<<
>>

Тема 4 НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО РИМА

Началом республиканского строя, т. е. превращения родовой организации в государственную, был переворот 509 г. до н. э., свергший царскую власть.

В период Республики народное собрание было основным законодательным органом, имевшим также высшую избирательную и высшую судебную власть.

В Риме выделялись три типа политических собраний народа (contio, concilia, comitia), причем в эпоху Республики их различие проявилось достаточно четко. Contio представляло собой обычную народную сходку, на которой народ заслушивал информацию или просто обменивался мнениями, т. е. практически любое народное собрание, не имевшее формального характера. Concilia чаще всего применяется по отношению к собранию какой-либо части народа (например, concilia plebis), a comitia были правомочными собраниями народа, принимавшими юридические нормы, обязательные для римских властей. От царского периода Республика унаследовала три типа комиций: куриатные, цен- туриатные и калатные (curiata, centuriata, calata), что же касается трибутных комиций, то это был новый тип народного собрания, образовавшийся из плебейских сходок, а затем приобретший значение общегосударственного органа.

Общим для комиций был принцип инициативы со стороны председательствующего магистрата. Он председательствовал в собрании (contionem habere), выступал сам и определял, кому предоставить слово. Только он мог закрыть собрание или сделать ренунци- ацию, т. є. объявить результаты голосования, причем в противном случае у него было право этого не делать. Если на contio допускалась свобода дискуссии, то на комициях она отсутствовала, и народ давал конкретный ответ на конкретно поставленный вопрос.

Судьба самого древнего вида народных собраний, куриатных комиций, довольно неоднозначна. Будучи архаичным и в основе своей патрицианским собранием, курии начати оттесняться на второй план как центуриями, так и трибами, и их компетенция стала сужаться.

За куриями оставатись функции пополнения патрициата и вопросы усыновления и кооптации в патрицианский коллектив. Остатьиые вопросы регулирования переходят к цензорам, а также к другим типам комиций (объявление войны —к центуриям, а законодательные полномочия —к центуриатным и трибутным коми- циям). Достаточно сложным является вопрос об участии плебеев в куриях, которое одни исследователи полностью отрицают, а другие считают вполне возможным, хотя и в ограниченной степени. Одним из аргументов исследователей в пользу последнего мнения выступает участие плебеев в обедах по куриям и куриальных обрядах, а также доступность для плебеев должности curio maximus (высшего жреца курии). Последнее, однако, связано не столько с допуском плебеев в курии, сколько с получением ими государственных должностей. Так или иначе, но куриатные комиции представляли собой именно патрицианские собрания, и с расширением прав плебеев они стали уходить на второй план.

Наверное, самым сложным вопросом, связанным с куриатными комициями, считается вопрос о lex curiata de imperio, т. e. утверждении куриями imperiuin магистратов. Одни исследователи считают, что куриатный закон существовал уже при царях, другие полагают, что он появился только во времена Республики[54]. Более обоснованным представляется первое мнение, поскольку мы имеем четкую традицию утверждения царской кандидатуры на народном собрании, а единственной его формой были первоначально именно куриатные комиции. Другим вопросом, связанным с темой lex curiata de imperio, является проблема auctoritas patrum, т. e. утверждение решений комиций patres (отцами). Хотя большинство исследователей считает, что под auctoritas patrum имеется в виду утвержде-

ниє сенатом, существует мнение (в частности, мнение французского исследователя Кл.Мипуле), что утверждающей инстанцией могли быть и патрицианские куриатные комиции, а не сенат. В сообщениях Ливия и Дионисия Галикарнасского речь, однако, идет именно о сенатском утверждении, которое по закону Публилия Филона от 339 г.

до н. э. давалось до, а не после принятия решения комициями. Не исключено, что народные трибуны приобрели или узурпировали право интерцессии против куриатных комиций.

Узкий патрицианский характер и архаизм куриатных комиций привел к их постепенному отходу на второй план перед другими формами собраний — центуриатными и трибутными. В I в. до н. э. куриатные комиции практически перестали собираться, а их функции выполняли 30 ликторов. Вместе с тем куриатные комиции оставались тесным образом связанными с comitia calata, продолжавшими осуществлять религиозные обряды, и в этом смысле lex curia- ta de iinperio можно понимать именно как религиозную санкцию власти должностного лица, избранного другим типом комиций — комициями центуриатными.

Центуриатные комиции, созданные Сервием Туллием, стали в V-IV вв. до н. э. основным видом народного собрания, в полной мере отражая социальные отношения в римском обществе. Важнейшая черта комш4ш — их первоначальный строго военный характер. Так, собирать центуриатные комиции мог только магистрат с им- перием (обычно консул или претор) или экстраординарный магистрат, заменявший высшее должностное лицо (диктатор, децемвир,, интеррекс, начальник конницы). Позднее это могли делать цензоры, империя не имевшие, и народные трибуны, но последние предпочитали обращаться к трибам. Магистрат обычно объявлял день собрания особым эдиктом, собрание происходило на Марсовом поле, бывшем местом военных смотров, а на Яникуле поднимали красный флаг.

После сбора народа магистрат совершал гадания (ауспиции) и начинал собрание. Народ строился по центуриям и трибам, причем в более ранние времена люди являлись на такие комиции вооруженными, поскольку собрание могло быть военным смотром и даже прелюдией для отправления в поход. Как и в случае с ку- риатными комцииями, председатель задавал вопрос в максимально конкретной форме, после чего проводилось голосование. В его конце председатель делал ренунциацию, т. е. объявлял результаты голосования. Собрания могли происходить только в специальные комициальные дни.

Согласно традиции процедура голосования в центуриях была ступенчатой. Вначале шел подсчет голосов в отдельных центуриях, а затем — подсчет соотношения голосов между центуриями, при-. чем каждая центурия имела один голос. Распределение центурий было крайне неравномерным: 1-й класс (граждане с цензом более 100 тыс. ассов) выставлял 80 центурий; 2-4-й классы (соответственно с цензами 75, 50 и 25 тыс. ассов) выставляли по 20 центурий; 5-й класс (с нижним уровнем ценза 12,5 или 11 тыс. ассов) — соответственно 30 центурий. 18 центурий имели всадники, голосовавшие перед 1-м классом, 2 центурии — ремесленники (голосовали с 1-м классом ) и 2 центурии— музыканты, голосовавшие с 5-м классом. Те, кто находился ниже черты бедности, именовались proletarii и составляли одну центурию, игравшую роль обозной прислуги (Liv., I, 43). В эту же центурию записывали и вольноотпущенников. По своей структуре центуриатиые комиции отвечали той военной системе, которая сложилась в раннереспубликанский период, когда римская община была небольшой и имела недемократический характер. Как упоминалось выше (см. тему 2), центуриатная система в описанной Ливием форме могла сложиться уже в VI в. до н. э., однако не исключено, что ее окончательное развитие приходится на время V и даже IV вв. до н. э.

С середины IV в. начинаются преобразования, целью которых было приведение комиций в соответствие с новой численностью и структурой гражданства. Важной предпосылкой стало резкое увеличение числа граждан с 80 тыс. при Сервии Туллии до приблизительно 260 тыс. в IV в. до н. э. и более 300 тыс. в конце II в. до н. э.[55] Перемены были связаны также с несоответствием между избирательными и военными центуриями и превращением последних в избирательные округа, снижением границы ценза и соотнесением структуры центурий со структурой триб.

Реформа центурий, видимо, произошла в середине III в. до н. і.[56]

С этого времени каждая триба (всего их было 35) выставляла по 10 центурий, а каждый из пяти классов имел по 2 центурии в каждой трибе.

Система увеличила общее число центурий до 350 (2 центурии х 5 классов х 35 триб), к которым прибавлялись прежние центурии всадников, ремесленников, музыкантов и пролетариев. Общее число центурий достигало теперь 373, и монополия первого класса была ликвидирована. С введением тайного голосования во II в. до н. э. повысилась и степень независимости комиций, а позже была ликвидирована привилегия всаднических центурий голосовать первыми.

Вопрос о полномочиях центуриатных комиций оказывается непростым, если попытаться соотнести их с полномочиями других видов народного собрания, а также если взглянуть на них с точки зрения взаимодействия с сенатом и магистратами. Центральными сферами деятельности комиций были принятие законов, объявление войны и заключение мира, выборы и юрисдикция. Судя по всему, после реформы Сервия Туллия центуриатные комиции принимали все основные законы, став главным видом народного собрания. Традиция довольно редко дает возможность определить, какие комиции принимали те или иные законы, и известным рубежом могут быть постановления о придании силы закона плебисцитам, причем здесь имеются три разные датировки: 449, 339 и 287 гг. до н. э. (Liv., III, 55; VIII, 12)4. В исследовательской литературе существуют разные мнения относительно этих дат (отрицание первой даты как анахронизма, принятие версии о законе Валерия-Горация; утверждение о необходимости повторного принятия законов из-за их несоблюдения и, наконец, мнение о постепенном расширении и разработке закона о плебисцитах). Особенно важным оказывается вопрос об историчности закона Валерия-Горация, поскольку, принимая эту версию, приходится отказаться от мнения, что законы V-IV вв. до н. э. принимались только центуриями, и предположить более сложное развитие событий. Так или иначе, но факт принятия законов Филона и Гортензия связан с ликвидацией долговой кабалы в 326 (или 313) гг., а также со значительными улучшениями в аграрном вопросе.

Точная компетенция центурий связана с военными вопросами: выборы магистратов с imperium (т.

е. правом командовать армией), решение вопроса об объявлении войны и заключении мира, раздел военной добычи, разборы конфликтов между магистратами. В источниках есть указание на то, что именно центуриатные комиции приняли Законы XII таблиц (Liv., III, 34). Сложнее оказывается вопрос о принятии двух других категорий законов времени ранней Республики: законов конституционных и многочисленных аграрных законов. Учитывая, что аграрные законы принимались в интересах бедноты, участие именно трибутных комиций оказывается более вероятным. После закона Гортензия начинается процесс перехода законодательных функций в руки трибутных комиций, естественно, с сохранением за центуриями военной компетенции.

Полномочия центурий в области выборов были определены более четко. Центурии выбирали всех магистратов с империем (консулы, преторы, трибуны с консулярной властью), а также цензоров, причем выборы последних были связаны как со значимостью магистратуры, так и с тем, что цензоры имели дело с военными наборами. Центурии не участвовали в выборах народных трибунов и плебейских эдилов, что же касается квестуры и патрицианского эдилитета, то можно предположить, что со временем их выборы перешли к трибам. Утрата полномочий в законодательстве компенсировалось приоритетом центурий в избирательной власти.

Центуриатные комиции играли значительную роль и в юрисдикции, становясь последней инстанцией в судебном процессе. Любой римский гражданин имел право апелляции к народу в случае смертного приговора, вынесенного магистратами, а позднее — и в случае телесных и денежных наказаний. Традиция provocatio (апелляция к народному собранию) идет с царского периода, однако в установившуюся процедуру она превращается в республиканское время: вначале по закону Валерия Публиколы от 509 г. до н. э. (Liv., II, 8), затем в соответствии с Законами XII таблиц, далее—Валерия Горация (449 г.), законом Валерия (300 г.) (Liv., X, 9), законами Порция Катона (середина II века) и Семпрония Грак- ха (123 г.). Специальные сюжеты,''связанные с законом о провокации, — это прежде всего вопрос об историчности традиции, о ранних законах, возможно, допускающих повторы, а также вопрос об обязательности процедуры и ее характере. Исследователи полемизируют и относительно того, были ли процессы о провокации обязательной частью криминального процесса, как считал Т. Моммзен, или же процедурами ad hoc, как полагают противники его теории.

Юридически справедливо именно мнение Т. Моммзена, а его оппоненты, видимо, правы в том, что апелляция и ее осуществление были реально затруднены самой процедурой, когда для привлечения интереса народа требовалось придать делу значение государственной важности. Мнение Т. Моммзена подтверждается и тем, что законы о провокации предполагали наказание магистратов, которые их не соблюдали и запрещали или не давали римским гражданам эти права реализовать, причем санкцией за несоблюдение закона стали смертная казнь или изгнание.

Народное собрание выступает и в качестве суда по крупным политическим делам, когда инициатором было само государство, а обвиняемый уже не мог использовать апелляционное право. В период ранней Республики инициаторами таких дел обычно выступали трибуны (см.: Liv., II, 34-35; III, 29). Есть основания полагать, что в период сословной борьбы многие процессы политического характера происходили именно в комициях, а усложнение политической жизни, рост числа судов и консолидация нобилитета, а также организация quaestiones реально снизили роль комиций в судебной области.

