<<
>>

§ 68. Во-вторых: законы и теории, коренящиеся в этих категориях

Вторая группа проблем {относится к поиску законов, кореня- is щихся в тех обоих классах категориальных понятий, которые касаются не только возможных форм усложнения и модифицирующего преобразования схваченных благодаря им теоретических единств[230], но скорее объективной значимости проистекающих из них форм организации (Bildungsformen).

Таким образом, с одной го стороны, они касаются истины или ложности значений вообще {, рассмотренных} исключительно на основе их категориальной формы организации; с другой стороны, (в отношении их предметного коррелята) они касаются бытия и небытия предметов вообще, положений дел вообще и т. д., опять же на основе их чис- 25 то категориальной формы. Эти законы, которые, стало быть, относятся к предметам и значениям вообще с максимально мыслимой, т. е. логико-категориальной всеобщностью[231],}[232] сами в свою очередь конституируют теории. На одной стороне {, на стороне значений} стоят теории заключений, например силлогистика, козо торая является, однако, лишь одной из подобных теорий. На дру- гой стороне {, на стороне {предметного} коррелята,} на понятии $ множества основывается чистое учение о множестве; на понятии ^ количества — чистое учение о количестве и т. д., и каждое из них q: есть замкнутая в себе теория. Таким образом, все относящиеся ^ 35 сюда законы ведут к ограниченному числу простейших или ба- $ зисных законов, которые непосредственно коренятся в категориальных понятиях и (в силу своей однородности) должны обосновывать всеобъемлющую теорию, которая включает в себя в качестве относительно замкнутых составных частей вышеупомянутые 40 единичные теории.

Здесь имеется в виду область законов, {под которые попадает — в силу их формальной, охватывающей все возможные значения и все возможные предметы всеобщности — любая особая теория и наука, в согласии с которыми должна строиться каждая теория, коль скоро она претендует на значимость}[233].

Не то чтобы каждая отдельная теория предполагала в качестве основания своей возможности и значимости какой-либо отдельный закон. Скорее, вышеуказанные {категориальные} теории {и законы} в своем идеальном совЬшенстве образуют всеобъемлющий фонд, из которого каждаяюпределенная {значимая}[234] теория черпает {относящиеся к ее фЬме} идеальные основания своей действительности. Это законьїірообразно которым она строится и исходя из которых она може» быть оправдана в качестве значимой теории из последнего основания в части своей «формы». Поскольку теория есть объемлющеАединство, построенное из отдельных истин и связей, само соболпонятно, что законы, относящиеся к понятию истины и к возможности отдельных связей той или иной формы, также заключены вычерченной здесь области. Хотя понятие теории есть более узкое понятие — или, скорее, именно в силу этого, — задача исследования условий его возможности более обширна, чем соответствующие задачи исследования истины вообще и простейших форм связей положений. (Ср. выше § 65.)

§ 69. В-третьих: теория возможных форм теорий или чистое учение о многообразии

Если все эти исследования выполнены, то этого достаточно для осуществления идеи науки об условиях возможности теории. Но мы тотчас же видим, что эта наука указывает на дополнительную науку, которая a priori трактует существенные виды (формы) теорий и соответствующие законы отношений. Так возникает, на основании последнего обобщения, идея более обширной науки о теории вообще, которая в своей фундаментальной части исследует существенные понятия и законы, конститутивно принадлежащие к идее теории, и затем переходит к дифференцированию этой идеи и вместо исследования возможности теории как таковой исследует уже a priori возможные теории.

Именно на основе достаточного глубоко проведенного решения означенных задач становится возможным определенным образом развить из чисто категориальных понятий многообразные понятия возможных теорий, чистые «формы» теорий, действительность которых закономерно доказана.

Но эти различные формы не лишены взаимной связи. Найдется известный порядок

приемов, посредством которого мы будем в состоянии построить возможные формы, обозреть их закономерные связи, а, следовательно, также переводить одни формы в другие путем варьирования определяющих их основных факторов и т. д. Нам откроются, 5 если не вообще, то, по крайней мере, для форм теорий точно определенных родов, общие положения, которые в отграниченной области господствуют над развитием, связью и превращением форм.

Положения, которые надлежит здесь установить, должны, очевидно, обладать иным содержанием и характером, чем базис- ю ные положения и теоремы теорий второй rpynijbi, как силлогистические или арифметические законы и т. д. Hq|c другой стороны, само собой ясно, что их дедукция (ибо подлинных базисных законов здесь не может быть) должна исходиЦ, исключительно из теорий последнего рода, is Это есть последняя и высшая цель теоретической науки о теории вообще. Она не лишена также значения в познавательно- практическом отношении. Напротив, подчинение теории определенному классу ее форм может получить величайшее методологическое значение. Ибо с расширением дедуктивной и теоретической го сферы растет свободная жизненность теоретического исследования, растет богатство и плодотворность методов. Таким образом, разрешение проблем, поставленных в пределах теоретической дисциплины, соответственно, в пределах одной из ее теорий, в определенных обстоятельствах может получить значительную мето- 25 дическую поддержку благодаря возврату к категориальному типу или (что то же самое) к форме теории, а при случае благодаря переходу к более обширной форме или классу форм и их законам.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. огические исследования. Т. I: Пролегомены к чистой логике/ Пер. с нем. Э.А. Бернштейн под ред. С.Л. Франка. Новая редакция Р.А. Громова. — М.: Академический Проект,2011. — 253 с.. 2011

Еще по теме § 68. Во-вторых: законы и теории, коренящиеся в этих категориях:

  1. 1. Нормативная основа политической системы Древней Руси
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Глава 3. НАУЧНЫЙСТАТУСОБЩЕЙСОЦИОЛОГИИ, ЕЕМЕСТОИРОЛЬВСИСТЕМЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГОЗНАНИЯ  
  4. Вера и культура.
  5. § 68. Во-вторых: законы и теории, коренящиеся в этих категориях
  6. § 14. Законы, которые позволяют избежать отсутствия смысла, и законы, которые позволяют избежать бессмыслицы. Идея чисто логической грамматики
  7. Тема 3. Философские основания психологии
  8. София и черт. (Кант перед лицом русской религиозной метафизики)
  9. Репрессалии