<<
>>

3.2. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕПИСКИ РУКОПИСЕЙ

Репродукция устной речи, как уже отмечалось, различается относительно говорящего, слушающего и повторности текста. Репродукция письменной речи существенно отличается от репродукции устной речи в двух отношениях.

Во-первых, повторность репродукции для пишущего и читающего не существенна, так как с нею не связаны никакие признаки видов или жанров, образующих особые качества содержания текстов.

Могут часто переписываться и тексты популярных песенок, и тексты священного писания. Эта особенность связана с тем. что, благодаря характеру материала, к рукописному тексту возможно многократное обращение как одного лица, так и разных лиц. т.е. количественная характеристика получателя, важная для различения таких видов устной речи, как молва и фольклор, здесь отсутствует.

Во-вторых, в письменной речи репродукция и источник контролируют и дублируют друг друга не только в содержании, но и в выражении. Если в устной речи репродукция осуществляется по

памяти, то в рукописной речи репродукция основана на ручном копировании текста.

В силу этих двух причин в сфере письменной речи развивается серия форм, в которых может осуществляться репродукция. Копируя текст, переписчик может сделать это тремя способами.

Первый способ состоит в том, что текст переписывается целиком от начала до конца, без пропусков и с соблюдением формы оригинала. Второй способ сводится к тому, что текст переписывается только частично, при этом пропущенные части могут значительно различаться по своей длине, т.е. могут быть сделаны небольшие пропуски в тексте оригинала или выписан лишь отдельный фрагмент оригинала. Третий способ заключается в том, что в переписанный текст помещаются не один, а несколько источников. В этом случае принципиально возможны два варианта: а) в переписанном тексте представлены два и более полностью воспроизведенных источника; б) в переписанном тексте источники воспроизводятся не целиком, а лишь частично; при этом, разумеется, возможен и смешанный случай.

При первом способе переписки, когда текст переписывается целиком, составляется копия. При втором способе, когда текст переписывается частично, составляются выписки. Третий способ, когда в переписанный текст переписываются два и более источника, приводит к составлению компиляции, причем различается компиляция выписок и компиляция копий (а также смешанный случай компиляции копий и выписок).

Таким образом, репродукция письменной речи, во-первых, всегда ясно отличается от текстовых новаций, т.е. создания собственного текста; во-вторых, невольные ошибки переписчика, вызванные невниманием или неверным прочтением источника, всегда установимы путем сопоставления репродукции с источником (вот почему многие переписчики рукописей нередко просят читателя простить им невольные описки); в-третьих, репродукция текстов имеет свои определенные формы.

Если в устной речи типы репродукции различаются составом говорящих >з слушающих, то в рукописной речи типы репродукции, помимо состава участников, различаются еще и особыми формами текста, возникающими вследствие применения определенных способов репродукции.

Репродукция рукописного текста отличается от текста источника своим графико-содержательным построением или формуляром. Формуляры источника и репродукции всегда различны, так как формуляры их содержат разные части и разное исполнение. Поэтому в рукописной речи одинаковых текстов не бывает.

Изготовление формуляра репродукции во всем подобного формуляру источника, неотличимого от него, считается запрещенным действием, причем нередко это действие может привести к уголовной ответственности за подделку формуляра

130

131

источника. Л.В.Черепнин приводит классические примеры таких запрещенных действий. Это, в частности, известная экспертиза рукописи "Соборного деяния на еретика армянина на Мниха Мартина", сделанная старообрядцами в так называемых "поморских ответах", и создание Сулакадзевым рукописи "Гимн Баяна Летиславу" [см. 119].

Л.В.Черепнин указывает, что "Судебник" Псковской боярской республики XV в.

(Псковская судная грамота) различает подлинные ("правые") и поддельные ("лживые") документы.

Различение формуляров копий составляет одну из основ деятельности нотариата. Так называемые площадные подьячие с Ивановской площади в Кремле регулярно привлекались для разбора дела в суде в качестве экспертов в случае составления подложных документов или подозрения в подлоге, с целью "лживить" представленные документы.

Вот почему Н.П.Лихачев выделяет в дипломатике палеографический раздел, так как это связано с установлением истинности формуляра при репродукции текстов [65, с. 16].

Таким образом, с точки зрения правильности функционирования рукописных текстов не должно быть двух одинаковых формуляров. Тексты могут репродуцироваться лишь в разных формулярах.

Как было сказано выше, эпистолы, как правило, не подвергаются репродукции и потому не имеют сложившихся форм репродукции. Репродукция документов строго регламентирована канцелярскими правилами. Существуют следующие разновидности репродукции документов, различаемых в делопроизводстве соответствующими формулярами: 1) отпуск; 2) копия; 3) дубликат.

"Отпуском" называется копия документа, неоформленная соответствующими реквизитами и остающаяся в делах той канцелярии, которая подготовила документ. Отпуск представляет собой черновик отосланного документа. Поэтому документом является, собственно говоря, его копия, отсылаемая после переписки и оформленная соответствующими реквизитами.

Термин "копия" в делопроизводстве закреплен за списком с черновика документа. Такая "копия" является полной копией. Она оформляется особыми реквизитами, делающими ее документом. В частности, "копия" подписывается и заверяется, т.е. тем самым удостоверяется существование документа.

Термин "дубликат" в делопроизводстве закреплен за повторно составленным документом, повторяющим предшествующий документ. Дубликат может быть исполнен как список с отпуска, но может быть и составлен заново. Выдача дубликата происходит обычно в случае утраты подлинного документа с целью его замены; при этом воспроизводятся полностью все части-реквизиты подлинника, за исключением подписей, которые могут быть сделаны в дуб; ликате другими лицами (в случае смены соответствующих должностных лиц). Составление дубликата обычно совершается только после соответствующей деловой переписки, удостоверяющей необходимость в выдаче дубликата.

132

Такие правила репродукции документов направлены, как видно из изложенного, на то, чтобы удержать и сохранить документ в одном экземпляре или в изначальном числе экземпляров, с целью сохранения за документом права быть единственным текстом-подлинником. Это значит, что с функциональной точки зрения документ всегда уникален и сохраняет свою уникальность и функциональную невоспроизводимость. Выписки, компиляции выписок и различные компиляции источников в дипломатике и делопроизводстве представляют собой отдельные документы, носящие соответствующие названия: "справка", "выписка", "сводка", "обзор" и т.п. Для каждого такого вида документов существуют свои установленные в практике делопроизводства формуляры. Эти выписки и компиляции считаются самостоятельными документами. Ко всем этим типам репродукции текстов применяются правила снятия копий, составления отпусков и создания дубликатов.

Таким образом, с точки зрения правил репродуцирования документ целостен и нечленим. Отсюда для сферы документов значима только полная репродукция, а частичная служит для создания новых документных источников.

Сочинения, напротив, репродуцируются всеми существующими способами: с них делаются копии, выписки, создаются компиляции.

В некоторых случаях составление репродукций с сочинений нуждается в специальном разрешении. Например, в исламе было принято давать фетву, т.е. разрешение автору на отдачу авторского экземпляра переписчикам [74]. В большинстве случаев писцы не избирали сами предмета переписки, так как их труд зависел от работодателя. Но было немало сочинений, переписанных по выбору и инициативе самих переписчиков. Сочинения же, одобренные общественным мнением и общественными авторитетами, переписывались всеми способами. Особенно часто прибегали к компиляции, так как считалось полезным не столько заботиться о верности составу источника, сколько дать новую книгу, включающую полностью или в выписках важные и нужные тексты. Переход к частому полному копированию целых текстов характерен для поздних стадий развития рукописной речи. Врт почему весьма уважаемые ранние авторы сохраняются обычно в компиляциях, выписках и фрагментах или пересказах. Тексты более поздних авторов чаще копировались целиком в составе разных копийных компиляций. Так, Гераклит, Демокрит, Сократ сохраняются только в выписках и фрагментах или в пересказах, но тексты Платона и Аристотеля известны в относительно полных копиях. Аналогично обстоит дело и в других культурах.

Случается, что некоторые важные тексты утрачивают как бы единичное авторство и первоначальный вид и превращаются в компилятивные тексты особого характера, где фрагменты первоначального текста чередуются с фрагментами позднейших комментариев и интерпретаций и потом в этом сложном виде канонизируются, приобретая форму, которая далее копируется целиком. Таков, например, по общему признанию, текст китайского канона "Ицзин" ("Книга перемен"), одного из пяти главных канонов классических китайских текстов [132].

Филология отмечает такую общую закономерность: чем древнее текст, тем больше разночтений в разных его версиях, тем меньше общего содержания и формальных признаков разных списков этого текста, тем более неясно авторство, тем вероятнее компи-

133

ляция разных авторов, сложившаяся в целый текст и репродуцируемая позднее в этом виде (сборник).

Самые древние тексты, по общему признанию, имеют некоторое небольшое ядро, которое затем как бы обрастает серией добавок и интерпретаций, сливающихся с этим ядром в одно целое. Таковы, например, отношения между фрагментами ранних ведических текстов, с одной стороны, и дошедшими до наших дней ведическими сочинениями —- с другой. В Библии ранние книги авторизуются с трудом; книга же Царств, книга Пророков и особенно Новый Завет имеют уже все более строго устанавливаемое и передаваемое авторство.

Таким образом, репродукция сочинений обнаруживает определенную тенденцию: чем старше рукопись, тем она меньше по объему, тем вероятнее, что она составляет фрагмент другого текста, и тем сомнительнее ее авторство, и наоборот.

Эта тенденция объясняется свободной формой репродукции сочинений.

Связь формы репродукции сочинений с существующей текстологической классификацией рукописей обнаруживается в ходе рассуждения, согласно которому все тексты сочинений, существующие в источниках и репродукциях, теоретически делятся на три класса: а) тексты-источники или копии, которые существуют в одном экземпляре; б) тексты-источники или копии, существующие в некотором числе экземпляров, но известные не всем, а только некоторому достаточно узкому кругу лиц; в) тексты-источники, известные в копиях всем или почти всем грамотным членам общества.

Первый класс рукописей назовем уникальными, второй — специальными, а третий — всеобщими текстами.

Наличие указанных трех классов текстов сочинений, которые предположительно следуют из факта свободного выбора сочинений читателем и потенциальным переписчиком, подтверждается фактами.

Так, все грамотные должны были знать хотя бы букварь или соответствующее пособие, по которому обычно обучались грамоте.

Люди, занимавшиеся какой-либо специальной областью (медициной, математикой, музыкой или астрологией) соответственно знакомились с сочинениями в избранной области.

Вместе с тем есть немало сочинений, существовавших только в одном экземпляре и составлявших уникальное достояние своих владельцев.

То же можно сказать и о текстах копий, представляющих собой компиляции. В составе таких компиляций существуют уникальные части, присущие только данной рукописи, части, встречающиеся помимо этой еще и в других рукописях, и, наконец, в рукописях встречаются общеизвестные и общезначимые части. На этом делении основывается, в частности, текстологическая методика реконструкции прототипа рукописи.

Для построения рассуждений, отражающих наиболее общие свойства репродукции сочинений, должно быть предложено общее изображение классов рукописей и классов фрагментов рукописей.

Пусть уникальные, не переписанные рукописи и (или) фрагменты рукописей обозначаются начальными буквами латинского алфавита: а, Ъ, с. Рукописи, переписанные много раз и находящиеся в общем пользовании, пусть обозначаются большими буквами латинского алфавита: А, В, С... и т.д., а рукописи, занимающие среднее положение между уникальными и находящимися в пользовании пусть обозначаются конечными буквами латинского алфавита: х, у, z.

Для того чтобы рассмотрение движения сочинений во времени (при репродукции) было удобным, следует условно определить этапы репродукции. Под этапом репродукции понимается тот случай, когда рукопись переписана и отправлена для прочтения один раз. В этом случае количество списков будет соответствовать количеству этапов репродукции, что можно записать как al, a2, аЗ и т.д.

Представим теперь тот минимум читателей-переписчиков, который необходим для того, чтобы представить все три класса рукописей и (или) три класса рукописных фрагментов: уникальные (а, Ь, с), всеобщие (А, В, С) и средние или специальные (х, у, г). Индивидуальные рукописи принадлежат одному лицу. Сколько таких рукописей, столько и лиц. Всеобщие рукописи принадлежат всем лицам. Средние, или специальные рукописи — некоторым лицам. Представим самым минимальным образом существующую совокупность отношений текстов и лиц: лицо (1) — владеет, как минимум, одним уникальным текстом а, одним всеобщим текстом А и минимум двумя специальными текстами х, у. Лицо (2) владеет, как минимум, одним уникальным текстом Ь, всеобщим текстом А, и минимум двумя специальными текстами у, г. Лицо (3) владеет, соответственно, уникальным текстом с, всеобщим — А и специальными — дг, г.

Изобразим для наглядности теоретическое минимальное отношение владельцев и текстов в виде следующей матрицы:

Матрица 5.

Тексты Лица Уникальные Всеобщие Специальные
а Ь с А X У г
1 + - - + + + -
2 - + - + - + +
3 - - + + + - +

Данная матрица изображает основные классы лиц, владеющих текстами, и классы текстов, различающие классы лиц. Классы лиц отражают не реальные группировки людей, а только различия групп людей по отношению к текстам. В реальной жизни это выра-

134

135

жается в том, что всякий грамотный является владельцем общих, специальных и своих уникальных записей, что вытекает из принципа обучения письменному языку и принципа свободы избрания сочинений для чтения.

Представим теперь, что прошел один этап, репродукции, причем этот этап пройден полностью, т.е. каждое лицо переписало все классы текстов (или все классы фрагментов текста) один раз. Мы предполагаем такую идеальную ситуацию со следующей целью: в реальности переписка рукописей происходит так, что только некоторые лица переписывают только некоторые рукописи и (или) их фрагменты. Поэтому реальная ситуация будет изображаться как часть полного этапа репродукции, т.е. является частью или сокращением идеальной полной схемы.

Теперь рассмотрим, как в результате одного полного этапа репродукции изменяется отношение лиц и текстов в сравнении с теоретически минимальным отношением текстов и их владельцев.

Первый теоретически мыслимый случай состоит в том, что каждое лицо произвело компиляцию копий, т.е. переписало полностью все имеющиеся у него тексты, создав сборник текстов. Тогда у каждого лица получались бы свои сборники, различные по своему составу:

— лицо (1) создало текст в составе {а, А, х, у);

— лицо (2) создало текст в составе (Ь, А, у, г);

— лицо (3) создало текст в составе {с, А, х, г).

Если же копии были созданы для того, чтобы их читали другие, то переписчики как минимум передали переписанные ими сборники один раз другому лицу. Пусть переписчик (1) передал свою копию переписчику (2), переписчик (2) передал свою копию переписчику (3), а тот передал свою копию переписчику (1). Так произошла минимальная однократная передача текстов, являющаяся целью одного полного этапа репродукции. В этом случае лицо (1) владеет теперь текстами (а, А, х, у) и (с, А, х, г). Лицо (2) владеет текстами (Ь, А, у, z) и (а, А, х, у). Лицо (3) владеет текстами (с, А, х, г) и ф, А, у, г). Построим на основании этих данных новую матрицу распределения текстов и (или) частей текстов относительно лиц.

Матрица 6.

Тексты Лица Уникальные Всеобщие Специальные
а b с А X У z
1 + - + + + + +
2 + + - + + + +
3 - + + , + + + +

136

Данная матрица показывает, что прохождение одного этапа полной репродукции приводит к следующим результатам:

1) переводит все специальные тексты во всеобщие;

2) переводит все уникальные тексты в специальные;

3) сохраняет статус всех всеобщих текстов.

Разные виды редукции данной модели полной переписки рукописей приближаются к изображению разных вариантов переписки существующих в действительности.

Например, лицо (1), имеющее в своем распоряжении тексты я, А, х, у переписывает не все тексты, а один из них: либо а, либо Л, либо *, либо у. Аналогично могут поступить и другие переписчики.

При другом варианте редукции рассматриваемой модели все переписчики или некоторые из них берут для компиляции выписок не весь их набор, а два или три текста из имеющихся в его распоряжении четырех текстов. Например, лицо (1) из а, А, х, у составляет компиляцию из двух текстов: а, А, либо а, х, либо А, х, либо А, у, либо а, у и т.д., или — из трех текстов: а, А, х, либо А, х, у и т.д.

Рассматривая процедуру составления предшествующей матрицы, нетрудно ответить на вопрос, что из этого произойдет. Процедура показывает, что если переписчик переписал и отослал не все тексты из имеющихся в его распоряжении, то это не меняет первоначального отношения людей и текстов, квалификация текстов остается прежней.

Например, лицо (1) переписало текст А, отослало его лицу (2), в распоряжении которого уже был текст А из набора, и осведомленность лица (2) не изменилась.

Если переписчик переписал и отослал другому такой текст, которого не было в распоряжении последнего, то характеристика текстов и их владельцев изменяется.

Например, если лицо (1) переписало текст а и отослало его лицу (2), то у лица (2) окажутся тексты а, Ь, А, у, г, и это значит, что текст а стал не уникальным, а специальным текстом.

Если лицо (1) переписало текст х и отослало его лицу (2), то текст д: стал не специальным, а всеобщим, так как теперь все три рассматриваемых лица владеют текстом х.

В целом закон репродукции рукописей таков: передача копии другому лицу сохраняет, удерживает ранг текста в классификации, если такой текст уже есть у получателя, либо поднимает ранг текста (уникальный текст превращает в специальный, а специальный во всеобщий).

Последующие этапы репродукции не противоречат закономерностям первого этапа. Так, если осуществить второй этап полной репродукции в предложенной модели, то уникальные тексты а, Ьнс станут всеобщими текстами А2, В2, С2.

В случае редукции на втором этапе репродукция тоже может осуществиться не для всех текстов, но для тех, которые были репродуцированы дважды.

Таким образом, последующие этапы репродукции, как показывают рассуждения, усиливают проявление закономерностей жизни рукописных текстов, отмеченных выше: первоначальное ядро обрастает серией добавок и интерпретаций, слитых в одно целое с этим ядром.

Данные рассуждения представляют самые общие черты репродукции сочинений. Если учесть, что в реальной жизни представлено достаточно много лиц, владеющих рукописями, и существует очень большое количество рукописных текстов, то переход рукописных текстов из уникальных в специальные и, особенно, из специ-

137

альных во всеобщие совершается как очень медленный процесс, требующий создания сотен и тысяч списков; этот процесс течет нередко сотни лет.

Модель обнаруживает одно важное свойство репродукции сочинений: если рукописная речь, одной из разновидностей которой являются сочинения, действительно существует как текст, не исчезающий из жизни общества с физической смертью его владельцев, то невозможно осуществить обратное движение и снизить ранг рукописного сочинения, переведя его из всеобщего в специальное или из специального в уникальное путем какой-либо рекомбинации репродукций.

Снижение ранга сочинения не может осуществиться путем репродукции других сочинений и повышения их ранга за счет нерепродуцирования других сочинений.

Отсюда снижение ранга рукописных сочинений, т.е. переход сочинений из класса всеобщих в классы специальных и уникальных может осуществиться только двумя путями: а) приобщением к текстовой культуре людей, не обладающих всеобщими сочинениями; понятно, что всеобщие сочинения теряют признак всеобщности, коль скоро не все грамотные теперь владеют этими сочинениями; б) путем уничтожения или физической утраты от естественных причин определенных разрядов текстов или отдельных текстов; так, всеобщее сочинение или всеобщий фрагмент сочинения может перейти в специальное, а специальное в уникальное. .

Надо отметить, что необученность людей важным текстам общего пользования, а равно и уничтожение таких рукописей или несвоевременная переписка стареющих текстов, которые могут быть утрачены из-за ветхости материала, считаются действиями неправильными и осуждаются как противоречащие культуре акты (акты вандализма).

Вот почему, несмотря на многие превратности хода истории, рукописная традиция, как правило, достаточно глубоко удерживает свою цельность, а ее утраченные части, как правило, реконструируются.

Основатель китайской империи Цинь Ши-хуан. объединив военным путем Китай, приказал уничтожить все тексты сочинений, а заодно с ними и ученых. Приказ был выполнен. Но в скором времени все китайские классические сочинения были восстановлены, сведены в одно целое, переписаны и прокомментированы. Существующие ныне канонические китайские тексты известны нам только по результатам этой реконструкции. История знает и другие подобные факты (однако не столь значительные по своим масштабам).

Традиционные рукописные сочинения могут оказаться временно забытыми лишь в том случае, если народ, в лице образованного сословия, принимает другую рукописную традицию, как это было, например, в Египте. Но и в этом случае дешифровщики и текстологи все же имеют возможность восстановить утраченную

138

традицию. По сути дела, это значит, что то, что является в культуре рукописных сочинений всеобщим, сохраняет свое всеобщее качество вечно и не может быть переведено в индивидуальное владение. Такова общая закономерность жизни рукописных сочинений. Поэтому последующие сочинения должны лежать на предшествующих "как на своей подкладке", и все тексты сочинений представляются как бы растущими из некоторого начального ядра.

Сравнение правил репродукции сочинений и документов обнаруживает, что особенности репродукции документов, состоящие в том, что документы не компилируются, а их репродукция направлена к удержанию в силе только документа-подлинника, сводя все копии к роли удостоверения в наличии подлинника и в доведении его до читателя, находят свое объяснение в несвободной форме репродукции документов.

Если бы документы репродуцировались свободно, подобно сочинениям, то тексты документов стали бы расти "сами из себя". Такой рост прекратил бы предметную деятельность, которой заведуют документы и которой они, в свою очередь, подчиняются.

Напротив, сочинения, благодаря свободной форме своей репродукции, создающей неконтролируемый рост текстов вокруг исторического ядра, не могут прямо управлять предметной деятельностью. Движение текстов сочинений непосредственно не подчиняется законам предметной деятельности, ибо репродукция их свободна и компилятивна. Рукописные тексты сочинений, которые при своем создании относились к одним предметным ситуациям, по законам репродукции должны относиться к новым ситуациям и получать в этих новых ситуациях свое осмысление и оправдание. Отсюда возникает необходимость толковать и комментировать репродуцируемые всеобщие и специальные сочинения, согласуя их содержание с новыми условиями, метафорически объяснять смысл слов, углублять и расширять понятия, выражаемые словами старых рукописных сочинений, одновременно конкретизируя их смысл в новых условиях.

Содержание новых сочинений тем самым определенным образом предопределено существованием и репродукцией старых сочинений и лишь частично отдает дань развитию принципиально новой по характеру мысли.

Репродукция сочинений содержит в себе своеобразный, парадоксальный, на первый взгляд, закон: чем энергичнее идет репродукция сочинений и чем свободнее рекомбинация переписываемых фрагментов и целых рукописей, чем в более причудливые сочетания они вступают в своих комбинациях, создавая новые смыслы, тем больше необходимости в истолковывании, комментировании и приспособлении нового компилятивно образованного текста как к старым сочинениям, так и новой реальности его бытия.

139

Неконтролируемый рост числа сочинений, отсутствие единообразных и строгих правил их отбора, а главное то, что сочинения могут находиться в частном владении и потому не поддаваться общественному регулированию своего состава и содержания, превращается в особую общественную проблему. Эта проблема мало освещена теорией словесности. Фактом является то, что, с одной стороны, сочинения не могут быть подвергнуты систематизированной переписке, но, с другой стороны, такая систематизация все же происходит. В итоге систематизации состав сочинений не хаотичен, а достаточно глубоко упорядочен.

Сочинения, взятые в упорядоченном состоянии, составляют литературу. Предмет литературы отличается от предмета письменной словесности тем, что письменная словесность есть весь состав палеографических текстов, а литература есть только сочинения. Состав литературы показывает, и это обнаруживается теорией и историей литературы и литературоведением, что сочинения переписываются и создаются заново как бы по определенному плану и порядку. Внутренний механизм этого плана и порядка мало исследован. Поэтому существенно сначала указать на основные данные, характеризующие начала сложения литературы.

<< | >>
Источник: Рождественский Ю.В.. Общая филология. — М.,1996.— 326 с.. 1996

Еще по теме 3.2. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕПИСКИ РУКОПИСЕЙ:

  1. 10.2.Виды и особенности юридического этикета
  2. N 5. Особенности расследования убийств в зависимости от способа их совершения
  3. N 6. Особенности расследования изнасилований
  4. N 3. Особенности основных следственных действий
  5. 76. Изъятия из-под действия уголовного закона по началу внеземельности
  6. 1. Введение
  7. Псковское летописание
  8. 2.2. ВОСПИТАНИЕ И ОБУЧЕНИЕ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИНДИИ  
  9. л. А, и л ю ш й tfК ПОЛЕМИКЕ О ПЕРЕПИСКЕ КУРБСКОГО С ГРОЗНЫМ(по поводу книги Э. Кинана «Апокрифы Курбского и Грозного»)
  10. ПРОГРАММА 2*
  11. 2.2. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ПИСЬМЕННОЙ СЛОВЕСНОСТИ