Особенностью трибутных комиций было их появление из стихийных сходок плебеев, которые позднее организовывались по трибам и именовались concilia plebis. В период фактического разделения патрициев и плебеев они были только собраниями, выражающими мнение плебеев, их постановления не были обязательными для патрицианских властей. Первым актом признания выборных полномочий трибутных комиций стало введение первой плебейской магистратуры, народного трибуната, избираемого на concilia plebis. Вопрос о трибунате имеет весьма сложный характер и будет рассмотрен ниже, однако он крайне важен для процесса превращения плебейских собраний в народщю собрание, после чего появились законы Филона и Гортензия. Вероятно, именно с этих двух законов происходит превращение concilia plebis в трибутные комиции.

Различие между comitia tributa и concilia заключалось в том, что в первые входили как патриции, так и плебеи, а во вторые — только плебеи. Говоря о concilia plebis, надо отметить, что в позднее время грань между ними и трибутными комициями практически стирается, и concilia plebis сохраняют свои функции только для выборов народных трибунов и плебейских эдилов. Узаконивание решений трибутных комиций привело к слиянию lex (закона) и plebiscitum (постановления concilia plebis) в единое понятие lex plebiscitum. За плебисцитом оставалось одно важное преимущество — возможность выносить это постановление непосредственно к народу, минуя предварительное обсуждение в сенате. Эта практика особенно характерна для гракханских времен, когда конфликт между сенатом и народным собранием возобновился.

По своему типу трибутные комиции были наиболее демократичным видом народного собрания. Голосование проходило по трибам. Каждая триба имела один голос. К началу III в. до н. э. число триб достигло 35 (4 городские и 31 сельская ). Изменения начинаются только во времена Союзнической войны 91-89 гг. до н. э., когда союзники были записаны в 8 или 10 новых триб (Veil. Pat., II, 20; Арр.

В.              С., I, 53), однако вскоре число триб достигает первоначального количества. Трибы были бессословыы: в их состав входили патриции, плебеи, вольноотпущенники и клиенты. Для вхождения в трибу не требовалось никакого ценза, но даже при этой системе число людей в отдельной трибе не было одинаковым. 35 триб делились на 4 городские (urbani) и 31 сельскую (rustici), причем городские трибы были многочисленнее сельских, и потому реальная цена голосов в сельских трибах была выше. Из триб были исключены cives sine suffragio и эрарии, а либерты и либертины были вписаны только в 4 городские трибы.

Процедура деятельности трибутных комиций была значительно проще, чем центуриатных. Председательствовать мог магистрат с империем или без него, однако если консулы, преторы, цензоры, курульные эдилы, как правило, созывали comitia tributa, то народные трибуны и плебейские эдилы обычно созывали concilia plebis. Созыв комиций не требовал эдиктов, местом сбора был специальный комиций на форуме или другое место в пределах городской черты (померия). Во время голосования по жребию определялась триба, которая должна была голосовать первой. Процедура голосования была аналогична процедуре голосования в центуриатных комициях, а со II в. до н. э. сталії появляться бюллетени. Как и в случае с центуриатными комициями, comitia tributa не могли собираться без инициативы магистрата, а закон был недействителен без процедуры renuntiatio.

Трибутные комиции имели обширные законодательные полномочия. После закона Гортензия они постепенно вытесняют центурии из области законодательства, так что во II—I вв. до н. э. основные законы обычно принимались трибами. Меньшими были полномочия трибутных комиций в отношении выборов, однако comitia tributa выбирали достаточно большое число низших магистратов (квесторов, курульных эдилов, военных трибунов), а на concilia избирались трибуны и плебейские эдилы. На трибутных комици- ях также выбирали некоторых экстраординарных магистратов, в частности аграрных триумвиров.

Практически неизменным оставалось положение с comitia calata, продолжавшими заниматься сакральными вопросами и выбирать римских жрецов. Особенностью comitia calata было то, что их обычно собирал верховный понтифик, местом сбора была Curia Calabria, а сбор осуществлялся только через специальных прислужников (ealatores).

Теперь, после всего сказанного выше, можно рассмотреть вопросы о реальной власти народного собрания и о наличии в Риме народного суверенитета, а также об эволюции комициального устройства. Народное собрание в Риме решало все основные вопросы законодательного характера, избирало всех государственных руководителей, магистратов, и было последней инстанцией в криминальном процессе. Закон, принятый народным собранием, считался высшим юридическим актом и имел преимущество перед любой другой правовой нормой. Вместе с тем проблема народного суверенитета, детальному рассмотрению которой посвящены, в частности, исследования С. JI. Утченко, представляется достаточно сложной и часто решается в сторону отрицания факта его существования0.

Исследователи, полемизирующие с идущей от Т. Моммзена идеей о наличии в Риме суверенитета народа, указывают на ряд обстоятельств. Так, ученые констатируют значительную роль магистрата и сильную степень его инициативы, когда lex оказывается результатом сотрудничества между магистратом и народом, а также отмечают большие возможности должностного лица по проведению или блокированию решенш^народа именно во время его приня-

5 Подробный обзор историографии по вопросу о суверенитете народного собрания см.: Утченко C.JI. Кризис и падение Римской республики. М., 1965. С. 83-85. — Сам автор считает, что под суверенитетом римляне понимали всю совокупность общины, в том числе магистратов и сенат, тогда как народовластия в смысле господства народного собрания у них не было. Другие ученые, впрочем, склонны соглашаться с идеей наличия суверенитета. См.: Штаер- ман Е. М. От гражданина к подданному // Культура древнего Рима. В 2 т. / Под ред. Е. С. Голубцовой. Т. 1. М., 1985. С. 244.

тия. Другим фактором ограничения полновластия комиций оказывалась коллективная система голосования, нивелировавшая роль голосов отдельных граждан. Полисный характер Рима допускал возможности собрания только в городе, что практически исключало из голосования римских граждан, живших вдалеке от Рима. В центуриатных и даже в трибутных комициях более зажиточные люди имели большинство по сравнению с остальными. Так, в три- бутной системе существовала практика, когда знатные и зажиточные люди записывались в сельские трибы. Деятельность комиций сдерживали еще два обстоятельства: предварительное обсуждение постановления сенатом и вначале реальное, а затем формальное утверждение со стороны patres.

Тема континуитета собраний царского периода и Республики была рассмотрена в исследованиях Б. Нибура и Т. Моммзена, которые показали, что при всех различиях в положении комиций генетическая связь между ними продолжала сохраняться. Так, факторами континуитета надо считать наличие основных функций собрания (выборы, принятие законов, криминальная юрисдикция), вмешательство комиций в общественную жизнь, по преимуществу в поворотных ситуациях, и большую роль магистратов и сената. Вместе с тем свержение царей, бесспорно, создавало для комиций принципиально иное положение.

При рассмотрении эволюции комициальной системы следует обратить внимание на развитие принципа народовластия в Риме в процессе превращения небольшой полисной республики V-IV вв. до н. э. в огромную полисную державу и постепенного изменения комициальной структуры. В наследство от царского периода Республике достались два типа собраний, патрицианские по сути ку- риатные комиции и военные собрания по центуриям, включающие патрициев и плебеев, но основанные на сильном преобладании зажиточного населения. Новый вид народного собрания, cornitia trib- uta, во многом возник как вид собрания альтернативного типа, основанного на бесцензовом принципе. Эта ситуация существовала в период от 509 г. до н. э. до законов Публилия Филона (339 г. до н. э.) и Гортензия (287 г. до н. э.), которые отменили auctoritas pat-rum и признали за трибутными комициями право принимать полномочные юридические решения. С этого времени, когда плебеи полностью получили ius suffragii и было ликвидировано долговое рабство, можно говорить о новом этапе развития народного собрания, которое реально стало суверенным органом. Этот процесс был завершен комициальной реформой середины III в. до н. э., которая ликвидировала основные различия между центуриатными и трибутными комициями в смысле их представительных функций.

Особое положение народное собрание обретает во времена кризиса конца II — начала I в. до н. э. Предпосылкой было то, что увеличение количества граждан до 300 тыс. человек в середине III в. и почти до 400 тыс. человек после гракханских реформ привело к тому, что они не могли быть организованы в народное собрание, в которое входили достаточно разнородные группы: римский городской плебс, жители колоний и муниципиев, сельский плебс, большое количество вольноотпущенников. Среди каждой категории населения были люди разного достатка, и найти общие точки соприкосновения было все труднее. При сохранении и даже развитии прав народного собрания при Гракхах и во времена до Союзнической войны кризис мелкой собственности, развитие рабства, концентрация собственности и длительные заморские войны привели к кризису комициалыюго устройства, а в ходе гражданских войн права римского народного собрания были практически ликвидированы. Вместе с тем даже политические лидеры I в. до н. э. (начиная с Мария и кончая Октавианом Августом.) были вынуждены считаться с народным собранием, и основные решения, зачастую формальные, проводились именно через комиции. Существование народного собрания уже при фактически монархическом строе составляло специфику античного общества вообще и римского в том числе.

Кризис комициального устройства был, таким образом, следствием превращения небольшого государства в Империю. Показательно, что именно римские комиции сошли со сцены с падением Республики, а именно с ними и с сенатом был связан римский республиканский строй. С другой стороны, именно комициальное устройство было в наибольшей степени связано с городским управлением, а в условиях, когдаГгим не выработал представительной системы, альтернативой республике оставалась единоличная власть. При рассмотрении деятельности комиций и степени демократизации римского общества следует также иметь в виду и то, что представленные в них римские граждане были только верхним слоем населения римского государства, и в этом смысле Рим сопоставим с греческими полисами, причем скорее не афинского, а спартанского типа. За пределами политической жизни оставалось огромное негражданское население державы.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Источники

Аппиан Александрийский. Гражданские войны / Пер. с греч. под ред. С. А. Жебелева и О. О. Крюгера. Л., 1935.

Ливий Тит. Римская история от основания города. В 3 т. / Пер. с лат. под ред. Е. С. Голубцовой, М. JI. Гаспарова, Г. С. Киабе, В.М.Смирина. М., 1989-1993.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 3 т. / Пер. с греч. под ред. С. П. Маркиша, С. И. Соболевского, М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1961- 1964.

Полибий. Всеобщая история. В 3 т. / Пер. с греч. Ф. Г. Мищенко. 2-е изд. под ред. А.Я.Тыжова. СПб., 1994.

Саллюстий Крисп Гай. Соч. / Пер. с лат. В. О. Горенштейна. М., 1981. Цицерон Марк Туллий. Диалоги «О государстве», «О законах». В 2 т./ Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна и

С.              Л. Утченко. М., 1966 (2-е изд.— 1993).

Цицерон Марк Туллий. Речи. В 2 т. / Пер. с лат. под ред. И. Н. Веселовского, В. О. Горенштейна и М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1962.

Литература

Историография античной истории / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1980.

История древнего Рима. 3-є изд. / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1994 (гл. 9).

Ковалев С. И. История Рима. 2-е изд. / Под. ред. Э. Д. Фролова. Д., 1986 (ч. I, гл. 9).

Машкин Н. А. История древнего Рима. 3-є изд. М., 1969 (гл. 8). Моммзен Т. История Рима. В 5 т. Т. 1-3. СПб., 1993.

Утченко С. Л. Кризис и падение Римской республики. М., 1965. Хрестоматия по истории древнего Рима. В 3 т. / Под. ред. С. Л. Утченко. Т. 3. М., 1962. С. 51-293.

Штаерман Е. М. От гражданина к подданному // Культура древнего Рима. В 2 т. / Под. ред. Е. С. Голубцовой. Т. 1. М., 1985. С. 22-104.

Тема римского народного собрания тесно связана с темой римского гражданства и темой категорий населения в Римской республике. Учитывая большое значение этих вопросов, следует отметить отсутствие единого компактного источника по деятельности собрания, а сведения о деятельности различных типов римских комиций содержатся в разных источниках. Из конкретных определений полномочий римского народного собрания следует отметить описания устройства центуриатных комиций у Тита Ливия и Дионисия Галикарнасского (Liv., I, 42-43; Dion. Hal., II, 9-10; 14, 74), описание государственного строя Рима у Полибия (Polyb., VI, 12) и трактат «О законах» Марка Туллия Цицерона. Сведения о деятельности народного собрания Рима и о конституционном законодательстве эпохи борьбы патрициев и плебеев наиболее полно отражены Титом Ливием. Информация Ливия имеет большое значение также для конца III —середины II в. до н. э., периода великих завоеваний и расцвета римских политических институтов. Для этого времени особенно важна и информация Полибия. При рассмотрении деятельности народного собрания в I в. до н. Э. крайне важен весь блок источников, причем прежде всего трактаты, речи и письма Цицерона, исторические произведения Цезаря, Саллюстия, а также груды поздних авторов — Плутарха и Аппиана.

При рассмотрении конкретных вопросов наиболее важны вопросы о содержании терминов contio, consilium, comitia, о разделении, компетенций разных типов народного собрания, их структуре и исторических причинах появления разных структур комициального устройства. Особое внимание в силу их сложности следует уделить следующим вопросам: о lex curiata de imperio, об истории развития трибутных комиций, о превращении их в полномочные собрания, вопрос о разделении функций между комициями, о роли народного собрания в юрисдикции, о соотношении магистратской инициативы и auctoritas patrum с деятельностью народного собрания. Вероятно, ключевыми прайлемами истории римского народного собрания являются следующие: 1) проблема континуитета собрания при царях и при республике, 2) проблема суверенитета народного собрания у римлян и 3) этапы развития комициального устройства и его кризис в I в. до н. э. Тема комиций —одна из центральных в вопросе об уровне демократического развития античного мира.

При оценке степени демократизма римского общества, наивысшим показателем которого являлось народное собрание, следует иметь в виду то, что представленные в нем римские граждане были только верхним слоем населения огромной Римской державы, а большая часть жителей была исключена из системы выработки решений, даже в форме участия в комициях. Необходимость освоения римлянами огромной державы вела к другим путям развития государственного управления, и, как это ни парадоксально, распространение римского гражданства повлекло за собой развитие имперских структур, сочетавшихся с более живучим местным самоуправлением. Римское народное собрание из общегосударственного постепенно превратилось в городское собрание Рима.

<< | >>
Источник: Егоров А. Б.. Римское государство и право. Царский период и эпоха Республики: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,2006.-173 с.. 2006

Еще по теме Тема 4 НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО РИМА:

  1. § 3. Источники правообразования в Древнем Риме
  2. 1. Общественно-политическая жизнь и государственное устройство республиканского Рима.
  3. 3. Составные элементы государственной власти в Риме в эпоху республики
  4. § 2. Система римского частного права: право цивильное, право народов, естественное право
  5. Тема 1 РИМСКАЯ РОДОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
  6. Тема 2 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ РИМА В ЦАРСКИЙ ПЕРИОД
  7. Тема З ГРАЖДАНСТВО ПРИ РЕСПУБЛИКЕ. КАТЕГОРИИ ГРАЖДАНСКОГО И НЕГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ
  8. Тема 4 НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ РЕСПУБЛИКАНСКОГО РИМА
  9. Тема 5 ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ В РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ. РИМСКИЕ РЕСПУБЛИКАНСКИЕ МАГИСТРАТУРЫ
  10. Тема 6 СЕНАТ ВРЕМЕН РЕСПУБЛИКИ
  11. Тема 8 СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
  12. ГЛАВА ПЕРВАЯ РОЛЬ ЖРЕЧЕСКИХ КОЛЛЕГИЙ В АРХАИЧЕСКОМ РИМЕ И РАЗВИТИЕ ЖРЕЧЕСКОГО ПРАВА САКРАЛЬНОЕ ПРАВО
  13. Тема 1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИДЕИ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА
  14. 3.2. Античный Рим (VIII в. до н.э. – V в. н.э.)
  15. ГЛАВА IV. ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
  16. ОБЩЕСТВЕННЫЙ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ" СТРОЙ РИМА B ПЕРИОД РЕСПУБЛИКИ (509—27 ГГ. ДО H. Э.)
  17. РИМ НА ПУТИ К МИРОВОЙ ДЕРЖАВЕ
  18. РИМ: ЭПОХА ПРИНЦИПАТА ЛЕГИТИМАЦИЯ ЕДИНОВЛАСТИЯ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -