<<
>>

Тема З ГРАЖДАНСТВО ПРИ РЕСПУБЛИКЕ. КАТЕГОРИИ ГРАЖДАНСКОГО И НЕГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

Для периода Республики существует значительно более достоверная традиция, чем для царского периода. Однако, говоря о Республике, нужно заметить, что разветвленная система разделения властей, под которой мы понимаем республиканский Рим, сложилась в результате ее постепенного развития примерно к V—III вв.

до н. э. и сопровождалась процессом первого большого расширения римского государства до размеров римско-италийской федерации. Расцвету республиканских институтов в ПІ-ІІ вв. до н. э. сопутствовали важные события великих завоеваний, которые принципиально изменили характер римского общества и государства, превратив его в имперскую державу. Наконец, особое значение имеет история конца II—I вв. до н. э., когда происходит переход от республиканской к имперской системе, сопровождавшийся ломкой существующих порядков.

Само римское понятие res publica нуждается в существенных пояснениях. Противопоставление regnum (царства) как монархии или протомонархии и свободного государства (libera res publica) идет уже со времен римской традиции и в целом удерживается до времени появления фундаментального труда Т. Моммзена «Римское государственное право» («Romische Staatsrecht»), в котором развитие государства и, в частности развитие царства, Республики и Империи, рассматриваются как развитие единой конституционной системы: республиканский строй как бы органично формируется из римского regnum, равно как позднее принципат содержит в себе республиканскую традицию. Концепция Т. Моммзена господствовала до начала XX в. и развивалась в трудах таких историков права, как О. Карлова, Е. Герцог, и отчасти в труде Кл. Мипуле.

Иная концепция, противопоставляющая монархический и республиканский строй, содержится в трудах Н.Д. Фюстєль де Ку- ланжа и Г. Буассье. Эта концепция продолжает свое развитие в историографии 20-30-х годов XX в., когда исследователи приходят к более четкому противопоставлению двух понятий.

Теория противопоставления regnum и res publica развивается и в российской историографии дореволюционной эпохи, а затем и в историографии советского периода (труды И. А. Машкина, С. И. Ковалева, В. С. Сергеева).

Противопоставление regnum и res publica невозможно отрицать, однако наличие континуитета также имело место. Оценивая это положение, крупный итальянский правовед Ф. де Мартино считает возможным частично реконструировать теорию Т. Моммзена. В целом эти выводы отчасти разделяются и отечественной историографией, выдвигающей перспективные синтетические теории (в частности, см. труды С. Л. Утченко, Е. М. Штаерман, Г. С.Кнабе,

В.              М. Смирила и других исследователей).

Римское понятие res publica детально разбирается исследователями (в частности, в трудах Хр. Мейера и Ж. Эллегуара), которые отмечают особенности римского словоупотребления, постепенно приобретающего современный смысл. Согласно Хр. Мейеру, понятие res publica означало государство вообще, не будучи привязано к конкретному политическому строю[41]. Так, Саллюстий употребляет это слово по отношению к царскому периоду (Sail., Cat., 6), то же делают и другие авторы. Характеризуя Империю, и авторы, и официальные документы пользуются этим же обозначением. Вместе с тем в римском понятии res publica содержится тот оттенок, который привел слово к его современному значению, а именно — государства, в котором власть принадлежит выборному органу и имеет коллегиальный характер. Цицерон пишет, что res publica прежде всего характеризуется властью народа, и связывает ее с libertas (свободой), а потому прежде всего с республиканским Римом (Cic., De re p., I, 36, 42, 44, 48). Именно исходя из этого, столь неоднозначного, понимания и различия между римским понятием res publica

и пониманием республиканского строя в Новое время, и следует рассматривать римский политический строй.

Что касается римского гражданства, то прежде всего следует отметить существование полисного принципа четкого отделения граждан от неграждан и замкнутости римского гражданского коллектива.

Вместе с тем завоевательная политика и особые исторические условия привели к появлению разных правовых категорий жителей государства. Судя по всему, в ранний царский период полные права гражданства имели патриции, а частично и клиенты, которые, однако, были ущемлены в области частного права.

При республике составными частями status civitatis были в основном следующие: ius connubii (право вступления в квиритский брак), status libertatis (личная свобода), ius commercii (имущественная правоспособность и защита ее государством), право иметь долю на общественной земле, политические права (активное и пассивное избирательное право, соответственно ius suffragii и ius honorum), право provocatio (т. е. апелляции к народному собранию в случае приговора со стороны магистрата), право носить соответствующую одежду, прежде всего тогу.

Первой категорией неполноправных граждан были плебеи. Имея личную свободу, ius commercii и довольно рано получив доступ к общественной земле, они были лишены права брака с патрициями и политических прав. Будучи в основном представителями небогатых и просто бедных слоев населения, плебеи находились под угрозой потери свободы из-за долговой кабалы, тогда как для пат-- рициев эта опасность скорее носила теоретический характер. Борьба патрициев и плебеев в правовом плане была связана прежде всего с получением плебеями прав гражданства в полном объеме. Вместе с тем правовое сближение патрициев и плебеев вело к сближению в культовом, обрядовом и бытовом плане, поскольку часто именно религиозные факторы становились препятствием к достижению равноправия.

Получение политических прав плебеями началось при Сервии Туллии, когда, будучи допущены в народное собрание и легион, они получили ius suffragii, т. е. право голоса в народном собрании, заключавшееся в праве голосовать за законопроекты и выбирать вначале царя (право, которым они не воспользовались), а затем — республиканских магистратов. В 445 г., по закону Канулея, плебеи добились права браков с патрициями (Liv., IV, 1-6), что было за-

прещено Законами XII таблиц, а затем начали борьбу за магистратуры.

Переломом в этой борьбе стали реформы Лициния-Секстия (376-367 гг.), ограничившие право оккупации государственной земли путем введения земельного максимума, смягчившие долговое право и предоставившие плебеям право на одно консульское место. Постепенно к 300 г. до н. э. плебеям стали доступны практически все магистратуры и основные жреческие должности. Важнейшим успехом плебеев, собственно и сделавшим их полноправными гражданами, была отмена долговой кабалы, связанная с законом Петелия-Папирия от 326 (или 313) г. до н. э. и обеспечивающая их личную свободу.

К III в. до н. э. плебеи добились уравнения в правах с патрициями и, подобно последним, стали cives optimo iure, т. е. гражданами с полными правами. Естественно, правовое равенство не ликвидировало неравенства социального. Наряду с традиционным разделением на патрициев и плебеев, которое уже не имело принципиального правового значения, появляется новое значение слова «плебс», которое обычно обозначало «простой народ» в противоположность аристократии и всадничеству. С ростом римской державы появились, однако, разные категории неполноправных граждан (cives minuto iure),- а также категории населения, которые вообще не имели римских гражданских прав, но находились под властью римлян. Понятие cives minuto iure обозначало тех, кто признавался гражданином государства, но не обладал всей совокупностью юридических прав гражданина или обладал ими в ограниченных масштабах.

В ходе покорения Италии Рим, в зависимости от конкретных соображений и обстоятельств завоевания, ставил завоеванные народы на разный уровень подчинения, причем наиболее благоприятным для них способом было предоставление побежденной или союзной общине статуса муниципия, т. е. самоуправляемой общины. Различались две категории муниципиев: жители муниципиев первой категории (municipes cum suffragio) фактически обладали всеми правами римского гражданства, сохраняя гражданство своего города, и считались cives optimo iure, гражданами с наивысшими правами, а жители муниципиев второй категории (municipales sine suffragio) имели ius commercii и ius connubii наравне с римскими гражданами, но не имели политических прав последних.

Муниципалы «с правом голоса» отличались от жителей римских колоний тем, что последние были римскими гражданами и жителями Рима, которые переселились в колонии, обычно с целью получения земли, тогда как муниципалы были местными жителями, получившими права гражданства. Осуществление ими прав римских граждан было связано со сложностями: голосование проходило в Риме на комициях и требовало личного присутствия. Постепенно намечалась тенденция к правовому сближению муниципалов с римскими гражданами, а после Союзнической войны с принятием законов Луция Юлия Цезаря (90 г. до н. э.) и Плавтия-Папирия (89 г. до н. э.) вся Италия получила римское гражданство.

Особенностью муниципия было и то, что он представлял собой самоуправляемую общину, управление которой было построено по принципу управления в Риме —с местными магистратами (дуумвирами, эдилами и квесторами), сенатом и народным собранием[42]. Подчинение римским властям шло по линии общих тенденций внешней и внутренней политики, поставки войск и уплаты налогов, однако местные власти имели больше возможностей для решения внутренних вопросов.

Второй категорией неполноправных граждан были эрарии, лица, принадлежавшие к категории ewes optimo гиге, но по причинам infamia («ущемления чести») исключенные из триб и занесенные в списки муниципалов без права голоса.

Промежуточной категорией между гражданами и негражданами были латины. Еще со времен царской эпохи жители городов Латинского союза имели права, сближавшие их положение с муниципалами. После договора Спурия Кассия от 493 г. до н. э. такие права распространились на всех членов Латинского союза. По договору 338 г. до н. э. большинство собственно латинских городов получили римское гражданство, однако статус латинов стал распространяться на латинские колонии (к III в. до н. э. их было около 30, в том числе Аримин, Адрия, Венузий, Брундизий и ряд других). Латины не были римскими гражданами и служили в особых латинских легионах, однако имели ius commercii и ius connubii.

Перселившись в Рим, латины получали римское гражданство. Позднее переселение в Рим было несколько ограничено римскими властями по просьбе властей латинских городов, причем теперь при переселении в Рим латин мог стать римским гражданином только при одном из следующих условий: оставив в своем городе потомка, обвинив в коррупции римского магистрата в случае доказанности преступления, наконец, получение места римского гражданства могло быть связано и с занятием магистратуры в своем городе. Латинские города имели положение, сходное с муниципиями, сохраняли самоуправление и даже чеканили собственную монету, будучи обязанными давать Риму войска и платить налоги.

Особую категорию римских граждан составляли вольноотпущенники. Римское право выделяло две категории лиц, перешедших в гражданский коллектив из рабского состояния: сами вольноотпущенники (либерты) и их дети (либертины). В третьем колене они уже становились полноправными гражданами. Либерты и либертины были членами триб и центурий, однако их записывали только в городские трибы и единственную центурию пролетариев, или capite censi. В 312 г. до н. э. цензор Аппий Клавдий провел важную реформу, записав либертов и либертинов во все трибы, позднее цензоры вернулись к старому порядку. Постепенно положение вольноотпущенников стало улучшаться: либертинов стали записывать в трибу на общих основаниях, а либертов — при наличии пятилетнего сына или земельного владения стоимостью в 30 тыс. сестерциев. Либерты, их дети и внуки были полностью лишены ius honorum, а либерты и либертины ограничены в браках с сенаторами и всадниками.

Сложности политической карьеры для либертов и их потомков вели к тому, что последние, среди которых было много способных людей, активно занимались экономической деятельностью, часто играя роль деловых агентов своих бывших хозяев, с которыми сохраняли отношения, близкие к клиентским. Источники указывают на наличие к концу Республики большого числа весьма состоятельных вольноотпущенников, часто контролировавших разные сферы экономической деятельности.

Большинство общин и городов Италии считались союзниками (socii). Формально это были независимые общины, которые имели самоуправление, но должны были давать римлянам военные контингенты, составлявшие примерно половину римской армии, а также платить дань или нести иные повинности. Некоторые из союзников обеспечивали материальными и людскими ресурсами флот. Отношения между Римом и союзниками регулировались договорами (foedus). Наиболее значительными союзниками Рима в Италии были самниты, луканы, этруски, ряд племен центральной Италии и греческие полисы в южной и центральной Италии. Категория италийских союзников практически исчезла в начале I в. до и. э. после Союзнической войны 91-88 гг. до н. э., когда последние получили римское гражданство, однако реальное их полноправие достигается только при Цезаре и Августе.

В ходе завоевания Италии появилась новая категория зависимых лиц, так называемых «сдавшихся» (dedititii), или перегрины- дедитиции, т. е. «подданные», сдавшиеся на милость победителя. В результате deditio (сдачи) побежденное государство переставало существовать в правовом отношении, его граждане попадали под власть римлян, которые решали, какая часть имущества станет подвластной римскому государству[43]. При наличии собственных администраций побежденное население полностью подчинялось римским наместникам. Перегринов-дедитициев следует отличать от собственно перегринов, термина, обозначающего жителей тех областей, которые добровольно перешли под власть римлян. Как правило, эти последние, равно как и италийские союзники, имели ius commercii и ограниченное ius connubii[44], а если перегрины были гражданами независимого государства, то отношения между ними и Римом регулировались договорами. Особую категорию подвластных Риму общин составляли civitates Iiberae (свободные общины), находящиеся под верховным контролем Рима, но имевшие освобождение от податей в отличие от civitates stipendiarii, которые эти подати платили.

Уже в Италии на положении перегринов оказались бруттии, а первой заморской территорией (провинцией) стала Сицилия, где впервые была использована провинциальная система управления. После I Пунической войны около половины острова имело статус союзников, причем привилегированным союзником был Гиерон II, правитель Сиракуз, держава которого сохранила независимость и даже была увеличена. Гиерои не должен был платить никаких податей, и всякие действия с его стороны, заключавшиеся в военной и материальной помощи, воспринимались как услуги римлянам. Будучи, однако, равноправными формально, эти отношения все лее были договором старшего и младшего партнеров, напоми- павшие отношения вассалитета. Другие общины (Мессана, Тавро- мений, Кеигуриппы, Панорм и др.) были близки к положению италийских socii, поставляя войска и деньги, а остальные общины считались подданными (dedititii) и платили римлянам десятину, налог, унаследованный от карфагенян и Гиерона. Система вассальных государств, союзных отношений, civitates liberае была особенно распространена во II в. до н. э. во времена первых крупных завоевательных кампаний, особенно в Балканской Греции, тогда как в других областях (особенно в центральной и северной Испании, южной Галлии, Иллирике и дунайских провинциях) переход под римский контроль был более полным. Система вассальных царств была особенно распространена в центральной и восточной Малой Азии, в Северной Африке, а также — на границе с Парфией и на Дунае.

В провинциальной системе республиканского Рима прослеживается тенденция постепенного перехода от системы косвенного к системе прямого подчинения, при которой свободные общины и союзнические царства получали статус подданных. Процесс особенно усилился в середине II в. до н. э. когда римляне начали прямую аннексию ряда вассальных территорий в Греции, Малой Азии и Африке и создали провинции: Македонию (148 г. до н. э.), Африку (146 г. до н. э.) и Азию (133 г. до н. э.). Римские завоевания I в. до н. э. и последующей Империи завершаются непосредственным переходом к провинциальной системе, а в случае военного завоевания — превращением населения в dedititii.

Степень самоуправления провинциальных полисов была ограничена как контролем со стороны провинциальных римских наместников, так и изменениями внутри городского самоуправления, когда свободные выборы все более заменялись принципами кооптации[45]. Особенностью жизни в римских провинциях стало появление в городах римских граждан, приезжавших сюда или даже постоянно живущих в провинциальных городах. Римляне обычно не получали местного гражданства, но могли иметь земли на их территориях, образовывать специальные conventus, участвовать в принятии решений или даже определять жизнь города[46], власти которого обычно совершали основные действия в соответствии с волей граждан. Наличие этих привилегированных «неграждан» наносило удар по правовым различиям среди свободного населения, и практика расширения римского гражданства в провинциях относится уже ко времени конца гражданских войн и эпохи Империи. В римский период, однако, продолжается практика эллинистического времени, когда человек мог иметь гражданство в нескольких полисах и даже выполнять там почетные обязанности, причем зачастую это были именно римские граждане[47]. В республиканскую эпоху большинство провинциальных общин имело статус перегрин- ских, и лишь немногие получапи статус римской колонии (если это были колонисты из Рима) или статус колонии с латинским правом.

Низшей категорией населения Римского государства были рабы, практически лишенные каких бы то ни было прав не только в плане гражданского статуса, но и в плане личной свободы. Особенностью республиканского времени по сравнению с ранним периодом стало резкое увеличение числа рабов, особенно в результате войн II—I вв. до н. э., когда Рим перешел к так называемому классическому рабству. Источниками пополнения рабского населения были завоевательные войны и разграбление захваченных территорий, морской разбой, система работорговли и естественное воспроизводство. Единственной всерьез защищенной от рабства группой населения были римские граждане и латины, а рабство в провинциях было распространено очень широко[48]. Именно в эпоху Республики рабство принимает наиболее жесткие формы, что в значительной степени вызвало кризис республиканского строя, многочисленные попытки реформ, рабские восстания и гражданские войны, завершившиеся переходом к Империи.

Примерный подсчет соотношения римских граждан и населения огромной Римской державы достаточно важен. Некоторый материал предоставляют данные цензов римских граждан, имеющиеся у нас в довольно большом количестве. Цензы 300-234 гг. показывают от 241 до 297 тыс. граждан (учитываются только военнообязанные мужчины). Цифру для всего населения можно увеличить в 3-4 раза (около 1 млн человек). Согласно переписи всего военнообязанного населения Италии (мужчины 18-60 лет) (данные для 227 г. до н. э. приводит Полибий) общая его численность составляла около 900 тыс. человек, т. е. общего населения насчитывалось 2,7-3,5 млн, более трети из них были римлянами.

Значительное увеличение числа граждан происходит после Союзнической войны, в цензе 86 г. до н. э. указано 463 тыс., а в цензе 70 г. — 910 тыс. человек, когда жители Италии получила римское гражданство.

Новые цифры дают цензы времени Августа: 4063 тыс. человек в 28 г. до н. э. и 4233 тыс. человек в 8 г. до н. э. Мнения исследователей по поводу этого расхождения различны. Как считают Ю. Белох и П. Брюнт, причиной его было изменение «формулы ценза» (formula censendi) и внесение в списки женщин и детей. Другие исследователи объясняют рост цифр другими факторами: реальное распространение гражданства на Италию, происшедшее именно при Августе, появление большого количества новых граждан в Цизальпийской Галлии при Цезаре (1-1,5 млн человек) и граждан провинциях (около 800 тыс.). На долю Италии приходилось около 2,5 млн (общее население порядка 7-9 млн). Последняя цифра примерно отражает количество свободных граждан Италии эпохи принципата. Кроме того, по разным подсчетам, в Италии было от 1 до 3 млн рабов.

Несколько труднее оценить население провинций. Население Испании оценивается исследователями в 5-6 млн[49]. Со времен Цезаря и Августа около одной десятой из них составляли иммигранты из Италии, часть которых (около 100 тыс. человек) имела римское гражданство. Примерно столько же (5-6 млн) насчитывало население Галлии и, возможно, Африки. В целом, население восточных провинций республиканского Рима I в. до н. э. могло достигать 35 млн человек[50]. В I веке до н. э. оно могло быть меньше (20-25 млн), Египет с его восьмимиллионным населением вошел в состав Империи в 30 г. до н. э.

Итак, к концу республиканского времени на 250-300 тыс. римских граждан (1 млн человек с учетом семей) приходилось, видимо, около 30-40 млн неграждан, в основном жителей провинций. Большая часть из них имела статус перегринов. Некоторое число составляли союзники и граждане «свободных общин» (civitates liberае). В Италии и провинциях было много рабов. Численность рабов в Италии достигала не менее 2-3 млн, а соотношение между рабами и свободными в некоторые периоды достигало соотношения от 1:2 до 1:1. Процент рабов в провинциях был также достаточно велик. Кроме того, оставалась перспектива порабощения провинциального населения, которое в правовом отношении реально не было защищено от рабства. Эта ситуация создавала критическое положение, которое во многом определило и события гражданских войн, и последующую политику Империи в направлении массового и постепенного предоставления гражданских прав жителям провинций.

Римским гражданином можно было стать и можно было родиться. Гражданином по рождению считался человек, рожденный в квиритском браке (именно в этом, видимо,.и заключался смысл ius connubii), причем хотя бы один из родителей должен быть равноправным гражданином или гражданкой, в таком случае ребенок становился civis optimo iure. Что касается дарования гражданских прав, то встречаются как индивидуальное, так и коллективное предоставление римского гражданства. Вопросы индивидуальной кооптации решали куриатные комиции.

В период завоевания Италии римляне установили сложную систему вступления в новую федерацию. Некоторые общины сразу получали права римского гражданства, причем вначале этот вопрос решал сенат, а затем он был передан в ведение комиций, цен- туриатных или трибутных. В последний век Республики крупные римские полководцы, пользуясь огромной властью, сами давали права гражданства целым народам, обычно, впрочем, проводя это через народное собрание. Позже эта практика перешла к императорам. Имело место и индивидуальное предоставление гражданских прав в зависимости от статуса (соответственно для латинов, перегринов и рабов).

Потеря прав гражданства могла произойти двумя способами: в результате собственного желания гражданина (что случалось крайне редко) либо по воле общины. Гражданин мог лишиться гражданских прав также при дезертирстве или отказе служить в войске. Наконец, цензор мог занести полноправного гражданина в разряд эрариев. До закона Петелия-Папирия (326 или 313 гг.) гражданства лишалось лицо, осужденное в качестве должника, однако позднее это было отменено, поскольку человек не терял личной свободы.

Категория cives optimo гиге делилась на три сословия: сенаторы, всадники и плебс. Особую проблему представляют история всаднического сословия и его правового статуса. Всадники (equites) появились еще в начале царского периода, причем если одни исследователи отмечают различие между equites (всадниками) и целерами, то другие считают их одним и тем же сословием[51]. Увеличение числа центурий было связано с именем Тарквиния Древнего, когда центурий стало шесть, и эти последние стали называться sex suffra- gia («шесть голосующих»)— термин, который вызывает ряд неясностей. Полагают, что эти центурии включали в себя прежде всего представителей древнейших аристократических родов. Еще 12 центурий были созданы Сервием Туллием, причем последние состояли из богатых плебеев. С тех пор число всаднических центурий не менялось, но их численность выросла до нескольких тысяч человек. Спецификой всаднического сословия было наличие самого высокого имущественного ценза (более 100 тыс. сестерциев) и цензорской аттестации, причем человек попадал в сословие не только в силу факта рождения, но и в силу своих заслуг. Всадники получали от государства лошадь .либо деньги для ее приобретения (10 тыс. сестерциев), а также деньги для ее содержания (aes hordearum). Став всадником, человек каждые 5 лет подвергался цензорской аттестации. К началу III в. до н. э. среди всадников появлялись богатые люди, именуемые equites equo privato («всадники с частной лошадью»).

Важным конституирующим законом для всаднического сословия стал судебный закон Гая Гракха, который передал в руки всадников комиссии по делам о вымогательствах (de repetundis). По мнению Кл. Николе, именно этот закон четко провел размежевание внутри сословия. В 66 г., по закону Росция Отона, за всадниками были закреплены первые 14 рядов в театре.

Именно сочетание цензового и служилого принципов было характерно для римских высших сословий. Уже в IV—III вв. до н. э. всадники не столько были рядовыми кавалеристами, сколько офицерами, префектами и военными трибунами. Просопографическое исследование Кл. Николе показывает, что всадники могли быть земельными собственниками, представителями делового мира, публи- канами (negotiatores, argentarii), военными трибунами и префектами, представителями интеллектуальных профессий (юристы, ораторы, писатели), многие имели родственников-сенаторов, что показывает тесную связь этих сословий. Именно всадники были также иубликанами, бравшими на откуп государственные налоги. Всадническим отличием были одежда (тога с пурпурной каймой) и золотое кольцо, позднее ставшее атрибутом свободнорожденных.

Отличительным было и положение сенаторов. Они носили особую одежду и обувь, имели особое место на празднествах и, главное, были членами правящего органа, сената, чем определялись их привилегии и отличительные права. Звание сенатора было пожизненным, однако каждые 5 лет при цензуре проводилась своеобразная переаттестация сенаторов. Отметим, что этрт сюжет более правомерно рассмотреть в разделе о государственных органах римской Республики (см. тему 4). В юридическом плане сенаторы до начала политической карьеры принадлежали к всадническому сословию и только начав ее попадали в ordo senatorius.

Значительную проблему представляет собой и содержание понятия нобилитет, под которым обычно подразумевают римскую аристократию. Понятие nobilitas не имеет достаточно четких границ, как правило так обозначали людей, занимавших высшие магистратские должности, и их потомков. По дефиниции, введенной в обиход М. Гельцером, особой категорией знати были члены консульских семей[52], за которыми признавалось исключительное право именоваться nobiles. Причиной выдвигается то, что консулы и консуляры получали самые крупные армии, самые значительные провинции и наиболее важные экстраординарные полномочия, причем только консуляр мог стать цензором или диктатором (исключения были крайне редки). Наконец, нросопографический материал указывает, что в период с 508 по 48 г. до н. э. большинство консульств занимали члены 35-40 семей. В отличие от ordo senatorius понятие nobilitas не было юридической дефиницией, будучи скорее дефиницией фактической, отражавшей положение в социальной, экономической, политической и идеологической сферах.

Идеологическим оправданием роли nobilitas было то, что положение римлянина в обществе зависело от его положения в государственной иерархии. В понимании римлян магистратура была не только administratio, но и honos — почетом, актом признательности со стороны государства за оказанные ему услуги. Nobiles прежде всего ссылались на личную доблесть (virtus), а также на услуги, оказанные ими и их родами государству. Особое положение было наградой со стороны государства за эти действия. Хотя реально нобилитет был замкнутым, теоретически доступ в него был открыт всем способным людям.

Завершая обзор римских сословий, следует отметить, что в условиях Рима они имели двойственный, цензово-служилый характер. По мнению французского исследователя Кл. Николе, понятие nobilitas включает в себя особый отбор, проводимый государством и имеющий смысл прежде всего в связи с ним. Римское общество носило кастовый характер, но эти касты не были неизменными, они детерминировались выполнением политической функции[53]. В этом четко выразился полисный принцип подчинения личности государству.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Источники

Гай. Институции / Лат. текст и русский пер. Ф. Дыдннского. Варшава, 1892.

Ливий Тит. Римская история от основания города. В 3 т. / Пер. с лат. под ред. Е. С. Голубцовой, М. А. Гаспарова, С. Г. Кнабе, В. М. Смирина. М., 1989-1993.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 3 т. / Пер. с греч. под ред. С. П. Маркиша, С. И. Соболевского и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1961-1964.

Цицерон Марк Туллий. Диалоги «О государстве», «О законах». В 2 т./ Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна и С. Л. Утченко. М., 1962.

Цицерон Марк Туллий. Речи. В 2 т. / Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна, М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1966 (2-е изд. — 1993 г.).

Хрестоматия по истории древнего Рима. В 3 т. / Под ред. С. Л. Утченко. Т. 3. М., 1962. С. 31-315.

Литература

Бартошек М. Римское право (понятия, определения, термины). М., 1989.

Беликов А. П. Римское частное право. Ставрополь, 1995.

Историография античной истории / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1980.

История древнего Рима. 3-є изд. / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1994 (гл. 5, 6, 8, 10, 11-15).

Ковалев С. И. История Рима. 2-е изд. / Под ред. Э. Д. Фролова. Л., 1986 (гл. 9-11, 18-22).

Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-є изд. М., 1969 (гл. 6, 11, 12, 14, 16, 18, 20).

Маяк И. Л. Рим первых царей (генезис римского полиса). М., 1983.

Сергеенко М. Е. Жизнь древнего Рима. Очерки быта. М.; Л., 1964.

Утченко С. Л. Кризис и падение Римской республики. М., 1965.

Штаерман Е. М. Древний Рим: проблемы экономического развития. М., 1978.

Методические указания к теме

Тема римского гражданства и категорий населения в Римской республике весьма трудна для изучения. Особенность темы состоит в том, что достаточно сложно найти источник, содержащий компактную историческую информацию. Сведения о разных сюжетах темы имеются едва ли не во всех произведениях античных авторов, посвященных республиканской истории, а приведенная выборка литературы, по нашему мнению, может дать возможность представить определенное введение в тему.

Из источников наиболее значительную информацию для раннего периода (V—III вв. до н. э.) дают Ливий и Дионисий Галикарнасский, а далее особенно важной становится информация Цицерона, Аппиана и Плутарха. Для истории рабства, помимо исторической информации, важны сведения писателей, посвятивших свои труды сельскому хозяйству, — Катона и Варрона. Правовые аспекты гражданства рассмотрены у римских юристов, прежде всего в «Институциях» Гая. Столь же важны эпиграфические и документальные источники. Общее представление о круге источников по теме римского гражданства и основных категорий полноправных граждан, неполноправных граждан, неграждан и зависимого населения в Римской республике может дать «Хрестоматия по истории древнего Рима» под ред. С. Л. Утченко (М., 1962), а представление о литературе по данному вопросу — коллективное исследование «Историография античной истории» под ред. В. И.Кузиіцина (М., 1980).

Наиболее важно при изучении темы 3 обратить внимание на определение понятия res publica, римское понимание соотношения монархии и республики, вопросы о получении политических нрав плебеями, о наличии различных категорий населения и их правах (муниципалы, латины, вольноотпущенники, союзники, деди- тиции). Особую проблему представляет положение жителей римских провинций, причем ей посвящена общирная исследовательская литература (исследования А. Б. Рановича, О. В. Кудрявцева, С. И. Ковалева, Я. А. Ленцмана, Е. М. Штаерман, Е. С. Голубцовой, И. С. Свенцицкой, Ю. Б. Циркина, А. Г. Бокщанина, Г. М. Лившица, Ю. К. Колосовской, Н. Н. Беловой, Н. Ф. Мурыгиной), обзоры историографии можно найти в «Историографии античной истории» (М., 1980), а также в соответствующих историографических обзорах в учебниках. Еще один принципиальный вопрос темы —положение всаднического и сенаторского сословий и их отношения с римским нобилитетом.

<< | >>
Источник: Егоров А. Б.. Римское государство и право. Царский период и эпоха Республики: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,2006.-173 с.. 2006

Еще по теме Тема З ГРАЖДАНСТВО ПРИ РЕСПУБЛИКЕ. КАТЕГОРИИ ГРАЖДАНСКОГО И НЕГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ:

  1. 1. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО(Н.И. Матузов)
  2. Тема З ГРАЖДАНСТВО ПРИ РЕСПУБЛИКЕ. КАТЕГОРИИ ГРАЖДАНСКОГО И НЕГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ
  3. Тема 4 НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО РИМА
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -