<<
>>

§ 1. Понятийный аппарат и содержание антитеррористических договоров ООН

Говоря о нормативном регулировании любой сферы деятельности, следует отметить, что одни авторы сводят действие нормы и правовое регулирование к конкретным правоотношениям[36], другие исходят из того, что правовое регулирование начинается после создания нормы и сводится к различным средствам воздействия последней на общественные отношения[37].

Наконец, самое широкое понимание включает в понятие правового регулирования и правотворческую стадию[38].

Анализ понятийного аппарата и содержания антитеррористических договоров предлагается начать с деятельности ООН в области борьбы с международным терроризмом, которая представляет собой не только постоянное наращивание институционного взаимодействия, но также и усиление интенсивности создания международных договоров, а также принятия резолюций по данной тематике. Представляется важным привести перечень действующих универсальных международных договоров в данной сфере. Всего их насчитывается 16, причем 12 из них были приняты до создания в 2001 году Контртеррористического комитета ООН (КТК), вот список действующих на сегодняшний день документов, приведенный КТК:

• Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 года.

• Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года.

• Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года.

• Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 года.

• Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года.

• Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 года.

• Поправки к Конвенции о физической защите ядерного материала 2005 года.

• Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах,

обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 года, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации.

• Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года.

• Протокол 2005 года к Конвенции о борьбе с незаконными актами,

направленными против безопасности морского судоходства.

• Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против

безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 года, касающийся террористической деятельности на морских стационарных платформах.

• Протокол 2005 года к Протоколу о борьбе с незаконными актами,

направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе.

• Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения 1991 года.

• Международная Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года.

• Международная Конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 года.

• Международная Конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 года.

• Международная Конвенция о взаимной правовой помощи и выдаче в целях борьбы с терроризмом 2008 года.

Предлагается в хронологическом порядке произвести подробный анализ норм, действующих на основе принятых в рамках ООН Конвенций.

1. Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 года[39].

Исходя из положений статьи 1 данной Конвенции, она направлена на борьбу с нарушениями уголовного законодательства, а также с действиями, не являющимися преступлениями, но так или иначе способными подвергнуть опасности безопасность воздушного судна, лиц и имущества, а также порядок и дисциплину на борту. Таким образом, видно, что преступления терроризма в Конвенции отдельно не перечислены, а лишь подразумеваются, когда речь идет о нарушении уголовного законодательства, за исключением захвата воздушного судна, которому уделяется отдельная статья Конвенции.

Глава IV данной конвенции, состоящая из одной статьи под номером 11, посвящена незаконному захвату воздушного судна.

Под этим действием в рамках конвенции подразумевается противозаконное заключение какого-либо лица под стражу силой или угрозами в результате акта вмешательства, захвата или другого незаконного осуществления контроля воздушного судна в полете, а так же если такой акт близок к совершению[40]. В данной статье говорится об обязательствах государств-участников Конвенции предпринять все соответствующие меры для восстановления контроля над воздушным судном. Отдельно оговаривается обязанность государства, в котором производит посадку воздушное судно, на борту которого произошел случай из числа перечисленных, разрешить пассажирам и членам экипажа продолжать полет, разрешить эту проблему как можно быстрее, а также вернуть воздушное судно и его груз законным владельцам.

Основная часть положений Конвенции посвящена полномочиям командира воздушного судна по отношению к лицам, совершившим или намеревающимся совершить преступление на борту воздушного судна, а также вопросу осуществления юрисдикции заинтересованными государствами.

Таким образом, данная конвенция относится к документам, принятым в рамках ООН в целях борьбы с терроризмом, в той ситуации, когда противозаконные акты, совершаемые на борту воздушного судна, являются террористическими в силу их криминализации в соответствии с

законодательством стран-участниц Конвенции. Однако, эта конвенция имела ряд существенных недостатков, для устранения которых, пришлось принять Конвенции 1970 и 1971 годов, речь о которых пойдет далее. К числу этих недостатков можно отнести тот факт, что её положения были не эффективны в борьбе с незаконным захватом воздушных судов, а также актами против воздушных судов на земле. Помимо этого, Конвенция 1963 года не квалифицирует действия, которые направлены на захват воздушного судна как преступление. И последним важным недостатком является отсутствие в ней эффективных мер, направленных на борьбу с угоном воздушных судов.

2. Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, 16 декабря 1970 года[41].

Конвенцию следует рассматривать с учетом значительных дополнений, которые были внесены Протоколом от 10 сентября 2010 года. Протокол был принят в целях борьбы с незаконными актами захвата воздушных судов или осуществлением контроля над ними, а также для повышения эффективности собственно Конвенции.

Преступником в первоначальном тексте конвенции является лицо, находящееся на борту воздушного судна, которое незаконно, путем насилия или угрозы применения насилия, или путем любой другой формы запугивания, захватывает это воздушное судно, или осуществляет над ним контроль, либо пытается совершить любое такое действие, или является соучастником такого лица. Однако, Протокол значительно расширяет список наказуемых преступных деяний.

Вторым важнейшим дополнением, которое было привнесено Протоколом, является положение об ответственности юридических лиц, закрепленное в статье 2 bis. В соответствии с принципами своего внутреннего права, государства- участники могут принимать необходимые меры для привлечения юридического лица, находящегося на его территории или созданного по его законам, к ответственности (административной, гражданской и уголовной). При этом такая ответственность юридического лица наступает без ущерба для уголовной ответственности физического лица, совершившего преступления по смыслу Конвенции.

Протокол, помимо прочего, направлен на укрепление принципа аи dedere aut judicare (или выдай или суди), о чем свидетельствует, к примеру, положение введенной им статьи 8 bis, в которой говорится, о том, что ни одно из указанных преступлений не должно рассматривается для целей выдачи или взаимной правовой помощи как политическое преступление, или преступление, которое связанно с политическим преступлением, или преступление, вызванное политическими мотивами. И поэтому, просьба о выдаче или взаимной правовой помощи, которая связана с таким преступлением, не может быть отклонена по этим мотивам.

Данная Конвенция является более узкоспециализированной по сравнению с конвенцией 1963 года и вместе с Протоколом 2010 года является достаточно совершенным международно-правовым инструментом в решении вопросов установления государствами своей юрисдикции, криминализации, своевременного расследования актов захвата воздушных судов, а также уголовного преследования, правовой и процессуальной помощи в расследовании этих деяний и наказания виновных лиц.

В качестве примера, иллюстрирующего сферу применения данной Конвенции, а также положения о выдаче или привлечении виновных лиц к ответственности, можно привести дело в отношении Мохаммеда Хамадея. Он участвовал в захвате самолета компании «Транс уорлд эйрлайнз» в 1985 году, который выполнял рейс из Афин в Рим, но вооруженные террористы заставили его сменить курс на Бейрут, где застрелили пассажира, являвшегося гражданином США. Хамадей был арестован в аэропорту Франкфурта в 1987 году, при попытке провезти взрывчатые вещества. К тому времени в США в отношении него уже было возбуждено уголовное дело по факту захвата самолета, соответственно, американские власти потребовали его выдачи. Согласно положениям рассматриваемой Конвенции, а также германо-американского договора о выдаче Г ермания должна была или выдать его или возбудить против него уголовное дело в том же порядке, как если бы он совершил тяжкое преступление внутри страны. В итоге Хамадей был осужден в Г ермании за угон самолета, захват заложников и убийство и приговорен к пожизненному заключению, при полном содействии властей США, в том числе, в предоставлении свидетелей.

3. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 23 сентября 1971 года[42].

Основными задачами конвенции являются: установление юрисдикции над перечисленными в ней преступлениями со стороны заинтересованных государств; принятие мер к заключение преступника под стражу, либо принятию других мер, обеспечивающих его присутствие; проведение предварительного расследования; выдача или осуществление уголовного преследования преступника таким же образом, как и в случае любого обычного преступления серьезного характера, в соответствии с законодательством конкретного государства; информационный обмен об обстоятельствах преступления, расследовании и процессуальных действий по отношению к преступнику[43].

В дополнение к данной Конвенции 24 февраля 1988 года был открыт для подписания Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию.

Конвенцию и Протокол к ней следует рассматривать и трактовать как единый документ. Протокол дополняет положения Конвенции указывая, что любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно с использованием любого устройства, вещества или оружия совершает акт насилия в отношении лица в аэропорту, обслуживающем международную гражданскую авиацию, который причиняет или может причинить серьезный вред здоровью или смерть, или разрушает или серьезно повреждает оборудование и сооружения аэропорта, обслуживающего международную гражданскую авиацию, либо расположенные в аэропорту воздушные суда, не находящиеся в эксплуатации, или нарушает работу служб аэропорта, если такой акт угрожает или может угрожать безопасности в этом аэропорту[44]. Также данный протокол регламентирует установление юрисдикции над этими актами заинтересованными государствами.

В соответствии с положениями данной Конвенции, государства-участники должны ввести уголовную ответственность за совершение или попытку совершения актов насилия в отношении лиц, находящихся на борту воздушного судна в полете, зарегистрированного в данном государстве, а также за попытку разрушения, причинения повреждения воздушного судна, угрожающего его безопасности, равно как за помещение на борт воздушного судна любого рода устройства, которое представляет опасность. Примером применения положений Конвенции, которые были включены в национальное законодательство (в данном случае США), может служить дело в отношении Ричарда Рейда, который в декабре 2001 года пытался пронести взрывчатку на борт воздушного судна компании «Американ эйрлайнс» в целях его уничтожения. Взрывчатка была спрятана в подошве его обуви. Обвинение, которое было предъявлено Рейду, в соответствии с положениями Конвенции, не касалось террористического умысла, что в значительной степени упрощало процесс доказывания, поскольку не было необходимости доказывать конкретный мотив.

Рассмотренные конвенции направлены на защиту гражданской авиации от преступности как таковой, в том числе и от террористической. Террористическая деятельность подразумевает наличие политических мотивов, например: оказать определенное влияние на принятие каких-либо решений политическими деятелями или международными организациями, создать атмосферу страха в обществе, подорвать доверие к властным структурам. Группа конвенций о которых шла речь, безусловно, имеет значение и для борьбы с терроризмом, в том числе и международным. Тем не менее, следует сказать, что акты, против которых они направлены, не обязательно имеют террористическую направленность, сфера действия этих международных договоров гораздо шире.

4. Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 14 декабря 1973 года[45].

Террористы для достижения политических целей зачастую выбирают в качестве своих жертв государственных деятелей, представителей международных организаций. Для защиты этой категории лиц была принята данная Конвенция. В качестве лиц, пользующихся международной защитой, для целей конвенции, имеются ввиду: главы государств, в том числе каждый член коллегиального органа, выполняющего функции главы государства, главы правительства, министры иностранных дел, находящиеся в иностранном государстве, а также сопровождающие члены их семей. А также: любой представитель или должностное лицо государства, или любое должностное лицо, или иной агент межправительственной международной организации, который, во время, когда против него, его официальных помещений, его жилого помещения или его транспортных средств было совершено преступление, имеет право в соответствии с международным правом на специальную защиту от любого нападения на его личность, свободу и достоинство, а также проживающие с ним члены его семьи.

В соответствии с Конвенцией, государствам-участникам предлагается рассматривать в качестве уголовных преступлений убийство, похищение и иные нападения против личности или свободы указанных ранее лиц, насильственное нападение на официальное помещение, жилое помещение или транспортные средства этих лиц, если это нападение может угрожать личности или свободе, а также угрозы такого нападения, попытки и соучастие. Также в Конвенции резюмируется, что данные преступления следует считать тяжкими.

Конвенция обязывает государства принимать все необходимые меры для предотвращения этих преступлений, а также осуществлять обмен информацией для их предотвращения, а также сотрудничать в вопросах выдачи преступников, проведения расследования и предоставления необходимых доказательств. Таким образом, данная конвенция во многом обеспечивает не только преследование указанных преступлений как общеуголовных, но и в некоторой степени предупреждает преступления террористические.

На сегодняшний день для лиц, пользующихся международной защитой, угроза от террористической деятельности может считаться даже более высокой, нежели от общеуголовной преступности. Несмотря на все усилия международного сообщества в отношении обеспечения безопасности данной категории лиц, за последние годы нападения на них участились. Например, нападение на российского посла в Катаре в ноябре 2011 года, на дипломатические представительства США в Египте и Ливии в сентябре 2012 года, террористический акт возле здания США посольства в Турции в феврале 2013

38

39

40

года, убийство семи миротворцев совместной миссии Африканского союза и ООН в Судане в июле 2013 года.

5. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, 17 декабря 1979 года48.

Еще один распространенный вид террористических преступлений, совершаемых, чтобы повлиять на те, или иные политические решения - это захват заложников. Для целей Конвенции захватом заложников считается захват или удержание любым лицом другого лица (заложника), с угрозой убийства, нанесения повреждений или продолжения удержания для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц - совершить или отказаться от совершения какого-либо акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника. Преступлением будет также являться попытка захвата заложников и соучастие в нем.

Г осударства-участники Конвенции приняли на себя обязательства принимать все меры, которые будут сочтены целесообразными для облегчения положения заложника, в частности его освобождения. Помимо этого, государства осуществляют обмен информацией и пресечение деятельности на своей территории групп лиц или организаций, которые организуют захваты заложников, либо их поощряют и подстрекают к ним. Так же государство обязуются осуществлять выдачу или надлежащее уголовное преследование преступников, совершивших захват заложников, помощь в расследовании и получении необходимых доказательств.

Безусловно, эта Конвенция играет существенную роль в предупреждении и преследовании преступлений, связанных с захватом заложников, которые являются одними из наиболее часто совершаемых террористами. Недавние примеры захвата торгового центра в Найроби в сентябре 2013 года, захват заложников в Сиднее в декабре 2014 года, захваты заложников во Франции в январе 2015 года показывают, что подобная преступность распространена повсеместно и угрожает всем государствам, вне зависимости от степени участия в международном общении.

6. Конвенция о физической защите ядерного материала, 3 марта 1980 года49.

Именно ядерный терроризм потенциально является одним из наиболее опасных для международного сообщества видов терроризма, поэтому вопрос безопасности ядерного материала является одним из наиболее важных для целей поддержания международного мира и безопасности.

Данная конвенция применяется к ядерному материалу, который используется в мирных целях и находится в процессе международной перевозки, а также в ряде случаев использования в мирных целях, хранения и перевозке внутри государства, не затрагивая при этом его суверенных прав.

Конвенция, в числе прочего, регламентирует импорт, экспорт, транзит ядерного материала, а также уровни физической защиты ядерного материала (Приложение 1 к Конвенции). Большое внимание уделяется информационному обмену, координации усилий по дипломатическим каналам, оказанию помощи, в случае, если таковая требуется, обеспечение возврата похищенного или пропавшего ядерного материала.

В 2005 году к Конвенции были приняты существенные дополнения о защите ядерных установок. В частности, указывается, что цели Конвенции состоят в достижении и поддержании во всем мире эффективного уровня физической защиты ядерного материала, используемого в мирных целях, и ядерных установок, используемых в мирных целях, а также в предотвращении правонарушений, связанных с такими материалом и установками во всем мире. Еще одной целью является борьба с такими правонарушениями, и содействие

сотрудничеству между государствами-участниками в достижении указанных целей.

В соответствии с положениями Конвенции, государства-участники вводят надлежащий режим физической защиты ядерного материала, который находится под их юрисдикцией, необходимый для:

- защиты от кражи и другого незаконного захвата ядерного материала при его использовании, хранении и перевозке;

- обеспечения осуществления оперативных и всеобъемлющих мер по обнаружению и, в надлежащих случаях, возвращению пропавшего или украденного ядерного материала;

- защиты ядерного материала и ядерных установок от саботажа;

- смягчения или сведения к минимуму радиологических последствий саботажа.

Для достижения указанных выше целей, государства-участники создают и поддерживают законодательную и регулирующую основу для организации управления физической защитой ядерного материала и ядерных установок, учреждают или назначают компетентный орган или компетентные органы, который будет нести ответственность за реализацию законодательной и регулирующей основы; а также принимают другие надлежащие меры, необходимые для физической защиты.

Дополнения 2005 года закрепили в тексте конвенции 12 «основополагающих принципов».

1) принцип ответственности государства;

2) принцип ответственности при международной перевозке;

3) принцип законодательной и регулирующей основы;

4) государству следует учредить или назначить компетентный орган, который несет ответственность за реализацию законодательной и регулирующей основы;

5) принцип ответственности обладателей лицензий;

6) принцип культуры безопасности;

7) принцип угрозы;

8) принцип дифференцированного подхода;

9) принцип глубокоэшелонированной защиты;

10) принцип обеспечения качества;

11) принцип планов действий в чрезвычайных ситуациях;

12) принцип конфиденциальности,[46].

Помимо этого, Конвенция регламентирует порядок установления государствами-участниками своей юрисдикции, ограничения свободы и уголовного преследования правонарушителей, их возможной выдачи, а также правовой и процессуальной помощи в расследовании запрещенных конвенцией деяний.

7. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 10 марта 1988 года[47], Протокол 2005 года к конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства[48], Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе 1988 года[49], Протокол 2005 года к Протоколу о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе[50].

Логичным продолжением международного сотрудничества в сфере борьбы с интернациональной преступностью, стало принятие Конвенции и Протокола к ней, которые направлены на предупреждение преступности против морского судоходства и стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе.

Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ 1988 года объявляет преступными действия, направленные против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе.

Помимо этого, Конвенция и Протоколы рассматривают вопросы установления юрисдикции, уголовного преследования правонарушителей, их выдачи, в случае, если это необходимо, вопросы правовой помощи в расследовании правонарушений, а также полномочия капитана судна.

Безусловно, данные Конвенция и Протокол играют значительную роль не только для борьбы с международной преступностью в целом, но и с преступлениями террористической направленности. В качестве примера террористического акта, направленного против безопасности морского судоходства, можно привести захват итальянского круизного лайнера «Акилле Лауро» в октябре 1985 года. Этот захват был осуществлен организацией Палестинский фронт освобождения, в ходе этого теракта был убит один заложник из захваченных 349 пассажиров, захватчики выдвигали политически требования, связанные с освобождением Израилем заключенных.

8. Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения, 1 марта 1991 года[51].

Основной целью данной Конвенции является предупреждение террористических актов, совершаемых с помощью пластических взрывчатых

против безопасности ООН URL:

(дата обращения

направленными

Сайт

maritme.shtml

веществ, путем их маркировки для более лёгкого обнаружения. Прежде всего, Конвенция обязывает каждое государство-участника принять все необходимые и эффективные меры для предотвращения и запрета производства на их территории немаркированных взрывчатых веществ, а также для недопущения вывоза ввоза на его территории или вывоз этих веществ за её пределы.

Тем не менее, Конвенция предусматривает ряд исключений, в основном для обеспечения деятельности органов, выполняющих полицейские и военные функции.

Также под запрет не попадают те вещества, которые предназначены для включения и включаются в качестве неотъемлемой составной части в должным образом санкционированные военные устройства на территории государства- изготовителя в течение трех лет после вступления в силу Конвенции в отношении данного государства.

Конвенция, помимо прочего, учреждает Международную техническую комиссию по взрывчатым веществам, которая состоит из экспертов по вопросам изготовления, обнаружения взрывчатых веществ или проведения соответствующих исследовательских разработок. Основная задача комиссии - проведение оценки технического прогресса в области изготовления, маркировки и обнаружения взрывчатых веществ.

Очевидно, что данная Конвенция играет весьма важную роль для борьбы с терроризмом, поскольку маркирование взрывчатых веществ значительно осложняет возможность их скрытной транспортировки и хранения, что делает более вероятным обнаружение подготовки террористического акта.

9. Международная Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, 16 декабря 1997 года56.

В соответствии с положениями Конвенции, любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно доставляет, помещает,

приводит в действие или взрывает взрывное или иное смертоносное устройство в пределах мест общественного пользования, государственного или правительственного объекта, объекта системы общественного транспорта или объекта инфраструктуры или таким образом, что это направлено против них с намерением причинить смерть или серьезное увечье, или с намерением произвести значительное разрушение таких мест, объекта или системы, когда такое разрушение влечет или может повлечь причинение крупного экономического ущерба. Так же преступлением является попытка совершения или участие в совершении этих действий, организация и руководство другими лицами для совершение этих действий, а также умышленное содействие в совершении указанного группой лиц, действующих с общей целью, в случае, если такое содействие оказывается либо в целях поддержки общего характера преступной деятельности или цели группы, или, если лицо осознает умысел группы совершить соответствующее преступление. При этом в статье 1 Конвенции под «взрывным или иным смертоносным устройством» подразумевается не только взрывное или зажигательное оружие или устройство, которое предназначено или способно причинить смерть, серьезное увечье или существенный материальный ущерб, но также и оружие или устройство, предназначенное или способное вызвать такие же последствия, посредством высвобождения, рассеивания или воздействия токсических химических веществ, биологических агентов или токсинов или же аналогичных веществ, либо радиации или радиоактивного материала.

Конвенция обязывает государства-участников принять все необходимые меры, чтобы согласно его внутреннему законодательству признать уголовными преступлениями указанные выше деяния, а также чтобы установить за них наказания соответствующие тяжкому характеру этих преступлений. Отдельно оговаривается требование того, что бы те преступные деяния, которые попадают подпадающие под действие этой Конвенции, а именно те, которые направлены на создание обстановки террора среди населения, группы лиц или конкретных лиц, или которые совершаются в расчете на это, при любых обстоятельствах влекли бы за собой наказание, которое было бы сообразно степени их тяжести, независимо от соображений политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного характера.

Помимо общих для уже упомянутых Конвенций вопросов установления своей юрисдикции, уголовного преследования преступлений, ограничении свободы и выдачи преступников, а также информационного взаимодействия, следует уделить отдельное внимание положениям статьи 13, поскольку эта статья по своему смыслу направлена на помощь в реальном и эффективном противодействии, в большой степени, именно международным террористическим организациям. Возможность передачи лица, уже находящегося под стражей или отбывающего тюремный срок в одном государстве, для проведения процессуальных действий, таких как дача показаний, установление личности, или иных действий, направленных на получения доказательств для расследования в другом государстве - это потенциально действенный способ взаимодействия компетентных органов государств в борьбе с международными террористическими организациями, действующими на территории нескольких стран. При этом существует всего два условия для такой передачи лица: оно должно свободно дать на это свое согласие на основе предоставления ему полной информации, а также компетентные власти обоих государств должны достигнуть согласия на приемлемых для них условиях. При этом процедура передачи предусматривает ряд гарантий для всех участвующих сторон.

Отдельная статья (15) посвящена сотрудничеству государств в предотвращении преступлений, поименованных в Конвенции. Помимо необходимых (в том числе законодательных) мер для предотвращения этих преступления, а также деятельности лиц и организаций, подстрекающих к совершению этих преступлений, поощряющих, организующих, финансирующих их, или в них участвующих, от государств требуется обмен точной, проверенной информацией и координация административных мер. Также государствам предлагается осуществлять исследования и разработки в области методов обнаружения взрывчатых и других опасных веществ, проводить консультации по

вопросам разработки стандартов для маркировки взрывчатых веществ в целях определения их происхождения в ходе расследований после взрывов, обмена информацией о превентивных мерах, налаживания сотрудничества и передачи технологии, оборудования и соответствующих материалов.

Анализируя данную Конвенцию, однозначно напрашивается вывод о том, что именно с ней международное сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом было выведено на качественно новый уровень. Это касается, прежде всего, вопросов расследования преступлений террористической направленности, в частности возможности проведения процессуальных действий одного государства с лицами, находящимися под стражей или в заключении в другом государстве, а также необходимости своевременного и актуального информационного обмена.

10. Международная Конвенция о борьбе с финансированием терроризма, 9 декабря 1999 года57.

Данная конвенция является первой, которая отдельно рассматривает вопросы борьбы с финансированием терроризма.

По смыслу конвенции преступлениями является прямое или косвенное, незаконное и умышленное предоставление средств, а также осуществление их сбора любыми методами, при этом, у лица должно быть намерение использовать, или осознание того, что эти средства будут использованы полностью или частично, для совершения деяние, которое представляет собой преступление согласно сфере применения одной из Конвенции, которые были разобраны ранее. А также любого другого деяния, которое направлено на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население или заставить правительство или международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения. Помимо этого, преступлением

также признается попытка его совершения, организация и руководство другими лицами в целях совершения преступления, а также, если лицо умышленно способствует совершению этих преступлений группой лиц, действующих с общей целью, либо в целях содействия преступной деятельности этой группы, либо осознавая умысел этой группы совершить такое преступление. Государства- участники берут на себя обязательства не только признать эти деяния уголовным преступлениями согласно внутреннему законодательству, но и установить наказание соразмерное их тяжести. Санкции надлежит применять не только к физическим лицам, ответственным за совершение преступлений, но и к юридическим лицам, в случае, если преступление совершается физическим лицом, которое в своем официальном качестве осуществляет управление или контроль за этим юридическим лицом. Данные санкции должны быть эффективными, соразмерными и действенными и могут включать в себя уголовные, гражданско-правовые, административные и финансовые меры воздействия.

Г осударство имеет право установить свою юрисдикцию в отношении таких преступлений не только в случае, если оно совершено на территории или гражданином этого государства, либо на борту судна под флагом этого государства или на борту летательного аппарата, зарегистрированного в соответствии с законами этого государства. Также юрисдикция может быть установлена, когда преступление совершается в целях совершения другого уголовного преступления в соответствии с Конвенциями, или, если такое преступление стало его результатом:

- на территории или в отношении одного из граждан этого государства;

- против государственного или правительственного объекта указанного государства за границей, включая помещения дипломатического или консульского представительства этого государства;

- в попытке принудить это государство совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения или такое преступление привело к его совершению;

- преступление совершено лицом без гражданства, которое обычно проживает на территории этого государства;

- преступление совершено на борту воздушного судна, эксплуатируемого правительством этого государства58.

В соответствии со своим национальным законодательством каждое государство принимает все необходимые и надлежащие меры для определения, обнаружения, блокировки или ареста, а также для конфискации любых средств, используемых или выделенных в целях совершения преступлений. Каждое государство-участник Конвенции может рассмотреть вопрос о заключении соглашений с другими государствами о разделе с ними конфискованных средств или о создании механизмов, с помощью которых эти средства могли бы использоваться для выплаты конфискаций жертвам таких преступлений. Однако, такое использование средств возможно только при условии полного соблюдения прав добросовестных третьих лиц.

Вопросы заключения под стражу, информирования государства подданства преступника, выдачи, передачи лица, а также правовой помощи в расследованиях, информационного и иного сотрудничества и другие, рассматриваются в данной Конвенции ровно в том же самом ключе, что и в предшествующих международных договорах, рассмотренных ранее.

В статье 18 Конвенции перечислены меры для сотрудничества государств в целях предупреждения подобного рода преступности.

Помимо этого, государства-участники могут сотрудничать также и в области предупреждения этих преступлений. Это сотрудничество должно заключаться в принятии мер по наблюдению за работой агентств, которые осуществляют денежные переводы, например, с использованием практики лицензирования, а также в принятии мер по выявлению и отслеживанию физического перемещения наличных средств и оборотных документов на предъявителя через границу, при соблюдении, однако, гарантии надлежащего

использования полученной информации и без ограничения свободы движения капитала.

Отдельно оговаривается международный информационный обмен, который надлежит осуществлять путем создания и обеспечения функционирования каналов связи между их компетентными учреждениями и службами для обмена оперативной информацией, сотрудничества в проведении расследований преступлений. А также информацией о личности, местонахождении и роде занятий лиц, в отношении которых существуют обоснованные подозрения в причастности к таким преступлениям, перемещении финансовых средств, имеющих отношение к совершению таких преступлений. Помимо этого, государства имеют возможность обмениваться всей этой информацией посредствам Международной организации уголовной полиции (Интерпол)59.

Данную конвенцию можно считать одним из наиболее продуманных и совершенных инструментов, которые были созданы за время сотрудничества государств в области борьбы с международным терроризмом и терроризмом вообще. Положения Конвенции в полной мере отражают передовые тенденции развития международного сотрудничества, о чем можно сделать вывод из того внимания, которое уделяется сочетанию мер внутригосударственных и международных, а также необходимости постоянного и многоформатного обмена информацией. Следует заметить также о практической значимости рассматриваемой Конвенции, положения которой нашли свое отражение в законодательстве многих государств, например, в федеральном законе Российской Федерации от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

11. Международная Конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма, 13 апреля 2005 года60.

Эта Конвенция является примером работы международного конвенционного сотрудничества «на упреждение» угрозы, что само по себе достаточно редко. Чаще международные договоры являются реакцией международного сотрудничества на уже возникшие и распространяющиеся угрозы.

В соответствии с Конвенцией преступлением является умышленное и незаконное владение радиоактивным материалом, владение или изготовление устройства с намерением причинить смерть или серьезное увечье, либо с намерением нанести существенный ущерб окружающей среде или собственности. А также использование радиоактивного материала или устройства любым образом, использование, повреждение ядерного объекта таким образом, что происходит высвобождение или создается опасность высвобождения радиоактивного материала в тех же целях или с намерением вынудить физическое, юридическое лицо, международную организацию или государство совершить какое-либо действие или воздержаться от него. В равной степени преступлением будет являться реальная угроза совершения указанных преступлений, а также, если лицо, прибегая к применению силы или угрозе силой, незаконно или умышленно требует предоставления ему радиоактивного материала, устройства или ядерного объекта. Помимо этого, как и в рассмотренных ранее Конвенциях, преступлением признается попытка совершения такого преступления, соучастие в нем, организация или руководство другими лицами с целью совершения преступления, а также способствование совершению таких преступлений группой лиц, при осознании цели этой группы

совершить преступления или для поддержки общего характера их преступной деятельности61.

Относительно вопросов сотрудничества, установления юрисдикции, преследования преступлений, задержания и передачи преступника для проведения следственных действий на территории другого государства данная Конвенция дублирует положение рассмотренных ранее документов, в частности Международной Конвенции о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 года.

Важно рассмотреть статью 18 Конвенции, положения которой регламентируют действия государства, получившего контроль над

радиоактивным материалом, устройством или ядерным объектом, в случае, если преступление было совершено. Государство должно принять меры для их обезвреживания, обеспечить условия хранение любого ядерного материала в соответствии с применимыми гарантиями Международного агентства по атомной энергии, а также учитывать рекомендации по физической защите и стандарты в области охраны здоровья и безопасности, которые опубликованы Международным агентством по атомной энергии. После проведения надлежащего разбирательства, связанного с совершенным преступлением, либо, если того требует международное право - раньше, после консультаций, в том числе об условиях возвращения и хранения, с заинтересованными государствами- участниками любой радиоактивный материал, устройство или ядерный объект должны быть возвращены государству-участнику, которому они принадлежат, или, государству-участнику, гражданином или жителем которого является лицовладелец такого радиоактивного материала, устройства или объекта, либо государству-участнику, с территории которого они были похищены или иным образом незаконно получены. В ситуации, когда для государства-участника, обладание ядерным материалом, устройством или объектом является незаконным, это государство обеспечивает, чтобы они как можно скорее были переданы в

распоряжение государства, для которого такое обладание является законным и которое, для цели их обезвреживания, при этом радиоактивные материалы, устройства или ядерные объекты используются исключительно в мирных целях. В том случае, если внутригосударственное или международное право воспрещает государству-участнику возвращать или принимать такой радиоактивный материал, устройство или ядерный объект или заинтересованные государства- участники Конвенции придут к такому решению, то при соблюдении приведенного выше условия, государство-участник, обладающее радиоактивным материалом, устройствами или ядерными объектами, продолжает необходимые принимать меры для их для их обезвреживания и обеспечения условий хранения[52]. Отдельное решение принимается в результате консультаций в том случае, когда упомянутые материалы, устройства или объекты не принадлежать какому-либо государству-участнику, либо физическому или юридическому лицу, а также не были похищены и ни одно государство не желает получить их в свое распоряжение.

Данная Конвенция примечательна тем, что она входит в числе немногих международных правовых контртеррористических документов, принятых на опережение, а не в качестве ответа на возникшие и распространившиеся угрозы. «Общая ее ценность для международного сообщества в том, что она была принята без голосования. Это проявление высшей мудрости всех государств - выйти на консенсус по столь важному международно-правовому документу, не податься соблазну форсировать его принятие голосованием, проигнорировав интересы партнеров по переговорам, тем самым поставив под угрозу общность целей и задач в борьбе с терроризмом»[53].

12. Международная Конвенция о взаимной правовой помощи и выдаче в целях борьбы с терроризмом, 16 мая 2008 года64.

Данная Конвенция целиком посвящена международному сотрудничеству в борьбе с терроризмом, в соответствии с обязательствами, которые государства приняли на себя в соответствии с международным правом. Это сотрудничество выражается в соблюдении принципа выдачи, в помощи в уголовном преследовании, выявлении преступлений, отказе в убежище и привлечении к ответственности любых лиц, которые оказывают помощь или содействие, финансирование, планирование, подготовку или совершают террористические акты. Также сотрудничество должно состоять в судебном преследовании и выдаче лиц, виновных в совершении террористических актов, в соответствии с соответствующими положениями национального и международного права, а также при соблюдении прав человека, международного гуманитарного права, прав беженцев.

В целях взаимной правовой помощи, Конвенция утверждает положение о том, что ни одно из преступлений, предусмотренных всеобщими документами по борьбе с терроризмом, не следует считать политическим, дабы ссылка на это не могла бы стать основанием для отказа в выдаче или правовой помощи. Впрочем, во всех ранее рассмотренных документах, встречается это положение, но в данной Конвенции, оно занимает одну из центральных позиций.

Отказ в исполнении просьбы о предоставлении правовой помощи или выдачи предполагаемого преступника должен быть мотивирован, и основание отказа должно быть сообщено запрашивающему государству, при этом, прежде чем дать отказ, заинтересованным сторонам следует провести консультации. В частности, Конвенция устанавливает прямой запрет на отказ со ссылкой на банковскую тайну.

Конвенция, помимо прочего, предъявляет целый ряд требований и к содержанию самой просьбы о правовой помощи. Хотя, отсутствие какой-либо из указанной в тексте Конвенции информации в просьбе не влечет за собой её недействительность и не является основанием для её неисполнения, равно как полное соответствие просьбы всем требованиям не является препятствием для запроса на предоставление дополнительной информации. Документы, предоставляемые в подкрепление просьбы, а также те документы и материалы, которые предоставляются в качестве исполнения просьбы, освобождаются от любых формальностей при их легализации и подтверждении подлинности, если иное отдельно не предусмотрено положениями Конвенции.

Уполномоченные органы запрашивающего государства имеют право назначить компетентное лицо, чтобы оно могло присутствовать при выполнении просьбы об оказании помощи. В таком случае запрашиваемое государство уведомляет запрашивающее государство о месте и дате выполнения просьбы, а также выдает этому компетентному лицу копии документов о выполнения просьбы после его присутствия при этом.

При всём сказанном, Конвенция оставляет за государствами-участниками возможность предоставления информации, касающейся уголовных дел компетентным органам других государств без запроса, в том случае, если есть основания полагать, что такая информация может быть полезна для проведения и завершения расследования, или она заставит другую сторону направить просьбу в соответствии с Конвенцией. Вместе с тем, орган государства, предоставляющего такую информацию, может установить определенные требования к её использованию, и данные требования должны соблюдаться.

13. Конвенция о борьбе с незаконными актами в отношении международной гражданской авиации, 10 сентября 2010 г65.

Принятая в Пекине Конвенция от 2010 года во многом дополняет Монреальскую Конвенцию 1971 года. В частности, в Конвенции 2010 года более широкий перечень преступлений, направленных против безопасности гражданской авиации. Помимо деяний, предусмотренных Монреальской Конвенцией, преступлениями также признается незаконное и преднамеренное совершение следующих действий:

1) использование воздушного судна, находящееся в эксплуатации, с целью причинения смерти, серьезного увечья или значительного ущерба имуществу или окружающей среде;

2) высвобождение или выбрасывание с борта воздушного судна, находящегося в эксплуатации, любого биологического, химического, ядерного оружия (далее - оружие БХЯ) или взрывчатых, радиоактивных, или аналогичных веществ таким способом, который причиняет или может причинить смерть, серьезное телесное повреждение или значительный ущерб имуществу или окружающей среде;

3) использование против воздушного судна или на борту воздушного судна, находящегося в эксплуатации, любого оружия БХЯ или взрывчатых, радиоактивных, или аналогичных веществ таким способом, который причиняет или может причинить смерть, серьезное телесное повреждение или значительный ущерб имуществу или окружающей среде;

4) выполнение перевозки, совершение действий, приводящих к перевозке, или способствование перевозке на борту воздушного судна:

- какого-либо взрывчатого вещества или радиоактивного материала, зная, что они предназначены для причинения или создания угрозы причинения, с условием или без такового, как это предусмотрено национальным законодательством, смерти или серьезного телесного повреждения, или ущерба с целью запугать население, или вынудить правительство или международную организацию совершить какое-либо действие, или воздержаться от него;

- любого оружия БХЯ, сознавая, что оно является оружием БХЯ, в соответствии с положениями Конвенции;

- любого исходного материала, специального расщепляющегося материала либо оборудования или материала, специально предназначенных или подготовленных для обработки, использования или производства специального расщепляющегося материала, сознавая, что они предназначены для использования в деятельности, связанной с ядерными взрывными устройствами, или в другой ядерной деятельности, не охватываемой гарантиями в соответствии с соглашением о гарантиях с Международным агентством по атомной энергии, и в том числе, любого оборудования, материалов или программного обеспечения либо соответствующей технологии, которые вносят существенный вклад в проектирование, производство или доставку оружия БХЯ, без законного разрешения и с намерением использовать их для такой цели (при том условии, что данная перевозка или участие в ней не признается преступлением, когда она осуществляется лицом, которое было специально уполномочено государством- участником Пекинской конвенции, а материалы или оборудование перевозятся в целях использования их в деятельности, соответствующей обязательствам данного государства-участника, взятым на себя в соответствии с условиями международного договора о нераспространении оружия БХЯ, например, Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 г.)66.

Анализируя те преступления, которые перечислены в данной Конвенции, следует отметить, прежде всего, то, что они не направлены непосредственно против безопасности воздушного судна, объектов гражданской авиации, либо лиц, находящихся на борту. Эти преступления направлены против имущества, жизни и здоровья третьих лиц, не связанных с гражданской авиацией, против окружающей среды, а также на нарушение международных договоренностей относительно нераспространения оружия массового уничтожения. Гражданская авиация по смыслу Конвенции рассматривается не столько как объект преступных посягательств, а, скорее, как средство, которое преступник может

использовать для реализации деяний, не наносящих прямой ущерб воздушным судам, аэропортам, аэронавигационному оборудованию и другим её объектам. Эти нормы являются логичным развитием положений Чикагской конвенции 1944 года О международной гражданской авиации, статья 4 которой предостерегает от злоупотребления гражданской авиацией и гласит, что каждое Договаривающееся Государство соглашается не использовать гражданскую авиацию для каких-либо целей, несовместимых с целями Конвенции.

Пекинская конвенция и принятый вместе с ней Протокол к Конвенции 1971 года весьма показательны в том смысле, что по ним можно проследить современные тенденции совершенствования международного сотрудничества в области борьбы не только с актами, направленными на безопасность гражданской авиации, но и с международным терроризмом.

Прежде всего, развитие заключается в расширении понимания безопасности, нормы современных международных договоров призваны защитить от преступных посягательств не только непосредственно объекты гражданской авиации, но также преследуют преступные деяния, связанные с ненадлежащим использованием гражданской авиации, как, например, использование воздушного судна для распространения оружия БХЯ. Вторым направлением является уточнение уже поименованных преступных деяний в связи с техническим прогрессом, как то - возможность захвата воздушного судна или получения контроля над аэронавигационным оборудованием с использованием современных технических средств, не находясь в непосредственной близости от них. И, в- третьих, важно обратить внимание на то, что конвенции, направленные на защиту гражданской авиации, становятся всё более унифицированными с другими конвенциями, принимаемыми для борьбы с терроризмом, в частности в вопросах установления юрисдикции государств-участников над преступлениями.

Таким образом, проводя анализ развития понятийный аппарат и содержания антитеррористических конвенций ООН в данной сфере, можно обратить внимание на то, что со временем конвенции приобрели более направленный характер. Если начало международному сотрудничеству было положено с принятием конвенций, которые преследуют более общие преступления, то к концу XX века объектом борьбы стал именно терроризм. К сожалению, это сотрудничество в основном носит характер ответных мер, то есть, в больше степени принимаемые конвенции направлены на борьбу с тем видом террористических преступлений, которые получают набольшее распространение в тот или иной период времени. В то время как желательно, чтобы эта борьба носила боле предупреждающий характер, чтобы принимаемые меры были в больше степени направлены на перспективу, предугадывая дальнейшее развитие ситуации.

Тем не менее, работая с указанными Конвенциями нельзя не заметить позитивное развитие этого элемента международно-правового механизма сотрудничества государств. Появились и развиваются новые сферы для взаимодействия государств на различных уровнях, будь то обмен информацией касательно новых технических разработок в области противодействия террористической преступности, консультации, или принятие более совершенных внутригосударственных нормативных актов на основе международного опыта. Характерным процессом для современного конвенционного сотрудничества также является унификация норм различных договоров между собой. Всё чаще стали приниматься протоколы к ранним Конвенциям, которые дополняют их, либо меняют устаревшие положения с учетом современных реалий.

Помимо Конвенций в системе ООН принимались и принимаются и иные нормативно-правовые документы. Наиболее важным специализированным документом, который был разработан ООН, является Глобальная контртеррористическая стратегия, представляющая из себя резолюцию и План действий, являющийся приложением к ней. О Стратегии уже было упомянуто в Главе 1 настоящего исследования, но необходимо рассмотреть этот документ значительно подробнее.

Впервые принять всеобъемлющую контртеррористическую стратегию, было предложено во время подготовки к Всемирному саммиту 2005 года. В своем выступлении, с учетом рекомендации Группы высокого уровня, Кофи Аннан, который в то время был Г енеральным секретарем ООН, предложил пять базовых элементов, на которых и была построена Стратегия: убеждение террористических группировок не прибегать к насилию; ограничение террористов в средствах для проведения атак; ограничение поддержки террористических группировок другими странами; развитие возможностей стран в предотвращении терроризма; защита прав человека в ходе контртеррористической борьбы. Также Генеральным секретарем было высказано мнение, что всеобъемлющий подход к проблеме терроризма должен включать в себя меры предупредительного и оперативного характера на основе краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных перспектив. Указанные принципы, предложенные Генеральным секретарем, были одобрены государствами-членами ООН, принимавшими участие в Саммите 2005 года, которые также обратились к Генеральной Ассамблее за более детальной разработкой этих элементов для продолжения эффективной работы в данном направлении, как на международном уровне, так и на уровнях национальном и региональном. По итогам Саммита 2005 года уже в 2006 году Генеральным секретарем были разработаны и внесены дополнения и детализация каждого из пяти основных стратегических пунктов. На пленарном заседании Генеральной Ассамблеи 2 мая 2006 года Кофи Аннаном был представлен и рассмотрен доклад «Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии». В этом докладе, помимо прочего, определяются также практические способы оказания помощи государствам- членам в улучшении индивидуальных и коллективных возможностей в борьбе с терроризмом со стороны ООН, в частности в речи на представлении доклада Генеральной Ассамблее было сказано: «Система Организации Объединенных Наций должна внести жизненно важный вклад во все соответствующие области — от поощрения верховенства права и создания эффективных систем уголовного правосудия до обеспечения того, чтобы страны располагали необходимыми средствами для борьбы с финансированием терроризма; от укрепления возможностей государств не допускать, чтобы ядерное, биологическое, химическое или радиологическое оружие попало в руки террористов, до повышения возможностей стран оказывать помощь и поддержку жертвам и их семьям»[54]. В приложении к этому докладу содержится реестр практической деятельности, которая к тому моменту уже велась в рамках и при поддержке ООН, это позволяет оценить результаты прилагаемых усилий и осознать практическое значение декларируемых принципов и приоритетных направлений развития международного сотрудничества в данной сфере. 11 мая 2006 года были начаты консультации по вопросу разработки всеобъемлющей стратегии и уже 8 сентября 2006 года, до окончания 60 сессии Г енеральной Ассамблеи, Г лобальная контртеррористическая стратегия была принята.

Стратегия является уникальным документом в сфере борьбы с терроризмом, она осуждает терроризм во всех его формах и проявлениях, а поскольку угроза, которую представляет собой международный терроризм - глобальна, то она направлена также и на укрепление международного мира и безопасности в целом. Уникальность этого документа заключается еще и в редко встречающемся единодушии относительно общего стратегического подхода в борьбе с терроризмом. Этот сигнал следует расценивать как один из наиболее значимых и позитивных результатов международного сотрудничества, поскольку государства-члены ООН единодушно дали понять, что террористические методы неприемлемы в любых своих проявлениях, и не будут находить оправдания в глазах международного сообщества.

В качестве приложения к Стратегии был разработан План действий, который включает в себя четыре группы мер, которые необходимо принимать для борьбы с терроризмом:

- меры по устранению условий, способствующих распространению терроризма;

- меры по предотвращению терроризма и борьбе с ним;

- меры по укреплению потенциала государств по предотвращению терроризма и борьбе с ним и укреплению роли системы организации объединенных наций в этой области;

- меры по обеспечению всеобщего уважения прав человека и верховенства права в качестве фундаментальной основы для борьбы с терроризмом.

Как говорилось ранее, борьба лишь с последствиями терроризма явно недостаточна и должна сочетаться с мерами, которые смогли бы ликвидировать условия его возникновения и существования. Именно поэтому очень важно, что в рамках ООН это не только понимается, но и является одним из приоритетных направлений деятельности.

Вторая группа состоит из основных мер, призванных лишить террористов доступа к средствам для осуществления их нападений, объектам их нападений и возможностям достижения желаемых результатов их нападений.

Весьма характерно, что среди мер, направленных на предотвращение терроризма и борьбу с ним, есть не только общие, такие как призыв соблюдать нормы jus cogens и принципы международного уголовного права, но и вполне конкретные меры, как санкции в отношении террористических организаций (АльКаида, Талибан). Меры, которые призваны модернизировать и унифицировать национальное законодательство государств-членов ООН, сочетаются в Плане с мерами, которые принимаются для модернизации международного права в целом, а также задают приоритеты регионального и двухстороннего сотрудничества.

Может показаться, что третья группа мер является наименее конкретной, по определению толкового словаря, потенциал - это «степень мощности в каком- нибудь отношении, совокупность средств, необходимых для чего-нибудь»[55]. Меры касающиеся укрепления потенциала государств по предотвращению терроризма и борьбе с ним разработаны именно с той целью, чтобы позволить международному сообществу накопить необходимую мощь, подготовить искомые средства и тогда, реализовав другие пункты Плана, и укрепив международное сотрудничество, нанести решающий удар в борьбе с общим врагом. Только при условии выполнения мер по укреплению потенциала каждого из государств и укрепления связующей и координирующей роли ООН появится возможность эффективного выполнения мер по практическому противодействию терроризму.

Анализируя меры по укреплению потенциала государств и укреплению роли системы ООН в борьбе с терроризмом, следует обратить внимание, прежде всего, на то, что основная задача - развивать деятельность в данной сфере уже существующих механизмов. Это подразумевает и лучший контроль за соблюдением международных договоренностей всеми сторонами, и активизацию международного информационного обмена и сотрудничества, более глубокую и серьезную работу в борьбе с терроризмом со стороны международных организаций и органов системы ООН. По сути, в этих мерах подчеркивается, что на сегодняшний день международное сообщество обладает необходимым инструментарием и имеет достаточный потенциал для эффективной борьбы с терроризмом, важно лишь уметь ими воспользоваться и воспользоваться как можно более эффективно.

Акты терроризма демонстрируют крайнее пренебрежение основополагающими правами человека, развитие института всеобщего уважения прав личности и верховенства права имеет решающее значения для реализации всех остальных мер Стратегии. По сути, защита прав человека и верховенство права и являются целью, ради которой международное сообщество ведет борьбу с терроризмом. Любые меры преследования терроризма чреваты возможным неоправданным нарушением прав и свобод человека, и этого необходимо избежать. Четвертая группа мер направлена именно на обеспечение этих целей, а также на защиту прав жертв террористов.

Всеобщее признание основополагающего значения уважения всех прав человека и основных свобод - это одна из основных целей ООН, закрепленная, в том числе, в Уставе Организации. Меры этого пункта Плана предусматривают, как было сказано, не только общую поддержку и защиту основных прав человека в условиях борьбы с терроризмом, но и действия, направленные на защиту и восстановление прав жертв террористов. Упомянутая резолюция Генеральной Ассамблеи 60/158 от 15 декабря 2005 года о защите прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом немного более подробно раскрывает меры, которые надлежит принимать.

Стратегия, однако, не изолированный документ, что подчеркивается в преамбуле, и действует она неразрывно и в одном ключе с более ранними документами, в частности, речь идет о Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма 1994 года и Декларации её дополняющей 1996 года. Представляется важным провести краткий анализ указанных документов. Декларация 1994 года безоговорочно осуждает все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они ни осуществлялись как преступные и не могущие иметь какое-либо оправдания по политическим, расовым, религиозным или иным соображениям. В декларации указывается, что акты, методы и практика терроризма не только грубо пренебрегают целями и принципами ООН, но также несут в себе угрозу международному миру и безопасности, ставят под угрозу права человека и дружественные межгосударственные отношения.

В соответствии с Декларацией 1994 года государствам предлагается принять эффективные и решительные меры в соответствии с нормами международного права и при соблюдении общепризнанных стандартов прав человека.

Декларация предусматривает также ряд практических мер по усилению международного сотрудничества, содействие в осуществлении которых должен оказывать Генеральный секретарь ООН:

- сбор данных о статусе и осуществлении действующих многосторонних, региональных и двусторонних соглашений, касающихся международного терроризма, включая информацию об инцидентах, причиной которых был международный терроризм, а также об уголовном преследовании и наказании, на основе информации, полученной от депозитариев этих соглашений и государств- членов;

- подготовка сборника национальных законов и постановлений о предупреждении и ликвидации международного терроризма во всех его формах и проявлениях, на основе информации, полученной от государств-членов;

- аналитический обзор существующих международно-правовых документов, касающихся международного терроризма, с тем чтобы содействовать государствам в определении аспектов этого вопроса, которые не были охвачены такими документами и могли бы быть изучены в целях дальнейшего развития правовых рамок конвенций, касающихся международного терроризма;

- обзор имеющихся в рамках системы ООН возможностей по оказанию помощи государствам в организации семинаров и учебных курсов по борьбе с преступлениями, связанными с международным терроризмом.

В Декларации 1996 года по сути дублируются положения Декларации 1994 года. Государства-члены ООН подтвердили, что безоговорочно осуждают все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они ни осуществлялись, что сознательное финансирование, планирование террористических актов и подстрекательство к их совершению также противоречат целям и принципам ООН. Дополнением к тексту первой Декларации является положение о том, что, при заключении или применении соглашений о выдаче, преступления, связанные с терроризмом, не должны рассматривать в качестве политических преступлений, и, соответственно, не должны исключаться из сферы действия этих соглашений. Помимо этого, государствам рекомендуется даже в тех случаях, когда договор отсутствует, рассматривать возможность оказания содействия в выдаче лиц, подозреваемых в совершении террористических актов, насколько это позволяет национальное законодательство. Также государства-члены ООН подчеркивают исключительно важное значение принятия мер по обмену специальными сведениями и информацией о террористах, их передвижениях, получаемой ими

поддержке и их оружии, а также обмену информацией о расследовании террористических актов и судебном преследовании за их совершение[56].

Таким образом, исследовав конвенционное сотрудничество в борьбе с международным терроризмом в рамках ООН, можно сделать вывод, что на сегодняшний день международным сообществом разработан обширный правовой инструментарий по борьбе с международным терроризмом. Однако реализация предусмотренных Конвенциями мер, а также работа предусмотренных ими механизмов зачастую зависит от региональных договоренностей, от текущей политической обстановки, и в больше степени это связано с тем фактом, что понятийный аппарат рассмотренных международно-правовых документов допускает различное понимание и толкование термина «терроризм» в национальном законодательстве государств-участников этих договоров. Тем не менее, постоянное совершенствование международного конвенционного сотрудничества, принятие соответствующих протоколов, а также договоров, отвечающих новым вызовам и угрозам, позволяет рассчитывать на дальнейшее развитие этого направления антитеррористической деятельности.

<< | >>
Источник: Моисеев Александр Игоревич. Международно-правовое определение терроризма. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Понятийный аппарат и содержание антитеррористических договоров ООН:

  1. Оглавление:
  2. Введение
  3. § 1. Понятийный аппарат и содержание антитеррористических договоров ООН
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -