<<
>>

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИСТОКИИ ХАРАКТЕР ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Одной из кардинальных проблем исследования военной стратегии вообще и фашистской Германии в частности является выяснение взаимосвязи и взаимозависимости политики и войны, политических целей и военно-стратегического планировании.

От научного истолкования этой проблемы зависит правильное понимание характера, направленности и особенностей стратегии германского фашизма.

Политика, по известному определению В. И. Ленина, является концентрирован-ным выражением экономики. Однако проявляется она через общественные отношения, сложное переплетение и столкновение интересов классов, различных социальных групп как внутри одной страны, так и в масштабе двух или нескольких противостоящих друг другу государств. Поскольку носителем и проводником политики является государственная власть, она приобретает внешне некий самодовлеющий характер. Но за этой кажущейся независимостью государственной политики скрываются материальные интересы господствующего в данной стране класса или отдельных со-перничающих групп этого класса. Поэтому для исследователя важно установить истоки политики, выявить, чьим интересам она служит. Эта задача составляет немалые трудности, учитывая самые многообразные и утонченные формы сращивания монополистического капитала с государственным аппаратом и ожесточенную борьбу между различными промышленно-финаисовыми группами, стремящимися обеспечить себе, опираясь на государственную политику, наивысшие прибыли и позиции силы.

Если государственная власть ,в своей политике отражает, представляет, обеспечивает интересы данного класса в целом и ие может действовать вне этой функции, это еще не значит, что она лишена известной самостоятельности, формирующей роли в определении и осуществлении политического курса. В условиях государственно- монополистического капитализма место и роль государства как совокупного капиталиста в формировании целей и задач политики чрезвычайно возросли.

Поэтому другой стороной проблемы, наряду с раскрытием роли монополий, является изучение влияния на политику чиновничье-бюрократического и партийного аппарата, а также военщины с их специфическими интересами, традициями, мировоззрением.

Таким образом, при исследовании военной стратегии фашистской Германии принципиально важно составить четкое представление об источниках и движущих пружинах агрессии германского империализма, об эволюции и характере его политиче-ских целей, завоевательной программы в целом. Необходимо, в частности, установить, существовала ли у военно-политического руководства фашистской Германии накануне второй мировой войны сложившаяся программа завоеваний и имело ли оно вытекавшую из этой программы общую стратегическую концепцию войны. Исследование этих проблем поможет лучше понять смысл и мотивы важнейших стратегических решений гитлеровского командования накануне и в ходе второй мировой войны, раскрыть крайне опасный характер германского милитаризма.

В основе агрессивной внешней политики фашистской Германии лежало стремление германского монополистического капитала разрешить свои внутренние противоречия, укрепить и расширить свое господство путем насильственного захвата чужих территорий, новых рынков сбыта, источников сырья, сфер приложения капиталов, порабощения других народов.

В результате поражения в первой мировой войне экономические и политические позиции германского империализма были серьезно ослаблены. Германия вышла из войны, лишившись всех своих колоний, которые присвоили в той или иной форме ее империалистические конкуренты — Англия и Франция. Вследствие этого в межвоеи-

ный период произошло перераспределение колониальных владений среди империали стических держав, о чем свидетельствуют следующие данные.

Таблица 1

Колониальные владения империалистических держав* Страна Площадь, млн. кв. км Население, млн. чел. 1913 г. 1920 г. 1938 г. 1913 г. 1920 г. | 1938 г. Англия 29,7 34,6 39,3 376,7 406,2 478,2 Франция 10,5 11,7 11,9 53,4 58,8 69,3 США 0,3 0,3 0,3 9,7 12,4 15,3 Германия 3,0 — — 12,3 — — * Ю.

Кучинский. Очерки по истории мирового хозяйства. М., 1954, стр. 81.

Из таблицы видно, что неравномерность распределения колониальных владений в межвоенный период сильно возросла. Это еще больше обострило конкурентную борьбу между империалистическими державами, углубило их противоречия. «Чем выше развитие капитализма,— писал В. И. Ленин,— чем сильнее чувствуется недостаток сырья, чем острее конкуренция и погоня за источниками сырья во всем мире, тем отчаяннее борьба за приобретение колоний»

Если такая империалистическая держава, как Соединенные Штаты, смогла компенсировать отсутствие больших колониальных владений скрытыми формами экономической экспансии — иностранными капиталовложениями, то Германия оказалась не в состоянии сделать это, о чем говорят следующие данные.

Таблица 2

Иностранные капиталовложения империалистических держав, млрд. марок *

Год

США

Англия

Франция

Германия

36 22

35

5 10

1913 1919 1929 1938

75 55 75 71

13 68 114 102

Ю. Кучинский. Очерки по истории мирового хозяйства, стр. 85.

Отсюда видно, что по сравнению с довоенным уровнем Соединенные Штаты увеличили к 1938 г. свои капиталовложения за границей в восемь раз, превзойдя намного первую колониальную державу — Англию, в то время как иностранные капиталовложения Германии за тот же период сократились в 3,5 раза. Благодаря бескровной «финансовой колонизации» американский империализм значительно потеснил английский и французский капитал на мировых рынках, занял доминирующие экономические позиции в Канаде, в Южной и Центральной Америке, начал проникновение в Африку и страны Азии. Все это делало для империалистов мир более тесным, усиливало и без того острейшую борьбу между иими за сферы приложения капиталов.

Если взять другой важнейший показатель — внешнюю торговлю, то и здесь положение монополий Германии в 30-е годы было хуже, чем до войны.

К 1937 г. Англия сохраняла мировое лидерство во внешней торговле, за ней следовали Соединенные Штаты, хотя их доля в мировой торговле и не соответствовала их весу в мировом промышленном производстве.

Германия по сравнению с до-

1 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 22, стр. 247. 30

Доля империалистических держав в мировой внешней торговле *

США

Год

Англия

Франция

Германия

15 15 14 14

1913 1925 1930 1937

13 8 10 9

11 14 12 12

* Ю. Кучинский. Очерки по истории мирового хозяйства, стр. 38.

военным периодом существенно сдала свои позиции под натиском могущественных конкурентов. Ее доля в мировой торговле упала с 13% в 1913 г. до 9% в '937 г. Какое значение это имело для капиталистического хозяйства Германии, можно судить по тому, что еще в 1913 г. стоимость ее экспорта товаров составила 20% стоимости произведенной промышленной продукции . После первой мировой войны капиталистические державы производили и выбрасывали на сократившиеся внешние рынки значительно больше товаров, чем в довоенный период, что резко усиливало меж-империалистические противоречия. При этом надо учитывать, что возможности Германии в этой конкурентной борьбе в результате лишения ее колоний, иностранных инвестиций, части коммерческого флота, источников сырья и пр. резко снизились.

Полному отсутствию колоний, суженной сырьевой базе, падению удельного веса внешней торговли и капиталовложений Германии в межвоенный период противостоял рост могущества ее промышленных монополий, их стремление путем насильственного изменения существующего положения добиться резкого повышения капиталистических прибылей, расширения сферы их господства.

При сопоставлении важнейших экономических показателей — удельного веса колониальных владений, вывоза капитала и внешней торговли Германии с ее местом в мировом промышленном производстве станет ясно, почему германский империализм отличался особой агрессивностью, авантюризмом, необузданным стремлением к насильственному переделу мира, уничтожению конкурентов.

Таблица 4

Соотношение промышленного производства (в капиталистическом секторе)*

Год

Франция

США

Англия

Германия

1913 1920 1930 1937

15 9 И 12

15 14 10 И

37 47 42 42

Ю.

Кубинский. Очерки по истории мирового хозяйства, стр. 28. В границах 1920 г.

"раблнцa

Удельный вес Германии в мировой капиталистической системе по важнейшим экономическим показателям

Иностранные капиталовложения

Промышленное производство

Мировая торговля

Год

Колониальные владения

5* 10

8**

9

12***

1920 1938

1925 г.

1937 г.

1929 г.

внутрилкоиомических и внутриполитических трудностей, которые уже с 1938 г. грозили перерасти в серьезные социальные потрясения. Искусственный подъем производства в фашистской Германии был вызван исключительно могшюй конъюнктуре;'!, небывалой милитаризацией экономики страны. «Военная дефзріиация герамкекого хозяйства была уже в 1938 г. не меньшей, чем в 1917 г., в самый разгар первой мировой войны. Диспропорции и противоречия, раздиравшие германскую экономику в первой мировой войне и в послевоенные годы, были лишь слабым предвосхищением тех диспропорций и обесценения основного капитала, которые накануне второй мироиой войны стали угрожать Германии в результате гитлеровского военного хозяЯстза и его специфических методов стимулирования накопления в военный отраслях» .

На совещании политических н военных руководителей фашистской Германии 5 ноября 1937 г. Гитлер признал, что подъем экономики, вызванный военной конъюнктурой, «ни в коей мере не может являться основой для урегулирования экономических вопросов на длительное время» . Он с тревогой говорил, что Германия стоит перед «возможностью катастрофы», перед тем фактом, что «вследствие отсутствия резервов каждый год может наступить продовольственный кризис, для преодолен!1;] которого нет достаточных валютных средств», и в этом,— открыто заявил Гиглер, - «слабая сторона режима» .

Подобные высказывания, нагонявшие страх на промышленных и финансовых маг- катов, проникали и в немецкую печать. Tax, орган монополистического капитала «Der Wirtschaftsring» писал в сентябре 1937 г.: «Исходя из исторического опыта движения конъюнктуры за 150 лет, ...следует признать маловероятной возможность перехода от современной конъюнктуры, сложившейся на основе подготовки к войн::, к общему подъему без предварительной ликвидации этой военной конъюнктуры.

Последнее повлекло бы за собой опасность кризиса» .

Так погоня за прибылями толкала германские монополии на путь милитаризация экономики и подготовки войны, а это, в свою очередь, гибельно отражалось на хозяйственном положении страны, вело к обострению всех внутренних противоречий в Германии, угрожало тяжелыми последствиями для ее правящих кругов. В этой ситуации они видели один выход — войну.

Все эти факторы, взятые в совокупности, придавали политике германского фашизма особенно агрессивный, разбойничий характер. Метод военного захвата, грубое насилие в международных отношениях приобрели для гитлеровского руководства исключительное значение, стали основным средством достижения политических целей германского империализма.

33

2 Заказ 562

Еще в середине 20-х годов Гитлер, рассматривая метод «экономических завоева-ний» при ограниченности рынков и острой конкурентной борьбе держав, как не обещающий Германии никаких успехов, считая его «безумием», проистекающим из «всеобщего заболевания нашего политического мышления», провозгласил источником национального бсгатства военную аннексиюи. На сов?щ-.шші с германскими монополистами в дюссельдорфском клубе промышленников 27 января 1932 г. Гитлер говорил: «С моей точки зрения, значило бы запрягать коня с хвоста, если сегодня по-лагать, что при помощи хозяйственных методов можно восстановить могущество Германии, вместо того чтобы понять, что могущество само является условием улучшения экономического положения... Никакая экономическая жизнь невозможна, если за ней не будет стоять решительная политическая воля нации, абсолютно готовая к тому, чтобы нанести удар—и удар крепкий» . В 1928 г. Гитлер определял политику как «борьбу за жизненное пространство»

Складывание захватнической внешнеполитической программы германского фашизма происходило под влиянием различных факторов. Прежде всего она отражала экс- ііііі:сі;0і!исгские устремления наиболее агрессивных, реакционных кругов монополистического капитала. Но последний не выступал как нечто однородное по своим экономическим и политическим интересам, влиянию и весу в политической жизни Германии. Господствующее положение среди германских монополий занимали после первой мировой войны две основные финансово-монополистические группы. Ведущая из них объединяла магнатов рурской тяжелой и военной промышленности. В нее входили заправилы Стального треста, стальных и угольных картелей, военных монополий в лице Кирдорфа, Тиссена, Феглера, Флика, Круппа и др. Эта группа представляла крайне правое крыло, самую реакционную и наиболее агрессивную часть германской буржуазии. Она поддерживала и привела к власти фашизм, выступала за тотальное вооружение Германии, развязывание мировой агрессии с целью завоевания господства в Европе, уничтожения Советского Союза и закабаления его народов, захвата колоний, источников сырья, сфер приложения капиталов.

Вторая группа была представлена главным образом монополиями обрабатывающей и экспортных отраслей промышленности и банков. Ведущую роль в ней играли Немецкий и Дрезденский банки. Они ориентировались на временное сближение с за-падными державами на основе совместной хозяйственной и политической «перекройки» Европы при условии предоставления Германии свободы рук на Востоке

Между этими, как и другими, группами германского монополистического капитала шла борьба за перераспределение в свою пользу национального дохода и национального богатства, за влияние на государственный аппарат, на политику гитлеровского правительства, на пути и методы внешней экспансии 18.

В период фашистской диктатуры в Германии соотношение сил внутри германской монополистической верхушки претерпело значительные изменения, вызванные различ-ными мероприятиями фашистского государства в области экономики: принудительным синдицированием, созданием государственно-монополистического предпринимательства, передачей монополистическим предприятиям функций органов государственной власти, административными методами регулирования экономики и пр. На передний план еще больше выдвинулись монополистические объединения военной и новых отраслей промышленности, в то время как влияние промышленных и финансовых групп, связанных с экспортной торговлей, с производством товаров широкого потребления, упало 19. Кроме того, «в ряде случаев монопольное положение отдельных крупных концернов оказалось подорванным из-за расширения государственного сектора в про-мышленности. В связи с возраставшей экономической ролью фашистского государства все большее значение стали приобретать не только размеры контролируемого имущества, но и близость той или иной компании к режиму, наличие у нее связей с лицами, находящимися у рычагов управления... Ряды старых промышленных магнатоз стали пополняться нуворишами, разбогатевшими благодаря использованию должностных связей, захвату имущества политически и расово «неблагонадежных» концер-

поз»20. Весьма типично в этом отношении государственно-монополистическое объединение «Герман Геринг». Возникнув в 1937 г. как акционерное общество по добыче железной руды и производству чугуна с капиталом в 5 млн. марок, оно разрослось в гигантский концерн. Его капитал увеличился к 1938 г. в 80 раз, составив 400 млн. марок. К началу второй мировой войны на его предприятиях было занято 600 тыс. человек. По производству металла он лишь немного уступал Стальному тресту 2!. Влия-ние этого государственно-монополистического объединения на внешнюю политику фашистской Германии, на определение ее захватнических целей было огромно, если к тому же учесть, что его глава — Геринг — был вторым после Гитлера лицом в нацистской «третьей империи».

Конечно, нельзя не учитывать специфики выработки политических решений в государственной иерархии фашистской Германии. При фашизме развитие государственно-монополистической централизации, концентрации и монополизации привело к небывалому сращиванию верхушки монополистического капитала с государственной машиной,

В фашистской Германии, как ии в одном другом капиталистическом государстве, в наиболее грубой и циничной форме проявилась отмеченная В. И. Лениным тенденция империалистической буржуазии «заменить демократию вообще олигархией» 22. В связи с этим нацистский государственный аппарат, особенно его верхушка во главе с Гитлером, приобрел исключительную роль в формулировании задач и целей политики. Но от этого он не перестал быть представителем и выразителем интересов империалистической буржуазии Германии.

Очень отчетливо влияние различных групп правящих кругов фашистской Германии на внешнеполитические цели гитлеровского руководства проявилось летом 1940 г., когда решался вопрос об участи побежденной Франции и других стран Европы и их владений. Здесь-то германские монополисты и приоткрыли свои карты. В июне 1940 г. «Имперская группа промышленности» по предложению гитлеровского правительства потребовала от концернов представить свои «пожелания о будущем мирном договоре и о преобразовании экономических отношений на территории Европы»23. В числе других это требование получил, например, и концерн «ИГ Фарбеи». В письме председателя правления этого концерна фон Шницлера членам коммерческого комитета от 24 июня 1940 г. говорилось: «Мы получили специальный запрос правительства с требованием представить в кратчайший срок программу, на которой должна быть основана система организации химической промышленности в Европе после заключения мирного договора. Проблема рассматривается не только по отношению к странам, которые в настоящее время находятся в состоянии войны с Германией, но и к тем стра-нам, которые являются союзниками Германии, а также — к нейтралам. Таким образом, предметом исследования будут не только отношения с Англией и Францией, но и в равной степени с юго-восточными странами и с Италией»24. 3 августа 1940 г. эгот концерн направил имперскому министру экономики свой «Новый план» переустройства Европы, насчитывавший несколько сот страниц. В нем, в частности, говорилось: «Решающее значение для всего планирования на территории Европы приобретет необходимость обеспечить целеустремленное и энергичное руководство неизбежной борьбой с неевропейскими экономическими сферами, которая уже сегодня вырисовывается... Центр тяжести борьбы за новый порядок на мировом рынке будет лежать во взаимоотношениях с североамериканскими концернами»25.

иыми международными интересами и зависимостью от ввоза сырья и внешних рынков» (Н. Radandt, L. Lumpe, L. Puchert. Zur Rolle des deutschen Monopolkapitals bei der Okkupation im Zweiten Weltkrieg.— «Bulletin des Arbeitskneises «Zweiter Weltkrjeg»». Berlin, 1963, N 3, S. 3).

А. А. Галкин. Германский фашизм. M., 1967, стр. 56.

И. М. Файнгар. Указ. соч., стр. 66; А. А. Галкин. Указ. соч., стр. 87.

В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 30, стр. 95.

J. Kuczynski. Die Geschichte der Lage der Arbeiter unter dem Kapitalismus, Bd. 16. Berlin, 1963, S. 297.

«Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками», т. II. М, 1966, стр. 671.

2*

35

J. Kuczynski. Op. cit., S. 297.

Гитлеровское правительство учло пожелания «ИГ Фарбен» в планах «переустройства» Европы. «Наша программа,— писал фон Шнидлер 22 октября 1940 г.,— связанная с Францией, была очень хорошо принята официальными властями. Было признано, что среди огромного количества прошений от имперских экономических групп, торговых палат и т. д. это был один из немногих документов, который представил имперскому министерству экономики четко сформулированные предложения н практи-ческие цели» . В другом документе этого концерна указывалось, что, разрабатывая предложения, его представители исходили из необходимости «использовать все возможности, возникающие для частного предпринимательства Германии в Европе» .

Наряду с представителями монополистических кругов проектами перекройки политической карты и экономики Европы под гегемонией Германии летом 1940 г. занимались в предвкушении побед концерны и тресты, руководство нацистской партии, управление имперской безопасности, министерство иностранных дел, имперский колониальный союз, штаб верховного главнокомандования, генеральный штаб сухопутных войск, штаб военно-морского флота и другие ведомства монополий и фашистского государственного аппарата. Гак, в итоге согласования требований и точек зрения германских промышленно-финансовых магнатов, партийно-государственного руководства и милитаристских кругов, захватнические планы фашистской Германии приобретали конкретные очертания. *

По характеру и направленности захватнические планы германского фашизма являлись прежде всего прямым продолжением старых экспансионистских замыслов германского империализма времен первой мировой войны с той лишь разницей, что их гипертрофировали до невероятных размеров. Это была модифицированная смесь из наиболее оголтелых идей и прожектов самых экстремистских кругов юнкерски-буржуазного империализма конца XIX — начала XX в. К ним относятся и план создания «Срединной Европы» под гегемонией Германии, и традиционные идеи «Дранг нах Остен», и разбойничья программа завоеваний, выдвинутая в пресловутом «Меморандуме германских профессоров» (8 июля 1915 г.), которая предусматривала захват Северо-Восточной Франции, Бельгии, Голландии, Польши, Балкан, Прибалтийских государств, Украины, Кавказа, Ближнего Востока, Индии, большей части Африки, Центральной и Южной Америки.

Если взять, например, изложенный в «Майн кампф» главный внешнеполитический лозунг германского фашизма — покорение огнем и мечом славянских народов на Востоке, то и он заимствован у кайзеровской империи. Вполне четкое оформление этот лозунг получил еще в период первой мировой войны. В 1915 г. Гинденбург, Людендорф и другие руководители германской армии, выражая интересы крайних экспансионистов, выдвинули фантастическую идею заключения сепаратного мира на Западе, чтобы обрушиться всей мощью на Россию и сделать ее основным объектом'германской экспансии, К этому периоду относится и один из самых любопытных документов по истории германского экспансионизма — меморандум Секта, идеи которого удивительно совпадают с внешнеполитической частью катехизиса фа-шизма— «Майн кампф». «Сепаратный мир с Францией н Бельгией,— говорилось в ме-морандуме,— на основе сохранения статус кво. Затем все сухопутные вооруженные силы против России. Завоевание 10 тыс. кв. миль , изгнание всего населения, за исключением немцев, конечно. В России найдется для него много места... Германскому народу нужны великие задачи. Но мы не должны разбрасываться по всему миру, мы должны сосредоточить все наши усилия в Европе. Создать Восточную империю во главе с Эйтелем Фридрихом. Бесплатное распределение необъятных земель среди миллиона или больше ветеранов, которые захотят стать колонизаторами... Эта война, возможно, будет стоить нам одного миллиона людей... Что значит по сравнению с этим изгнание 20 млн. человек, среди которых много таких подонков, как евреи, но- лики, мазуры, литовцы, латыши, эстонцы и др.? У нас есть силы сделать это... России... придется примириться с потерей земель — в особенности, когда мы прикроем ее тыл для дальнейшей экспансии в Азию... Если, таким образом, весь излишек энергии трех поколений немцев будет направлен на колонизацию востока, тогда мир с Англией на основе статус кво также станет возможным.... Но если Англия пожелает другого, наш флот окажется достаточно сильным, чтобы вести войну ad infinitum. Если позднее нам понадобятся колонии, мы их завоюем. Но в 2000 г. вряд ли спор будет решаться между Германией н Англией, скорее всего между Европой, Азией и Америкой»29.

