<<
>>

Цели, задачи, субъекты технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия

Предложенное выше понятие технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия как функциональной системы предопределяет необходимость системного анализа и конкретизации субъектов, целей и решаемых при этом задач.

Субъекты использования специальных знаний и технико-криминалистических средств при осмотре места происшествия законодательно закреплены в ст. 192, ч. 5 ст. 204, ст. 62 УПК, к которым относятся наделенные правом проводить следственные действия следователь, лицо, производящее дознание, способные осуществить применение технико-криминалистических средств в ходе осмотра места происшествия; и специалист, непосредственно использующий специальные знания, навыки и технико-криминалистические средства для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств в случае привлечения его к участию в этом следственном действии [506]. Руководителем и основным исполнителем осмотра места происшествия, несущим ответственность за его результативность и соответствие требованиям закона, является следователь (лицо, производящее дознание), правомочный в случае необходимости привлечь к участию в осмотре места происшествия специалиста. Специалист, будучи его участником, оказывает помощь следователю (лицу, производящему дознание) в обнаружении, фиксации, изъятии следов и объектов преступления. Каждый из них является субъектом технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия. При этом следователь (лицо, производящее дознание) выступает в качестве организатора, а в отсутствие специали- ста-криминалиста самостоятельно обеспечивает технико-криминалистическое обеспечение данного следственного действия [537, л. 100]. Представляется верным высказывание В.К. Козлова о том, что необходимо добиться высокого качества осмотра места происшествия независимо от того, проводится это следственное действие с участием или без участия специалиста [230, с. 26]. «При проведении осмотра места происшествия руководящая роль принадлежит следователю.
Он должен быть инициатором применения техникокриминалистических средств, а без знаний их возможностей правильного решения принято быть не может» [444, с. 64].

Деятельность субъектов технико-криминалистического обеспечения при проведении осмотра места происшествия осуществляется в условиях дефицита информации. В связи с этим возрастает значимость достижения целей этого следственного действия путем четкого определения и результативного решения поставленных задач для обеспечения эффективности технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступления. Цель - это «предвосхищение в сознании результата, на достижение которого направлены действия» [529, с. 512].

Цели технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия при достижении его эффективности находятся в прямой зависимости от общих целей криминалистики, к которым относятся выявление, раскрытие и расследование преступлений; их профилактика; доказывание всех установленных фактов [168, с. 7-8]; а также целей самого осмотра места происшествия, которые в общем виде были определены еще в 1935 году как «всестороннее изучение обстановки для уяснения по обнаруженным предметам и следам происшедшего события обстоятельств, при которых оно произошло, и признаков, устанавливающих преступника» [264, с. 169].

В последующем А.В. Дулов выделяет четыре цели следственного осмотра: 1) обнаружение следов преступления; 2) обнаружение вещественных доказательств; 3) выявление обстановки механизмов происшествия; 4) выяснение иных обстоятельств, имеющих значение для дела; а выявление, фиксацию, сбор и исследование доказательственной информации определяет задачей осмотра [267, с. 290]. Г.Н. Мухин выделяет три цели: «обнаружение следов преступления; выяснение обстановки происшествия; выявление иных обстоятельств, имеющих значение для дела» [342, с. 125-126].

В криминалистической литературе существуют и другие подходы к определению целей осмотра места происшествия: а) отождествление с задачами (А.Н.

Васильев и др. [382, с. 13-14; 448, с. 20-21]; б) по имеющим значение для дела обстоятельствам (И.Е. Быховский [387, с. 5-6]; в) системный подход (Б.М. Кретов [258, с. 155]). Системный подход при определении целей деятельности специалиста при осмотре места происшествия использовала

О.В. Павлють. По ее мнению, система целей состоит из: общей (конечной) цели, обеспечивающей достижение целей криминалистики; и частных (промежуточных) целей, объективно связанных с целями проведения экспертизы на последующих этапах расследования и полного выявления всей совокупности элементов криминалистической структуры преступления и их отражений: 1) обнаружение, фиксация и изъятие следовой информации о совершенном преступлении с учетом создания необходимых условий проведения экспертизы на последующих этапах расследования; 2) обнаружение всей системы следов-отражений, образовавшихся в результате взаимодействия элементов криминалистической структуры преступления, а также оказание помощи следователю в установлении самих элементов [393, с. 47-50].

В.А. Волынский на основе системного подхода рассматривает конечную цель технико-криминалистического обеспечения - раскрытие и расследование преступлений, направленную на получение, накопление, обработку, целевое использование криминалистически значимой информации; и промежуточные цели и задачи технико-криминалистического обеспечения - анализ, планирование, принятие решений, взаимодействие, контроль и т.д. [90, с. 14-15]. Такой подход целесообразно использовать и при рассмотрении специфических целей и задач функционирования технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия, базой для которого является практика проведения осмотра места происшествия с применением технико-криминалистических средств уполномоченными на то субъектами.

С этих позиций конечной целью технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия является обеспечение в результате его проведения эффективного получения, накопления, оценки, обработки криминалистически значимой информации для ее дальнейшего использования в процессе раскрытия и расследования преступления.

Промежуточные цели технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия объективно ориентированы на достижение конечной цели и связаны с практическими элементами системы организационного, технологического и оценочно-контрольного направления.

Так, промежуточными целями технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия являются следующие:

1. В организационном направлении - создание следователем (лицом, производящим дознание) технико-криминалистических условий для обеспечения эффективности технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия (привлечение к нему специалиста; выбор совокупности конкретных технико-криминалистических средств, необходимых для использования при осмотре места происшествия, и их быстрое развертывание на месте происшествия).

2. В технологическом направлении - обеспечение качественного использования технико-криминалистических средств для достижения результативности обнаружения, фиксации и изъятия следов и объектов преступления.

3. В оценочно-контрольном направлении - осуществление оценки и

контроля результативности применения технико-криминалистических средств при осмотре места происшествия с точки зрения полноты, своевременности, достоверности выявленных в ходе его проведения следов и объектов преступления для обеспечения эффективности технико

криминалистического обеспечения осмотра места происшествия.

По мнению В.А. Волынского, содержание целей может быть определено, прежде всего, через задачи, которые требуется решать для их достижения [93, с. 27].

1. Задачами организационного направления технико

криминалистического обеспечения осмотра места происшествия являются те из них, которые следователь (лицо, производящее дознание) должен решать до начала осмотра, а именно он «должен создать необходимые организационные и технические условия, определить его предмет, круг участников, обеспечить их интенсивную деятельность» [500, с. 27], что можно отнести к общим задачам данного компонента. К частным задачам рассматриваемого направления следует отнести: во-первых, решение вопроса о целесообразности привлечения к осмотру места происшествия специалиста-криминалиста; во-вторых, выбор совокупности конкретных технико-криминалистических средств, необходимых для использования при осмотре места происшествия; в-третьих, их быстрое развертывание на месте происшествия.

1. Очевидно, что привлечение к осмотру места происшествия специалиста-криминалиста значительно повышает его эффективность. В современных условиях в качестве специалиста для участия в данном следственном действии привлекаются эксперты Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь (далее - ГКСЭ). Для обеспечения своевременности проведения этого неотложного следственного действия, как и прежде, организуется их дежурство в составе следственнооперативных групп при оперативно-дежурных службах МВД, ГУВД, УВД, РУ-ГО-РОВД. Порядок дежурства экспертов-криминалистов определяется руководством вышеперечисленных структур с учетом их численности и оперативной обстановки [365] и ГКСЭ [355]. Привлечение специалиста- криминалиста к осмотру места происшествия по УПК является факультативным. Согласно ч. 5 ст. 204 УПК к участию в осмотре следователь, лицо, производящее дознание, вправе привлечь специалиста, который обязан явиться по вызову для оказания содействия органу, ведущему уголовный процесс [506, ст. 62].

Таким образом, из указанных норм следует, что следователь (лицо, производящее дознание) может и не привлекать специалиста к участию в осмотре места происшествия при наличии у него самого необходимых специальных знаний и навыков для применения технико-криминалистических средств в данном конкретном случае. Ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие порядок и условия участия в проведении следственных действий специалистов, также не предусматривают их обязательного привлечения ко всем без исключения осмотрам мест происшествий, а указывают случаи, требующие квалифицированного применения технических средств и криминалистических методов [365, п. 55 гл. 5], либо наличие больших по площади территорий [366].

Однако анализ практики (таблица 2; рисунок 2.2; 2.3) свидетельствует о том, что специалисты-криминалисты привлекаются ко всем без исключения ОМП по заявлениям о совершенных правонарушениях, в том числе не криминального характера, что приводит к возникновению ряда проблем с обнаружением, фиксацией, изъятием следов преступлений и иных вещественных доказательств при ОМП.

Необходимость решения отмеченной проблемы содержится в совместном указании МВД, ГКСЭ, Следственного комитета Республики Беларусь № 47 от 28.06.2013 года, определящем выбытие экспертов на места происшествий при поступлении информации, указывающей на наличие признаков преступления, заявления, сообщения либо информации об исчезновении лица, обнаружении неопознанного трупа, «при этом необходимо исключить необоснованное выбытие экспертов на места происшествий» [355, п. 6]. Правда, в данном документе не конкретизировано понятие «необоснованное выбытие на место происшествия» и критерии его определения.

В работах отдельных процессуалистов и криминалистов предпринимались попытки рассмотреть общие вопросы привлечения специалистов к проведению следственных действий, в том числе к осмотру места происшествия [119; 179; 328; 329; 527]. Процессуальные и криминалистические особенности целесообразности привлечения специалистов-криминалистов к проведению этого следственного действия исследовались недостаточно. Практически отсутствуют инструкции и методические рекомендации по привлечению специалистов к осмотру места происшествия. Все вышеуказанные суждения говорят о необходимости разработки инструктивных документов, регулирующих порядок и правильное принятие решения следователем, лицом, производящим дознание, о целесообразности привлечения к участию в ОМП специалиста-криминалиста.

Отмеченная практика организации осмотров мест происшествий при реагировании на заявления и сообщения о совершенных преступлениях и правонарушениях в республике [417] существует уже на протяжении нескольких лет [368] и создает реальные сложности для экспертов (поскольку их численность значительно меньше численности следователей, лиц, производящих дознание) при выполнении ими других задач и функций, среди которых своевременное выполнение экспертиз и исследований, использование криминалистических учетов в раскрытии преступлений, участие в других следственных действиях; участие в оперативно-розыскных мероприятиях, осуществление учета, анализа, оценки и контроля полноты и качества технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия и другие.

Сведения результатов сравнительного (в динамике последних 8 лет за период 2005-2012 годов) статистического анализа основных показателей работы экспертов-криминалистов Республики Беларусь, отражающих технико-криминалистическое обеспечение осмотра места происшествия[1]

Основные показатели / год 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005
Количество зарегистрированных преступлений по линии УР (по данным ИАЦ МВД) 72477 95889 100028 111269 119788 145440 155979 156515
Общее количество ОМП с участием специалиста 111043 133651 139713 144964 151608 167931 156936 153855
Количество ОМП с участием специалиста по уголовным делам 50678 60894 61686 64674 67674 84090 126977 128238
Удельный вес ОМП, проведенных с участием специалиста по уголовным делам, от зарегистрированных преступлений по линии УР 69,9% 63,5% 61,7% 58,1% 56,5% 57,8% 81,4% 81,9%
Количество ОМП с участием специалиста, по которым в уголовные дела не возбуждались 60365 72757 78027 80290 83934 83841 29959 25617
Удельный вес ОМП с участием специалиста, по которым в уголовные дела не возбуждались, от общего количества ОМП 54,4% 54,4% 55,8% 55,4% 55,4% 49,9% 19,1% 16,7%
Количество преступлений, раскрытию которых способствовали изъятые при ОМП следы рук, взлома, обуви и транспортных средств 15248 16712 15222 12296 8599 8851 9633 8857
Удельный вес количества преступлений, раскрытию которых способствовали изъятые при ОМП следы рук, взлома, обуви и

транспортных средств, от зарегистрированных преступлений по линии УР

21,0% 17,4% 15,2% 11,1% 7,2% 6,1% 6,2% 5,7%

Рисунок 2.2. - Диаграмма - удельный вес количества проведенных ОМП с участием специалистов-криминалистов, по которым в дальнейшем уголовные дела не возбуждались, от общего количества проведенных с их участием ОМП в динамике 2005-2012-х гг.

Рисунок 2.3 - Диаграмма - удельный вес количества проведенных ОМП с участием специалистов криминалистов по уголовным делам от количества зарегистрированных преступлений по линии уголовного розыска на территории Республики Беларусь в динамике

2005 - 2012 гг.

О существовании проблемы нерационального использования специальных знаний экспертов-криминалистов в осмотре места происшествия свидетельствует неоднократное обсуждение данного вопроса на протяжении ряда лет на коллегиях [358], оперативных совещаниях МВД [359] и семинарах-совещаниях руководителей экспертно-криминалистической службы республики, по результатам которых принимались управленческие решения совершенствования данной деятельности [429; 430]. Так, на семинарах-совещаниях в 2007-2012 гг. [356; 357; 363; 402] обсуждалась сложившаяся ситуация по нецелесообразному привлечению экспертов- криминалистов к осмотрам мест происшествий с незначительной следовой информацией: травмы на производстве, исчезновение птицы с подворий,

семейных скандалов, повреждение имущества и др., где их работа квалифицированных специалистов по изъятию следов и вещественных доказательств несоизмерима с конечным результатом [363, с. 43, 64]. До настоящего времени проблема организации работы по привлечению специали- стов-криминалистов к осмотру места происшествия остается актуальной, так как и сегодня неэффективно используются эксперты-криминалисты при проведении данного следственного действия [358]. Проведенный в рамках исследования анализ технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия показывает, что на практике является достаточно дискуссионным вопрос о том, в каких случаях необходимо привлекать специалиста к осмотрам, а в каких нет.

В связи с недавним образованием ГКСЭ, не имеющего годовой статистической информации об участии криминалистов в осмотрах мест происшествия, изучена практика технико-криминалистического обеспечения осмотров мест происшествия, осуществлявшаяся на протяжении 8 лет (период с 2005 года по 2013-й год включительно) экспертнокриминалистической службой Республики Беларусь. Сделано это с целью демонстрации динамики практики привлечения специалистов к осмотрам мест происшествий и результативности при этом их техникокриминалистической работы (таблица 2; рисунок 2.2; 2.3). С этой же целью изучены материалы 602 уголовных дел по фактам убийств, разбойных нападений, грабежей и краж, возбужденных на территории Витебской области за указанный период, из которых 102 было возбуждено после создания Следственного комитета Республики Беларусь [приложение А, таблица А 1, А 2, А 3]. Проведено анкетирование 419 экспертов-криминалистов (из них 112 - в 2012-2013-х годах) и 483 следователей (из них 106 - в 2012-2013-х годах) правоохранительных органов Витебской, Минской, Брестской, Гродненской областей Республики Беларусь [приложение Б, таблица Б 1, Б 2, Б 3]. Полученные данные свидетельствуют о том, что привлечение специалистов- криминалистов к осмотрам мест происшествий, по которым в последствие были возбуждены уголовные дела, значительно улучшилось после создания Следственного комитета (на 6,4%) (рисунок 2.3), но все еще остается достаточно высоким показатель участия специалистов-криминалистов в осмотрах мест происшествий, по которым в дальнейшем уголовные дела не возбуждаются (к ним же относятся и административные протоколы) (54,4% от общего количества осмотров мест происшествий), хотя и существует динамика его снижения на протяжении 8 лет (таблица 2; рисунок 2.2).

Проведенный анализ демонстрирует существовавшее ранее (в 20052006-х годах) обоснованное привлечение экспертов к осмотрам мест происшествий, что подтверждается низким показателям их участия в осмотрах мест происшествий некриминального характера (16,7% и 19,1% соответственно) (рисунок 2.2) и высоким результатом участия в осмотрах по уголовным делам (81,9% и 81,4%) (рисунок 3). Респонденты отметили, что иногда участие специалиста в осмотре места происшествия нецелесообразно. К таким ситуациям они отнесли осмотры мест происшествий при малозначительности ущерба (41,9%); при давности совершения преступления (34,1%);

при нарушении обстановки места происшествия (18%); при совершении преступления путем свободного доступа (24,5%), при неизвестных обстоятельствах (15,9%), на улицах (19,5%); при отсутствии видимых следов преступления (20,5%); при ненастной погоде (5,9%) [приложение Б, таблица Б 1.1. п. 33; 28].

Изучение уголовных дел свидетельствует о том, что специалист участвовал в осмотре места происшествия в 88% случаев (до 2012 года) и в 82,4% в - 2012-2013-х годах, из которых в 33% и 55,9% случаев соответственно не были обнаружены следы и вещественные доказательства, а осуществлена лишь фотосъемка в ходе осмотра места происшествия [приложение А, таблица А 1.1. п. 12, 17; таблица А 3.1 п. 5, 8]. В результате проведенного анкетирования о том, что на всех без исключения осмотрах мест происшествий необходимо участие специалиста-криминалиста высказалось 1,6% опрошенных специалистов, 41,6% следователей (лиц, производящих дознание) и 60,0% работников прокуратуры. При этом о том, что в большинстве случаев на ОМП специалист-криминалист необходим в качестве фотографа считает 64,8% экспертов, 30% следователей (лиц, производящих дознание), 53,3% работников прокуратуры [приложение Б, таблица Б 1.1 п. 28, 23; 36, 31].

Многолетние усилия правоохранительных органов Республики Беларусь по принятию мер, направленных на урегулирование данного вопроса [356-358; 363; 369, с. 5; 368; 402; 429], способствовали повышению эффективности данного следственного действия [приложение А, таблица А 3], но не устранили существующую проблему, о чем свидетельствует совместное указание МВД, Следственного комитета, ГКСЭ Республики Беларусь на необходимость исключения необоснованного выбытия экспертов на места происшествий [355, ч. 6]. Необоснованное привлечение квалифицированных специалистов на осмотр места происшествия для выполнения функций, ограничивающихся фотофиксацией обстановки места происшествия, неоправданно и недопустимо. Этот тезис подтверждают респонденты, которые считают (в среднем 53,3%), что комплекс оценочных ситуационных факторов сможет помочь в правильном принятии решения о привлечении к осмотру места происшествия специалиста-криминалиста [приложение Б, таблица Б 1.1 п. 34, 29]. Эффективная деятельность специалиста-криминалиста находится в зависимости от обоснованности и своевременности их вызова для участия в осмотре места происшествия.

2. Выбор совокупности конкретных технико-криминалистических средств, необходимых для использования при осмотре места происшествия, осуществляется специалистом в случае его привлечения к участию в данном следственном действии, а в случае его отсутствия - следователем (лицом, производящим дознание). УПК в ст. 97, 99, 192, 193, 204 содержит прямое указание на то, какие технико-криминалистические средства при проведении конкретного следственного действия могут применяться [506]. Применение отдельных видов технико-криминалистических средств предусматривается и другими законодательными актами, в частности законами «Об органах внутренних дел» [364], «Об оперативно-розыскной деятельности» [362], а также подзаконными актами [365] и ведомственными инструктивными документами. Обладание субъектом техникокриминалистического обеспечения осмотра места происшествия исправными технико-криминалистическими средствами и проверенными технологиями их применения существенно повышают эффективность данного следственного действия. Возможность использования техникокриминалистических средств при осмотре места происшествия часто имеет решающее значение для расследования преступления, поэтому необходимо стремиться к тому, чтобы в арсенале субъекта техникокриминалистического обеспечения имелись такие технические средства, с помощью которых можно было решить любую возникшую задачу. Вместе с тем, очевидно, что невозможно возить с собой весь арсенал техникокриминалистических средств, так как это затруднительно сделать физически и заранее предусмотреть все ситуации.

Выбор технико-криминалистических средств для применения на осмотре места происшествия зависит от ряда обстоятельств. Д.А. Турчин и И.С. Чижиков к ним относят вид преступления, в связи с которым проводится осмотр обстановки, и конкретные обстоятельства осмотра [500, с. 91]. По мнению Д.Ю. Гостевского, к таким обстоятельствам относятся вид и характер конкретного следственного действия, время года, погодные условия, этап расследования, сложившаяся следственная ситуация [113, л. 105].

Для правильного выбора технико-криминалистических средств, необходимых для использования при осмотре места происшествия, необходимо обладание субъектами технико-криминалистического обеспечения этого следственного действия знаниями о системе техникокриминалистических средств и их современных возможностях. Изучение уголовных дел показало, что в настоящее время при осмотрах мест происшествий используется преимущественно фотокамера (94,0%); измерительные приборы (32,6%); средства для работы со следами рук (42,5%), обуви (6,1%), взлома (2,7%), биологическими следами (2,8%). Почти не применяются источники ультрафиолетовых лучей (0,2%), слесарный инструмент (0,8%), средства для работы с микроследами (0,7%), передвижная криминалистическая лаборатория (0%) и другие [приложение А, таблица А 3, таблица А 3.1 п. 7]. Респонденты на вопрос «Известны ли Вам современные направления применения технико-криминалистических средств в ходе осмотра места происшествия» ответили положительно в 32% случаях (следователи) и 64,2% (специалисты), отрицательно - 36,3% (следователи) и 11,5 % (специалисты), затруднились ответить 32,7% следователей и 24,3% специалистов [приложение Б, таблица Б 3.1 п. 9; таблица Б 4.1 п. 9].

3. Быстрое развертывание технико-криминалистических средств на осмотре места происшествия, по мнению А.Н. Москаленко, обеспечивает оперативность высокий темп работы следственно-оперативной группы, что достигается, с одной стороны, соответствующими характеристиками необходимых средств - транспортабельностью, унификацией для решения различных задач, взаимозаменяемостью отдельных элементов и т.п.; с другой стороны - это уровень подготовки и натренированности соответствующих специалистов [340, л. 40-41].

Сказанное свидетельствует о необходимости наличия у субъектов технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия знаний об имеющихся технико-криминалистических средствах и их возможностей для осуществления эффективного выбора необходимой совокупности технико-криминалистических средств в каждом конкретном случае осмотра и быстрого их развертывания на месте происшествия с целью качественного использования для решения технологических задач осмотра места происшествия.

2. К задачам технологического характера относится обеспечение качественного использования технико-криминалистических средств для достижения результативности обнаружения, фиксации и изъятия следов и объектов преступления.

Несмотря на большое разнообразие имеющихся на вооружении экс- пертов-криминалистов технико-криминалистических средств, существование теоретических знаний и практических рекомендаций относительно их использования при осмотре места происшествия для обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств явно недостаточно, так как на практике возникают проблемы с их применением, что препятствует достижению результативности данного следственного действия. Материалы уголовных дел и данные анкетирования позволили выявить определенные проблемы технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия, негативно влияющие на его эффективность [приложение А, Б].

Во-первых, не всегда осматривается прилегающая к осмотру места происшествия территория, а, следовательно, упускается возможность обнаружения и изъятия следов преступления. Так, по 96,6% изученных уголовных дел осмотру непосредственно подвергались лишь место происшествия, в 11,8% - прилегающая территория, в 1,2% - возможные пути подхода и ухода преступника. Приведенные данные свидетельствуют о недостаточной полноте ОМП и в 83,6% случаев потенциально упущенной информации о следах и объектах, имеющих значение для расследуемого события, возможно находящихся на прилегающей территории [приложение А, таблица А 1.1 п. 13].

Во-вторых, не применение технико-криминалистических средств при осмотре места происшествия с целью обнаружения материальных следов преступления, что изначально приводит к не обнаружению порой единственных доказательств. Так, только в 95,7% осмотров мест происшествий применялись технико-криминалистических средства. Анализ показывает, что даже при участии в осмотре места происшествия специалиста- криминалиста (87%) крайне редко применяются техникокриминалистические средства для изъятия биологических следов (2,8%), следов орудий взлома (2,7%) и обуви (6,1%) [приложение А, таблица А 3.1 п. 5, 6, 7]. К основным причинам не обнаружения следов при осмотрах относятся: нарушение обстановки места происшествия (15,4%), большой временной промежуток с момента совершения преступления до осмотра места происшествия (3,2%) [приложение А, таблица А 3.1 п. 9]; нежелание применять технико-криминалистические средства (4,0%), недостаток профессиональной подготовки по их применению (3,6%), ненастная погода (1,0%), другие причины (0,8%) [приложение А, таблица А 1.1 п. 18]. Респонденты отметили, что при ОМП осуществляют лишь поиск следов рук (в среднем 77%), обуви и транспортных средств (68,2%), взлома (57,4%), биологических следов (71,7%), микрообъектов (54,8%) [приложение Б таблица Б 1.1 п. 52, 51, 46; таблица Б 2.1 п. 10; таблица Б 3.1 п. 8].

В-третьих, в случае обнаружения следы преступления не всегда изымаются в ходе осмотра места происшествия. Так, не изъяты обнаруженные при осмотре следы рук в 0,5% случаях, обуви и транспортных средств - 6,8%, орудий взлома - 1,5%, биологические следы - 0,7%, другие - 1,5% [приложение А, таблица А 3.1 п. 13]. В основном данные осмотры мест происшествий проводились без привлечения специалистов-криминалистов. Подобные действия субъектов технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия могли быть вызваны отсутствием профессиональных навыков применения технико-криминалистических средств, неспособностью самостоятельно их применить либо нежеланием применять, что, безусловно, отрицательно сказывается на качестве осмотров мест происшествий и его результативности, а в конечном счете приводит к приостановлению производства по уголовным делам (93,9%) [приложение А, таблица А 3.1 п. 1].

В-четвертых, не обеспечение при осмотре места происшествия полноты фиксации, а именно:

1) обстановка места происшествия зафиксирована в таблице фотоснимков в 91% осмотров. При этом в таблицах фотоснимков отсутствуют узловые фотоснимки обнаруженных в ходе осмотров мест происшествия следов в 69,6% случаев, обзорные - 66,9%, ориентирующие - 58,3%, детальные - 33,7%, следовая картина отсутствует в 34,1% случаях [приложение А, таблица А 3.1 п. 15, 17]. 9,1% проанкетированных следователей признали, что не владеют навыками самостоятельного производства судебной фотосъемки и 35,6% затруднились ответить [приложение Б, таблица Б 3.1 п. 10];

2) не всегда обеспечивается полнота описания следов и объектов в протоколе осмотра места происшествия, а именно: не отражается вся информация о применении технико-криминалистических средств (55,6%); не описывается поверхность, на которой выявляются следы преступления (31,4%); не описываются обнаруженные в ходе осмотра следы преступления (22,1%); не указывается место обнаружения следов (11,1%); форма (25,6%); вид (17,8%); размер (21,1%); способ изъятия (14,5%); упаковка (18,3%); отсутствует ссылка на следовую картину осмотра места происшествия (57,8%) [приложение А, таблица А 3.1 п. 14]. Респонденты подтвердили данные результаты изучения уголовных дел, которые на вопрос: «Всегда ли Вы уделяете достаточное внимание полноте фиксации в протоколе осмотра места происшествия обнаруженных следов преступления» ответили: да - ответили 56,8% следователей и 58% специалистов [приложение Б, таблица Б 3.1 п. 11; таблица Б 4.1 п. 10].

В-пятых, о недостатках применения технико-криминалистических средств при изъятии следов и других объектов свидетельствует оценка эффективности осмотра места происшествия, проведенная на основе изучения уголовных дел, а именно: 1) получен максимум возможной доказательственной информации - в 40,8% случаев; 2) получена часть такой информации - 13,6%; 3) доказательственной информации не получено - 34,8%; 4) получена качественная доказательственная информация - 27,8%; 5) получена некачественная доказательственная информация - 8,4% [приложение А, таблица А 1.1 п. 33].

Сами респонденты оценили свой уровень технико-криминалистической подготовки как средний - 69,9%, низкий - 8,7%, высокий - 16,9%, затруднились ответить - 5,3% [приложение Б, таблица Б 1.1 п. 8; таблица Б 3.1 п. 3; таблица Б 4.1 п. 3]. Кроме того, 40,3% следователей и 2,4% криминалистов признали, что они не способны самостоятельно применять техникокриминалистические средства при ОМП [приложение Б, таблица Б 3.1 п. 6; таблица Б 4.1 п. 6], что не смогут выявить, зафиксировать и изъять следы рук на липкой поверхности (82,1% и 52,7% соответственно), следы обуви на ворсовом покрытии (91,5% и 27,7%); следы рук на мокрой поверхности (88,7% и 25,9%) [приложение Б, таблица Б 2.1 п. 12, 13, 14]. Еще 29,6% следователей и 43,9% специалистов сообщили, в их практике были эпизоды, когда в ходе самостоятельного применения технико-криминалистических средств произошла порча или уничтожение материальных следов преступления [приложение Б, таблица Б 3.1 п. 7; таблица Б 4.1 п. 7].

Представляется, что отмеченные недостатки в работе участников осмотра места происшествия по применению технико-криминалистических средств с целью обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления возможны ввиду того, что при его проведении не осуществляется весь комплекс мероприятий по обнаружению следов преступления. Этот тезис подтвердили 53,7% следователей и 47,3% экспертов [приложение Б, таблица Б 3.1 п. 4; таблица Б 4.1 п. 4]. Причем к одной из причин данного недостатка они относят неэффективное руководство следователя (лица, производящего дознание) [приложение Б, таблица Б 1.1 п. 46, 45, 40].

Решение задач технологического характера представляется как наиболее перспективный и оптимальный путь повышения эффективности технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия.

3. К задачам оценочно-контрольного направления относятся осуществление оценки и контроля результативности применения техникокриминалистических средств при осмотре места происшествия, выявленных при его проведении следов и объектов преступления. Актуально и сегодня утверждение В.П. Бахина о том, что «сложившаяся система оценки деятельности правоохранительных органов ... практически без учета ее качества и творческой выраженности приводит к тому, что нередко мероприятия проводятся не ради поиска истины, а для демонстрации активности» [30, с. 160]. В настоящее время официальная статистика ГКСЭ ограничивается количественными показателями проведения осмотра места происшествия, в том числе с участием эксперта-криминалиста. При этом количество осмотров с изъятием пригодных для идентификации и диагностики различных видов следов преступления в данной статистике не отражается.

Критерии оценки технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия в настоящее время также отсутствуют. Однако, на протяжении нескольких лет, вплоть до 2013 г., оценка деятельности органов внутренних дел Республики Беларусь включала показатель техникокриминалистического выявления (раскрытия) и расследования преступлений. При этом оценивалось процентное соотношение изъятых при осмотрах следов рук, взлома, обуви и транспортных средств, способствовавших раскрытию преступлений, от зарегистрированных преступлений по линии уголовного розыска. Такая оценка не отражала всей полноты эффективности технико-криминалистического обеспечения осмотров мест происшествий по следующим причинам. Во-первых, она осуществлялась по ограниченному количеству изымаемых с осмотров видов следов (рук, взлома, обуви и транспортных средств) без учета других следов (зубов, перчаток, биологических, в том числе, одорологических, генотипоскопических, микрообъектов и т.п.), что на практике выразилось в снижении числа их изъятия. Во- вторых, оценивался удельный вес изъятых при осмотрах мест происшествий следов, способствовавших раскрытию преступлений, от зарегистрированных по линии уголовного розыска. Представляется логичным рассматривать их процентное соотношение от оконченных уголовных дел, а не от зарегистрированных преступлений по линии уголовного розыска.

В настоящее время назрела необходимость разработки научных основ объективной и своевременной оценки эффективности техникокриминалистического обеспечения осмотра места происшествия. Без этого отсутствует возможность судить о том, насколько рациональна используемая в ходе данного следственного действия система технико-криминалистических средств, какова результативность достижения целей техникокриминалистического обеспечения осмотра места происшествия. Действенным средством регулирования эффективности технико-криминалистического обеспечения рассматриваемого следственного действия является механизм контроля качества, который состоит в собирании, систематизации, анализе и хранении информации о результативности применения технико-криминалистических средств при проведении данного следственного действия. Эта деятельность способствует выявлению тактических ошибок технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия, принятию мер к их устранению и оказанию непосредственной и своевременной помощи участникам осмотра. Именно результаты контроля становятся основанием для принятия оптимальных решений по повышению качества осмотров в целях раскрытия и расследования преступлений.

Таким образом, применение субъектами технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия на практике знаний о целях и задачах ее функционирования является одним из главных требований научной организации этой системы. К целям технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия относятся общая (конечная) цель, направленная на раскрытие и расследование преступления, и частные (промежуточные) цели, связанные с целями организационного, технологического и оценочноконтрольного направлений системы. Достижение вышеуказанных целей возможно при решении конкретных задач организационного характера, направленных на целесообразное привлечение к участию в осмотре специалиста- криминалиста и выбор совокупности конкретных технико-криминалистических средств для их быстрого развертывания и использования на месте происшествия; технологического характера, направленных на качественное использование технико-криминалистических средств; оценочно-контрольного направления, ориентированных на оценку и контроль результативности их применения и эффективности технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия. Новизна определения целей, задач, субъектов, являющихся обязательным элементом системы технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия, заключается в использовании системного подхода, при котором цели, задачи, субъекты тесно связаны между собой и взаимообусловливают друг друга. Данное обстоятельство обеспечивает получение максимального объема информации о преступлении, а также позволяет в полном объеме использовать специальные знания субъектов техникокриминалистического обеспечения осмотра места происшествия для достижения его эффективности.

2.4

<< | >>
Источник: Дмитриева, Т.Ф.. Технико-криминалистическое обеспечение осмотра места происшествия : монография / Т.Ф. Дмитриева ; под науч. ред. Е.И. Климовой. - Витебск : ВГУ имени П.М. Машерова,2013. - 303 с.. 2013

Еще по теме Цели, задачи, субъекты технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия:

  1. N 1,Криминалистическая характеристика и классификация следственных действий
  2. Криминалистическое учение о транспортном средстве
  3. § 4. Тактика производства следственного эксперимента , ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ И НАЗНАЧЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ
  5. Сущность и содержание технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  6. Цели, задачи, субъекты технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  7. Непроцессуальная форма использования специальных знаний и технико-криминалистических средств при осмотре места происшествия, оформление полученных при этом результатов
  8. Понятие и система технико-криминалистических средств, используемых при осмотре места происшествия
  9. Направления совершенствования организационных аспектов технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  10. Технологии применения технико-криминалистических средств при осмотре места происшествия
  11. Технологии применения технико-криминалистических средств в ходе осмотра места происшествия для обнаружения следов папиллярных узоров (следов рук и следов босых ног)
  12. Криминалистические технологии применения техникокриминалистических средств при осмотре места происшествия для изъятия следов и объектов преступления
  13. Система критериев оценки эффективности техникокриминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  14. Механизм контроля качества технико-криминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ПРИЛОЖЕНИЕ В Проект ИНСТРУКЦИЯ по организации привлечения экспертов Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь в качестве специалистов-криминалистов к осмотрам мест происшествий
  17. Правовые аспекты применения технико-криминалистических средств при проведении осмотра места происшествия
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -