>>

От автора

Римское право, вне всякого сомнения, может считаться одной из главных составных частей того огромного культурного наследия, которое оставили будущим поколениям римляне. Правовые нормы и понятия, разработанные римскими юристами, легли в основу права средневековой Европы, основополагающих правовых систем XVIII-XIX вв., а в известной степени и современного права.

Если практически все высочайшие достижения искусства, начиная от Ренессанса и заканчивая XX в., так или иначе восходят к образцам искусства греческой классики, то примерно то же самое можно сказать и о роли римского права в развитии государственно-правовой культуры этого периода. Такие основополагающие понятия любого права, как «физическое лицо», «правоспособность», «дееспособность», «собственность», «владение», «контракт», «обязательство», «консенсус» и многие другие были введены в обиход или детально разработаны именно римскими правоведами[1]. Им же принадлежит и разработка гораздо более сложных понятий типа «принадлежность главной вещи», «смешение вещей», «безусловные и полезные издержки», «узуфрукт», «сервитут», «трудовая собственность» и др., сама терминология которых свидетельствует о высочайшем уровне тех, кто их изобрел[2]. Именно римлянам принадлежит особая роль в четкой классификации видов судебного процесса, определении правоспособности тех или иных лиц, тщательной разработке видов собственности, владения и пользования, всевозможных вариантов контрактов и обязательств. Наконец, римское право легло в основу последующего семейного и наследственного права, равно как и отношений собственности, пользования и договорных контрактов.

Вместе с тем даже большинство специалистов, в той или иной мере связанных с изучением римского права, как правило, ассоциируют его прежде всего с частным правом. Изучение последнего оказалось гораздо более востребованным, и познакомиться с этой областью римской юриспруденции и правовой практики можно благодаря большому количеству достаточно качественных учебных пособий, многие из которых были переизданы или появились в сравнительно недавнее время[3].

Сами римские юристы считали частное право только частью огромного правового комплекса, второй составной частью которого было ins publicum, государственное, публичное право. Последнему повезло гораздо меньше не только в отечественной[4], но и в зарубежной историографии. В ней, вероятно, и по сей день, основополагающим трудом является грандиозное исследование Т. Моммзена «Римское государственное право» («Romisches Staatsrecht»)[5], к которому примыкают другие сочинения знаменитого немецкого историка[6] и труды представителей его школы'. Хотя современная западная историография представлена рядом весьма основательных общих трудов, как, например, труд итальянского историка права

Ф. де Мартино[7], и множеством частных исследований[8], даже в ней далеко не все вопросы можно считать достаточно изученными. Что касается отечественной историографии, то можно вполне определенно говорить о лакуне, закрытой лишь некоторыми конкретными исследованиями[9], многие из которых становятся библиографической редкостью.

Между тем составить полное представление о римском праве без рассмотрения так называемого публичного права представляется невыполнимой задачей. В условиях необычайно сильного государственного сознания римлян, наверное, одной из самых «государственных» наций в человеческой истории, государство становилось главным субъектом, создателем, источником и гарантом римского права, а отношения государства и граждан оказывались не менее важны, чем отношения между гражданами. Государственное начало в жизни римлян было столь велико, что многие исследователи говорят о так называемом «античном тоталитаризме», т. е. всеобщем и полном подчинении человека государственному началу[10], а другие отмечают, что положение человека в общественной иерархии было гораздо более значимо, чем в системе современных общественных отношений[11]. Если современные западные концепции общества исходят из приоритета прав человека над правами государства, то римляне исходили из прямо противоположных посылок о приоритете res publica, т.

е. «общественного дела», как правило, синонимичного государственной системе. Человек в римском обществе был прежде всего не самодовлеющей и самоценной личностью, а сенатором, всадником, гражданином, рабом, вольноотпущенником и т. п., т. е. частью единого государственного механизма. Неудивительно, что римская семья и род, равно как и институты брака и усыновления, деловые отношения, рождение детей, материнство и отцовство оказывались объектом не только частного, но и государственного права.

Существуют и другие факторы взаимосвязи гражданского и государственного права. В условиях Рима гражданин всегда находился в привилегированном положении по сравнению с негражданином. Если современное общество исходит из принципа всеобщего равенства людей между собой и равенства их перед законом, то в Риме от положения человека в общественной иерархии зависели и его семейное положение, и отношения в рамках семьи и права на вещи, и владение имуществом и, наконец, уголовные санкции. Любое античное, в том числе римское, общество было обществом, где защищенному законом меньшинству (гражданам) противостояла огромная, намного превосходящая его численно масса подвластного населения, зачастую находящаяся вне всякого правового поля. В Риме это были союзники и подданные, с одной стороны, и рабы и либерты —с другой. Правовое общество, будь то афинская демократия, спартанская «община равных» или римская система «равновесия властей», всегда было привилегией гражданского меньшинства. Хотя в современном мире можно найти множество черт сходства с античным обществом, современная правовая теория, по крайней мере, исходит из иных принципов.

Римское право нельзя понять и без понимания той власти, которая осуществляла его. Древние общества не знали четких граней между различными ветвями власти, а следовательно, у них не было принципа независимости суда от других властей, законодательной и исполнительной. Для древневосточного мира было характерно единство власти, когда одно и то же лицо или орган издавали законы, исполняли их на практике и следили за исполнением.

Подлинной революцией стало создание афинской гелиэи, полноценного, независимого суда, решения которого были полностью самостоятельны и безапелляционны. Рим в известной мере сделал шаг назад, снова, хотя бы отчасти, соединив судебную власть с исполнительной, однако именно римляне разработали многие детали независимой судебной системы, которые впоследствии стали ее неотъемлемой частью.

Перечисленное выше — это лишь некоторые причины, позволяющие говорить о единстве государственного и частного римского права. Эта тема будет развиваться уже в рамках основного текста пособия. Сейчас отметим еще одно обстоятельство. Недостатком многих собственно иравоведческих работ, обычно написанных юристами, является отсутствие исторического подхода к римскому праву. Между тем в процессе своего развития Рим прошел длительную и глубочайшую эволюцию от маленького примитивного родового сообщества к огромной всемирной сверхдержаве. Менялось и право, и эти перемены коснулись практически всех его областей. Брачное и семейное право архаического Рима VIII-V вв. до и. э. существенно отличалось от того же права эпохи поздней Республики и стало уже совсем неузнаваемым в эпоху Империи, а сравнивая архаическое право собственности и владения с аналогичными областями частного права в эпоху Империи, можно подумать, что речь идет о совершенно разных вещах, хотя римское право отличало необычайное уважение к традиции, а древние Законы XII таблиц почитались даже в III—V вв. н. э. Тем не менее жизнь неумолимо двигалась вперед, преодолевая даже римский консерватизм.

Цель пособия — изложение основных принципов римского государственного права, а потому спорные, дискуссионные вопросы будут затронуты в значительно меньшей степени, нежели в научном исследовании. Этим же обстоятельством обусловлены и достаточно ограниченное использование зарубежной литературы, и акцент на обшую и учебную литературу на русском языке. Вместе с тем полностью отказаться и от проблемного подхода, и от использования иностранной научной литературы представляется нецелесообразным.

В основу пособия лег курс «Римского государства и права», который автор много лет читает на историческом факультете СПбГУ для студентов кафедры истории Древней Греции и Рима.

Пособие ограничено периодом царского и республиканского Ри- хма. Эпоха Империи требует самостоятельного исследования, и мы надеемся осуществить его в будущем.

Введение в курс посвящено общим понятиям рихмского государственного права и источникам по его истории. Здесь же рассматриваются эволюция римского законодательства и сущность таких правовых актов, как закон народного собрания, сенатусконсульт, эдикт и декрет магистрата, императорская конституция. В этой части пособия изложена и краткая история римской кодификации права и деятельности римских юристов со времен ранней Республики до эпохи Юстиниана.

Римское право зародилось в глубокой древности, в так называемый «царский период», которому и будет посвящен I раздел пособия. В теме 1 рассматривается римская родоплеменная организация: семья и род, курии, трибы и civitas и, наконец, весьма сложный и спорный вопрос о патрициях, плебеях и клиентах. В теме 2 анализируются три основных элемента римской государственной власти: народное собрание, царская власть и сенат. Царский Рим важен тем, что именно тогда, на заре истории, зародились основные принципы общественной жизни, а раннее общество было тем эмбрионом, из которого впоследствии и выросла сложная государственно-правовая система Республики и Империи.

В разделе II речь пойдет о государстве и праве республиканской эпохи. Основным содержанием темы 3 являются вопросы римского гражданства и составных частей ius civitatis — основы римской правовой системы. Вместе с тем в ходе завоеваний республиканской эпохи (V-I вв. до и. э.) Рим становится гегемоном Италии, а затем и хозяином всего Средиземноморья. В огромной римской державе появляется множество категорий населения, не относящегося к гражданскому коллективу (латины, перегрины, союзники), многие из которых находятся в рабском или полурабском состоянии.

На 1 млн римских граждан приходилось 20-30 млн бесправных союзников, перегринов и рабов. Ассимиляция этой массы в единую политико-правовую систему и стала невыполнимой задачей для Республики, во многом приблизившей ее гибель. Эту задачу выполнила уже Империя Цезаря и Августа.

Три последующие темы, самые большие по объему, посвящены характеристике государственной власти Республики. Еще Полибий увидел в ней идеальный «смешанный строй», основанный на взаимодействии трех основных форм правления: демократии, аристократии и монархии. Первую олицетворяло народное собрание (тема 4), вторую —сенат (тема 6), а третью — магистраты (тема 5). Хотя ни один античный автор или серьезный исследователь Нового и Новейшего времени не считал Рим демократией, отрицать роль народа в римской политике невозможно. Народное собрание было высшим законодательным, избирательным, а отчасти и судебным органом Республики, а идея народного суверенитета не была в Риме пустым звуком. Сложная система собраний (центуриатные, куриат- ные и трибутные комиции) на деле отражала непростой социально- политический компромисс между зажиточными и бедными частями населения, а также между формально преобладавшим консервативным и зажиточным сельским плебсом и составлявшим реальное большинство избирателей неимущим городским охлосом.

Римляне создали крайне разветвленную систему магистратур. Высшие магистраты с империем (консулы, преторы), будучи преемниками римских царей, в своей деятельности сочетали два разных принципа, являясь одновременно независимой выборной военной и гражданской властью Рима и исполнительной властью республиканского государства, подчиненной сенату и народу. В процессе исторического развития консулы превращаются из полномочных и всемогущих «временных царей» в спикеров сената. Особенностью римских магистратур было наличие сильной контрольной власти, независимой не только от исполнительной власти, но отчасти и от сената и народа. Римские цензоры определяли состав общины и ее высших сословий (сенаторов и всадников), обладая в этих вопросах безапелляционной властью, а народный трибунат стал контрольным органом демократии и механизмом защиты прав человека и прав народа. Сила трибуната была огромна: народный трибун мог наложить вето на любое решение сената и магистратов, помочь любому человеку, чьи права нарушались государственной властью. Интерес представляют и низшие .магистраты Республики (преторы, эдилы, квесторы), тем более, что некоторые из них (особенно преторы) играли важную роль в римском правотворчестве.

И все же реальным правительством Рима был сенат, подчинившей своей воле и достаточно слабое и аморфное народное собрание, и разрозненные магистратуры, превращавшиеся в инструмент сенатской политики. Принципы комплектования, состав, парламентская процедура и, наконец, формальные и реальные власт-. ные функции сената—все это составляет сюжет темы 6. История сената показывает, что сам этот орган и его деятельность стали итогом грандиозного компромисса, объединившего различные политические элиты. Сенат представлял и древнейшую родовую аристократию, восходящую к царской и раннереспубликанской эпохе, и богатую элиту общества, могущественных олигархов, контролировавших политику Рима. Но мы видим здесь и служилую знать, выдвинувшуюся благодаря государственной службе, бывших лидеров плебса и, наконец, «новых людей», обязанных своим иоложени- ем собственным дарованиям и энергии. Римские сенаторы сочетали в себе качества аристократии и олигархии, соединяя в единое целое знатность, богатство и клановые связи, и вместе с тем римский сенат иллюстрировал идею «общества равных возможностей», иногда становившуюся явью и привлекавшую на свою сторону всех тех, кого отличали личные заслуги, дарования, энергия и популярность в народе. Впрочем, было бы ошибочно считать сенат правительством «народного единства», временами в нем вспыхивали острейшие личные и политические противоречия.

Подробный анализ властных структур римского государства позволяет дать общее представление о жизни римского общества в целом. Вместе с тем некоторые области жизни римского общества нуждаются в специальном рассмотрении, которому посвящены две следующие темы, где мы рассмотрим военную (тема 7) и судебную (тема 8) организации Республики. В первом случае нас будет интересовать не богатая событиями военная история Рима и не менее интересная тактико-техническая сторона римского военного дела, а прежде всего принципы создания вооруженных сил римлян и их роль в системе государства и политической жизни общества, во втором—мы рассмотрим судебную ветвь римской власти и проблему независимых судов. Наконец, самая последняя (тема 9) посвящена роли государства и экономической жизни римской державы. Рынок или государственное регулирование, частный или государственный секторы, что и как определяло развитие Рима — вопрос, на который мы и попытались ответить.

В пособии нет специального раздела, посвященного организации религиозной жизни Рима, жречества и сакрального права, однако сведения об этой стороне государства и права содержатся в соответствующих темах, посвященных власти в царскую и республиканскую эпохи, особенно в темах 2 и б.

Любое, даже самое индивидуальное авторское произведение, реально является плодом коллективного творчества. Пользуясь представившейся мне возможностью, я хотел бы выразить глубокую благодарность людям, без которых это сочинение никогда не было бы написано и не могло увидеть свет.

Изучение римского государственного права на нашей кафедре имеет давнюю традицию и, несомненно, ее крупнейшим представителем, а возможно, и основоположником, является профессор Н. Н. Залесский, один из крупнейших в отечественной науке специалистов в области истории раннего Рима и Италии[12]. Николай Николаевич был моим первым университетским наставником, под руководством которого я сделал свои первые шаги в изучении римской истории, мне также посчастливилось слушать его курсы по истории Рима и истории римского государства и права. Этот курс я получил от него «в наследство» в те, теперь уже далекие 70-е годы XX в., а само пособие можно считать, увы, весьма запоздалой данью памяти учителя. Другим человеком, оказавшим огромное воздействие на всю мою научную деятельность, был И.Ш.Шифман, ученик Н. Н. Залесского и специалист необычайно широкого профиля, античник и востоковед, также ныне покойный, во многом научивший меня поиску исторических параллелей и сопоставлению принципов существования различных цивилизаций. Многие ценные идеи и конкретные замечания Ильи Шолеймовича, бывшего моим неизменным оппонентом и рецензентом, оказали влияние и на мое понимание римской истории. Светлой памяти этих людей я и посвящаю свою работу.

Особенно приятно выразить свою признательность ныне здравствующим коллегам и прежде всего моему учителю и наставнику профессору Э. Д. Фролову. Кроме общего признания того, что именно благодаря ему я, вероятно, и состоялся как специалист в области античной истории, а большую часть того, что я знаю в этой области, я, наверное, узнал именно от него, хотел бы отметить и большое конкретное участие Э. Д. Фролова в данной работе. Именно ему принадлежит весьма конструктивная идея соединения материала государственного права римлян с некоторыми областями частного права, а также ряд ценных замечаний относительно структуры, общего содержания и отдельных разделов пособия. Наконец, выход этой работы без огромной практической помощи Эдуарда Давидовича был бы попросту невозможен.

Мой коллега К. В. Вержбицкий взял на себя большой и неблагодарный труд по научному редактированию всего текста пособия и внес ряд важных исправлений и дополнений, а также проделал огромную техническую работу. Большая помощь была оказана им и при подготовке библиографии по римскому государственному праву. Все эти слова благодарности в полной мере относятся и к редактору издательства И. П. Комиссаровой, чей вклад в мое сочинение существенно превышает обычную редакторскую работу.

Наконец, хотел бы выразить особую благодарность моей сестре М. В. Чернояровой за огромную помощь в подготовке электронной версии работы. Значение этой помощи может оценить любой человек, хотя бы поверхностно знакомый с издательским делом. Я также весьма признателен моим коллегам А. В. Петрову и И. И. Верняеву за большую практическую помощь в осуществлении издания.

Хотелось бы также особо отметить всех моих бывших студентов, слушавших этот курс и подчас вносивших свою лепту в его подготовку.

Введение в курс

Цель предлагаемого пособия — познакомить студентов с основными проблемами и разделами римского государственного права. Оно дает некоторые представления в области римского государственного права и структуры римского государства, а также должно помочь студентам ориентироваться в обилии литературы по данной тематике.

Разделение государственного и частного права проводилось уже римскими юристами. Классическим было признано определение Ульпиана: «Публичное право — это то право, которое относится к статус)' римского государства, а частное право — то, которое относится к пользе отдельных лиц» (Dig., I, 1, 1,2). По определению известного ученого-правоведа И. Б. Новицкого, основными разделами римского частного права являются право собственности, права на вещи, семейные правоотношения, наследование, а также вопросы защиты частных прав[13]. К категории частного права, по-видимому, можно отнести и уголовное право, хотя в эту категорию попадают и преступления против государства, которые относятся к праву публичному.

Таким образом, тема римского государства и государственного права представляет собой очень широкий крут вопросов, основными из которых можно считать такие: структура государственных органов, организация армии и финансов, суд и характер судопроизводства, торговое право, юриспруденция и правовое образование, международное право. В пособии материал размещен в хронологическом порядке, и для каждого периода развития Рима рассматриваются указанные выше вопросы.

Право, установленное людьми, в отличие от божеского права fas, обозначалось в Риме общим термином ius. В зависимости от категории лиц, с которыми имело дело право, оно разделялось на ius publicum и ius privatum, государственное и частное право, первое из которых ограждало интересы отдельных граждан, а второе — интересы государства. Правоведы отмечают преобладание в первом разрешительных, а во втором — императивных (уполномачива- ющих) норм[14].

Первоначально римское право концентрировалось только на отношениях полноправных римских граждан. Именно это право именовалось квиритским (ius Qiuritium) или собственным правом римлян (ius proprium Romanorum). Позднее процесс интеграции в единое государство вначале Италии, а затем и провинций, выдвинул необходимость создать более сложную правовую систему. Примерно к III в. до н. э. развивается новое право, ius gentium («право народов»), которое получает развитие при Империи. Согласно концепции римских юристов, ius gentium (иногда его называли ius nat- urale — естественное право) охватывало значительную область права, как гражданского, так и государственного, а также права международного.

Римское государство основывалось на родовой организации, представляя собой на протяжении первых трех веков своего существования небольшое, сравнительно простое объединение, управляемое органами, развившимися из родового строя: племенным вождем (рексом), советом старейшин (сенатом) и народным собранием. Отношения в этом обществе прежде всего регулировались понятием fas (божеское право), обозначающим часть права, установленного богами и относящегося к религии. Исторически божеское право предшествовало ius и являлось его источником.

Постепенно с усложнением общественных отношений нормативы религиозного права уже не могли охватить всю совокупность правовых отношений. Происходит установление определенной системы правил при решении тех или иных вопросов, из чего появляется понятие обычая (consuetudo). Совокупность обычаев выражалась в понятии mores тагогит (нравы предков), вначале относившемся к области неписаного права. Уже в царский период делались попытки перехода к письменному зафиксированному праву (ius scriptum), прежде всего трактующему именно сакральные законы. Ссылки на эти законы имеются у поздних авторов, однако учитывая скудность информации о самом царском периоде и нали- чие анахронизмов, сведений о законодательстве царского периода оказывается сравнительно немного.

Экономический и духовный рост общества, а также борьба за демократизацию общественного строя привели к созданию свода законов, именуемых Законами XII таблиц, которые, согласно 'гра- диции, были составлены в 451-450 гг. до н. э. специальной комиссией децемвиров и утверждены центуриатными комициями. Об уважении к законам и их нормативности свидетельствует как то, что римляне не создавали новых законодательных сводов на протяжении долгого времени, так.и то, что законы постоянно цитировались более поздними юристами, историками и ораторами.

Посвященные в первую очередь частноправовым отношениям, законы касались и ряда государственноиравовых вопросов, впрочем, систематическое изложение последних относится уже к более позднему времени. Вместе с тем именно они начали процесс создания ius. Законы устанавливали только основные правила правового регулирования, а многочисленные детали интерпретации законов и судебные формулы находились в руках жреческих коллегий (прежде всего коллегии понтификов) и магистратов, т. е. судебных и исполнительных органов. С другой стороны, сами Законы XII таблиц создавались в период острой социальной и политической борьбы, что вызвало многочисленные поправки и уточнения.

На IV—III века до н. э. приходится период создания римского полисного государства и распространения римского господства на всю территорию Италии. Это время формирования основ римской республиканской государственности и трех основных элементов управленческой структуры: народного собрания, сената и магистратов, которые и стали источниками нормативных постановлений.

Резолюция, утвержденная комициями (народным собранием), называлась lex (закон), который во времена ранней Республики мог вступать в силу только после одобрения со стороны сената. В 339 г. до н. э. по закону Публилия Филона это утверждение давалось заранее и превращалось, таким образом, в формальность. В зависимости от вида народного собрания (куриатные, центуриатные или трибутные комиции) закон соответственно именовался куриатным, центуриатным и трибутным (lex curiata, centuriata, tributa).

Вместе с тем в сословной борьбе происходит также выработка основных законов плебейскими сходками, которые в отличие от законов комиций были обязательными только для плебеев и именовались плебисцитами (plebiscitum). Они приобрели характер общих законов после закона Гортензия в 287 г. до н. э. Комиции принимали лишь наиболее важные правовые нормы, тогда как повседневная юрисдикция и осуществление управленческих функций оставались в руках сената и магистратов.

Другим источником права были сенатусконсульты, которые уже при Республике имели безусловную юридическую силу. Наконец, источниками права, исходящими от магистратов, были эдикты, причем особую роль играли эдикты преторов, а значительная часть римского права эпохи Республики носит название преторского права. В провинциях роль преторского эдикта играли edicta provin- cialia, содержавшие постановления наместников провинций, проконсулов и пропреторов. При Республике продолжало сохраняться большое значение обычая (consuetudo) и прецедента.

Расцвет римских республиканских государственных институтов относится к II — началу I в. до н. э., после чего гражданские войны приводят к их трансформации в имперские институты. В период гражданских войн и ранней Империи сохраняются законы, принятые народным собранием, которые исчезают только к концу I в. н. э. Что касается сенатусконсультов, то их значение в эпоху ранней Империи продолжает сохраняться и, более того, приобретает даже большую юридическую силу, будучи приравнено к lex. Вместе с тем особое значение приобретает инициатива императора, и, по сути дела, форма сенатусконсульта все больше, скрывает реальное решение принцепса[15]. В III в. н. э. сенатусконсульт как источник права уступает место прямой императорской юрисдикции.

Комплекс императорских нормативов носил название constitu- tiones рггпсгритп и состоял из четырех основных групп законов, которые имели правовые корни в юрисдикции магистратов. К этой категории относятся эдикты (законодательные нормы общего порядка), декреты (решения принцепса в качестве высшей административной и судебной инстанции по конкретному вопросу), рескрипты (ответы императора на правовые и административные вопросы) и mandata (инструкции императора различным администраторам и особенно наместникам провинций). Три последние категории распоряжений помимо конкретных решений могли содержать и общеправовые нормы, а также уточнения этих норм. В период поздней Империи император стал единственным источником государственного права, и в «Институциях» Юстиниана это было выражено формулой: Quod, principi placuit, legis habet vigorem (Just., Instit., I, 2, 6; Dig., I, 4, 1 praef.).

Помимо решений высших инстанций в римском праве появился и еще один источник — responsa prudentium, т. е. ответы и консультации юристов. Уже в раннее время правом занимались лица самого высокого положения и прежде всего коллегия понтификов. Юрист Помпоний, написавший краткую историю римского права («Энхиридион»), называет среди правоведов эпохи Республики Публия Папирия, собравшего законы царей, Аипия Клавдия, Сципиона Назику, Квинта Муция, Тиберия Корункания, Публия Му- ция Сцеволу, Порция Катона, Аквилия Галла, Сервия Сульпиция. Для времен Империи наиболее известны Альфен Вар, Офиллий, Антистий Лабеон, Требаций Теста, Каспеллий, Волузий Туберон, Мазурий Сабин, Прокул, Яволен Приск, Сальвий Юлиан4.

Расцветом римской юриспруденции стали II—III века н. э., он был связан с деятельностью таких крупных юристов, как Гай, Эмилий Папиниан, Юлий Павел, Домиций Ульпиан и Модестин, которые сформировали основу римского правоведения позднеимператорского времени. Именно их произведения вошли в последующую юридическую редакцию IV-V вв. н. э. и составили основу юстини- ановских «Дигест»5. Особое значение имело и то, что эти юристы занимали высокие посты в римской иерархии и прежде всего посты префекта претория.

Как видно из замечаний Гая (Gai., Instit., 7), процесс легализа1 ции происходит уже во II в. н. э., однако завершается в IV-V вв. н. э. В 321 г. император Константин издал эдикт, по которому некоторые комментарии Ульпиана и Павла по поводу Паииниана не являлись юридическими авторитетом. В 426 г. последовал знаменитый закон Валентиниана III и Феодосия II, именуемый lex de responsis prudentium, по которому все произведения Папиниана, Юлия Павла,

4Штаерман Е. М. Римское право // Культура древнего Рима. В 2 т. / Под

ред. Е. С. Голубцої 5 Там же.

Гая, Ульпиана и Модестина получали силу закона, за исключением комментариев Ульпиана и Павла, которые фигурировали в законе Константина от 321 г. В случае несогласия между этими юристами решение выбиралось по большинству, а в случае одинакового соотношения решение принималось согласно мнению Папиниана. Если по вопросам спорной ситуации мнения Папиниана не существовало, то судья мог руководствоваться собственным выбором.

Произведения юристов делились на несколько категорий. Это комментарии к законам, эдиктам или сенатусконсультам (commen- tarii), популярное изложение или исследование по какой-либо части права или по всей его совокупности (institutiones, definitiones), практические рекомендации (responsae, epistulae) и, наконец, произведения общего плана (Digestae, Pandectae).

Особенно важным является вопрос о кодификации римского права. После Законов XII таблиц в истории кодификации наступил 700-летний перерыв, и только в III—IV вв. н. э. были предприняты завершающие попытки кодификации. Около 297 г. был опубликован Грегорианский Кодекс, который включал в себя около 70 императорских конституций и был разделен на титулы по сюжетам, а внутри — по хронологическому принципу. Во времена Константина появился Гермогенианский Кодекс, значительно больший по размерам, чем предыдущий, и включивший в себя конституции в период от Адриана до Константина. Оба кодекса получили юридическую силу после императорского утверждения. В 429 г. император Феодосий назначает специальную комиссию для создания коллекции императорских конституций со времени Константина (с 312 г.). В образовательных целях в сборник должны были войти и те конституции, которые уже потеряли силу закона. Планировалось также создание специального раздела, в который входили бы только действующие нормы. Поскольку этот замысел не осуществился, в 438 г. свод законов, именуемый Кодексом Феодосия, был утвержден как в Западной, так и в Восточной империи.

Последняя и самая значительная кодификация римского права была проведена уже при императоре Юстиниане, причем в задачу составителей входил и вопрос о систематизации права. В 528 г. по приказу Юстиниана была создана комиссия во главе с Трибо- нианом и Феофилом. В начале 529 г. Кодекс Юстиниана был уже составлен и получил юридическую силу, а в 533 г. было выпущено новое издание в 12 книгах, содержавшее 4652 закона. В конце 530 г.

Юстиниан создает новую комиссию во главе с Трибонианом для обработки произведений юристов. Основой для сборника «Дигест» стали произведения знаменитых правоведов III в. н. э. Папиниана, Юлия Павла, УльпианД и Модестина, однако «Дигесты» донесли традиции изучения права начиная с раннереспубликанского времени. Одновременно с составлением «Дигест» Трибониан и два его помощника, Феофил и Доротей, написали и опубликовали официальный учебник права «Институции», который в значительной степени был основан на «Институциях» Гая II в. н. э. Кодекс, «Институции» и «Дигесты» легли в основу Corpus iuris civilis. Четвертой частью Корпуса стало собрание законов Юстиниана, изданных после опубликования Корпуса и получивших название «Новелл». До нас дошла коллекция из 168 новелл, из которых 153 принадлежат времени Юстиниана.

Следует различать понятия «источники права» и «источники по истории права». Первое понятие включает законодательные нормативы, а второе — те произведения, из которых мы получаем информацию о римском законодательстве, государственных институтах и механизме действия римских управленческих структур.

Говоря об источниках по истории римского государства и права, следует отметить не только юридическую литературу, но и литературу историческую, ораторскую и эпистолярную, произведения грамматиков и комментаторов, а также сведения, содержащиеся в художественной литературе. Большое значение имеют источники документальные, прежде всего надписи и папирусы, а также данные нумизматики. Велико также и значение вещественных памятников.

Из юридической литературы особенно важны Corpus Iuris Civilis и Кодекс Феодосия, произведения Ульпиана и Юлия Павла, а также «Институции» Гая. Из других произведений важны сочинения юристов республиканской и императорской эпохи, начиная от «царских законов», собранных Помпонием, и заканчивая произведениями юристов I—III вв. н. э. Эти произведения и их фрагменты составляют значительную часть почти не дошедшего до нас римского юридического наследия. Важным источником являются произведения историков и прежде всего труды Полибия, Тита Ливия, Дионисия Галикарнасского, Плутарха, Тацита и Светония, много сообщающих о государственном строительстве и законодательстве времен Республики и ранней Империи. Для III—IV вв. н. э. важны также произведения Диона Кассия, «Писателей Истории Августов», Ам- миана Марцеллина, сочинения эпитоматоров и бревиаторов (Аврелия Виктора, Бвтропия и др.). Для изучения государства и права крайне важны произведения антикваров и грамматиков, прежде всего Теренция Варрона, Веррия Флакка, Плиния Старшего, а также Авла Геллия, Афинея и Макробия.

Особое значение имеют произведения судебных ораторов, среди них следует прежде всего отметить Цицерона. Как судебный и политический оратор, проявивший особый интерес к вопросам государственно-правовой теории, он дает бесценные сведения о римской правовой и политической жизни, а его произведения — один из главных источников по истории государственного права и государственных институтов. Важные сведения имеются у поэтов времени Августа: Вергилия, Горация и Овидия, а также у комментаторов к их произведениям. Особое значение имеют и произведения Квинтиллиана.

Наряду с традицией раннеимператорского времени принципиальное значение имеют и позднеантичные источники, причем не только произведения юристов, но и писателей, ораторов и историков указанного периода. Это произведения ораторов (Либания, Фемистия и Гимерия), трактаты и переписка императора Юлиана, а также византийские произведения Зонары и Ксифиллина.

Немало сведений правового характера дают и христианские писатели начиная с традиции Нового Завета и заканчивая писателями византийского времени, причем если ранняя христианская традиция больше касается вопросов отношений государства и христиан, то начиная со II в. н. э. христианские авторы дают общую правовую характеристику положения в Империи. Для истории римского права особенно важны произведения Юстина и Иринея (II в. н. э.). Тертуллиана. Оригена и Киприана (III в. н. э.), а также труды Лактанция, Евсевия Памфила, Ария, Афанасия Александрийского, Григория Назианзина, Василия Кесарийского, Григория Нисского, Иоанна Златоуста и западных авторов того же периода (особенно Сульпиция Севера, Амброзия Медиоланского, Аврелия Августина). Более конкретно основные источники будут рассмотрены в соответствующих темах.

Множество сведений содержится в эпиграфических документах (особенно в надписях и папирусах), которые приводят тексты законов, сенатских постановлений и императорских распоряжений.

Особое значение для раннеимператорского периода имеют следующие надписи: закон о власти Веспасиана, речь императора Клавдия о даровании ius honorum галлам, муниципальные законы Малакки и Сальпензы, надписи императоров II—III вв., а также ряд папирусов и прежде всего папирус с текстом императора Каракаллы от 212 г. н. э. Среди эпиграфических источников особое значение имеют надписи, содержащие данные о политических карьерах сенаторов и всадников, что особенно важно в качестве первоисточников по истории римского права.

Приводимая ниже литература дает возможность общего ознакомления с государственным правом римлян, вводит в курс общих понятий и терминологии изучаемой дисциплины, охватывает историю царского и республиканского периодов государства и права, составляющих первую значительную эпоху римской истории.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Источники

Гай. Институции / Лат. текст и русский пер. Ф. Дыдинского. Варшава, 1892.

Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И. С. Перетерского. М., 1984.

Ливий Тит. Римская история от основания города / Пер. с лат. под ред. Е. С. Голубцовой. М., 1993.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 3 т. / Пер. с греч. под ред. С. П. Маркиша, С. И. Соболевского и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1961-1964.

Тацит Корнелий. Соч. В 2 т. / Пер. с лат. под ред. А. С. Бобовича, Г. С. Кнабе, И. М. Тройского и др. Л., 1969.

Цицерон Марк Туллий. Речи. В 2 т. / Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1966.

Цицерон Марк Туллий. Диалоги «О государстве», «О законах». В 2 т. / Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна и С.Л.Утченко. М., 1962.

Литература

История древнего Рима. 3-є изд. / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1994 (введение, гл. 3).

Ковалев С. И. История Рима. 2-е изд. / Под ред. Э. Д. Фролова. Л., 1986.

Машкин Н.А. История древнего Рима. М., 1969. С. 83-100.

Маяк И. Л. Рим первых царей (генезис римского полиса). М., 1983. ІІечай Ф. М. Образование римского государства. Минск, 1972. Моммзен Т. История Рима. В 5 т. Т. 1. СПб., 1993.

Модестов В. И. Введение в Римскую историю. Ч. I. СПб., 1902. Нем.ировский А. И. История раннего Рима и Италии. Воронеж, 1962. Покровский И. А. История римского права. М., 1913.

Хвостов В. М. История римского права. 7-е изд. М., 1919. Штаерман Е. М. Римское право // Культура древнего Рима. В 2 т. / Под ред. Е. С. Голубцовой. Т. 1. М., 1985. С. 210-247.

| >>
Источник: Егоров А. Б.. Римское государство и право. Царский период и эпоха Республики: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,2006.-173 с.. 2006

Еще по теме От автора:

  1. Авторы произведений, вошедших составной частью в аудиовизуальное произведение, как существовавших ранее (например, автор романа,
  2. 4. «журналист - автор».
  3. ОТ АВТОРАСказки счастливые и не очень
  4. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  5. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ АВТОРОВ ПРОГРАММ ДЛЯ ЭВМ И БАЗ ДАННЫХ В РОССИИ
  6. Статья 1228. Автор результата интеллектуальной деятельности
  7. Сведения об авторах
  8. 5.6. ОСНОВНЫЕ СЕМАНТИКО-СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. ОБРАЗ АВТОРА
  9. Сведения об авторах
  10. Предисловие автора
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -