<<
>>

СИСТЕМА ПРЕДМЕТА СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ


Пытаясь определить содержание судебной медицины, мы познакомились с большим количеством отечественных и зарубежных учебников и руководств. Оказалось, что последовательность изложения предмета данной дисциплины заметно отличается.
Это свидетельствует об отсутствии единого систематического подхода.
Парадокс беспорядочного изложения судебной медицины станет более очевидным, если представить себе, например, что изучение нормальной анатомии начиналось бы со спланхнологии (раздела о строении внутренних органов), терапии — с лабораторной диагностики цирроза печени, стоматологии: — с протезирования зубов и т. п.
Отсутствие «порядка» в изложении любой научной дисциплины свидетельствует либо об отсутствии системы предмета (и тогда это не научная дисциплина, а беспорядочный набор сведений, возможно и необходимых для решения каких-то прикладных задач), либо о непознанное™ существующей системы. К судебной медицине ближе вторая причина.
На первый взгляд, постановка вопроса о необходимости систематического изложения судебной медицины может показаться искусственно надуманной, поскольку в подавляющем большинстве отечественных учебников изложение судебной медицины начинается с процессуальных положений судебно- медицинской экспертизы. Однако абсурдность такого «начала» станет понятной, если вспомнить, что судебно-медицинская экспертиза — это практика судебной медицины, практическое использование судебно-медицинских знаний. Следовательно, начинать знакомить читателя с практикой использования судебно-медицинских знаний до изложения самих знаний — все равно что ставить телегу перед лошадью.
Существуют и иные варианты построения учебников и руководств. Посмотрим, какие темы в разное время избирались авторами в качестве исходных:
половые преступления (Ю. Бриан, 1837; Е. Г. Шурмайер, 1861; А. Шауэнштейн, 1862, 1870; Каспер, 1872; Э. Р. Гофман! 1881; В. Никулин, 1883; В. Штольц, 1885; В. А. Легонин, 1896; Ф. Штрассманн, 1901; J1. Григоров, 1913; М. С. Савельев, 1914 и
др);
судебно-медицинское исследование трупа (Е. В. Пеликан, 1863; Н. А. Облонский, 1894; В. Варшавский, 1899; А. С. Игна- товский, 1910; Д. П. Косоротов, 1911-1912; К. Н. Нижегородцев, 1928; Н. С. Бокариус, 1930; В. А. Надеждин, 1935;
Н.              В. Попов - ред., 1938, 1944, 1946, 1950; М. И. Райский, 1953; Г. Дитц, 1970; О.Х. Поркшеян, 1971; В. М. Смольянинов — ред., 1975; Г. Грэхам, 1975, 1984; Ю. С. Сапожников, А. М. Гамбург, 1980; В. Дюрвальд, 1981; В. Н. Крюков - ред., 1990 и др.);
судебно-медицинская характеристика повреждений (М. И. Авдеев, 1953; И. Ф. Огарков - ред., 1964; Ю. Маркулис, Ю. Най- нис, 1979; С. Д. Раданов, 1984; 1990 и др.);
экспертиза повреждений у живых людей (К. Эммерт, 1902; II. JI. Деполович, 1907; Грживо-Домбровский, 1929 и др.);
анатомическое строение органов и тканей человека (Н. С. Ьокариус, 1915; Я. Л. Лейбович, 1922);
лабораторные исследования вещественных доказательств (Г. Корнфельд, 1885);
пограничные вопросы судебной медицины и других наук (В. М. Смольянинов, К. И. Татиев, В. Ф. Черваков, 1961, 1964).
Примеры можно продолжить:              обрядовая часть (процес
суальные вопросы судебно-медицинской экспертизы), экспертная оценка психических состояний и т.
д.
Между тем очевидно, что изложение любой дисциплины должно начинаться с введения. Судебная медицина не является исключением. Практически все авторы так и делают. Однако это соответствие внешнее и часто формальное. Подавляющее большинство ограничивается определением понятия либо указанием на прикладное предназначение судебной медицины и кратким экскурсом в историю. Некоторые приводят более обстоятельные исторические справки:              Г.              Корнфельд (1883);
В.Штольц (1885); Ф. Штрассман (1901); Д. 11. Косоротов
  1. ; М. И. Авдеев (1953) ц др. Гораздо реже во введении обсуждаются общие методологические проблемы: С. А. Громов (1832); М. И. Авдеев (1953), В. Л. Попов (1985, 1993, 2000).

Обратимся вновь к первому русскому учебнику и посмотрим, что включил во введение С. А. Громов (1832): 1) определение судебной, медицины; 2) предметы, входящие в состав оной; 3) общее значение судебных случаев, требующих объяснения со стороны судебной медицины; 4) знания, для объяснения сего потребные; 5) правила, при том наблюдаемые; 6) правила, почему судебная медицина должна составлять отдельную или самостоятельную науку; 7) отношения сея науки к медицине и правоведению; 8) следы оной у древних народов; 9) образ судопроизводства и некоторые слабые начала судебной медицины у германских народов по разрушении Римской империи; 10) истинное начало оной; 11) постепенное приращение и усовершенствование; 12) сочинения, касающиеся до общей литературы и истории судебной медицины; 13) сочинения систематические; 14) сочинения отдельные и периодические; 15) успехи науки в России; 16) краткое практическое обозрение разделений судебной медицины; 17) разделение оной на общую и специальную.
Содержание большинства приведенных позиций мы рассмотрим подробнее при дальнейшем изложении. Одни из них созвучны современным представлениям, другие ограничены уровнем начала XIX в. Однако нельзя не отметить, что С. А. Громов (задолго до появления науковедения) представил все основные составляющие элементы теоретических основ судебной медицины, впрочем присущие и любой другой отрасли науки: понятие дисциплины, ее содержание, методология, история, литература.
Нужно согласиться с С. А. Громовым, что представление любой дисциплины, любого предмета или явления должно начинаться с главной дефиниции, т. е. с определения сущности рассматриваемого вопроса. В нашем случае это — понятие судебной медицины.
Далее С. А. Громов показывает целевую направленность судебно-медицинских знаний, их устремленность на решение задач правосудия и логично подводит к постулату о том, что исходя из своей сущности судебная медицина должна опираться на фундаментальные положения и медицины и юриспруденции. Отсюда следует вывод о самостоятельности судебной медицины.
Несколько следующих параграфов освящают мировую историю судебной медицины и ее развитие в России. При этом С. А. Громов демонстрирует широчайшую библиографическую осведомленность.
Исключительно важным является параграф, посвященный поиску и обоснованию системы предмета судебной медицины. Автор последовательно отвергает построение судебной медицины как исключительно по юридическому основанию (по суду уголовному, по суду гражданскому, по суду духовному), так и исключительно по медицинскому (судебная анатомия, судебная физиология, судебная психология, судебная патология, судебная терапия, судебная хирургия, судебная родовспомогательная наука, судебная химия и др.). Он подчеркивает, что судебная медицина не является врачебной наукой или правоведением, но нуждается в знаниях и той и другой. Он критикует
А.              Генке (1821), который выделяет часть «формальную, или обрядовую», т. е. процессуальные основы судебно-медицинской экспертизы, и «часть материальную», т. е. собственно судебно- медицинскую экспертизу, и разделяет последнюю на три отделения: исследование живых людей, исследование трупов и исследование неодушевленных веществ, т. е. вещественных доказательств. С. А. Громов обращает внимание на то, что, во- первых, как при исследовании живых людей, так и при исследовании трупов в ряде случаев используются одни и те же знания, а во-вторых, труп является неодушевленным предметом. Столь же негативно он относится и к искусственному выделению «технической части».
В то же время С. А. Громов изложил свое представление о системе судебно-медицинских знаний отнюдь не безупречно. На первый взгляд, его структура не вызывает возражений: судебная медицина состоит из двух частей — генеральной, или обшей (medicina forensis generalis s. propedeutica), и специальной, или частной (medicina forensis specialis). Однако, когда раскрывается содержание обеих частей, оказывается, что «propedeutica» рассматривает процессуальные и методические вопросы судебно-медицинской экспертизы, а в «specialis» последовательно излагаются:              1)              уродства              у              новорожденных,              их
способность вести самостоятельную жизнь, в том числе и психически нормальную, их право на обладание гражданскими правами в обществе, право на первородство и старшинство в
семье' 2) исследование возраста; 3) исследование половых от- павл’ений; 4) исследование состояния здоровья, притворных и душевных болезней; 5) исследование трупа (определение факта и времени смерти, смерти от различных внешних воздействий).
Мы столь подробно останавливаемся на учебнике С. А. Громова, потому что в подавляющем большинстве как предшествовавших, так и последующих изданий методологические вопросы либо вовсе не рассматриваются, либо ограничиваются определением понятия «судебная медицина» и краткой историей дисциплины. По этой причине сравнительный анализ невозможен.
Очевидно, что введение как некое действие по представлению читателю предлагаемой для изучения дисциплины должно включать доказательное объяснение (если угодно — обоснование) основных дефиниций, общие рассуждения о системе знаний данной дисциплины, их возникновении и развитии (история), используемой системе методов познания. Все это определяет методологический фундамент или теоретические основы судебной медицины. К ним мы относим: понятие судебной медицины, понятия о предмете, объектах, системе научных знаний и методов, историю. Независимо от того, какой частный вопрос (при всем их многообразии) поставлен перед практической судебной медициной, если он находится в пределах ее компетенции, то должен решаться на единой методологической базе.
Вплоть до 60-70-х годов XX в. направленность судебно- медицинских знаний в российской специальной литературе (а в зарубежной литературе и по сей день) рассматривалась однозначно — интересы правосудия. Отождествление личности при исследовании живых людей, трупов, вещественных доказательств, реконструкция обстоятельств происшествия но биологическим следам, идентификация травмирующих предметов и определение механизма их действия — все эти основные направления судебной медицины действительно устремлены на удовлетворение запросов суда и следствия. Судебная экспертиза возникла, развивается и, надеемся, будет развиваться во имя установления истины в криминальных ситуациях. Это очевидный и неоспоримый факт. Между тем в последние десятилетия стали появляться работы, которые расширительно толкуют основные цели и задачи судебной медицины. Так, в некоторых учебниках по судебной медицине для студентов медицинских вузов (В. М. Смольянинов — ред., 1982; В. Н. Крюков — ред., 1998 и др.) наряду с упомянутыми излагаются другие цели и задачи, находящиеся вне процессуального пространства и касающиеся разработки медицинских проблем организационно- методического характера,— выявление и изучение причин появления дефектов оказания медицинской помощи, разработка проблемы скоропостижной смерти и др.
Действительно, параллельно с решением основных задач по проведению экспертиз и участием в другой совместной с правоохранительными органами деятельности судебно-медицинский эксперт выявляет дефекты диагностики и лечения, когда они попадают в поле его зрения.
Содержание и организационные начала работы по выявлению и изучению причин ошибок диагностики, лечения и организации оказания помощи были разработаны и постоянно совершенствовались патологоанатомами задолго до того, как этим стали заниматься судебные медики. Последние заимствовали чужие технологии, причем в большинстве случаев недостаточно или беспорядочно. Успех патологоанатомической работы определяется прежде всего тотальным (или близким к таковому) охватом летальности, что обеспечивает полноту анализа. Судебные медики занимаются этой работой «выборочно», ее уровень невысок (об этом свидетельствует тот факт, что судебные медики выявляют дефекты медицинской помощи реже (на 1-2 порядка), чем патологоанатомы). Иногда говорят, что это аргумент в пользу необходимости изучения судебной медициной проблемы дефектов медицинской помощи. Изучать, несомненно, надо, причем с целью достичь в данном деле уровня патологоанатомов. Что же касается изучения данной проблемы самостоятельно судебными медиками, то эта рекомендация близка к предложению заново изобрести велосипед. Задача заключается не в научной судебно-медицинской разработке проблемы, а в обучении судебных медиков и добросовестном овладении ими существом дела, разработанного другими специалистами.
В статистических отчетах судебно-медицинских учреждений имеется рубрика скоропостижной смерти, наряду с многочисленными «травматическими». Однако анализ содержания учитываемых характеристик скоропостижной смерти показывает отсутствие какой-либо специфики, требующей специальной судебно-медицинской оценки.
Судебными медиками написано немало научных работ, в том числе и диссертационных, по проблеме скоропостижной смерти. Заранее принося извинения их авторам, заметим, что научный уровень этих работ (по морфологическому описанию патологии, анализу морфогенеза, посмертной и прижизненной, биопсийной, диагностике) в качественном отношении заметно уступает уровню сопоставимых по тематике работ, выполненных патологоанатомами. Вспомним хотя бы совместный советско-американский симпозиум по проблемам внезапной смерти, где наряду с судебными медиками участвовали и патологоанатомы. Научные сообщения первых (буквально единичные) сводились в основном ic анализу обстоятельств наступления смерти. Сообщения вторых (более 90 %) были посвящены диагностике морфофункциональных изменений, поиску и обоснованию морфологических эквивалентов нарушенной функции и т. п. Неудивительно, что зарубежные специалисты на этом форуме были представлены преимущественно учеными, чья специализация — патологическая анатомия.
Судебно-медицинская экспертиза заимствует критерии и правила определения утраты профессиональной трудоспособности из врачебно-трудовой экспертизы, сведения о клинике и диагнозе многих заболеваний из соответствующих клинических дисциплин, методику экспериментального анализа при распространении заразных заболеваний из эпидемиологии, вопросы организации и управления судебно-медицинской службой у организаторов здравоохранения и т. д. При этом ни у кого не возникает стремления включить изучение этих вопросов в научные судебно-медицинские программы. Безусловно, судебно-медицинская экспертиза как практическая медицинская служба, действующая в системе здравоохранения, должна выполнять медицинскую работу, способствующую совершенствованию медицинского обслуживания населения. Однако при этом она должна использовать знания, составляющие предмет изучения других медицинских дисциплин, в первую очередь организации здравоохранения и патологической анатомии.
Было бы неправильно понимать изложенное как попытку отмежевать судебную медицину от других медицинских и немедицинских дисциплин. Судебная медицина отличается тем, {то широко использует знания других дисциплин, преобразуя IX для решения собственных экспертных задач. По существу, рудно представить какую-либо медицинскую или немедицин- :кую дисциплину, знания которой в большей или меньшей ме- gt;е не интегрируются судебной медициной (схема 1),

Схема 1. Связь судебной медицины с другими дисциплинами


Схема 1. Связь судебной медицины с другими дисциплинами


Какие же знания может почерпнуть судебная медицина из дисциплин, указанных на схеме 1?
Нормальная анатомия содержит сведения о строении тела человека. Анатомические знания составляют фундамент любой медицинской дисциплины. Не является исключением и судебная медицина. Не нуждается в особых доказательствах необходимость знания нормального строения органов и тканей человека при диагностике повреждений и их последствий. Уже нешний вид кожи или кости, имеющей отклонения от нормального строения, ставит задачу установить причины выявленного несоответствия. Например, нарушение рельефа или ненормальное локальное утолщение кости может быть следствием старой травмы — зажившего перелома с образованием
остной мозоли. Существуют два основных варианта строения пена- долихоцефалический (превалирующий горизонтальный змер) и брахицефалический (превалирующий вертикальный пазмер). Замечено, что при одних и тех же условиях травматического воздействия (совпадающие место, направление и сила удара или сдавления) и одинаковой толщине костей при разных вариантах строения черепа возникают разные но направлению, числу и протяженности переломы. То же самое в полной мере относится и к вариантам строения других частей скелета. Знание этих особенностей поможет судебному врачу избежать ошибок при реконструкции условий образования повреждений. Вместе с тем понятие анатомической нормы не является догматическим. В частности, анатомическая вариабельность нормального строения кровеносных сосудов может быть весьма широкой. Так, только крупные артерии, располагающиеся на основании головного мозга, могут быть представлены 15-20 основными вариантами и еще большим числом частных. Знание этих разновидностей позволяет отличить патологические (болезненные) изменения от одного из вариантов врожденной нормы. Однако врожденный вариант не всегда безобиден. Например, при аневризме — врожденном локальном расширении внутримозгового артериального сосуда — стенка сосуда, как правило, некомпенсированно истончена и может разорваться при даже незначительных неблагоприятных внешних и внутренних воздействиях. Знание таких особенностей позволяет правильно оценить роль врожденного дефекта и внешних воздействий (к примеру травмы) в возникновении разрыва артерии, развитии внутричерепного кровоизлияния, способного привести к смерти. Очевидно, что от правильного решения этого судебно-медицинского вопроса во многом зависит приговор суда о степени вины лица, нанесшего травму человеку, имевшему от рождения существенный дефект анатомического строения. Варианты анатомической формы и строения органов и тканей, образующих организм человека, несут важнейшую информацию о его анатомической индивидуальности и могут играть доминирующую роль при идентификации личности.
Столь же важную функцию, как и нормальная анатомия, выполняет гистология, которая изучает микроскопическое строение тканей и органов. Она позволяет выявлять микроскопические изменения в организме, невидимые невооруженным глазом: реакцию клеток на травматическое воздействие — ддя доказывания прижизненного происхождения повреждений и определения давности их возникновения; посмертные изменения биологических тканей умершего человека — для установления сроков наступления смерти; микроскопические врожденные дефекты кровеносных сосудов — для выяснения истинной причины смерти; мозаику микроскопических изменений в различных органах и тканях организма при отравлениях, отражающую избирательный характер действия ядов,— для диагностики конкретного вида химического поражения и т. д. Совокупность гистологических знаний, необходимых для решения судебно-медицинских задач, составляет содержание такой дочерней дисциплины, как судебно-медицинская гистология. Судебно-медицинские гистологические лаборатории включены в организационно-штатную структуру всех крупных судебно- м ед и ц и н с к и х учрежден и й.
Патологическая анатомия — медицинская дисциплина о морфологических изменениях в организме, вызванных различными заболеваниями. Благодаря патологоанатомическим знаниям судебный врач может выявить болезненные изменения в организме травмированного человека, определить степень их глубины и распространенности, а это, в свою очередь, поможет решить такой важный вопрос, как установление степени влияния травмы и патологии на смертельный исход, т. е. доказать причины смерти. Смерть от травмы может наступить сразу на месте происшествия. В других случаях пострадавший может умереть в стационаре (куда он попадает после травмы), несмотря на полноценно проведенные лечебные мероприятия, из-за закономерно развивающихся в его организме необратимых болезненных изменений. Совокупность этих изменений обуславливается травматической болезнью. Знания патологической анатомии позволяют выявить эти изменения и определить их роль в наступлении смерти. Около половины умерших людей, трупы которых поступают в судебно-медицинские морги, погибают неожиданно для окружающих. Такая смерть подозрительна на насильственную и поэтому является предметом судебно- медицинского разбирательства. Выявляя морфологические признаки скрыто протекающих заболеваний (чаще всего это болезни сердечно-сосудистой системы), судебный медик 01ІИпочти исключительно на сведения, содержащиеся в специальной патологоанатомической литературе.
При смерти травмированных людей, наступившей в лечебном учреждении, возникает потребность оценить качество проводившегося лечения, определить дефекты оказания медицинской помощи, степень их влияния на наступление смертельного исхода и т. д. Методика выявления и изучения причин дефектов оказания медицинской помощи разработана и постоянно совершенствуется патологоанатомами. Судебные медики заимствуют эти знания для решения тех же задач при исследовании трупов людей, погибших в результате насильственных действий.
Физиология —изучает механизмы жизнедеятельности организма и его взаимодействия с окружающей средой. Это фунда- ментатьная медицинская дисциплина. Она рассматривает особенности жизнедеятельности организма в разном возрасте, изучает механизмы формирования функций в развивающемся молодом организме и их угасания в стареющем. В судебной медицине эти сведения важны при доказательстве факта наступления так называемой физиологической смерти, причиной которой может быть как несовершенство физиологических ресурсов организма (в детском возрасте), так и их исчерпание (в старческом возрасте). Очевидно, что такая смерть относится к ненасильственной, некриминальной. В связи с особенностями профессиональной деятельности человек может более или менее длительное время находиться в экстремальных условиях (летательные аппараты, в том числе и космические, замкнутые объемы подводных лодок, вредные производства, чрезмерно высокая или низкая: температура окружающей среды и т. д.), которые вынуждают организм включать дополнительные при способительные механизмы. После того как ресурс компенса- торно-нрисиособительных механизмов будет исчерпан, в организме человека могут произойти необратимые изменения, способные привести к профессиональному заболеванию и смерти.
акие случаи становятся предметом судебно-медицинской экспертизы, при проведении которой судебный врач опирается на знания физиологии труда, авиационной, космической, экологической физиологии. При оценке функций болезненно измененного или травмированного организма и, в частности, при суде но-медицинской оценке тяжести вреда, причиненного здоровью, требуются знания патологической физиологии.
Клинические дисциплины (хирургия, терапия, нейрохирургия невропатология, гинекология, офтальмология, стоматология и т. д.) содержат знания, необходимые при проведении экспертизы состояния здоровья, доказательстве фактов симуляции и аггравации, оценке тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определении роли заболеваний, способных усугубить развитие травматического процесса, диагностике, а также установлении формы, стадии и тяжести хронических заболеваний для оценки адекватности, своевременности, полноценности и эффективности проводимого лечения и т. п. Решение большей части этих задач составляет содержание судебно-медицинских экспертиз по уголовным делам об ответственности медицинских работников за профессиональные правонарушения. Целый блок специфических вопросов, касающихся беременности, родов, абортов, девственности, последствий сексуальной агрессии, половой зрелости, способности к зачатию и вынашиванию плода, вскармливанию ребенка и т. д., составляет содержание таких видов судебно-медицинской экспертизы, как судебногинекологическая и судебно-акушерская. При оценке последствий различных химических воздействий, при диагностике отравлений важны знания клинической токсикологии, а при диагностике венерических заболеваний, определении времени и источника заражения — клинической венерологии. Для оценки последствий переливания иногрушшой крови нужны сведения, составляющие содержание гематологии и клинической трансфузиологии. В ряде случаев у людей с повышенной чувствительностью к веществам самой разнообразной природы (некоторым лекарствам, бытовой пыли, ядам насекомых, земноводных и пресмыкающихся) при контакте с этими агентами могут возникнуть тяжелые аллергические реакции, иногда приводящие к смертельному исходу. Диагностика таких состояний возможна только с помощью знаний клинической аллергологии.
Практическая судебная медицина во многом решает диагностические задачи, поэтому ее связь с медицинскими дисциплинами, обеспечивающими диагностику (клинической биохимией, клинико-лабораторной диагностикой, рентгенологией (лучевой диагностикой),              тепловизион н ной диагностикой
и т. д.), достаточно органична. Наиболее часто и разнообразно в судебно-медицинских целях используются методы лучевой

дизг
ш и т. Д.)- Они привлекаются для выявления у живых НаН„              „
ентов повреждении костно-суставного аппарата, определеместа приложения силы, направления и давности травма- вес кого воздействия, приведшего к образованию переломов ли вывихов, поиска и установления локализации и свойств (Чшсла, формы, размеров и т. п.) находящихся в теле постра- авшего инородных тел, посторонних наслоений на поверхности кожи и одежде. Особое значение методы рентгеновской диагностики имеют при проведении экспертизы по отождествлению личности неизвестного человека, когда необходимо определить половые различия, возрастные изменения, индивидуальные признаки строения скелета и т. и. Широкое, частое и многоцелевое использование методов лучевой диагностики послужило основанием для выделения специальной отрасли судебной медицины — судебно-медицинской рентгенологии.
Медицинские дисциплины организационно-профилактического профиля создают в судебной медицине определенную научную базу для разработки таких проблем, как оптимизация штатно-организационной структуры и системы управления федеральной и региональной судебно-медицинской службой, совершенствование экспертно-диагностических технологий, создание основ взаимодействия судебно-медицинской службы с органами здравоохранения и правоохранительными структурами, организация комплексных исследований с привлечением специалистов разных профессий, уточнение содержания и разработка методик проведения судебно-медицинских экспертиз по уголовным делам о нарушении правил обращения с экологически опасными веществами и отходами, о нарушении правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами и токсинами, о загрязнении вод и атмосферы, о нарушении санитарно-эпидемиологических правил, о несчастных случмх на производстве и т. д.
В продолжение вышесказаного нужно заметить, что нет ни одной и немедицинской дисциплины, знания которой в той или иной мере не эксплуатировались бы судебной медициной.
Физические знания используются в судебной медицине для понимания сущности и потенциальных поражающих свойств природных и техногенных физических факторов:              механиче
ских, термических (высокой и низкой температуры), электри-

ческих (технического и атмосферного электричества), резких перепадов барометрического давления, акустических (инфра- и ультразвука разной мощности),' электромагнитных (световых лазерных, рентгеновских, радиационных) и др.; для понимания механизмов взаимодействия живого организма и мертвого биологического тела с окружающей средой; для получения судебно-медицинской информации на базе физических методов исследования (оптических, фотографических, измерительных, вычислительных, инструментальных, источников радиоволн, светового, рентгеновского и у-излучения); для создания моделей и экспериментального изучения поражающих свойств физических тел и явлений, а также процессов их взаимодействия с биологическими объектами и т. д. Хотя некоторые физические дисциплины на первый взгляд кажутся достаточно удаленными или лишенными всякой связи с судебной медициной (например, астрономия или метеорология), они используются тем не менее при решении прикладных задач. Так, в рамках одной из комплексных научных программ достоверно установлено существенное влияние неблагоприятных метеорологических факторов и повышенной солнечной активности на увеличение количества скоропостижных ненасильственных смертей от заболеваний (в основном сердечно-сосудистых), несчастных случаев, убийств и самоубийств. Такого рода примеры можно продолжить.
Химия позволяет углубить судебно-медицинские знания о сущности и поражающих свойствах ядов и агрессивных химических веществ; о сохраняемости химических веществ в окружающей среде и биологических объектах; о трансформации химических веществ в естественной природе и под влиянием разнообразных физических факторов; об изменении химической сущности веществ при их взаимодействии, усиливающем или ослабляющем их поражающие свойства; о взаимодействии химического объекта и живого организма; о методах химической диагностики отравлений, выявления ядов в биологических средах и т. д. Последние составляют содержание самостоятельной экспертной дисциплины — судебной химии.
Если согласиться с тем, что медицина является одним из ответвлений биологии, содержащей сведения о живой природе, происхождении, разнообразии, строении и функциях живых существ, их связях друг с другом и неживой природой,— то становится ясно, насколько необходимы медицине вообще и суй медицине в частности биологические знания и биологид6              и
ие методы исследования. Весьма показательно, что первые ^тематические попытки изучения живой природы предпринимались античными врачами Гиппократом и Галеном. Они занимались ботаникой и зоологией. В современной судебной медицине используются знания сравнительной анатомии (для дифференцирования видовой специфичности костной ткани, т е для установления отличия костей человека и животных), эмбриологии (для понимания сущности зарождения и развития живого организма), микробиологии и вирусологии (для понимания процесса влияния микроорганизмов на организм человека и их сосуществования с живым организмом и мертвым телом), паразитологии (для доказательства пагубного влияния на организм человека различных червей и насекомых, осуществляющих свою жизнедеятельность на поверхности и внутри живого организма), энтомологии (позволяющей устанавливать время наступления смерти по определенной стадии развития насекомых, уничтожающих мертвые биологические ткани), палеонтологии (позволяющей диагностировать условия и давность смерти при архидлительных сроках захоронения), генетики (позволяющей отождествлять личность человека по следам биологических тканей, устанавливать кровное родство), цитологии (открывающей возможности решения судебно- медицинских задач на клеточном и субклеточном уровнях).
Методы биологической химии и биологической физики расширяют возможности судебно-медицинской диагностики прижизненных и посмертных процессов в биологических объектах.
С помощью точных наук, и прежде всего математики, можно добывать исследовательскую информацию (например, применение методов проективной геометрии при идентификации личности но черепу или его рентгеновским изображениям, доказательстве тождества повреждающих предметов и т. п.), а также оценивать объективность и степень достоверности совпадающих и различающихся результатов. Методы математической статистики широко применяются при оценке количественных показателей. Специальные научные исследования показали, что для решения разных судебно-медицинских задач уются разные методы математического анализа — от унро- ной вариационной статистики до корреляционного, дис- минантного дисперсионного, кластерного анализа и др. Без методов математической статистики невозможны создание и жсшгуатация компьютерных исследовательских и диагностических судебно-медицинских программ.
Философия в целом и диалектическая логика как один из ее разделов являются обязательной основой при осмыслении и интерпретации добытых судебно-медицинских фактов, выборе аргументов для обоснования экспертных выводов. Владение риторическими приемами и правилами ораторского искусства позволяет эксперту, выступающему в суде, быть понятным и убедительным.
Неразрывно связана судебная медицина с юриспруденцией. Во-первых, судебно-медицинские знания оказались востребованными только потому, что они понадобились для выявления II интерпретации медицинских фактов в интересах раскрытия и расследования преступлений, доказательства вины. Во-вторых, практическая судебно-медицинская деятельность осуществляется в строгих рамках процессуального законодательства, определяющих основания, порядок назначения и проведения судебно-медицинской экспертизы, оформления ее результатов, а также порядок работы врача при проведении некоторых следственных мероприятий: осмотра места происшествия, следственного эксперимента, изъятия образцов для сравнительного исследования и др. Поэтому неудивительно, что одним из элементов, составляющих содержание судебной медицины, являются «процессуальные основы судебно-медицинской экспертизы», включающие не только нормы закона и ведомственные инструкции, регулирующие проведение экспертизы, но рекомендации, направленные на оптимизацию взаимодействия судебно-медицинских и правоохранительных структур.
Многочисленные источники судебно-медицинских знаний, демонстрируя тесную связь судебной медицины с другими дисциплинами и отраслями знаний, отнюдь не лишают ее статуса самостоятельной медицинской дисциплины, поскольку знания трансформируются на самостоятельной методологической основе для решения самостоятельных задач, составляющих самостоятельный предмет деятельности.
Рассматривая систему судебно-медицинских знаний, необходимо остановиться на сущности таких понятий, как предмет и объекты судебно-медицинской экспертизы.
П инято считать, что предметом судебной медицины явр
ее практическая] деятельность, т. е. судебно-медицинская
ЛЯ6Т
тиза Эта в целом правильная позиция не раскрывает экс              w
еожания понятия «предмет судебной медицины», иод котоС(Д,
1 следует понимать в первую очередь прикладные и научные алачи, подлежащие решению в рамках судебно-медицинской экспертизы. В прикладном отношении эти задачи определяются процессуальным законом (УПК РСФСР), предписывающим необходимость использования судебно-медицинских знаний при раскрытии и расследовании тех или иных преступлений. Статья 79 УПК РСФСР определяет перечень задач, для решения которых проведение экспертизы является обязательным. В их числе — установление причины смерти и характера телесных повреждений, а также возраста обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего. Эти императивные требования закона определяют три основных блока проблем, разрабатываемых судебной медициной, т. е. являющихся предметом ее деятельности: судебно-медицинская характеристика повреждений, смерти и личности человека.
Судебно-медицинская характеристика повреждений включает в себя сведения о морфологическом и функциональном разнообразии повреждений, свойствах травмирующего предмета, механизме и времени образования повреждения, отразившихся в нарушениях структуры и функции организма, вызванных внешними воздействиями, а также о методах, позволяющих с необходимой полнотой выявлять эти сведения и давать им обоснованную экспертную оценку. Совокупность этих знаний обозначается как судебно-медицинское учение о повреждениях, или судебно-медицинская травматология.
Судебно-медицинское изучение смерти складывается из доказательств факта, причины и времени гибели живого организма, влияния на мертвое тело факторов живой и неживой природы, из методов, позволяющих добывать эти доказательства и давать им адекватную экспертную оценку. Совокупность этих научных сведений обозначается как судебно-медицинское учение о смерти и посмертных процессах, или судебно- медицинская танатология.
Человек отличается от других людей индивидуально неповторимым комплексом анатомических, функциональных, пси- ологических и психических признаков. Совокупность научных
данных об этих признаках, способах их выявления и оценки составляет судебно-медицинское учение о личности.
Наряду с судебно-медицинским учением о повреждениях смерти и идентификации личности предметом судебной медицины является разработка приемов, способов и методов обеспечивающих оптимальное использование упомянутых знаний на практике, т. е. при проведении судебно-медицинской экспертизы, составляющей заключительный раз. дел судебной медицины.
Объектами судебно-медицинской экспертизы являются живой человек, мертвое тело (труп) или его части, вещественные доказательства (приобщенные к уголовному делу предметы со следами биологического происхождения либо сами следы, а также травмирующие предметы или агрессивные вещества). Иными словами, можно считать, что к объектам экспертизы относятся повреждающий фактор и его следы (повреждения, наслоения и др.), а также человек, его следы и отображения. В большинстве учебников и руководств по судебной медицине выделяют дополнительный объект — материалы дела. К ним относят Истории болезни, амбулаторные или стоматологические карты, медицинские справки, электрокардиограммы, протоколы патологоанатомического вскрытия трупа, свидетельства о смерти, протоколы осмотра места происшествия, транспортного средства и др. Внимательное изучение этих документов показывает, что содержащиеся в них сведения касаются либо живого человека, либо трупа, либо вещественного доказательства, т. е. речь идет о трех уже упоминавшихся объектах. Отличие заключается лишь в том, что изучение по документам является не прямым исследованием объекта, а опосредованным, по ранее зафиксированным характеристикам.
Продолжая обсуждение вопроса о системе судебно-медицинских знаний, вспомним, что прошло более 100 лет после публикаций А. Генке (1821) и С. А. Громова (1832), прежде чем судебные медики вновь обратились к этому вопросу. М. И. Авдеев в 1949 г., будучи не удовлетворенным пестротой изложения судебной медицины в отечественных и зарубежных изданиях, пришел к вполне обоснованному выводу о том, что единая система изложения судебной медицины еще не разработана, не обоснована, и предложил свое видение этой проблемы в учебнике судебной медицины для слушателей Военно-юридической

Ии, изданном в 1949 г. В ряде последующих изданий Лн-1953)он уточнил некоторые непринципиальные полоня и в окончательном виде представил свою систему в фундаментальном «Курсе судебной медицины» (1953):
Введение. Определение судебной медицины, предмет, система и метод судебной медицины.
Часть первая. История судебной медицины.
Часть              вторая. Процессуальные и              организационные              положе
ния в области судебно-медицинской экспертизы.
Часть третья. Расстройство здоровья и смерть от различных видов внешнего воздействия.
Часть четвертая. Судебно-медицинское исследование (экспертиза) живых лиц: экспертиза несмертельных повреждении, состояния              здоровья,              искусственных              и притворных              болезней,
полового состояния, беременности, родов, аборта, при половых преступлениях, возраста и тождества личности.
Часть пятая. Судебно-медицинское исследование (экспертиза) трупа: учение о смерти и трупных явлениях, осмотр трупа на месте его обнаружения, судебно-медицинское вскрытие трупа, эксгумация, исследование измененных трупов, опознание и реставрация трупа, судебно-медицинская экспертиза ненасильственной              смерти (в              связи с преступным абортом),              скоропостижной              и внезапной              смерти, трупов              новорожденных,              при рас
следовании самоубийств.
Часть шестая. Экспертиза вещественных доказательств: крови, волос, выделении и биологических тканей.
Часть седьмая. Судебно-медицинская экспертиза по делам о привлечении к уголовной ответственности медицинского персонала и экспертиза по материалам дела.
Трудно переоценить значение этого вклада М. И. Авдеева. После С. А. Громова (1832) это была вторая попытка осмыслить одно из фундаментальных теоретических положений — систему предмета судебной медицины. М. И. Авдеев привлек внимание к необходимости изучения теоретических основ суде ной медицины. Обобщающий анал из отечественных и зару- ежных публикаций позволил ему сгруппировать судебно- Дицинские знания, отсеять несвойственное этой дисциплине
Р дложить оригинальную последовательность ее изложения.
Пожалуй, впервые были дифференцированы и четко обозначены основные проблемы, составляющие содержание судебной медицины. Если предшественники акцент делали на углубленном изучении частных вопросов судебной медицины, то М. И. Авдеев устремил свои усилия на изучение судебной медицины как научной дисциплины в целом. Его целью было создание обоснованной системы предмета судебной медицины. Последователи М. И. Авдеева, познававшие судебную медицину но трудам своего учителя и сами впоследствии становившиеся педагогами, полностью доверяя его авторитету, неизменно подчеркивали его приоритет в создании системы предмета судебной медицины. Причисляя себя к их числу, тем не менее позволим себе высказать некоторые соображения.
Несомненно, достижение М. И. Авдеева было в определенной мере революционным. Он завершил процесс анализа судебно-медицинских знаний. По существу, он подвел итог аналитическому этапу развития судебной медицины, предложив последовательный перечень проблем, составляющих ее содержание. Но это, к сожалению, был лишь перечень (!) без внутренних связей и взаимного соотношения проблем, т. е. всего того, без чего невозможна система. Следовательно, им был дан лишь толчок к началу следующего этапа изучения методологических аспектов судебной медицины — этапа синтеза судебно-медицинских знаний.
Для того чтобы приступить к синтезу судебно-медицинских проблем, нужно оценить вкладываемое: в них содержание, преодолеть традиционность терминов и определений хотя бы основных понятий.
Сам но себе термин «введение» как вступительная часть изложения какого-то предмета не вызывает возражений. Во введении уместно подчеркнуть цели, задачи и значение дисциплины. Введение — это своеобразное приглашение к изучению предмета, но еще не само изложение предмета. Включенные во введение М. И. Авдеевым определение судебная медицина, ее предмет, система и метод являются фундаментальными методологическими положениями и составляют теоретические основы этой науки. История судебной медицины позволяет понять, как она зарождалась и развивалась, выявить источники знаний, принципы взаимодействия с другими медицинскими и немедицинскими науками. Поэтому обозначение последовательности изложения перечисленных вопросов в наибольшей степени соответствует понятию «теоретические основы судебной медицины» (понятие «судебная медицина», ее предмет, объекты, система знаний, метод и история). Это должно стать первым разделом судебной медицины.
Как уже было показано, нелогично предпосылать изложению судебной медицины рекомендации по применению судебно- медицинских знаний на практике, в частности рекомендации процессуального и организационного порядка. Тем более нет оснований разрывать изложение вопросов судебно-медицинской экспертизы, представленных во второй, четвертой и последующих частях «Курса судебной медицины» М. И. Авдеева.
Проблемы судебно-медицинской травматологии, танатологии и идентификации личности представляют собой исходные базовые знания, которые могут использоваться при исследовании (экспертизе) разных объектов: живых людей, трупов и вещественных доказательств. Поэтому изложение этих сведений должно предшествовать рекомендациям но их практическому применению. Приступая к обоснованию системы предмета судебной медицины, необходимо учесть два принципиальных положения: а) должна быть проведена четкая грань между базовыми теоретическими знаниями и практикой — судебно- медицинской экспертизой; б) при изложении судебной медицины сначала должны быть представлены пропедевтические знания и лишь затем рекомендации по их практическому использованию. Следовательно, вторым, третьим и четвертым разделами судебной медицины должны быть судебно-медицинское учение о повреждениях, судебно-медицинское учение о смерти и посмертных процессах, судебно-медицинское учение о личности соответственно. При этом общей методологической основой для понимания сущности и содержания этих трех проблем являются приведенные выше теоретические основы суде б н о й м е д и ц и н ы.
Практическое применение судебно-медицинских знаний осуществляется в рамках судебно-медицинской экспертизы. Поэтому пятый (и последний) раздел судебной медицины должен быть посвящен разработке и изложению всего круга вопросов, которые составляют порядок, предмет, объекты и содержание судебно-медицинской экспертизы: процессуальные и орт- низационные основы этого вида экспертизы, судебно-медицинскую экспертизу живых людей, трупов, вещественных доказательств, по материалам дела и по уголовным делам о профессиональных правонарушениях медицинских работников. Впервые система предмета судебной медицины, показавшая ее составные элементы во взаимной зависимости, была опубликована автором настоящего издания в 1985 г. С непринципиальными коррективами она представлена в виде схемы 2.

Схема 2. Система предмета судебной медицины


Схема 2. Система предмета судебной медицины


Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Попов В. Л.. Теоретические основы судебной медицины. СПб.,2000. 172 с.. 2000

Еще по теме СИСТЕМА ПРЕДМЕТА СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ:

  1. 2. Предмет и метод медицинского права
  2. §3. Судебно-медицинское исследование трупа новорожденного
  3. N 4. Судебно-баллистическая экспертиза
  4. 1. ПРЕДМЕТ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  5. Концептуальные основы судебной экспертизы.
  6. Гпава 6 ОБЩИЕ ОСОБЕННОСТИ НАЗНАЧЕНИЯ И ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ СИТУАЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ
  7. ПОНЯТИЕ «СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА
  8. СОДЕРЖАНИЕ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  9. СИСТЕМА ПРЕДМЕТА СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  10. ПОЗНАНИЕ В СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЕ (система методов познания)
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -