<<
>>

1. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов

Происхождение и сущность умозаключения. Чтобы уяс-нить происхождение и сущность умозаключения, необходимо сопоставить два рода знаний, которыми мы располагаем и пользуемся в процессе своей жизнедеятельности, — непосред-ственные и опосредованные.

Непосредственные знания — это те, которые получены нами с помощью органов чувств: зрения, слуха, обоняния и т. д. Таковы, например, знания, выраженные суждениями типа: «Дерево зеленое», «Снег бел», «Птица поет», «Сосновый лес пахнет смолой». Они составляют значительную часть всех наших знаний и служат их базой.

Однако далеко не обо всем на свете мы можем судить непос-редственно.

Например, никто никогда не наблюдал, что в районе Москвы некогда бушевало море. А знание об этом есть. Каким образом? Оно получено из других знаний. Дело в том, что в Под-московье обнаружены большие залежи белого камня, из которого и строилась белокаменная. Он образовался из скелетов бесчисленных мелких морских организмов, которые могли накапливаться лишь на дне моря. Так был сделан вывод о том, что примерно 250—300 млн лет назад Русскую равнину, на которой расположена и Московская область, заливало море. Подобные знания, которые получены не прямо, непосредственно, а опосредованно, путем выведения из других знаний, называются опос- редованными (или выводными). Логической формой их приобретения и служит умозаключение. В самом общем виде под ним разумеется форма мышления, посредством которой из известного знания выводится новое знание.

Существование такой формы в нашем мышлении, как и понятия и суждения, обусловлено самой объективной действительностью. Если в основе понятия лежит предметный характер действительности, а в основе суждения — связь (отноше- ние) предметов, то объективную основу умозаключения составляет более сложная взаимная связь предметов, их взаимные отношения. Так, если один класс предметов (А) входит целиком в другой (В), но не исчерпывает его объема, то это означает необходимую обратную связь: более широкий класс предметов (В) включает в себя менее широкий (А) как свою часть, но не сводится к нему. Это видно из схемы:

Например: «Все космонавты — мужественные люди». Это означает: «Некоторые мужественные люди — космонавты». Или более сложный случай взаимосвязи предметов мысли: если один класс предметов (А) входит в другой (В), а этот, в свою очередь, входит в третий (С), то отсюда следует, что первый (А) входит в третий (С). На схеме:

Пример: «Если А. Леонов — космонавт, а все космонавты — мужественные люди, то А. Леонов — мужественный человек».

Такова объективная возможность умозаключений: это структурный слепок с самой действительности, но в идеальной форме, в форме структуры іусьісли. А их объективная необходгшоетъ, как и понятий и суждений, тоже связана со всей практикой человечества. Удовлетворение одних потребностей людей и возникновение на этой основе других требует прогресса общественного производства, а он, в свою очередь, немыслим без прогресса знаний. Необходимым связующим звеном в осуществлении этого прогресса и выступают умозаключения как одна из форм перехода от известных знаний к новым.

Роль умозаключений и их структура. Умозаключения — весьма распространенная форма, используемая в научном и по-вседневном мышлении. Этим определяется их роль в поз- нании и практике общения людей. Значение умозаключен ний состоит в том, что они не только связывают наши знания в более или менее сложные, относительно законченные комплексы — мыслительные конструкции, но и обогащают, усиливают эти знания.

Вместе с понятиями и суждениями умозаключения преодолевают ограниченность чувственного познания.

Они оказываются незаменимыми там, где органы чувств бессильны: в постижении причин и условий возникновения какого-либо предмета или явления, его сущности и форм существования, закономерностей развития и т. д. Они участвуют в образовании понятий и суждений, которые нередко выступают как итог умозаключений, чтобы стать средством дальнейшего познания.

Умозаключения используются как способ познания прошлого, которое непосредственно наблюдать уже нельзя. Например, с их помощью получены фундаментальные знания о «большом взрыве» Вселенной, который произошел 10—20 млрд лет назад; о становлении крупномасштабной структуры Вселенной (галактик и их скоплений); о возникновении Солнечной системы и образовании Земли; о происхождении и сущности жизни на Земле; о возникновении и этапах развития человеческого общества. Историки общества по отдельным фрагментам, доступным нам, восстанавливают облик прошедших поколений людей, их образ жизни. Теоретики общества по бесчисленным проявлениям общественной жизни познают глубинные закономерности ее экономического, социального, политического и духовного развития.

Умозаключения тем более важны для понимания будущего, которое наблюдать еще нельзя. В общественной жизни предвидения, прогнозы, цели человеческой деятельности тоже невозможны без определенных выводов — о тенденциях развития, действовавших в прошлом и действующих в настоящее время, прокладывающих путь в будущее.

На каждом шагу умозаключения производятся в повседневной жизни. Так, выглянув утром в окно и заметив мокрые крыши домов, мы делаем вывод о прошедшем ночью дожде. Увидев, что день солнечный, мы заключаем, что сосновый лес теперь пахнет смолой. Наблюдая вечером багрово-красный закат, мы предполагаем на завтра ветреную погоду. Заметив на площади множество людей со знаменами, транспарантами, плакатами, мы умозаключаем, что идет митинг.

Особую роль играют умозаключения в юридической практике. В своих знаменитых записках о Шерлоке Холмсе А. Конан Дойл дал классический образ сыщика, который блестяще, в совершенстве владел искусством умозаключений и на их основе распутывал самые сложные и невероятные криминальные истории. В современной юридической литературе и практике умозаключениям тоже принадлежит огромная роль. Так, предварительное следствие с точки зрения логики есть не что иное, как построение всевозможных умозаключений о предполагаемом преступнике, о механизме образования следов преступного деяния, о мотивах, побудивших к его совершению, и о последствиях совершенного для общества. Самый суд есть не что иное, как анализ фактов с целью получения определенного вывода. Наконец, обвинительное заключение есть лишь одна из форм умозаключения вообще.

Умозаключение — целостное мыслительное образование. Но подобно тому как, например, вода, будучи целостным качественно определенным агрегатным состоянием вещества, разлагается на химические элементы — водород и кислород, находящиеся в определенном соотношении между собой, так и всякое умозаключение имеет свою структуру. Она обусловлена природой этой формы мышления и ее ролью в познании и общении. В Структуре любого умозаключения различаются два основных более или менее сложных элемента: посылки (одна или несколько) и заключение, между которыми тоже, конечно, существует определенная связь.

Посылки — это исходное, и притом уже известное, знание, служащее основанием умозаключения.

Заключение (или вывод) — производное, притом новое, знание, полученное из пбсылок и выступающее их следствием.

Связь между посылками и умозаключением есть необходимое отношение между ними, делающее возможным переход от одного к другому, — отношение логического следования.

Это основной закон всякого умозаключения, позволяющий раскрыть его самый глубокий и сокровенный «секрет» — принудительность вывода. Если мы признали какие-либо посылки, то хотим мы этого или не хотим, но вынуждены признать и заключение — именно из-за определенной связи между тем и другим. Этот закон, в основе которого лежит объективное соотношение самих предметов мысли, проявляется во многих особых правилах, которые специфичны для разных форм умозаключений и которые будут раскрываться в последующих главах.

Выше говорилось, какую роль играют умозаключения в образовании понятий и суждений. А какую роль играют понятия и суждения в умозаключениях? Поскольку они входят в структуру умозаключений, важно установить здесь их логические функции. Так, нетрудно понять, что суждения выполняют функции либо посылок, либо заключения. Понятия же, будучи терминами суждения, выполняют здесь функции терминов умозаключения. Если рассматривать познание диалектически, как процесс перехйда с одной ступени знания на другую, более высокую, то не составит труда уяснить себе относительность деления суждений на посылки и заключение. Одно и то же суждение, будучи результатом (выводом) одного познавательного акта, становится исходным пунктом (посылкой) другого. Этот процесс можно уподобить строительству дома: один ряд бревен (или кирпичей), положенный на уже имеющееся основание, превращается тем самым в основание для другого, последующего ряда.

Аналогично обстоит дело и с понятиями — терминами умо-заключения: одно и то же понятие может выступать то в роли субъекта, то в роли предиката посылки или заключения, то в роли посредствующего звена между ними. Так осуществляется бесконечный процесс познания.

Подобно всякому суждению, заключение может быть истинным и ложным. Но то и другое определяется здесь, как и в сложных суждениях, непосредственно отношением не к действительности, а прежде всего к посылкам и их связи.

Заключение будет истинным при наличии двух необходимых условий: 1) если посылки истинны по содержанию и 2) если умозаключение правильно по своей форме (строению). Например:

Все художники тонко чувствуют природу.

И. Левитан — художник.

Следовательно, И. Левитан тонко чувствовал природу.

Здесь обе посылки истинны, а умозаключение построено правильно, что явствует из следующей схемы:

\ і — где А — И. Левитан, В — художники, І А )В)С) С — тонко чувствующие природу.

И наоборот, заключение может быть ложным, если: 1) хотя бы одна из посылок ложна или 2) строение умозаключения неправильное.

Пример:

Все свидетели правдивы.

Сидоров — свидетель.

Следовательно, Сидоров правдив.

Здесь одна из посылок ложная. Вот почему определенного вывода сделать нельзя. А о том, насколько важно правильное строение умозаключения, свидетельствует известный в логике шутливый пример, когда из обеих истинных посылок вывод следует нелепый:

Все дикари носят перья.

Все женщины тоже носят перья.

Следовательно, все женщины — дикари.

— где А — женщины, В — дикари, С — носящие перья.

Из ложных посылок или при неправильном строении умо- v заключения истинный вывод может получиться чисто случайно. Например:

Стекло не проводит электричества. Железо — не стекло.

Следовательно, железо проводит электричество.

О том, что определенный вывод при подобной конструкции умозаключения невозможен, свидетельствует круговая схема:

При подобном строении умозаключения достаточно вместо «железа» подставить «резину», чтобы понять случайность верного вывода. Связь между посылками и заключением должна быть не случайной, а необходимой, однозначной, обоснованной: одно должно действительно следовать, вытекать из другого. Если же связь случайна или многозначна и в отношении вывода, как говорят при обмене квартир, «возможны варианты», то такой вывод делать нельзя. Иначе неизбежна ошибка, которая в логике называется «поп sequitur» («не следует»). Продолжая начатое выше сравнение со строительством дома, можно сказать: нельзя построить добротный дом,, если материал негодный (например, бревна гнилые); но и дом из хорошего материала может развалиться, если строить его неправильно, не соблюдая законов механики.

<< | >>
Источник: Е. А. Иванов. Логика. 1998

Еще по теме 1. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов:

  1. Глава IIIМЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  2. § 153. Полная протяженность трансцендентальной проблемы. Членение исследований
  3. ОБЩЕСТВО И ЧЕЛОВЕК  
  4. Взаимоотношение философии и науки: основные концепции
  5. Очерк 4. «Призвание» или «завоевание»: к вопросу о природе «варяжской дани»
  6. ИЗБРАННЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  7. Античная философия
  8. Проблемы онтологии Субстанция и бытие
  9. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  10. Примечания и комментарии
  11. МИРОВОЗЗРЕНИЕ БЕНЕДИКТА СПИНОЗЫ
  12. К читателю
  13. Глава II. Классификация суждений
  14. 1. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов
  15. Традукция (аналогия)
  16. Единицы и способы концептуализации в семантическом, синтаксическом и прагматическом аспектах