Оттолкнувшись от старых планов германских экспансионистов, правящие круги фашистской Германии пошли в своих агрессивных замыслах намного дальше. Если в прежние времена германский империализм стремился удовлетворить свои колониальные претензии за счет захвата заморских территорий, главным образом в Африке, то гитлеровцы открыто провозгласили объектом своей колониальной экспансии соседние с Германией страны Европы, в первую очередь на Востоке. Именно это было наиболее характерной чертой захватнической программы фашизма. «Чем для Англии была Индия,—говорил Гитлер в своей ставке в сентябре 1941 г.,— тем для нас станет восточное пространство. Ах, если бы я мог довести до сознания немецкого народа, сколь велико значение этого пространства длч будущего! Колонии — владения сомнительного достоинства. А эта земля всегда будет нашей» 30.

Крайняя реакция в политике кайзеровской Германии уступила место разнузданному политическому бандитизму в государственном масштабе как внутри страны, так и на международной арене.

Нацисты придали новый смысл политике колонизации. С нею оіїіі связывали не только порабощение и эксплуатацию, но и полное уничтожение отдельных народов. В одной из бесед с Раушнингом в 1934 г. Гитлер говорил: «Нам надо будет изыскать методы депопуляции. Если Вы спросите меня, что я подразумеваю под депопуляцией, я отвечу, что это уничтожение целых расовых единиц. Именно это я намерен осуществить. Природа жестока; поэтому мы также должны быть жестоки. Если я могу послать цвет немецкой нации в ад войны без малейшего сожаления по поводу того, что будет пролита драгоценная немецкая кровь, то я, конечно, вправе уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как паразиты»31.

По своей циничной жестокости, бесчеловечности завоевательные планы германского империализма, пожалуй, не имели прецедента в истории человечества. Сердцевину их составляла идея захвата земель на Востоке. Эта идея органически соединялась с целью подавления революционного движения, уничтожения Советского государства.

2э Этот меморандум Секта хранится в Вашингтоне. Полный текст его впервые опубликован в книге Г. Хильгера, бывшего с 1923 но 1941 г. советником германского посольства в Москве (G. Hilger, A. Meyer. The Iiicompilabile Allies. New York, 1953, p. 270).

H. Picker. Hitlers Tischgesprache im Fiihrerhauptquartier 1941—1942. Stuttgart, 1963, S. 143—144 (в дальнейшем «Hitlers Tischgesprache»).

H. Rauschning. The Voice of Instruction. London, 1940, p. 137.

ИЗ ПАМЯТНОЙ ЗАПИСКИ «ИГ ФАРБЕНИНДУСТРИ»

«иШИТАігИЗЛЦИЯ ЭШНОМЖИ» ОТ МАРТА 1935 г.

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИСТОКИИ ХАРАКТЕР ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ:

  1. Предисловие
  2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИСТОКИИ ХАРАКТЕР ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
  3. НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКАЯСТРАТЕГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  4. Глава 4. Россия и славянский мир
  5. Экономическое развитие Франции на рубеже XIX-XX вв.
  6. § 4. Канада в 1900—1945 гг.
  7. § 1. Страны Южной Европы в 1900—1945 гг. (Испания, Португалия, Греция)
  8. БЕЛЬГИЯ (Королевство Бельгия)
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -