гражданская война довели Россию! Но мы, конечно, поднимаемся. У нас соз&даются такие центры, как Югосталь... Как ни тяжело наше положение, мы здесь видим успех громадный. Мы в первой половине 1921 г. выплавляли ежемесячно 70 тыс. пуд. чугуна, в октябре — 130 тыс., в ноябре — 270 тыс., т. е. почти вчетверо больше. Мы видим, что у нас нет ос&нований предаваться панике. Мы нисколько не скрываем от себя, что цифры, которые я приводил, показывают уро&вень мизерный, нищенский, но мы все же можем доказать этими цифрами, что как ни был тяжел 1921 г., какие исключительные тяжести ни обрушивались на рабочий и крестьянский класс, все же мы поднимаемся, мы стоим на верном пути и, напрягая все силы, мы можем надеяться, что подъем станет еще выше» [155].

IX съезд Советов в своём постановлении по докладу ВСНХ отметил, что «намеченная производственная про&грамма по металлургии недостаточна для восстановления основных отраслей народного хозяйства и что необходимо принять дальнейшие меры для усиления работы как юж&ных, так и уральских металлургических заводов» 2.

Съезд обратил также внимание на застой в рудном деле и обязал ВСНХ в течение ближайшего года присту&пить к восстановлению железно- и меднорудной промыш&ленности, а также к добыче золота и платины.

Огромное значение имело постановление съезда «Об электрификации», окончательно утвердившее план строи&тельства 30 электростанций, предусмотренных планом ГОЭЛРО, и наметившее постепенную подготовку и пре&вращение в сверхмагистрали с последующей электрифика&цией нескольких важнейших железнодорожных линий. На&ряду с сооружением государственных электрических стан&ций решение съезда признавало необходимым возможно более полное и рациональное использование существую&щих станций, сооружение центральных электрических станций средней и мелкой мощности местного значения и предлагало обратить особое внимание на электрифика&цию сельского хозяйства и кустарной и мелкой промыш&ленности РСФСР.

«Вменить Высшему Совету Народного Хозяйства в обя&занность,— говорилось в постановлении съезда,— в целях скорейшего осуществления электрификации РСФСР, по&ставить ныне существующую электропромышленность как сильного, так и слабого тока наряду с важнейшими от&раслями промышленности, как-то: угольной, нефтяной и металлургической и выработать план дальнейшего её развития» 3.

Подводя итоги и определяя задачи восстановления ос&новных отраслей крупной социалистической промышлен&ности, IX съезд Советов со всей остротой поставил вопрос о быстрейшем подъёме лёгкой промышленности и потре&бовал от ВСНХ «поднять производство заводов, выраба- тывающих предметы широкого потребления и крестьян&ского обихода, в целях наибольшего удовлетворения кре&стьянского и рабочего населения республики, причём в первую очередь — текстильной, кожевенной и сахарной отраслей промышленности, а также производство сельско&хозяйственных машин и орудий»[156].

Быстрыми темпами оживала и восстанавливалась лёг&кая и особенно текстильная промышленность Москвы и Московской области. Если за первое полугодие 1921 г. об&щая выработка текстильных фабрик Москвы составляла приблизительно около 2,5 млн. аршин ткани и немногим более 6 тыс. пудов пряжи, то только декабрь 1921 г. дал около 12 млн. аршин ткани и 98 тыс. пудов пряжи [157].

В 1921 г. были пущены Трёхгорная мануфактура, Ра- менская прядильная фабрика на 53 тыс. веретён, Дани&ловская камвольно-прядильная фабрика и др. В декабре 1921 г. прядильная фабрика Трёхгорной мануфактуры вы&полнила свой план на 151%, а ткацкая фабрика превы&сила задание на 35%[158]. В марте 1921 г. Даниловская фаб&рика добилась выполнения программы Главтекстиля на 123%. Решением ЦК союза текстильщиков фабрика была занесена на Красную доску ВСНХ.

Заметное улучшение наметилось в 1921 г. и в работе иваново-вознесенской текстильной промышленности. В те&чение 1921 г. число рабочих в промышленности губернии увеличилось на 35%, а валовая продукция выросла в 2,5 раза. Центральный комитет союза текстильщиков за геройскую работу и превышение производственной про&граммы занёс на Красную доску 5 текстильных предприя&тий и в том числе Иваново-Вознесенскую и Большую Ко&стромскую мануфактуры [159].

«Мы можем отметить общий подъем легкой промыш&ленности и в связи с этим определенное улучшение поло&жения рабочих как Петрограда, так и Москвы, — подчёр&кивал Ленин в докладе на IV конгрессе Коминтерна 13 но&ября 1922 г.— ...Я повторяю, легкая промышленность находится в безусловном подъеме, и улучшение положе&ния рабочих Петрограда и Москвы — несомненно»

Говоря об общих итогах первого года новой экономи&ческой политики в области промышленности, Ленин осо&бенно подчёркивал относительно быстрые темпы восста&новления промышленности Москвы и Петрограда, где были сконцентрированы основные кадры русского рабочего класса. Так, например, число действовавших в Москве предприятий с июля по октябрь 1921 г. увеличилось с 316 до 467, а число рабочих поднялось с 56 518 до 99 654. Та&ким образом, только за три месяца было восстановлено и пущено в ход свыше 140 предприятий и количество рабо&чих на этих предприятиях увеличилось более чем на 40 тыс. человек [160].

Наряду с лёгкой промышленностью начали быстро оживать и многие крупные предприятия тяжёлой про&мышленности Москвы.

Если в 1919 г. на заводе «Серп и молот» были поту&шены все мартены, а до середины 1921 г. из семи марте&нов работал только один — четырёхтонный № 7, то в авгу&сте 1921 г. благодаря героическим усилиям старых кадро&вых рабочих, вернувшихся на завод, была отремонтиро&вана вторая мартеновская печь — № 5. В 1920 г. на заводе по списку числилось 680 рабочих (против 3 683 в 1913 г.), а фактически работало вдвое меньше. В 1921 г. на заводе было уже 1 104 рабочих, и выпуск продукции поднялся с 1 629 т в 1920 г. до 3 229 т в 1921 г.[161]. В таких же труд&ных условиях восстанавливался завод «Красный проле&тарий», выпустивший в 1920 г. 31 тыс. пудов металличе&ских изделий, а в 1922 г.— более 43 тыс. пудов.

27 июня 1921 г. возобновились работы на заводе «Элек&тросила» № 3 («Динамо»). В резолюции, принятой на об&щезаводском собрании в день открытия завода, говорилось:

«...Мы, рабочие и служащие завода, работающего на электрификацию, которая есть один из главных рычагов восстановления всей жизни страны, заявляем: мы примем все меры и приложим все усилия к поднятию производи-, тельности труда и дисциплины» [162].

Полным ходом начал работать в конце 1921 г. и завод «Электросила» № 5, производивший электриче&скую арматуру и предметы железнодорожной сигнали&зации.

7 апреля 1921 г. Ленин поздравил завком и всех рабо&чих 1-го Государственного автомобильного завода с вы&пуском первых двигателей. Пожелав рабочим завода дальнейших успехов, Ленин подчеркнул огромное значе&ние развития производства двигателей для снабжения ими крестьянского хозяйства. «Во что бы то ни стало надо до&биться еще и еще успехов в деле производства двигате&лей»

Первых серьёзных успехов добились в 1921 г. и мос&ковский завод «Каучук» и другие предприятия. На заводе «Каучук» в начале 1922 г. была открыта вторая автошинная мастерская, и производство автошин, в кото&рых крайне нуждалась Советская республика, повысилось с 480 штук в сентябре 1921 г. до 1130 штук в ноябре 1921 г.[163].

В первых рядах борьбы за восстановление промыш&ленности наряду с московскими рабочими шёл и петро&градский пролетариат. Положение петроградской про&мышленности в начале 1921 г. было особенно тяжёлым. В феврале 1921 г. в связи с отсутствием топлива в Пет&рограде было закрыто 64 предприятия, в том числе и ряд крупных заводов («Треугольник», «Айваз», Сестрорецкий и др.)» Советское правительство пошло на самые экстрен&ные меры, чтобы спасти петроградскую промышленность и снабдить её топливом. III сессия ВЦИК в конце мая 1921 г. специально обсуждала вопрос «О положении петроградской промышленности и о мерах к её оживле&нию». После сессии М. И. Калинин обратился от имени ВЦИК ко всем рабочим и крестьянам Советской России с призывом помочь красному Питеру. ВЦИК призывал шахтёров дать скорее уголь Петрограду, крестьян — снабдить город продовольствием, железнодорожников — как можно скорее доставлять маршруты рабочим Питера.

«Помните все,— говорилось в обращении,— что Питер просит помощи только для того, чтобы встать на ноги, пустив свои фабрики и заводы, броситься в решительную борьбу с хозяйственной разрухой»

Благодаря помощи Советского правительства и герои&ческому труду рабочих Петрограда положение петроград&ской промышленности во второй половине 1921 г. значи&тельно улучшилось. 9 июля 1921 г. «Петроградская правда» сообщала о возобновлении работы с И июля на 2-й Государственной фабрике обуви «Скороход». За трудо&вые заслуги на фронте восстановления завод «Треуголь&ник» в маоте 1922 г. получил от ВЦИК орден Трудового Красного Знамени [164]. В марте же 1922 г. Совет Смольнин- ского района Петрограда вручил рабочим Невской бу&магопрядильной фабрики Красное знамя за превышение довоенного уровня производства на 15°/0. Заседание Со&вета вместе с рабочими Невской бумагопрядильни послало приветственную телеграмму Ленину. В телеграмме выра&жалась надежда, что «упорным трудом страна, разрушен&ная капиталистами, выйдет из тяжёлого положения на светлую дорогу, ведущую к коммунизму» [165],

Восстановительные работы вслед за Москвой и Петро&градом охватили все крупнейшие промышленные центры страны.

Сормовский завод в Нижнем Новгороде, несмотря на нехватку рабочей силы и другие трудности, уже к апрелю 1921 г. перевыполнил задание по некоторым частям плана на 135 и 139%. Нижегородский губсоюз металлистов по&становил ходатайствовать перед ВСНХ и ЦК металлистов о представлении рабочих и заводоуправления Сормовского завода к высшей награде — ордену Трудового Красного Знамени [166]. Из Царицына сообщали, что лесопильные за&воды города и губернии превысили производственное за&дание на 55% 6. 15 марта 1921 г. в Царицыне состоялось торжественное открытие городской электростанции, на восстановление которой было затрачено много труда и энергии. Царицынская газета «Борьба» сообщала 1 мая 1921 г. о проведении за Сарептой, по направлению к Дону, подготовительных работ «для величайшего сооружения— прорытия Волго-Донского канала». «Осуществление этого предприятия,— писала газета,— будет одной из величай&ших побед человечества над силами природы и даст на&шей Республике огромные экономические выгоды». Эти слова воспринимаются с особенным чувством в наши дни, когда Волго-Донской канал создан и вступил в строй. На&стойчиво и последовательно Коммунистическая партия до конца осуществила и провела в жизнь то, что было задумано и намечено ещё в первые годы Советской власти.

Сведения о героическом труде рабочих, о подъёме про&изводительности труда, о постепенном восстановлении всё новых и новых предприятий шли в 1921 г. со всех концов страны.

В ноябре 1921 г. на Петровском комбинате в Бахмуте была пущена домна № 2, дававшая 6 тыс. пудов металла в сутки Из Сибири сообщали о пуске в феврале 1921 г. крупносортного прокатного стана на Николаевском ме&таллургическом заводе Иркутской губернии. В марте 1921 г. Абаканский железоделательный завод выпустил первую партию сибирского чугуна [167], 1 апреля в Омске была торжественно открыта Центральная электрическая станция [168]. Анжерские копи в Сибири, несмотря на значи&тельную нехватку рабочей силы, выполнили программу 1921 г. на 99%

Ещё больших успехов достигли в 1921 г. шахтёры Дон&басса. Председатель ЦК союза горнорабочих т. Артём в беседе, опубликованной в газете «Труд» 7 мая 1921 г., отметил особый героизм юзовских рабочих в борьбе за восстановление угольной промышленности:

«Наблюдается огромный подъём среди рабочих масс... Между отдельными районами, как Юзовский, Криндачев- ский, Александро-Грушевский (шахтный), Централь&ный — всё время идёт соревнование...

Первое место занял Юзовский район...

Героизм, который проявляют юзовцы на трудовом фронте, по-моему, не имеет примеров, разве исключая Кизела...».

В 1921 г. на Юзовском и Макеевском рудниках было создано несколько ударных групп рабочих, развернувших борьбу за повышение производительности труда, за уве&личение добычи угля и экономию материалов. За выпол&нение производственного задания в апреле 1921 г. на 106% юзовские рабочие были награждены Советским пра&вительством Красным знаменем

В этих фактах трудовой жизни страны в первый год её мирного развития сказывались с особой наглядностью новые черты, свойственные советскому обществу. После победы Великой Октябрьской социалистической революции рабочий класс впервые в истории стал хозяином своей страны, и его труд из подневольного, каким он был при ка&питализме, превратился в подлинно свободный труд, труд для себя, для блага всего народа, для построения и победы социализма. Это новое отношение к труду проявилось в ге&роической и самоотверженной работе трудящихся в годы гражданской войны, но ещё более широкое развитие оно получило после перехода к мирному социалистическому строительству.

* * *

К 4-й годовщине Великой Октябрьской социалистиче&ской революции в ноябре 1921 г. страна смогла подвести некоторые итоги первого года мирного труда.

«Все, чего мы достигли,— говорил Ленин 6 ноября на собрании рабочих Прохоровской мануфактуры,— показы&вает, что мы опираемся на самую чудесную в мире силу — на силу рабочих и крестьян. Это дает нам уверенность, что следующую годовщину мы встретим под знаком победы на фронте труда» [169].

И действительно, только опираясь на силу рабочих и крестьян, на растущий трудовой подъём, охвативший ши&рокие слои трудящихся, партия добилась первых решаю&щих побед на фронте труда. Коммунистическая партия ор&ганизовала трудовой подъём масс, возглавила этот подъ&ём, направляя творчество и энергию советского народа в русло социалистического строительства.

Колоссальная по своему размаху массовая работа пар&тии, развёрнутая в связи с переходом к новой экономиче&ской политике, подняла рабочий класс и всех трудящихся на осуществление новых задач, превратила борьбу с хо&зяйственной разрухой в действительно кровное дело всего рабочего класса. Великая энергия народа, которая совсем недавно нашла своё воплощение в героических победах Красной Армии, с новой силой проявилась на трудовом фронте. С первых же дней перехода к мирному строитель&ству рабочий класс дал новые замечательные образцы трудового героизма.

Одним из наиболее ярких показателей этого героизма были коммунистические субботники, историческое значе&ние которых ещё в 1919 г. с такой исключительной глуби&ной и прозорливостью раскрыл В. И. Ленин в работе «Ве&ликий почин».

После окончания гражданской войны коммунистиче&ские субботники начали проводиться ещё более регулярно и организованно, ставя своей задачей оказание всемерной помощи делу быстрейшего восстановления народного хо&зяйства.

В течение всего 1921 г. субботники и воскресники про&ходили повсеместно, приобретая всё более массовый ха&рактер и вовлекая широкие слои беспартийных трудя&щихся. Если в январе — апреле 1920 г. в коммунистиче&ских субботниках в Москве участвовало 139 430 человек, то за один только январь 1921 г. в Москве было прове&дено 5 воскресников с общим количеством 83158 участ&ников С января по декабрь 1921 г. по всем дорогам Пет&роградского железнодорожного узла (Северо-Западной, Октябрьской и Мурманской) было проведено 1 470 суб&ботников, в которых участвовало около 175 тыс. человек, из них коммунистов 33 670, беспартийных 140 967. Всего было отработано на этих субботниках 532 234 часа.

В 1921 г. по сравнению с 1920 г. значительно увели&чилось количество субботников в центре нефтяной про&мышленности — Баку. Так, например, только за первую половину 1921 г. Бакинским комитетом партии было ор&ганизовано 204 субботника с охватом 379 тыс. человек и общей продолжительностью 1 136 тыс. рабочих часов. Во время этих субботников было добыто свыше 400 тыс. пу&дов нефти.

В мае 1921 г. в субботниках в Азербайджане участ&вовало 26 652 человека, из них коммунистов 5 129, бес&партийных 20 963

Огромный размах приобрели в 1921 г. субботники в Донбассе. 5 мая был проведён «вседонецкий воскрес&ник», во время которого было добыто за один день 1 млн. пудов угля [170].

В апреле 1921 г. только на шахтах Юзовского горного района было проведено более 500 воскресников, в которых приняло участие свыше 70 тыс. рабочих. С 1 января по 15 ноября 1921 г. в субботниках в Самаре участвовало 241 785 человек, из них коммунистов 99 721, беспартийных 142 064

Все эти данные по крупнейшим промышленным цент&рам страны показывают массовый характер субботников и всё большее вовлечение в субботники беспартийных ра&бочих. Задачи субботников в 1921 г. определялись об&щими задачами борьбы за восстановление народного хо&зяйства. Основная масса субботников проводилась на транспорте по погрузке и разгрузке топлива и продоволь&ствия, очистке железнодорожных путей, ремонту паро&возов, вагонов и т. д. В январе — феврале 1921 г. повсе&местно проходили субботники в помощь Красной Армии в связи с проведением «недели красной казармы». Во время этих субботников и воскресников трудящиеся орга&низовывали ремонт казарм, пошивку обмундирования для красноармейцев, оказывали помощь госпиталям, лазаре&там и т. д.

В апреле 1921 г. были проведены субботники помощи деревне в связи с «педелей красного пахаря».

В Петрограде был устроен специальный субботник по сбору металла и предметов сельскохозяйственного инвен&таря для деревни. 1 000 рабочих были посланы в ре&монтные мастерские и деревенские кузницы на помощь по ремонту инвентаря. Большинство металлических пред&приятий Петрограда в «неделю красного пахаря» работало сверхурочно, чтобы отремонтировать и изготовить сель&скохозяйственные орудия для посевной кампании.

В Москве было собрано и отсортировано 70 тыс. пу&дов металла для деревни. В субботниках по сортировке, погрузке и вывозке металла участвовало 7 045 чело&век

Субботники в «неделю красного пахаря» имели боль&шое значение для укрепления союза рабочего класса и крестьянства, для оказания помощи деревне в проведении весеннего сева 1921 г.

По всей стране прошли массовые субботники по оказа&нию помощи голодающим. В октябре 1921 г. был органи&зован всероссийский субботник в пользу голодающих. В ноябре 1921 г. в Москве был проведён массовый вос&кресник помощи школе. Во время воскресника заготовля&лись дрова для школ, шились одежда и обувь для школь&ников.

Субботники и воскресники проходили с огромным подъ&ёмом и давали большие результаты, помогая быстрейшему восстановлению народного хозяйства.

Производительность труда на субботниках была очень высокой. Субботники ещё более укрепляли связь партии с массами, воспитывали новое, коммунистическое отноше&ние к труду, улучшали трудовую дисциплину. Субботники стали мощным средством мобилизации трудящихся на борьбу с разрухой, явились показателем растущего тру&дового подъёма масс.

Новое отношение к труду сказалось и в том почёте, в том всенародном уважении, которым вся Советская страна окружала людей труда и отмечала их подвиги на фронте восстановления. Имена лучших рабочих широко отмечались советской печатью, их заносили на Красные доски, чествовали на заводских собраниях.

17 июня 1921 г. московский пролетариат чествовал около 300 своих лучших героев труда. Среди героев труда в Москве было 40 металлистов, 50 текстильщиков, 40 же&лезнодорожников, 30 кожевпиков, 35 печатников, 25 швей&ников, 17 пищевиков, 25 работников коммунального хо&зяйства, 12 работников народной связи и 15 рабочих местного транспорта [171].

15 октября рабочие Подольского паровозоремонтного завода торжественно отмечали пуск сотого паровоза. К этому торжеству было приурочено чествование героев труда [172].

В июне 1921 г. чествование героев труда широко про&водилось на Урале. На Екатеринбургской льнопрядиль&ной и ткацкой фабрике чествовали 75 человек, на Черно- усовской — 66, на Уральской суконной — 56 и т. д. На торжественных заседаниях героев труда приветствовали представители партийных, советских и профессиональных организаций [173].

Партия требовала самой широкой популяризации и всемерного поощрения всех проявлений трудового геро&изма рабочего класса.

17 июля 1921 г. центральный орган партии «Правда», сообщая о трудовых подвигах шахтёров Донбасса — 19-лет&него комсомольца коногона Берестово-Богодуховского рудника Аф. Мамонова, давшего сверх нормы 22 упряжки, и 75-летнего забойщика из Лисичанского района т. Ла- заренко, превысившего норму добычи угля на 50%, пи&сала:

«Случаи такого героизма должны быть известны всем трудящимся Советской России, а имена этих героев долж&ны быть занесены не только на красную доску их проф&союза, но и каждого рабочего нашей Республики труда».

Как высоко оценивали партия и правительство герои&ческий труд рабочих и крестьян на фронте восстановле&ния народного хозяйства, особенно наглядно видно на примере первых награждений орденом Трудового Крас&ного Знамени. Впервые в истории человечества был учреж&дён орден, выдаваемый людям труда за честную и само» отверженную работу на благо своего социалистического государства.

Сразу же после учреждения ордена VIII съездом Сове&тов РСФСР отдельные предприятия и учреждения начали соревноваться между собой на право получения этой вы&сокой правительственной награды. 3 февраля 1921 г. ВЦИК утвердил текст наградной грамоты ордена Трудо&вого Красного Знамени,

25 апреля 1921 г. ВЦИК на своём заседании принял первое решение о награждении орденом Трудового Крас&ного Знамени Тульского оружейного, Тульского патрон&ного и нескольких других заводов.

Таким образом, первыми орденами Трудового Крас&ного Знамени отмечались трудовые подвиги, совершённые ещё в годы гражданской войны. В тексте наградной гра&моты Тульским оружейному и патронному заводам [174] гово&рилось о заслугах этих предприятий по снабжению армии вооружением в период, когда Деникин находился под Тулой. 1

В дальнейшем начались персональные награждения и награждения отдельных предприятий за трудовые по&двиги по восстановлению народного хозяйства после окон&чания войны.

В «Наказе по вопросам хозяйственной работы», при&нятом IX съездом Советов 28 декабря 1921 г., специально указывалось, что «всякий успех в деле подъема хозяйства должен, в частности, более регулярно вознаграждаться как орденом трудового знамени, так и денежными пре&миями»

В течение всего 1921 г. ВЦИК неоднократно рассмат&ривал на своих заседаниях вопрос о первых награждениях орденом Трудового Красного Знамени за победы и дости&жения на фронте труда.

Эти награждения имели огромное воспитательное и мобилизующее значение. Перевыполнение норм заготовок дров, охрана государственной собственности, выполнение своих обязательств перед государством и улучшение сво&его хозяйства — все эти заслуги Советское государство вы&соко оценивало и поощряло. Печать широко публиковала сообщения об этих награждениях, советская обществен&ность всецело их поддерживала; в результате это давало огромный моральный стимул к усилению трудового подъ&ёма как в деревне, так и в городе.

Из персональных награждений рабочих первый орден Трудового Красного Знамени получил машинист депо Абдулино Самаро-Златоустинской железной дороги Терен&тий Матвеевич Чариков.

В ноябре 1920 г. газета «Гудок» в статье «Наши герои» сообщила некоторые биографические данные о машинисте Чарикове. Это типичная биография кадрового рабочего. В 1918 г. Чариков был членом Абдулинского исполкома. Он руководил подавлением кулацкого восстания, разору&жал кулаков. Когда чехословаки стали угрожать станции Абдулино, Чариков получил приказ взорвать мост со сто&роны Самары, чтобы обеспечить свободный отход крас&ных частей. Эта задача с риском для жизни была им вы&полнена. Он принял активное участие в ликвидации чехословацкого мятежа. За умелую работу на паровозе бронепоезда при взятии советскими войсками Уфы Чариков получил благодарность от Пензенской дивизии.

Когда кончилась гражданская война, Чариков отдал все свои силы скорейшему восстановлению транспорта республики. Вместе со своими помощниками он ремонти&ровал паровозы, возвращая их в строй. Его трудовые за&слуги неоднократно отмечались в приказах по дороге, ему объявлялась благодарность и выдавались денежные на&грады. Дорпрофсож Самаро-Златоустинской дороги занёс его на Красную доску и признал героем трудового фронта. В 1921 г. паровоз Чарикова и его бригады благодаря хо&рошему уходу прошёл более 5 тысяч вёрст, не потребо&вав ремонта. Этот паровоз водил поезда с хлебом для голодающих Поволжья. Президиум ВЦИК па основании ходатайства железнодорожных организаций наградил Ча&рикова орденом Трудового Красного Знамени.

Одновременно с Чариковым получили орден Трудового Красного Знамени рабочие завода «Красная Этна» в Ниж- нем-Новгороде. Газета «Этновский вестник» 4 апреля 1922 г. следующим образом описывала подвиг двух рабо&чих — Лодягина и Фельдмана:

«Недавно в прокатном цеху, при обжиме толстой бол&ванки, сломался один вал отжимного станка. Запасных валов не было. Задержка в обжиме вызвала бы остановку цеха, так как обжатой болванки было ничтожное количе&ство. Остановка прокатного цеха, естественно, вызвала бы остановку и других цехов, но тут нас вывели из положения вальце-токари тт. Фельдман и Лодягин. Пока прокатка перекатывала в проволоку остатки обжатой болванки, эти истинные герои труда, не выходя в течение 36 часов из мастерской, расточили новый обжимный вал, не дав, та&ким образом, прокатному цеху остановиться ни на одну минуту».

В 1922 г. орденом Трудового Красного Знамени были награждены и отдельные рабочие коллективы: водники Астраханского района за трудовые успехи, достигнутые в 1921 г, (выполнение судоремонта и обеспечение опера&ций нефтеналивного сухогрузного флота); рабочие и слу&жащие Бакинских пефтяных промыслов; Главный авиа&ционный склад; строители железной дороги Петропав&ловск — Кокчетав в связи с окончанием строительства первой очереди и др.

16 февраля 1922 г. ВЦИК постановил наградить Даге&стан орденом Трудового Красного Знамени «за проявлен&ную им величайшую энергию и сплочённую работу по про&рытию оросительного канала протяжением около 50 вёрст силами местного населения в порядке многолюдных суб&ботников» \

Президиум Всеукраинского ЦИК в октябре 1922 г. принял решение о награждении екатеринославских рабочих орденом Трудового Красного Знамени за самоотвержен&ную помощь Красной Армии, выразившуюся в быстром и удачном, при чрезвычайно тяжёлых условиях, отремонти- ровании казармы для красноармейцев.

В тот же день Всеукраинский ЦИК постановил награ&дить орденом Трудового Красного Знамени киевских ра&бочих за самоотверженную работу по оказанию помощи голодающим Ч

Одним из первых представителей советской интелли&генции орденом Трудового Красного Знамени был на&граждён известный учёный-геолог И. М. Губкин.

Ещё летом 1918 г. группа инженеров под руковод&ством И. М. Губкина начала работу по разведке сланцев в Среднем Поволжье. 16 октября 1922 г. В. И. Ленин, получив доклад Губкина об этих работах и ознакомив&шись с ним, написал письмо в президиум ВСНХ, Госплан и Президиум ВЦИК, в котором указывал, что получил сообщение о крупнейших успехах группы инженеров во главе с т. Губкиным. Эта группа, писал Ленин, с упор&ством, приближающимся к героическому, развила не только обстоятельное научное исследование горючих сланцев и сапропеля, но и научилась практически при&готовлять из этих ископаемых различные полезные про&дукты, как то: ихтиол, чёрный лак, различные мыла, парафины, сернокислый аммоний и т. д.

Указывая, что эти работы являются прочпой основой промышленности, которая через десяток-другой лет будет давать России сотни миллионов, Ленин предлагал:

  1. немедленно обеспечить в финансовом отношении дальнейшее развитие этих работ,
  2. устранить и впредь устранять всяческие препятст&вия, тормозящие их, и
  3. наградить указанную группу инженеров орденом Трудового Красного Знамени и крупной денежной суммой[175].

Согласно предложению Ленина и заключению ВСНХ, Президиум ВЦИК принял решение о награждении группы работников сланцевой промышленности и лично И. Губ&кина орденом Трудового Красного Знамени.

И мая 1922 г. газета «Известия» сообщила, что Ниже&городский городской Совет возбудил ходатайство пе- ред ВЦИК о награждении орденом Трудового Красного Знамени Нижегородской радиолаборатории и о занесении профессоров Бонч-Бруевича и Вологдина на Красную доску. Решением ВЦИК Нижегородская лаборатория и её руководители были награждены орденом Трудового Крас&ного Знамени.

Всего за два года (1921—1922) ВЦИК наградил орде&ном Трудового Красного Знамени 18 различных коллек&тивов, в том числе 1 фабрику, 7 заводов, 2 нефтепромысла, радиолабораторию и др. Персонально эту высшую награду получили 15 человек, среди них 6 рабочих, 2 крестьянина

и 7 ответственных работников К

* *

*

Растущий трудовой подъём рабочего класса, пафос восстановления, охвативший всю страну и в первую оче&редь передовые слои рабочего класса, являлся лучшим по&казателем того, что партия сумела мобилизовать трудя&щихся, поднять их на решительную и самоотверженную борьбу с хозяйственной разрухой.

Возглавленный партией трудовой подъём рабочего класса нашёл своё выражение не только в отдельных тру&довых подвигах, но и в массовой героической борьбе за восстановление фабрик и заводов. Общим результатом этого подъёма являлся довольно быстрый рост производи&тельности труда в первые годы новой экономической по&литики.

Выработка на одного рабочего в 1921/22 хозяйствен&ном году составляла по промышленности в целом 185,6% по сравнению с 1920/21 г., а по отдельным отраслям про&мышленности давала ещё более высокие показатели: по металлической промышленности — 227,2%, электротехни&ческой — 233, текстильной — 207,2, химической — 225,4, рудной — 275, сланцевой—470, золото-платиновой — 593,9, сахарной — 528% [176].

Поднятие производительности труда было связано и с повышением трудовой дисциплины, уменьшением потерь рабочего времени (прогулов, простоев и т. д.).

Важнейшим показателем оздоровления и укрепления промышленности являлся начавшийся процесс собирания ранее распылённых основных промышленных кадров ра&бочего класса.

Значительный рост числа рабочих во всей промышлен&ности начался повсеместно только с 1923 г. Но уже 1921/22 год дал прирост числа рабочих в ряде важнейших отраслей промышленности (нефтяной, железорудной, металлургии чёрных металлов, текстильной и др.). Наибольший прирост имел место в текстильной промышленности (282,1 тыс. ра&бочих в 1921 г., 321,3 тыс. в 1922 г.) \

При анализе цифр о количестве рабочих в промышлен&ности в 1921—1922 гг. необходимо иметь в виду, что на предприятиях в эти годы происходил процесс замены неквалифицированных рабочих и случайных элементов квалифицированными кадровыми рабочими.

Очищение предприятий от случайных элементов по&зволило привлечь на производство старых квалифици&рованных рабочих, вернувшихся из деревни или по демобилизации из Красной Армии, и решить важнейшую задачу — быстрейшего собирания основных индустриальных кадров рабочего класса.

Промышленность, которая в 1921—1922 гг. только начала восстанавливаться, не могла сразу же поглотить весь контингент людей, демобилизованных из армии или уходящих из деревни в город. Трудности, связанные с частичным появлением безработицы, не могли быть полно&стью решены и преодолены в условиях восстановительного периода. Но линия партии и правительства, направленная на собирание квалифицированных кадров рабочего клас&са, дала свои результаты уже в первые годы новой эконо&мической политики.

Процесс деклассирования пролетариата был приоста&новлен, начался постепенный рост индустриальных кадров рабочего класса, его консолидация, что являлось глав&ным условием укрепления диктатуры пролетариата п ре&шения задач социалистического строительства.

Усиление и укрепление основного костяка рабочего класса обеспечило ведущую роль кадровых рабочих в об&щем трудовом подъёме и определило нарастание темпов восстановления промышленности, что в свою очередь соз&дало возможность в последующие годы вовлечь в произ&водство значительное число новых рабочих.

Так, например, если в 1921 г. всего рабочих в цензовой промышленности было 1185,5 тыс., в 1922 г. — 1096,2 тыс., то в 1923 г. это число возросло до 1 352,9 тыс., в 1924 г.— до 1 553,5 тыс., а в 1925 г. составляло уже 1 939,9 тыс. [177]Общее представление о ходе восстановления промыш&ленности в 1921—1922 гг. даёт следующая сводка (для сравнения приведены данные и за 1923 г.) [178]:

Валовая продукция крупной промышленности

(в млн руб. в цепах 1926—1927 гг.)

1921 г.

1922 г.

1923 г.

2004

2 619

4005

в % к 1913 г

19,5

25,5

39,1

Производство средств производства

876

1173

1925

в % к предыдущему году . . .

133,9

164,1

Производство предметов потребления

1128

1446

2080

в % к предыдущему году . . .

128,2

143,8

Данные этой сводки позволяют сделать следующие вы&воды.

В 1922 г. валовая продукция промышленности состав&ляла лишь 25,5% к уровню довоенного 1913 г. Процесс восстановления промышленности только начинался, но эти первые итоги показывали, что условия для дальнейшего неуклонного подъёма промышленности налицо. Валовая продукция промышленности, производящей предметы по&требления, была в это время ещё выше, чем валовая про&дукция промышленности, производящей средства произ&водства. Это характеризует особенности развития промыш&ленности на всём протяжении первого периода нэпа (1921—1925 гг.). Но одновременно эти же данные, при&ведённые в сводке, со всей убедительностью говорят о том, что темпы роста производства средств производства в 1921—1922 гг., как и в 1923 г., были несколько выше, чем темпы роста производства предметов потребления.

Однако даже к концу восстановительного периода, в 1924/25 г., доля средств производства в продукции всей промышленности СССР составляла, так же как и в дорево&люционной России, всего лишь 34%, или одну треть г.

Лишь в последующие годы, в годы индустриализации и пятилеток, коренным образом изменилось соотношение между тяжёлой и лёгкой промышленностью, и удельный вес тяжёлой промышленности достиг в наши дни более двух третей общего объёма промышленного производства.

Уже в первые годы нэпа Коммунистическая партия и советский народ, опираясь на закон планомерного (пропор&ционального) развития народного хозяйства, сообразуясь с требованиями основного экономического закона социа&лизма, добились серьёзного перелома в работе промыш&ленности, что создало прочный фундамент для полного её восстановления и дальнейшего мощного подъёма.

Важнейшие итоги перехода к нэпу и в области сель&ского хозяйства и в области промышленности сформули&рованы в «Кратком курсе истории ВКП(б)» следующим образом:

«Переход к нэпу значительно укрепил союз рабочих и крестьян на новой основе. Мощь и крепость диктатуры пролетариата возросли. Почти полностью был ликвиди&рован кулацкий бандитизм. Крестьяне-середняки после от&мены продразверстки помогали Советской власти бороться с кулацкими бандами. Советская власть сохранила в своих руках все командные позиции в народном хозяйстве: круп&ную промышленность, транспорт, банки, землю, внутрен&нюю торговлю, внешнюю торговлю. Партия добилась пе&релома на хозяйственном фронте. Сельское хозяйство вскоре двинулось вперед. Промышленность и транспорт добились первых успехов. Начался пока еще очень мед&ленный, но верный хозяйственный подъем. Рабочие и кре&стьяне чувствовали и видели, что партия стоит на верном пути» [179].

<< | >>
Источник: Э. Б. ГЕНКИНА. ПЕРЕХОД СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ ( 1921- 1922) ГОСУДАРСТВЕН НОВ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, 1954. 1954

Еще по теме 1. Боръба партии и Советского правительства за ликвидацию последствий неурожая в Поволжье и первые итоги восстановления сельского хозяйства к концу 1921 г. :

  1. 1. Боръба партии и Советского правительства за ликвидацию последствий неурожая в Поволжье и первые итоги восстановления сельского хозяйства к концу 1921 г. 
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -