<<
>>

Умозаключение

Умозаключение Гегель определяет

как «единство понятия и суждения»: «Оно есть поня-

тие как простое тождество, в которое возвратились

различия форм суждения, и оно есть суждение, по-

скольку оно вместе с тем положено в реальности,

а именно в различии своих определений».

Согласно

Гегелю, переход от суждения к умозаключению это не

только результат субъективной мыслительной дея-

тельности человека, но «само суждение полагает себя

как умозаключение и в нем возвращается к единству

понятия»; причем именно аподиктическое суждение,

характеризуемое как высшая форма «суждения поня-

тия», «образует переход к умозаключению». Суть умо-

заключения, отчетливо выраженная в его первой, ис-

ходной форме, состоит, по Гегелю, в том, что

«особенное является здесь как опосредствованная се-

редина между единичным и всеобщим» (Е—О—В) и

с формальной точки зрения дальнейшее развитие умо-

заключения происходит таким образом, что «единич-

ное и всеобщее также занимают место особенного...»

(96. 1. 365, 366).

В гегелевской классификации умозаключений их

виды — качественное умозаключение, умозаключение

280

рефлексии, умозаключение необходимости — трак-

туются как ступени названного развития. При этом

внутри каждой из этих трех ступеней Гегель усматри-

вает свой процесс. Так, качественное умозаключение

проходит в своем развитии через четыре фигуры сил-

логизма. Умозаключение рефлексии развертывается

в виде умозаключений «всякости», «индуктивного»

и «по аналогии». Умозаключение необходимости раз-

вивается в формах категорического, гипотетического

и разделительного умозаключений. Таким образом,

в новой аранжировке в науку логики оказались вклю-

ченными практически все виды и формы умозаключе-

ний, которые были установлены формальной логикой

и которыми она оперировала.

Их гегелевская аранжи-

ровка имела своим принципом акцентирование внима-

ния на различии содержания, выражаемого разными

видами и формами умозаключений — от поверхност-

ного, «конечного», качественно-предметного в начале

до самого глубокого, «бесконечного», понятийно-ра-

зумного в конце. Процесс умозаключения в содержа-

тельном плане состоит, по Гегелю, в том, что «он су-

щественно содержит в себе отрицание определенно-

стей, через которые он шествует», и «есть, следова-

тельно, опосредствование через снятие опосредствова-

ния и смыкание субъекта не с другим, а со снятым

другим, с самим собой» (96. 1.378). Завершение раз-

вития субъективного понятия, которое через все разде-

ления, полагания и опосредствования, наполнившись

всем возможным для него содержанием, смыкается

с самим собой, — таков главный смысл изображенного

Гегелем процесса умозаключения.

Умозаключение, как и предшествующие логические

формы, идеалистически онтологизируется Гегелем.

Порицая то, что обычно умозаключение «рассматри-

вается лишь как форма нашего субъективного мышле-

ния», Гегель утверждал, что «всё есть умозаключе-

ние». Это было естественным дополнением и заверше-

нием предшествующих утверждений о том, что «всё

есть понятие» и «всё есть суждение», поскольку умоза-

ключение определялось как единство понятия и сужде-

ния. В серии этих утверждений гегелевский панло-

гизм проявился наиболее рельефно. В силу того что

умозаключение выступало высшей логической фор-

мой, Гегель придавал ему первостепенное значение

в характеристике разумного: «Умозаключение есть

281

разумное и всё разумное». Гегель заявлял, что «объек-

тивный смысл фигур умозаключения состоит вообще

в том, что всё разумное оказывается трояким умоза-

ключением, а именно так, что каждый из его членов

занимает место как крайностей, так и опосредствую-

щей середины» (36. 1. 336, 365, 373). Саму триадич-

ность своей философской системы и ее предметов Ге-

гель рассматривал как выражение этой «троякости»

умозаключения.

В. И. Ленин считал рациональным зерном гегелев-

ского учения об умозаключении мысль о том, что как

в самих умозаключениях, так и в отражаемой ими су-

ти вещей единичное через особенное связано с всеоб-

щим. Освобождая это рациональное зерно от идеали-

стической шелухи, Ленин характеризовал форму умо-

заключения как отражение глубинной и вместе с тем

повсеместно проявляющейся диалектической струк-

туры вещей объективного мира: «Самые обычные ло-

гические «фигуры» ... суть школьно размазанные ...

самые обычные отношения вещей» (2. 29. 159).

<< | >>
Источник: КузнецовВ. Н.. Немецкая классическая философия второй поло-вины XVIII— начала XIX века: Учеб. пособие дляун-тов.-М.: Высш. шк.,1989.-480 с.. 1989

Еще по теме Умозаключение:

  1. 4.1. Умозаключение как форма мышления.
  2. Дедуктивные умозаключения.
  3. Умозаключения по аналогии.
  4. Определение умозаключения
  5. Несилдогистические умозаключения
  6. Оценка вероятности индуктивных умозаключений
  7. § 1. Понятие индуктивного умозаключения. Индуктивные методы установления причинной связи
  8. § 3. Умозаключение по аналогии. Место аналогии в судебном Исследовании
  9. Урок 25. Умозаключения ХОД УРОКА
  10. Глава третья УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. а) Первая фигура умозаключения (Die erste Figur des Schlusses)
  12. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ (DER SCHLUSS DER REFLEXION)
  13. b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion)
  14. с) Умозаключение аналогии (Der Schluft der Analogic)
  15. а) Категорическое умозаключение (Der kategorische Schiup)