<<
>>

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА КОМАНДОВАНИЯ ГРУППЫ АРМИИ «А»ОТ 5 МАРТА 1940 г.

Группа армий «А». Командующий.

Штаб группы, 5 марта 1940 г. Только для командования. Передавать только через офицера.

Я имею серьезные опасения относительно введения в бой перед фронтом армий при существующих ныне предпосылках крупных танковых и моторизованных сил.

Оставляя в стороне мою принципиальную точку зрения о том, что эти подвижные и именно ввиду своей подвижности и вооружения особенно эффективные соединения следует держать в оперативном резерве, чтобы их использованием после удавшегося прорыва вражеского фронта попытаться добиться решающего успеха, я боюсь, что они не смогут решить задачи, предназначаемые им сейчас в рамках предстоящей операции.

1.

На быстрый проход через люксембургско-южнобельгийскую территорию, по моему убеждению, более рассчитывать нельзя. Он же яв-ляется непременной предпосылкой «ошеломляющего натиска» на Маас, если таковой вообще еще возможен, учитывая наличие вот уже не-сколько месяцев стоящих за Маасом вражеских сил.

Несомненным фактом является то, что во всех возможных местах перехода германо-люксембургской границы имеются установленные на дорогах (мостах) эффективные заграждения, преодоление или обход которых даже при благоприятных условиях потребует нескольких часов.

Едва ли можно предполагать, чтобы заградительные меры не были подготовлены и внутри страны, особенно на участке Альзета,

Надо полагать также, что бельгийцы не упустят из вида принять в рамках своих пограничных укреплений такие же или подобные меры, какие отмечены на германо-люксембургской границе.

О необходимости считаться с возможностью минирования территории в Южной Бельгии сообщалось уже многократно.

Надо предполагать наличие у противника многочисленных, быстро приводимых в действие заграждений. По имеющимся донесениям, же-лезнодорожная линия Намюр—Люксембург (через Нёшато) уже теперь оборудуется в качестве долговременного заграждения для боевых ма-шин.

Характер люксембургской дорожной сети и южнобельгийского ландшафта известен.

При вторжении в 1914 г. во многих случаях даже одиночные кавалеристы не могли продвигаться в южнобельгийских лесах из-за густого подлеска. Отсюда ясно, сколь легко искусно обороняющемуся противнику создать в этих лесах непреодолимые заграждения для — к тому же тяжеловесных — танков!

Таким образом, даже без воздействия со стороны противника продвижение танковых войск через Люксембург и Южную Бельгию будет сопряжено с большим промедлением и рассчитывать на то, что бельгийские пограничные укрепления могут быть прорваны утром дня «день А + 1», не приходится. Одно только форсирование Мааса при переходе через германо-люксембургскую границу сможет произойти не к сроку «Y», а лишь 4—6 часов спустя.

Тем самым всякий момент внезапности при форсировании Мааса исключается. Но на всем фронте наступления перед Маасом протекает глубоко врезающаяся, разветвленная на многие рукава, идущие к устью, река Семуа, которая опять же ставит танковые войска перед непривычно трудными задачами.

2. Охарактеризованная в пункте 1 неизбежная потеря времени вне всякого сомнения будет иметь своим следствием выступление подвижных французских войск уже на рубеже бельгийских пограничных укреплений. В том, что наши танковые войска сломят их, нет никакого сомнения. Но все же эти войска противника будут в состоянии еще сильнее замедлить продвижение германской армии и к нормальным потерям танковых соединений на марше добавятся более высокие потери в бою, чем те, которых можно было бы ожидать при беспрепятственном проходе через Бельгию или при более позднем выступлении французских войск.

Таким образом, танковые дивизии достигли бы рубежа Мааса, где, собственно, и начнется выполнение ими их задач, лишь с сокращенной боеспособностью и столь поздно, что противник сможет принять все необходимые меры обороны. В этой связи следует еще раз указать на ограниченную маневренность тяжелой артиллерии, а также на то, что в танковых дивизиях имеется и целый ряд машин обычного типа.

4. Указанным обстоятельством, ослабляющим наши силы, противостоит намеченное использование нашей авиации, от которой ввиду ее морального и технического превосходства ожидается значительное подавление противодействия противника.

По данному вопросу надлежит сказать следующее:

а) охарактеризованная в пункте 1 потеря времени в результате' заградительных мер, которые осуществит противник, не может быть восполнена авиацией. Потеря времени может привести к утрате момента внезапности на Маасе;

б) авиация в час «Y» взлетает для нападения на наземные объекты противника и тем самым поднимает его по тревоге за несколько часов до того, как главные силы собственных танковых войск смогут перейти германо-люксембургскую границу. Перенос этого налета авиации невозможен, так как разведывательные части танковых войск должны перейти границу в час «Y»;

в) следует с уверенностью ожидать, что налеты германской авиации и усиление ее воздействия на наземные бои принесут большие успехи;

г) вопрос о том, будет ли этим достигнута полная парализация франко-английской авиации, остается открытым.

Однако несомненно, что танковые дивизии, пока они будут заниматься преодолением или обходом заграждений в Люксембурге и Южной Бельгии, представят собой чрезвычайно чувствительную цель для налетов вражеской авиации. Достаточно всего нескольких попаданий, чтобы превратить длинные маршевые колонны танков в неподвижные колоссы, совершенно преградившие все дороги — и для наступления своей пехоты тоже! В таком случае потребуется много часов, может быть, даже дней, чтобы убрать с дороги эту ставшую неподвижной и обреченную на бездействие массу металла и открыть путь для все же ставшего тогда необходимым продвижения пехоты.

5. Вот уже АХІ2 месяца противник стоит за Маасом. Здесь нам приходится иметь дело с французским, а не с польским командованием.

Нет никакого сомнения в том, что на французской территории осуществлены все мыслимые приготовления для обороны рубежа Мааса. Полагать, что эти меры, принятые на основе самой тщательной наземной разведки и при участии войск противовоздушной обороны, могут быть ликвидированы налетами авиации, не следует.

Наоборот, следует считаться с тем, что германская танковая армия — после того как она разгромит брошенные вперед вражеские силы, а также преодолеет все естественные препятствия, включая рубеж Семуа,— натолкнется на Маасе на решительную волю французского командования к сопротивлению.

Опирающаяся на сильную, отвечаю-щую требованиям мирного времени артиллерию, оборона Мааса, которая во все большем объеме будет принимать в расчет необходимость борьбы с танками, поставит наступающего перед труднейшими задачами, для решения которых танковые и моторизованные войска по своим структуре и вооружению возможностей не имеют.

Форсирование Мааса на широком фронте — а только оно создаст предпосылки для дальнейшей операции — явится задачей моторизованных войск следующих затем армий. Но даже если танковым и моторизованным войскам удалось бы в том или ином месте захватить западный берег Мааса, они все равно не выдержали бы немедленно оказанного на них сильнейшего тактического нажима противника до подхода пехотных дивизий, задержанных труднопреодолимыми препятствиями на дорогах. В любом случае оперативного воздействия они наверняка оказать не смогли бы. Танк теряет свой устрашающий эффект, когда он устремляется на заранее подготовленный к обороне водный рубеж. Его огромное моральное воздействие — на лишенной препятствий местности!

Итак, делающаяся необходимой смена танковых и моторизованных дивизий соединениями 12-й армии представляет собой ввиду наличия изготовившегося к обороне противника труднейшую транспортную проблему. 12-я армия найдет перед собой все пути продвижения забитыми и увидит перед собой артиллерию, уже в мирное время пристрелявшую их боевыми снарядами. Необозримые трудности снабжения, созданные тыловыми службами танковой армии, оттянут начало наступления на целые дни и дадут обороняющемуся тот выигрыш времени, который будет получен нападающим до выхода к Маасу.

Но танковые войска могут исчерпать свои силы и нуждаться в основательном освежении для того, чтобы выполнять свою главнейшую задачу — оперативный прорыв в западном или юго-западном направлении.

От изложенных выше соображений нельзя запросто отмахнуться, как от «преувеличенной осторожности». Они основаны на трезвых размышлениях и даже не затрагивают той проблемы передвижения войск, которая возникает из неизбежно одновременного наступления танковой армии вместе с остальными армиями.

Они отнюдь не порождены и, скажем, опасением в отношении разрешимости поставленной задачи — прорыва вражеского фронта в направлении устья Соммы.

Однако я держусь убеждения, что мы не сможем осуществить форсирование Мааса моторизованными войсками, а сможем добиться его лишь пехотой.

Возможности внезапности — а ведь именно она и являлась важнейшей предпосылкой введения танковых и моторизованных войск — больше не имеется. Не только потому, что — как я пытался показать — преодоление люксембургской и южнобельгийской территории потребует слишком много времени (я не считаю, что передовые моторизованные части смогут выйти к Маасу ранее дня «A-f-З»), но и прежде всего потому, что мы не должны ожидать от методично действующего, со-знающего ситуацию и осторожного французского командования того, чтобы оно не подготовило оборону Мааса выше Фюме всеми видами современных полевых укреплений, сооруженных еще в мирное время и опирающихся на долговременные сооружения. При всем уважении к успехам наших танковых войск в Польше следует все же констатировать, что против такой обороны они имеют мало или совсем не имеют никаких видов на успех.

Но прежде всего мы должны после прорыва фронта по Маасу иметь в своем распоряжении по возможности вполне боеспособную моторизованную армию, которую можно будет использовать для нанесения оперативного удара, нацеленного на достижение решающего успеха. Она действительно повергнет в панический ужас подходящие вражеские резервы и гражданское население, т. е. призвана будет оказать именно то воздействие, которого она, по моему твердому убеждению, лишится в результате преодоления обороны противника на Маасе.

Я также вижу возможное и наилучшее решение для начала опера-ции в прорыве, осуществленном на направлении главного удара между Шарлевиллем и Седаном, для удачи которого при данных условиях может иметь решающее значение форсирование Мааса 4-й армией между Динаном и Живе.

Я желал бы осуществить этот прорыв — что должно быть обязательным и для 4-й армии — усиленной одной-двумя танковыми дивизиями 12-й армией, а затем через пробитую брешь ввести в прорыв мотори-зованную армию, которой я бы передал остававшиеся до тех пор подчиненными 12-й армии (в случае необходимости и 4-й армии) танковые дивизии.

Следует и при этом решении иметь в виду те возможности, которые вопреки всем ожиданиям, вероятно, смогут открыться перед танковыми войсками на Маасе, но с той разницей, что командование будет находиться в руках армии, которая сумеет координировать их маневры с действиями следующих за ними пехотных дивизий таким образом, чтобы пехота действительно «вплотную» шла за ними — что невозможно в ином случае — и чтобы тем самым имелась гарантия использования эвентуальных успехов танковых соединений для захвата плацдарма.

Мои опасения в связи с запланированным началом операции связаны с преждевременным израсходованием того рода войск, в применении ко-торого — во взаимодействии с авиацией — после прорыва фронта по Маасу я усматриваю единственную возможность не допустить прежде-временной остановки наступления.

сDoktfmente zur Vorgeschichte des Westfeldzuges t939—t94th, S.

1$7—№.

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА КОМАНДОВАНИЯ ГРУППЫ АРМИИ «А»ОТ 5 МАРТА 1940 г.:

  1. «ВЕЗЕРЮБУНГ» — АГРЕССИЯПРОТИВ ДАНИИ И НОРВЕГИИ
  2. СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АГРЕССИИ НА ЗАПАДЕ (ОПЕРАЦИЯ «ГЕЛЬБ»)
  3. ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА РУНДШТЕДТА ОТ 12 ЯНВАРЯ 1940 г.
  4. ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА КОМАНДОВАНИЯ ГРУППЫ АРМИИ «А»ОТ 5 МАРТА 1940 г.
  5. СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АГРЕССИИПРОТИВ СССР
  6. ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА«БЛИЦКРИГА» ПРОТИВ СССР
  7. 1942 ГОД.ПРОВАЛ НОВОЙ ПОПЫТКИ СОКРУШИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ
  8. КРОВАВАЯ ЦЕНА АГРЕССИИ — ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
  9. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  10. Введение
  11. § 7. Политика украинизации на западноукраинских землях (1939-1941 гг.)
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -