<<
>>

1942 ГОД.ПРОВАЛ НОВОЙ ПОПЫТКИ СОКРУШИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

В результате краха плана «Барбаросса» и тяжелых поражений вермахта зимой 1941/42 г. перед немецко-фашистским командованием встали неизмеримо более тяжелые проблемы, нежели в первый год войны.

Немецкие войска, понеся большие потерн, были теперь не в состоянии вести стратегическое наступление на всем советско-германском фронте. В этом гитлеровское командование отдавало себе полный отчет. Но можно ли было добиться решительной победы над Красной Армией, наступая только на одном из стратегических направлений? Это внушало Гальдеру н некоторым другим немецким генералам большие сомнения. «Гальдер,— писал Хойзннгер,— длительное время обдумывал мысль, не лучше ли нам окончательно перейти на Востоке к обороне, поскольку новое наступление было превыше наших сил. Но, во-первых, об этом нельзя было и заикнуться перед Гитлером; во-вторых, что бы это дало? Если бы мы предоставили передышку русским и смотрели, как возрастает угроза со стороны Америки, мы отдали бы инициативу противнику и никогда больше не смогли бы овладеть ею. Так что нам не оставалось ничего другого, как предпринять еще одну попытку, несмотря на все сомнения»

Военно-морское руководство в записке от 20 февраля 1942 г. выдвинуло свой стратегический план войны . Он предусматривал перенести центр тяжести борьбы на средиземноморский театр военных действий для подрыва могущества Британской империи. Для этого главный удар по британским позициям предлагалось нанести на Ближнем и Среднем Востоке в сочетании с вспомогательным ударом через Кавказ. В результате в военно-морских кругах надеялись установить стратегическое взаимодействие с японскими вооруженными силами и добиться в 1942 г. решающих успехов в войне. «Из обоих стратегических направлений наступления претив британских позиций на Ближнем Востоке,— говорилось в записке,— одно ведет через Южную Россию и Кавказ в Иран, второе — через Средиземное море и Северную Африку в Египет (Суэц).

Оба пути представляют большие трудности как для снабжения войск, так н с точки зрения местности. Слабость нынешних английских позиций в зоне Суэцкого канала не оставляет почти никаких сомнений в том, что стратегическая цель «Суэц» может быть достигнута быстрее, нежели преодоление Кавказа... На основании этих соображений военно-морское руководство пришло к выводу, что следует нанести удар по Суэцу (Египту) кратчай-шим или обходным путем, чтобы обезопасить европейское жизненное пространство» .

Командование сухопутных войск отрицательно отнеслось к этим планам. Гальдер писал в своем дневнике 12 июня 1942 г.: «Представления о военной обстановке, существующие в штабе руководства морскими операциями, значительно отличаются от нашей трезвой оценки положения вещей. Люди бредят там континентами. Исходя из прежних достижений нашей сухопутной армии, они полагают, что только от нашего желания зависит, выйдем ли мы, и если да, то когда, к Персидскому заливу, наступая по суше через Кавказ, или к Суэцкому каналу, продвигаясь из Киренаики через Египет. Они говорят о сухопутных операциях через Итальянскую Африку к восточному побережью Африки и в Южную Африку. Проблемы Атлантики рассматриваются ими с высокомерием, а проблемы Черного моря с преступным легкомыслием».

Если Гальдер стал к тому времени более осторожным в прогнозах, то этого нельзя сказать о других руководителях вермахта. Несомненно, взгляды военно-порского руководства в большой степени разделял и Гитлер. Эти взгляды сыграли немаловажную роль в его последующем решении о нанесении главного удара на южном крыле со- ветско-германского фронта, откуда можно было в случае удачи быстро добраться до жизненных нервов Британской империи. Но в целом планы военно-морского руководства были пока отвергнуты. Советский Союз остался основным объектом фашистской стратегии и в 1942 г.

При подготовке новой военной кампании проведением ряда жестких политических и экономических мероприятий гитлеровскому руководству удалось добиться существенного роста военной продукции, о чем свидетельствует следующая таблица *.

Рост в процентах

1942 г.

Виды производства

Самолеты 11 030 14 700 33,6

Танки и бронемашины 5 200 9 300 79

Орудия калибра 75 мм и выше 7 000 12 00Э 70

Артиллерийские снаряды свыше

75 мм (в млн.) 27 57 111

* «Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг.».

М., 1956, стр. 270—271.

та. Его цель — наступление на южном участке фронта». Далее он сказал, что «решил снова возобновить наступление в направлении Кавказа, как только погода станет благоприятной. Это главное направление имеет важнейшее значение. Необходимо выйти к нефтяным районам, к Ирану и Ираку... Естественно, он, кроме того, приложит все усилия к тому, чтобы уничтожить Москву и Ленинград» .

Эти общие установки были положены в основу подготовительной работы генерального штаба сухопутных войск по планированию боевых действий.

28 марта 1942 г. в ставке Гитлера было проведено специальное совещание, на котором был рассмотрен план летнего наступления, разработанный под руководством Гальдера в духе идей Гитлера. Впоследствии генерал Варлимонт, присутствовавший на этом совещании, писал: «...Гитлер, невзирая на постигшие немцев неудачи, вновь возвратился к своей основной идее, которой он придерживался в декабре 1940 г. и летом 1941 Он снова хотел сосредоточить основные усилия на крайних флангах широко растянутого фронта. Разница состояла лишь в том, что большие потери, которые понесла сухопутная армия и которые не удалось целиком восполнить, вынуждали его ставить перед собой последовательно одну цель за другой, начиная с южного участка, с Кавказа. Москва как цель наступления... пока совершенно отпадала» 7.

Результаты этого совещания были затем оформлены в основополагающей директиве ОКВ № 41, подписанной Гитлером 5 апреля 1942 г. Главная цель, поставленная перед вермахтом на лето 1942 г., заключалась в том, чтобы «окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы и лишить их по мере возможности важнейших военно-экономических центров». Для этого планировалось, «сохраняя положение на центральном участке», т. е. на московском направлении, овладеть на севере Ленинградом, а на южном крыле осуществить глубокий прорыв на Кавказ. Однако, так как после поражения под Москвой вермахт не мог больше вести наступление одновременно даже на двух стратегических направлениях, предусматривалось основную массу сил сосредоточить на южном крыле для проведения «главной операции».

И лишь по достижении целей этой операции гитлеровское военное руководство намеревалось захватить Ленинград.

До начала наступления главных сил вермахта на южном направлении планировалось улучшить оперативное положение немецких войск, стабилизировать и укрепить весь Восточный фронт и тыловые районы, чтобы высвободить дополнительные силы для «главной операции» (овладеть Керченским полуостровом, Севастополем, срезать Барвен- ковский выступ советских войск, ликвидировать их плацдарм северо-западнее Новгорода, выровнять линию фронта на московском направлении).

Главная операция распадалась на последовательные, дополнявшие друг друга удары. Первый удар планировалось нанести из района южнее Орла на Воронеж, откуда подвижные войска должны были наступать вниз по течению Дона навстречу немецким войскам, наносящим второй удар из района Харькова иа восток. Наконец, иа третьем этапе предусматривалось объединение в Сталинграде войск, наступающих вниз по течению Дона и из района Таганрога, Артемовска.

В результате проведения наступления на южном крыле фронта гитлеровское командование рассчитывало овладеть нефтяными богатствами Кавказа, нарушив связь Советского Союза с внешним миром через Иран, втянуть в войну Турцию, радикально изменив в свою пользу стратегическую обстановку на Ближнем и Среднем Востоке. Это должно было, по замыслам гитлеровских стратегов, не только поставить на грань катастрофы Советский Союз, но и создать благоприятные условия для развертывания дальнейшей борьбы против Великобритании в районах, имевших жизненно важное значение для сохранения имперских позиций англичан.

Наряду с полной изоляцией Советского Союза от внешнего мира на юге гитлеровское командование намеревалось нарушить снабжение Советских Вооруженных Сил союзниками и на севере. Для этого, в соответствии с директивой ОКВ № 44 от 21 июля 1942 г., перед 20-й горной армией и 5-м воздушным флотом была поставлена задача захватить Мурманскую железную дорогу в районе Кандалакши.

При анализе немецких планов летней кампании 1942 г.

бросается в глаза, во-первых, неопределенность главной цели стратегического наступления и, во-вторых, несоответствие сил, имевшихся в руках командования вермахта, поставленным задачам. Бывшие генералы вермахта обьясняют первое обстоятельство тем, что основополагающая директива № 41 была составлена лично Гитлером. Варлимонт писал по этому поводу: «Своему заместителю и ответственным офицерам своего штаба Йодль — и на этот раз отказавшись от детального и тем более критического обсуждения вопроса — просто-напросто поручил в обычном порядке оформить документально в виде директивы ОКВ планы командования сухопутных войск, предложенные 28 марта и одобренные Гитлером. В этих условиях штаб считал особенно важным ограничить содержание директивы лишь формулированием «задач», не связывая главное командование сухопутных войск ненужными деталями. Эта попытка, однако, привела к обратным результатам. Гитлер воспользовался случаем, чтобы утвердиться в своей роли главнокомандующего сухопутными войсками в том смысле, как он ее понимал, и во время доклада «проекта» начальником штаба оперативного руководства вооруженных сил 4 апреля заявил, что он «сам переработает директиву». Уже на следующий день его «историограф» с не-скрываемой гордостью писал: «Фюрер существенно переработал проект директивы № 41 и дополнил его важными, сформулированными им самим пунктами... В первую очередь им заново сформулирована та часть проекта, в которой говорится об основной операции». В результате этого усердного труда появился документ, датированный 5 апреля... и содержавший многократные повторения и длинноты, смешение оперативных директив с общеизвестными принципами вождения войск, неясные формулировки наиболее существенных вопросов и обстоятельное разъяснение второстепенных деталей...»

Из директивы ЛЬ 41 видно, что главной целью наступления на юге провозглашался Кавказ , в то время как основные усилия войск направлялись в сторону Сталинграда. Это можно объяснить только тем, что Гитлер и его советники верили в успех одновременного наступления на двух стратегических направлениях — сталинградском и кавказском.

Генерал Гальдер считал, что решение об одновременном наступлении на Кавказ н на Сталинград неверно в оперативном отношении из-за недостатка сил и трудностей снабжения.

Он предлагал основные силы бросить на быстрый захват Сталинграда путем проведения наступления подвижными войсками, в то время как группа армий «А» должна была обеспечивать южный фланг сталинградского клина и расширить прорыв фронта вплоть до Армавира . Однако эти соображения не нашли отражения в директиве JVa 41. В результате, писал задним числом Гальдер, «вместо единой, обращенной на Восток операции, имеющей своей главной целью Сталинград и лишь прикрываемой с юга, получились две расходящиеся операции. Вероятно, их можно было бы вести одновременно достаточным количеством войск, но ни в коем случае не слабыми силами, собранными со всего Восточного фронта, которых едва хватало для пробивного действия одной операции, направленной на Сталинград» .

Немецко-фашистский план летне-осенней кампании на советско-германском фронте снова строился на недооценке сил и возможностей Красной Армии и нашей промышленности. Несмотря на потерю важных экономических районов, социалистическая промышленность оказалась в состоянии намного увеличить производство военной продукции. Выпуск автоматов и противотанковых ружей в первом полугодии 1942 г. возрос, по сравнению со вторым полугодием 1941 г., почти в 6 раз, минометов — в 3 раза, сухопутной артиллерии — в 1,8 раза, танков в 2,3 раза. Это позволило значительно поднять боевую мощь Советских Вооруженных Сил Но все же они еще не имели технического превосходства над противником и уступали ему в подвижности, правда, не п такой мере, как это полагало гитлеровское командование.

Численность Советских Вооруженных Сил возросла к 1 мая 1042 г. до 5534 тыс. человек. В войсках было 4959 танков, 40 798 орудий и минометов и 2480 самолетов .

Вооруженные силы фашистской Германии насчитывали на 4 апреля 1942 г. в целом 8672 тыс. человек . К маю 1942 г. командование вермахта выставило против Красной Армии 5,3 млн. человек, 3230 танков и штурмовых орудий, 3395 боевых самолетов, 56 940 орудий и минометов. В войсках армий сателлитов Германии было 8)0 тыс. человек . И все же этих сил было далеко не достаточно для осуществления широких военных планов, разработанных гитлеровским командованием иа 1942 г. «Немецкие силы, предоставленные группе армий «Юг» для операций,— говорится в дневнике ОКВ,— составляли примерно 70 процентов (=60 дивизий) того, что командование группы армий считало необходимым иметь, как указывалось в его докладной записке от 19.2.1942 г. Намеченная общая численность была достигнута, по 30 процентов ее составляли войска союзных соединений (25 дивизий и бригад). Общая численность немецких войск, введенных в сражение, была не более 70 дивизий» .

Простое сопоставление южной группировки врага с пространственным размахом за-думанного наступления показывает большую рискованность и зыбкость всего плана. Имея около 100 дивизий, эта группировка должна была наступать с фронта протяженностью в 600 км (от Курска до Таганрога). Боеспособность войск сателлитов фашистской Германии — Италии, Румынии и Венгрии, составлявших около 30 процентов ее соединений, была сравнительно низка. Северный фланг наступающих войск должен был растянуться от Орла до Сталинграда на 700 км. При средней ширине участка дивизии в 15 км для обеспечения этого фланга требовалось 50 дивизий. Кроме того, для удержания Сталинграда и перешейка между Волгой и Доном необходимо было еще более десятка дивизий. Тогда для операции против Кавказа оставалось около 35 дивизий (при условии, что их левый фланг на Нижней Волге и в калмыцких степях оставался бы совершенно обнаженным).

Характерно, что разведывательный отдел генерального штаба сухопутных войск на основе анализа сил и замыслов обеих сторон в докладной записке от 28 июня 1942 г. пришел к выводу:

«а) что оперативная цель летней кампании хотя и будет в основном достигнута, но это не приведет, однако, к полному уничтожению противника перед группой армий «Юг»;

б) что группы армий «Центр» и «Юг» не в состоянии проводить операции крупного размаха;

в) что в течение лета 1942 г. в Советском Союзе не наступит политического и эко-номического поворота, который будет иметь решающее значение для победы». Далее следовало заключение, что немецкие войска не смогут ослабить Красную Армию до такой степени, чтобы наступил ее «военный крах» .

Но Гитлер и его окружение из ОКВ не принимали во внимание эти оценки. Собственно, им ничего иного не оставалось. Теперь уже не только логика борьбы, но и стремление отвратить надвигавшееся поражение все дальше толкали их в неизвестность.

Некоторые опасения, что решительный удар советских войск по Смоленску в период наступления на юге поставит в тяжелое положение группу армий «Центр», были вскоре отброшены, йодль заявил 10 мая, что «он очень сомневается, что русские имеют для этого достаточно сил и мужества. Фюрер и он полагают, что в связи с немецкой операцией на юге русские силы автоматически будут оттянуты туда» .

В комментариях к дневнику ОКВ по поводу планов на 1942 г. говорится: «до нас не дошли критические высказывания из кругов верховного главнокомандования, которые бы делались в то время по плану летнего наступления 1942 г., исключая принципиальные соображения Гальдера...»

Лишь после войны генералы вермахта подвергли разносу этот план. Но ни в 1940 г., когда разрабатывался план «Барбаросса», ни в 1942 г., когда готовилась новая авантюра, в среде германского генералитета не нашлось трезвых, сознающих свою ответственность людей, которые бы выступили против сумасбродных планов. Высказывая иногда отдельные опасения и проявляя временное недовольство, они в конце концов безропотно склонялись перед Гитлером и смирялись с его волюнтаристскими решениями.

К И апреля генеральный штаб сухопутных войск разработал на основе директивы № 4) план операции на южном крыле фронта, получившей наименование «Блау». Начать ее намечалось в середине июня, но ввиду затяжки боев под Севастополем, запаздывания сосредоточения войск и авиации этот срок был перенесен иа самый конец июня.

Гитлеровское командование провело ряд мероприятий с целью скрыть направление главного удара в летней кампании 1942 г. и создать видимость, что немецко-фашистские войска развернут широкое наступление на центральном направлении для захвата Москвы. Для этого штаб группы армий «Центр» разработал по указанию ОКХ и Гитлера дезинформационную операцию под названием «Кремль». Цель этой операции была сформулирована в «Приказе на наступление на Москву», подписанном 29 мая командующим группой армий «Центр» фельдмаршалом Клюге: «Разгромить вражеские войска, находящиеся в районе западнее и южнее столицы противника, прочно овладеть территорией вокруг Москвы, окружив город, и тем самым лишить противника возможности оперативного использования этого района».

Чтобы ввести советское командование в заблуждение, предусматривалось осуществить целый комплекс дезинформационных мероприятий: произвести демонстративную аэрофоторазведку московских оборонительных позиций, окраины Москвы, районов Владимира, Иванова, рубежа Тамбов — Горький — Рыбинск, укреплений на Волге от Вольска до Казани: организовать радиодезинформацию, усилить переброску агентов через линию Тула — Москва — Калинин; размножить планы города Москвы и других крупных городов в полосе наступления группы армий «Центр» и разослать их с 10 июня вплоть до штабов полков; подготовить новые дорожные указатели «вплоть до целей наступления»; провести ложные перегруппировки и переброски войск, передислокацию штабов, подвоз переправочных средств к водным преградам и др. Все эти мероприятия тесно увязывались по времени с подготовкой операции «Блау».

Советское командование, учитывая, что противник по численному составу и технической оснащенности превосходил наши войска, предусмотрело в качестве способа боевых действий на весну и лето 1942 г. стратегическую оборону с проведением частных наступательных операций под Ленинградом, в районе Демянска, на смоленском и льговско-курском направлениях, в районе Харькова и в Крыму. Составляя эти планы, оно рассчитывало, что Соединенные Штаты и Англия развернут активные наступательные действия в Западной Европе и тем самым отвлекут часть сил вермахта с советско- германского фронта. Однако и в 1942 г. Красной Армии пришлось вести борьбу один на один с фашистской Германией и ее сателлитами.

С начала мая до конца июня руководство вермахта провело ряд операций (в Крыму, под Харьковом и на других участках фронта) с целью улучшения оперативного положения своих войск и подготовки условий для нанесения главного удара на юге. Под Харьковом серьезная неудача постигла наши войска Юго-Западного фронта. В результате обстановка на южном крыле советско-германского фронта коренным образом из-менилась в пользу врага.

28 июня из района восточнее Курска в направлении Дона перешли в наступление крупные С'ІЛЬІ противника — 2-я армия, 4-я танковая и 2-я венгерская армии, а 30 июня за ними последовала 6-я армия, развернувшая наступательные действия из района Харькова. Так началась летняя кампания вермахта, принесшая вначале немецким вой-скам крупные стратегические успехи.

В нашу задачу не входит подробное рассмотрение хода боевых действий летом 1942 г. Остановимся на важных решениях гитлеровского командования, зафиксированных в документах и имевших принципиальное значение для ведения кампании.

Одно из таких решений нашло свое отражение в директиве ОКВ № 45 от 23 июля, отданной в тот момент, когда войска 1-й и 4-й танковых армий и армейской группы Руофа заняли Ростов, а передовые части 6-й армии вышли к Дону в районе Калача.

В этой директиве сформулированы дальнейшие задачи операции «Блау», получившей с 30 июня новое кодовое наименование «Брауншвейг».

Разрабатывая эту директиву, гитлеровское командование исходило из ложной предпосылки, что «широкие цели» летней военной кампании в основном достигнуты и главные силы советских войск на южном крыле фронта разбиты. Поэтому руководство вермахта поставило перед группой армий «А» задачу после окружения и разгрома советских войск южнее и юго-восточнее Ростова направить главный удар на юг, овладеть всем Черноморским побережьем Кавказа, районом Грозного, после чего начать наступление по побережью Каспийского моря к Баку.

Одновременно группа армий «Б» должна была захватить Сталинград, разбить оборонявшие его войска и вслед за тем повернуть часть своих подвижных сил на Астрахань.

До начала сентября предусматривалось подготовить операцию по захвату Ленинграда.

Таким образом, немецко-фашистское верховное командование окончательно установило ведение дальнейшего наступления по двум расходящимся стратегическим направлениям. Из четырех имевшихся немецких армий три (17-я армия, 1-я и 4-я танковые армии) предназначались для действий на кавказском направлении и одна армия (6-я) против Сталинграда.

Это решение снова вызвало острые разногласия в командной верхушке вермахта. В день издания директивы Гальдер писал в своем дневнике: «Доклад фюреру: После того как он сам, вопреки моей воле, 17.7 приказал сосредоточить подвижные соединения для удара на Ростов и 21.7 потребовал передать 24-ю танковую дивизию 6-й армии, даже для неискушенного человека стала очевидной бессмысленность сосредоточения сил в Ростове и ослабление важного внешнего фланга у Цымлянской. От того и другого я настойчиво предостерегал. Теперь же, когда результаты очевидны, на него напал приступ бешенства и он обрушился с тяжелейшими упреками на командование. Все продолжающаяся недооценка возможностей противника принимает постепенно уродливые формы и начинает представлять опасность. Это становится все более невыносимым. О серьезной работе не может быть больше речи. Болезненное реагирование на вещи под влиянием момента и полное отсутствие понимания механики управления войсками и ее возможностей — вот что характеризует это так называемое руководство» .

Сказано верно и метко. Но слишком поздно это дошло до сознания Гальдера: вермахт уже находился на пороге своего величайшего поражения . Даже ближайшие советники Гитлера из ОКВ начали понимать всю рискованность принятого решения. 30 июля на совещании в ставке Йодль заявил, что «судьба Кавказа будет решена под Сталинградом» и поэтому «необходимо передать часть сил из группы армий «А» в группу армий «Б» .

На основании директивы ОКВ от 31 июля 4-я танковая армия была включена в состав группы армий «Б». Но это не спасало положения. Сил явно не хватало для одновременного наступления на Сталинград и на Кавказ. И их нельзя было заменить никакими волевыми решениями. В результате в середине августа наступление войск группы армий «А» было временно приостановлено, а к концу месяца оно окончательно выдохлось.

Отныне начался перманентный кризис военного руководства вермахта. 9 сентября Гитлер сместил командующего группой армий «А» генерал-фельдмаршала Листа и взял временно командование этой группой в свои руки, желая продемонстрировать, что для него не существует непреодолимых преград. Находясь в своей ставке «Вервольф» (Оборотень) под Винницей, он в дополнение к руководству воооруженными силами и сухопутными войсками стал управлять действиями группы армий «А» на Кавказе через ее штаб, располагавшийся в Сталино (Донецк). Это абсурдное решение еще более усугубляло положение.

На другой день после вступления в новую должность он отдал приказ: «17-й армии немедленно по овладении Шаумяном продвинуться на Туапсе, чтобы захватить Черно-морское побережье и создать тем самым предпосылки для занятия района между Но-вороссийском и Туапсе и для дальнейшего наступления вдоль побережья на Сухуми. Планируется, в зависимости от развития обстановки под Сталинградом, передать к концу месяца 1-й танковой армии одно-два подвижных соединения, чтобы обеспечить возможность для захвата, при условии заблокирования военных дорог, района Грозного и дальнейшего наступления в направлении Махачкалы» .

Из этого приказа видно, насколько далек был Гитлер и его советники от реальной обстановки на фронте и трезвой оценки сил Красной Армии. К началу ноября кавказская- авантюра окончательно провалилась.

В целом к середине октября стратегическое наступление немецко-фашистских войск на южном крыле советско-германского фронта утратило свою силу. 14 октября Гитлер отдал оперативный приказ № 1, в котором уже ставилась задача перехода к стратегической обороне. «Нам предстоит провести зимнюю кампанию,— говорилось в приказе.— Задачей Восточного фронта в ней является — за исключением еще продолжающихся или частных наступательных операций — во что бы то ни стало удерживать достигнутые рубежи, отражать всякие попытки со стороны противника прорвать их и тем самым создать предпосылки для продолжения нашего наступления в 1943 г. в целях окончательного уничтожения нашего опаснейшего врага... Сами русские в ходе последних боев были серьезно ослаблены и не смогут зимой 1942/1943 г. располагать столь большими силами, которые имелись у них в прошлую зиму».

Гитлер снова роковым образом просчитался. Красная Армия не только не ослабла, но еще более окрепла. Общее соотношение сил вменилось к ноябрю 1942 г. в ее пользу (по численности личного состава, числу танков, артиллерии) .

Вермахту в период его летне-осеннего наступления был нанесен громадный ущерб в людях и технике.

О динамике потерь немецких сухопутных войск на советско-германском фронте (убитыми, ранеными, пропавшими без вести, больными) в 1942 г. говорят следующие

данные : Месяцы Потери (в людях) Месяцы Потерн (в людях) Месяцы Потери (в людях) Январь 214 900 Май 134 230 Сентябрь 185 000 Февраль 173100 Июнь 126 050 Октябрь 130100 Март 167 900 Июль 156 600 Ноябрь 128 000 Апрель 108 450 Август 250 100 Декабрь 147 590

Немецкие потери в самолетах в 1942 г. 25

Время Самолеты, потерянные или поврежденные в результате воздействия противника и по другим причинам Общие потери безвозвратные потери пригодные для восстановления непригодные для восстановления Январь 413 159 193 770 Февраль 392 175 108 675 Март 537 278 169 984 Апрель 463 296 150 909 Май 749 310 184 1243 Июнь 660 407 229 1 290 Июль 749 367 200 1 316 Август 829 424 273 1 526 Сентябрь 714 406 222 1342 Октябрь 468 238 235 941 Ноябрь 511 157 123 791 Декабрь 829 156 197 1182 Итого: 7314 3373 2288 12 975

Несмотря на то что вермахту удалось добиться в летне-осенней кампании крупных территориальных успехов,— выйти к Кавказу и Волге,— главная цель, поставленная гитлеровским стратегическим руководством, не была достигнута: Советские Вооруженные Силы полностью сохранили свою боеспособность. Захват нефтяных богатств Кавказа, вторжение в Иран и Ирак, вовлечение в войну Турции, подготовка удара иа Ближний Восток, установление контакта с вооруженными силами Японии — все это оказалось химерой. В довершение ко всему на немецкие войска южного крыла советско-германского фронта неотвратимо надвигалась небывалая военная катастрофа.

Таков был неутешительный военный баланс 1942 г. для гитлеровских стратегов.

25 КТВ OKW, Bd. II, Hb. II, S. 1322.

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫТОМ 2. АГРЕССИЯ ПРОТИВ СССР. ПАДЕНИЕ «ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ»1941—1945 гг.. 1973

Еще по теме 1942 ГОД.ПРОВАЛ НОВОЙ ПОПЫТКИ СОКРУШИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ:

  1. ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА«БЛИЦКРИГА» ПРОТИВ СССР
  2. 1942 ГОД.ПРОВАЛ НОВОЙ ПОПЫТКИ СОКРУШИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ
  3. КРОВАВАЯ ЦЕНА АГРЕССИИ — ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
  4. ИСТОРИЯ МОЛДАВСКОЙ ССР В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ БУРЖУАЗНОЙ ПРОПАГАНДЫ
  5. Заключение
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -