<<
>>

КУРСКАЯ БИТВА(Операция «Цитадель»)

Четвертый год войны не предвещал гитлеровским стратегам ничего хорошего. Позади остались тяжелые поражения зимы 1942/43 г., которые привели к крушению всего южного крыла немецких войск на советско-германском фронте и переходу стратегической инициативы к Советским Вооруженным Силам.

После Сталинградской битвы начался все ускоряющийся процесс распада фашистской коалиции. Военно-политическое положение фашистской Германии резко ухудшилось. События на Восточном фронте позволили западным союзникам развернуть активные действия в Северной Африке. В мае 1943 г. борьба там завершилась полным разгромом итало-немецкой группировки войск Роммеля.

Эта победа укрепила стратегические позиции западных держав в бассейне Средиземного моря и поставила фашистскую Германию перед возможностью выхода Италии из войны. Впервые после нападения на Советский Союз гитлеровское руководство столкнулось с крайне неприятными для него стратегическими последствиями действий англо-американских войск на Средиземноморском театре. В перспективе должно было последовать открытие второго фронта в Западной Европе.

Еще более мрачная для гитлеровского руководства обстановка складывалась на со- ветско-германском фронте. К началу лета 1943 г. почти все результаты стратегического наступления минувшего года были ликвидированы действиями советских войск. Соотношение сил резко изменилось в пользу Красной Армии. С 1 октября 1942 г. по 31 марта 1943 г., т. е. за шесть месяцев, немецкие сухопутные войска на Востоке потеряли 1,3 млн. человек убитыми, пропавшими без вести, ранеными и больными. За то же время они получили за счет новобранцев и вернувшихся в строй раненых и больных 1,1 млн. человек, что покрыло около 84 процентов потерь Кроме того, полностью были разгромлены четыре армии союзников фашистской Германии.

Большой урон немецко-фашистские войска понесли и в вооружении.

В конце января 1943 г. в действующих войсках вермахта на советско-германском фронте осталось всего около 500 боеспособных танков. Некомплект 16-й армии группы армий «Север» по отдельным видам оружия составлял: по карабинам — 25 процентов, по пулеметам — 18 процентов, по легким минометам — 24 процента, по тяжелым пехотным орудиям — 33 процента, по тяжелым полевым гаубицам — 26 процентов .

В начале марта 1943 г. более 70 процентов войск вермахта действовало против Красной Армии, что видно из следующей таблицы (см. стр. 393).

Таблица показывает, что на Востоке находилось 159 (или 72 процента) пехотных, танковых, моторизованных и горнострелковых, а всего 204 дивизии сухопутных войск. Обращает на себя внимание значительный удельный вес в сухопутных войсках авиапо- левых охранных, резервных и «иностранных» дивизий (78 из 288), боеспособность которых была довольно низкой. Этих сил уже не хватало для проведения крупного наступления даже на одном стратегическом направлении, как это было в 1942 г.

В этих условиях весной 1943 г. перед гитлеровским руководством встала задача выработки дальнейшей стратегической линии и плана боевых действий на предстоявшее лето. По этому вопросу среди военных руководителей вермахта снова возникли разногласия. Штаб ОКВ отстаивал мнение, что, поскольку на Восточном фронте больше нельзя добиться решающих стратегических успехов, центр военных усилий в 1943 г. Театры военных действий Дивизии (пе-хотные, горно-стрелковые, танковые, мотори-зованные) Из них тан-ковые и мото-ризованные Авиаполевые дивизнн Дивизии са-теллитов и наемников Охранные дивизии Резервные дивизии Всего Балканы 6% __ і 6 1 143/4 Африка 6 5 і 6 — — 13 Запад 281/з 2 Уз 4 — 1 10 43г/з Дания и Норвегия 12 1 1 — — 2 15 Финляндия 8»/« — — — — — 81/4 Советско-германский фронт 159 ЗОУз 15 15 11 4 204 Итого'. 2201/з 39 22 27 12 17 2981/з

следует переместить на Средиземноморский театр, чтобы отразить возможное вторжение англо-американских войск на юге Европы, удержать Италию в военном блоке с Германией, продемонстрировать западным союзникам несокрушимость обороны «крепости Европа» и создать предпосылки для примирения с западными державами .

Это мнение разделял штаб военно-морского руководства. Муссолини даже предлагал попытаться заключить временное перемирие с Советским Союзом, чтобы полностью развязать руки для войны на Западе и Средиземном море .

В отличие от этого генеральный штаб сухопутных войск считал, что прежде всего надо решающим образом подорвать наступательную мощь Красной Армии, лишить ее способности вести активные наступательные действия и только после этого переместить основные усилия на борьбу против англо-американских войск в бассейне Средиземного моря и в Западной Европе, если они вторгнутся на континент. Командующие группами армий на советско-германском фронте поддерживали ту же точку зрения. Гитлер с самого начала тоже склонялся к подобному мнению.

Представители руководства сухопутных войск видели «единственный выход в том, чтобы в рамках стратегической обороны нанести противнику мощными, но ограниченными в пространстве ударами такой ущерб, чтобы заранее решительно ослабить ударную силу его наступления, которое ожидалось летом» _ Эти соображения и были положены в основу планирования боевых действий на советско-германском фронте летом 1943 г. В ходе этих операций германские генералы рассчитывали снова вырвать стратегическую инициативу из рук советского командования.

Относительно путей к достижению этой цели среди руководителей вермахта также не было единства. Командующий группой армий «Юг» Манштейн предлагал противопоставить численному превосходству советских войск маневренный способ действий. Его план сводился к следующему: отвести южный фланг группы армий «Юг» за Днепр, где занять прочную оборону; сосредоточить основные силы на левом фланге группы армий, отразить здесь советское наступление и затем ударом в направлении к побережью Азовского моря осуществить в этом районе окружение крупной группировки советских войск .

Начальник генерального штаба Цейтцлер также выступал за маневренные действия, но до линии Западная Двииа — Березина — Днепр, которую он считал необходимым заранее укрепить и прочно удерживать, как опору всей немецкой обороны на Восточном фронте (Восточный вал).

Гитлер, исходя из экономических и политических соображений, возражал против сдачи территории, особенно Донбасса, и требовал упорно оборонять занимаемые рубежи.

Ои считал, что строительство оборонительных рубежей в тылу окажет отрицательное психологическое воздействие на немецкие войска и снизит их стойкость в бою. Кроме того, для инженерных работ таких масштабов в распоряжении германского командования не было ни рабочей силы, ни строительных материалов, ни транспортных средств, а главное — времени. Что касается крупных маневренных операций, за которые ратовал Манштейн, то они были просто невозможны из-за отсутствия необходимого количества горючего, боеприпасов и сил .

В конце концов, после тщательного изучения всех вариантов действий, было принято решение провести крупную операцию против группировки советских войск на Курском выступе фронта. Этот выступ глубоко вдавался в расположение немецких войск и представлял собой выгодный плацдарм для удара по смежным флангам групп армий «Юг» и «Центр» и для дальнейшего наступления советских войск на Киев. С другой стороны, концентрическими ударами с севера и юга под основание Курского выступа, по мнению германских стратегов, предоставлялись удобные возможности для окружения находившихся там советских войск. Ликвидация этого выступа сулила немецкому командованию крупные оперативно-стратегические преимущества. Поэтому в немецких планах наступлению под Курском отводилась роль центрального события 1943 г.

13 марта ОКХ отдало за подписью Гитлера оперативный приказ № 5, в котором излагались директивные указания на ведение боевых действий на Восточном фронте в ближайшие месяцы. В нем ставилась задача упредить советские войска после окончания весенней распутицы в наступлении на отдельных участках фронта и навязать тем самым Красной Армии свою волю. Группе армий «Юг» предписывалось до середины апреля создать сильную танковую группировку севернее Харькова, а группе армий «Центр» — ударную группировку южнее Орла, чтобы концентрическими ударами с двух сторон уничтожить советские войска на Курском выступе. На начало июля намечалось наступление на Ленинград «при максимальном сосредоточении всей имеющейся в распоряжении артиллерии с использованием новейшего наступательного оружия».

Чтобы высвободить силы для планировавшейся операции под Курском, предусматривалось сократить кубанский плацдарм и сдать Вяземский выступ фронта.

Однако 28 марта было принято новое решение: удерживать Новороссийск. Поэтому группа армий «А» смогла выделить всего две дивизии; около десятка ее дивизий оставлялись для обороны кубанского плацдарма. Отвод войск из Вяземского выступа, осуществленный с 1 по 23 марта, высвободил одно управление армии, четыре управления армейских корпусов, 15 пехотных, три танковых, две моторизованные и одну кавалерийскую дивизию СС.

Группа армий «Север» после отхода в начале марта с демянского плацдарма смогла высвободить девять дивизий, которые были оставлены в ее распоряжении.

Интенсивная организационная и материальная подготовка к наступаїельной операции под Курском, получившей наименование «Цитадель», началась с веспы. Основная проблема для гитлеровского командования состояла в восполнении потерь в людях и вооружении и создании надлежащей группировки войск для наступления. На первое полугодие 1943 г. на основе «Указа фюрера о широком использовании мужчин и жен-щин для задач обороны империи» от 13 января 1943 г. был разработан план подготовки резервов в размере 800 тыс. человек, вплоть до призыва в армию 50-летних немцев. В стране была объявлена тотальная мобилизация.

Особое внимание уделялось восстановлению мощи бронетанковых войск . Координация усилий в этой области и сбщее руководство были возложены на генерала Гудериана, назначенного 28 февраля 1943 г. генерал-инспектором бронетанковых войск.

В ходе подготовки операции «Цитадель» выявилось, что к концу апреля войска не успеют восполнить свои потери в людях и боевой технике. Поэтому срок начала наступления был перенесен в соответствии с оперативным приказом № 6 от 15 апреля 1943 г. с 15 апреля на 3 мая.

Для осуществления операции была создана крупная ударная группировка сил в составе полностью укомплектованных и хорошо обученных 19 танковых и танково-гре- надерских, 14 пехотных дивизийи. Ее поддерживали 4-й и 6-й воздушный флоты, имевшие свыше 2 тыс. самолетов. Сосредоточение таких крупных сил на курском направлении было проведено в первую очередь путем максимально возможного ослабления пассивных участков фронта, особенно южного фланга группы армий «Юг».

Основные силы последней — 4-я танковая армия генерала Гота (шесть танковых и три пехотные дивизии) — должны были наступать с рубежа 30 км западнее Белгорода в общем направлении на Курск, нанося удар восточнее Обояни. С востока действия этой группировки обеспечивались оперативной группой Кемпфа (три танковые, четыре пехотные дивизии).

К началу операции в группе армий «Юг» насчитывалось 1352 танка. В ударную группировку было выделено 1150 танков (в том числе 192 «пантеры», 100 «тигров»), в то время как в 6-й и 1-й танковых армиях было оставлено 202 танка. Кроме того, в группе армий было 376 штурмовых орудий. Поддерживавший ее 8-й авиационный корпус 4-го воздушного флота генерала ДеслОха имел около 1100 самолетов .

Из состава группы армий «Центр» для участия в наступлении выделялась 9-я армия генерала Моделя (семь танковых и танково-гренадерских, восемь пехотных дивизий) . Она должна была нанести удар из района южнее Орла с рубежа Троена — Малоар- хангельск в направлении Курска и Тима и соединиться здесь с войсками группы армий «Юг». Армия насчитывала в целом около 1000 танков и штурмовых орудий. Для ее поддержки из состава 6-го воздушного флота генерала Грейма выделялось около 700 самолетов и.

2-я армия группы армий «Центр» в составе 11 пехотных дивизий должна была сковать с фронта советские войска на Курском выступе иа рубеже Троена — Красно- пол ье и не допустить их отхода.

В целом для участия в операции «Цитадель» было выделено около 50 дивизий, свыше 2700 танков и штурмовых орудий.

По решению командования группы армий «Юг» на 80-километровом участке про-рыва предусматривалось использовать в одном эшелоне все танковые и пехотные дивизии, чтобы добиться максимального массирования сил и средств и обеспечить наибольшую пробивную мощь наступления. Однако командующий 9-й армией генерал Модель, учитывая сильную и глубоко эшелонированную оборону советских войск, решил использовать танковые дивизии во втором эшелоне, после того как пехота прорвет на 50-километровом участке первый рубеж обороны. Поэтому для прорыва выделялись пехотные дивизии, которым придавались для поддержки танки .

Наступлению под Курском, указывалось в оперативном приказе № 6, «придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на весну и лето текущего года... Победа под Курском должна стать факелом для всего мира». Следовательно, операции «Цитадель» придавалось не только крупное оперативно-стратегическое, но и политическое значение.

Поскольку сосредоточение больших масс войск и техники на курском направлении было осуществлено путем ослабления пассивных участков фронта групп армий «Юг» и «Центр», план операции «Цитадель» таил в себе большой риск в случае нанесения советскими войсками ударов в районе Орла или между Харьковом и Азовским морем. Учитывая такую возможность, ОКХ еще 22 марта в дополнении к оперативному приказу № 5 предложило командованию группы армий «Юг» провести частную наступательную операцию юго-восточнее Харькова, чтобы устранить угрозу из района Изюма для группировки, которая должна была наступать иа Курск 1в. Но в начале апреля от этой идеи германскому командованию пришлось отказаться ввиду нехватки сил. Ее предполагалось осуществить при благоприятном ходе событий под Курском. «Я,— указывал Гитлер в оперативном приказе № 6,— оставляю за собой так- же право в случае планомерного развития операции начать незамедлительно с ходу наступление иа юго-восток («Пантера») с тем, чтобы использовать замешательство в рядах противника».

Для усиления обороны иа орловском направлении позади Орловского выступа началось строительство оборонительной позиции «Хагеи».

Советское командование, правильно оценив сложившуюся оперативно-стратегическую обстановку на советско-германском фронте, решило использовать выгодные условия обороны под Курском, измотать ударные группировки противника, перейти затем в контрнаступление и разгромить их. Планом летне-осенией кампании Красной Армии намечалось нанести поражение основной массе войск группы армий «Центр» и «Юг», освободить Левобережную Украину, Донбасс, восточные районы Белоруссии и выйти на линию Смоленск — р. Сож — среднее и нижнее течение Днепра . Главные усилия наших войск сосредоточивались на юго-западном направлении.

Курский выступ обороняли войска Центрального и Воронежского фронтов, имевшие в целом 1300 тыс. человек, около 20 тыс. орудий и минометов, около 3600 танков и САУ и 2370 самолетов. Позади них в Резерве Ставки находился Степной фронт. Таким образом, здесь наши войска превосходили противника как в людях, так и в технике.

Немецкая разведка установила значительное усиление на Курском выступе оборо-ны советских войск, ожидавших немецкого наступления. В одной из сводок разведывательного отдела генерального штаба сухопутных войск от 2 мая 1943 г. говорилось: «По некоторым новым... сообщениям, не исключено, что противник разгадал подготовку немецкого наступления..., сначала будет выжидать и постоянно усиливать свою оборону в стремлении добиться своих наступательных целей лишь после того, как измотает наши силы... Пополнение его войск непрерывно нарастает и все больше повышает их боевую мощь. Противник подбрасывает постоянно новые силы в глубину своего расположения против северного фланга группы армий «Юг» и южного фланга группы армий «Центр». Поэтому следует рассчитывать на то, что противник в ожидании немецкого наступления будет постоянно наращивать численность войск и повышать свою обороноспособность, которая уже находится на высоком уровне» .

Эти данные поколебали веру в успех операции «Цитадель» не только у Гитлера, но и у многих немецких генералов. Командующий 9-й армией Модель, пользовавшийся у Гитлера особым авторитетом, потребовал предоставить ему для проведення наступления значительно большее число танков, особенно типа «пантера» и «тигр», чтобы добиться превосходства над советскими войсками.

Сильные сомнения относительно успеха операции «Цитадель» возникли также у командующего 2-й армией генерала Р. Шмидта и 4-й армией генерала Г. Хейн- рици. Последний писал, что при обсуждении плана наступления между ним и командующим группой армий «Центр» Клюге, который был сторонником проведения операции, состоялся следующий разговор .

«Хейнрици: Господин фельдмаршал, почему вы хотите Бородинского сражения?

Клюге: Что вы имеете в виду?

Хейнрици: Что мы столкнемся под Курском с сильным противником.

Клюге: Это уж мое дело».

Вторым обстоятельством, вызвавшим сильные колебания в ставке Гитлера, были исключительно неблагоприятные для Германии и Италии события на Средиземноморском театре военных действий. В связи с этим Гитлер ие мог вынести твердого решения о наступлении, пока ясно не определится позиция Италии и не выявятся возможности и планы вторжения союзных войск на Апеннинском или Балканском полуострове.

4 мая на совещании в ставке Гитлер предложил отложить наступление на начало июни. Против отсрочки операции выступили начальники генеральных штабов сухопутных войск и ВВС, а также командующие группами армий «Юг» и «Центр». Они мотивировали свои возражения тем, что за это время советские войска под Курском усилятся больше, чем немецкие, намного повысят свои оборонительные возможности; момент внезапности будет упущен, советское командование сможет само бросить войска в на- ступленне в Донбассе или под Орлом и расстроить план «Цитадель». Несмотря на эти соображения, Гитлер все же отложил наступление на неопределенный срок.

Падение Туниса и усиление угрозы вторжения в Италию или на Балканы еще больше увеличили колебания в руководстве вермахта. Штаб ОКВ предложил вообще отказаться от операции «Цитадель». Его позиция характеризуется в дневнике верховного главнокомандования следующим образом: «Если бы удалось быстро и энергично отразить вторжение, даже цеиою сдачи территории в России, то в это лето можно было бы больше не опасаться дальнейших действий англосаксов. Это бы отразилось и на русском театре военных действий. Поэтому штаб оперативного руководства вооруженными силами стремился теперь перебросить подвижные соединения с Восточного фронга в район верхней Италии, чтобы иметь возможность двинуть их оттуда в зависимости от обстановки на фронт вторжения в Италию, Францию или на Балканы. Других значительных резервов для этих целей не имелось в наличии» .

Под влиянием всех этих факторов даже Гитлер стал сомневаться в целесообразности проведения операции «Цитадель» . Он поручил штабу ОКВ разработать на случай внезапного краха Италии с ее 1,5-миллионными вооруженными силами план переброски в нее шести танковых дивизий с Восточного фронта и определенного количества войск из Франции («Аларих»). Аналогичный план был составлен для Балкан («Константин») . Их выполнение было поставлено в зависимость от дальнейшего разви-тия событий в Южной Европе.

Между тем уже в начале нюня стало ясно, что Италия будет продолжать войну, хотя позиции Муссолини и фашизма в стране сильно пошатнулись. Победа вермахта под Курском могла, в частности, вдохнуть новые силы в союзников Германии. Это обстоятельство сыграло немаловажную роль в принятии Гитлером 18 июня окончательного решения о проведении операции «Цитадель». В дневнике ОКВ по этому поводу говорится: «Срок начала наступления, первоначально назначенный на 3.5, был первый раз отложен по решению фюрера от 29.4, так как оснащение участвующих в наступлении дивизий танками, самоходно-артиллерийскими установками и противотанковыми орудиями казалось недостаточным перед лицом очень сильно оборудованной оборонительной системы противника. В качестве нового срока назначается, исходя из времени, необходимого для доставки танков и противотанковых орудий,—12.6. Однако события, начавшиеся в бассейне Средиземного моря, послужили причиной того, что операция «Цитадель» снова была отложена. Кроме того, еще не полностью созданы военно- технические предпосылки для быстрого успеха (технические недостатки танка T-V). 18.6 фюрер окончательно решился на проведение наступательной операции «Цитадель», признавая в то же время обоснованность выраженных штабом оперативного руководства опасений» .

Генерал Цейтцлер обратился в связи с этим к командующим группами армий «Юг» и «Центр» с предложением высказать свои соображения относительно перспектив операции «Цитадель». Манштейн считал операцию трудной, но обещающей успех 25. Клюге полагал, что ее проведение — единственно верное решение в создавшейся обстановке.

21 июня Гитлер назначил наступление на 3 июля, затем в последний раз оно было перенесено на 5 июля.

Накануне операции Гитлер собрал руководителей вермахта и произнес перед ними речь. В ней он выразил уверенность в полном успехе, подчеркнув, что никогда еще за все время войны с Россией немецкие войска не были так подготовлены к боям и не имели в таком изсбилни тяжелого вооружения, как под Курском .

Но начавшаяся 5 июля операция «Цитадель» окончилась уже через неделю полным провалом. В результате героического сопротивления советских войск противник, понеся громадные потери и продвинувшись в отдельных местах от 12 до 35 км, 13 июля вынужден был прекратить наступление, а 16 июля начал отвод войск на исходные позиции. Характерно, что в период боев под Курском расход боеприпасов иемецко-фашист- ской армией достиг наивысшего за всю войну уровня.

Измотав врага, советские войска сами перешли в мощное контрнаступление. 12 июля удар нанесли войска Брянского фронта и левого крыла Западного фронта, 15 июля — Центральный фронт, 3 августа — Воронежский и Степной фронты. Под этим натиском начался бег немецко-фашистских войск к Днепру. Последняя попытка гитлеровского командования вернуть утраченную стратегическую инициативу потерпела банкротство.

Некоторые западногерманские историки пишут, что руководство вермахта стремилось под Курском создать для Красной Армии новый Верден, чтобы перемолоть, как в мясорубке, ее силы. В комментариях к дневнику ОКВ говорится: «После кровопролитной борьбы за город Сталинград была повторена борьба за сильно укрепленные полевые позиции — второй и третий «Верден», который должен был заставить противника израсходовать на стратегически важном рубеже якобы «последние силы». Однако этот «Верден» в еще большей степени поглотил собственные дивизии во все усиливавшемся водовороте. Удивительно, как противоречивые мысли полководцев первой мировой война — стратега сковывающих действий Фалькенгейна и стратега маневренных действий Людендорфа — повторились во второй мировой войне, когда этого потребовало время» 27.

Успешным проведением операции «Цитадель» военное руководство вермахта надеялось усилить свое влияние на Италию и упрочить положение держав «оси» на юге Европы. На деле получилось обратное. 10 июля англо-американские войска произвели высадку на Сицилию и быстро захватили весь остров, служивший трамплином для последующего вторжения в Италию. Немецкий вермахт, завязший в боях на Востоке, ничего не мог сделать, чтобы воспрепятствовать этой высадке и удержать под своим контролем итальянского союзника. 25 июля фашистский режим Муссолини пал.

Контрнаступление советских войск под Курском не позволило гитлеровскому командованию активно вмешаться в события, развернувшиеся в Италии. Это очень ярко видно из стенограммы беседы Гитлера и Цейтцлера с Клюге от 26 июля 1943 г. Гитлер требовал сиять несколько дивизий с фронта группы армий «Центр», чтобы перебросить их в Италию. Клюге категорически возражал. «Я,— говорил он,— не могу отдать войска. Это исключено... Я обращаю внимание на то, что в данный момент я не в состоянии снять с фронта ни одного соединения. Это совершенно исключено в настоящий момент».

В июле противник не смог перебросить с советско-германского фронта в Западную Европу ни одной дивизии.

Контрнаступление советских войск под Курском, переросшее затем в общее стратегическое наступление Красной Армии на западном, юго-западном и южном направлениях, решающим образом облегчило союзным войскам выполнение их боевых задач при вторжении в Италию.

После Курской битвы фашистская Германия вступила в полосу глубокого и безысходного военного и политического кризиса.

" КТВ OKW, Bd. Ill, Hb. II, S. 1622.

116

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫТОМ 2. АГРЕССИЯ ПРОТИВ СССР. ПАДЕНИЕ «ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ»1941—1945 гг.. 1973

Еще по теме КУРСКАЯ БИТВА(Операция «Цитадель»):

  1. КУРСКАЯ БИТВА(Операция «Цитадель»)
  2. КРОВАВАЯ ЦЕНА АГРЕССИИ — ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
  3. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Советский тыл в годы войны
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -