<<
>>

СОВЕЩАНИЕ В СТАВКЕ ВЕРМАХТА27 ЯНВАРЯ 1945 Г. В БЕРЛИНЕ

Присутствуют:

фюрер, рейхсмаршал Геринг, фельдмаршал Кейтель, генерал-полковник Йодль, генерал-полковник Гудериан, генерал Бургдорф, генерал-майор Шерф, контр-адмирал фон Путткамер, полковник фон Белов, полковник фон Браухич, капитан 1 ранга Ассманн, главный окружной руководитель (хауптбе- райхслейтер) Цандер, директор Шустер, генерал Буле, посол Хевель, генерал- лейтенант Винтер, генерал Коллер, вице-адмирал Фосс, группенфюрер Фе- гелейн, подполковник Вайценэггер, майор Бюкс, майор фон Фрейтаг-Лоринг- хофен, штурмбаннфюрер Гелер, штурмбаннфюрер Гюнше.

Гудериан: Мой фюрер, в полосе группы армий «Юг» положение несколько обострилось.

Фюрер: Немедленно отступить сюда! Теперь уже нет никакого смысла оставаться там.

Они должны постараться пробиться назад, организовать здесь оборону, а те силы отбросить.

Гудериан: Противник атаковал вот здесь. На том участке его атаки пока повсюду отбиты. Однако ясно видно, что 18-й танковый корпус усилен 7-м, и вполне возможно, что Плиев будет брошен вот на этот участок или подойдет отсюда, с юга.

Фюрер: Во всяком случае, теми силами, которые здесь имеются, вы-держать удар невозможно, это ясно.

Г удериан: Да, с этим ясно.— Здесь противник вклинился вот до этого пункта, но отброшен огнем сюда, до середины. Наши войска продолжают его отбрасывать. Пока что подбито 10 танков. Осуществлено вклинение в плацдарм. Очень сильные атаки отмечались здесь. На этом участке многочисленные сильные атаки с четырех направлений. Здесь, к северу, подбито в общем 15 танков. Здесь противник контратаковал нашу наступавшую 23-ю танковую дивизию. Сюда при-бывает 356-я дивизия, первые эшелоны уже на месте.

Фюрер: На нее в первый момент рассчитывать не приходится.

Гудериан: Далее, мы снимаем с фронта 23-ю танковую дивизию, выводим ее в резерв. Удар нашей 6-й танковой дивизии позволил дойти до этого красного круга.

Здесь отбита атака противника.

Фюрер: Эту историю здесь надо приостановить. Нужно здесь перейти к обороне, эти части отвести назад, здесь тоже перейти к обороне, выставив отряд метательных аппаратов и отряд народной артиллерии. Эти соединения нужно перебросить сюда, чтобы отбить те части противника.

Гудериан: В Будапеште обстановка обострилась ввиду того, что противник определенно переместил направление главного удара в центр западного участка фронта и прорвался к этому так называемому Кровавому лугу, на который до настоящего времени сбрасывалось наибольшее число бомб. Сейчас предпринимается контратака. Удастся ли на-личными силами восстановить положение, сказать трудно, поскольку потери в живой силе становятся все более тяжелыми. Противник пытается здесь навести переправу через Дунай до Маргаретенвизе (острова Маргит?) Обстановка явно обостряется,— На остальном фронте здесь, к северу, только отдельные атаки; здесь они отбиты, а здесь — небольшое, незначительное вклинение. Атака отбита здесь. Здесь, в углу, наверху, идут перегруппировки, русские соединения по-полняются румынами. Корпус Плиева снялся отсюда и продвигается вот в этом направлении.

1 Эта поправка имеется в тексте оригинала. При звуковой близости названий «Маргаретенвизе» и «Маргитенинзель» (остров Маргит) возможна слуховая ошибка.

Фюрер: Сюда.

Гудериан: Он либо сменит здесь 6-ю гвардейскую танковччо армию [...]

Фюрер: Нет, он идет ей на усиление.

Гудериан: ... либо идет к ней на усиление, либо перемещается БОТ сюда.

Фюрер: Нет, он идет на усиление, чтобы нанести удар вот в этом районе. Он знает, что 20-я танковая дивизия ушла. Как там дела у 6-й танковой армии?

Гудериан: Она перебрасывается в направлении на Вену. Но точно не знаю, каково состояние переброски на данный момент.

Кейтель: Ушло 10 эшелонов.

Винтер: 12-я танковая дивизия СС головными подразделениями вышла в район погрузки. Условия за это время улучшились, обстановка разрядилась, поскольку горючее подается теперь в достаточном количестве.

Снега не было, так что состояние дорог тоже несколько улучшилось. И воздушные налеты вчера во второй половине дня были не очень сильны. И все же до настоящего момента не удалось достигнуть той быстроты перебросок, на которую мы в общем надеялись, отдавая соответствующие распоряжения. Но надо полагать, что теперь тем<п несколько возрастет.

Фюрер: Я сразу же говорил, что нечего нам заниматься самовнушением, рассуждая так: мне нужно, чтобы это было здесь, значит, так и должно получиться. В конце концов, надо брать вещи такими, каковы они на самом деле. Переброска действительно существенных сил с За-пада [на Восток] немыслима менее чем за шесть — восемь недель. В меньший срок уложиться нельзя. Кто говорит иное, тот принимает желаемое за действительное, вопреки фактам. Здесь положение такое же, как было в свое время, когда отводились дивизии из Греции [в сентябре — октябре 1944 г.].

Определенное время для таких вещей необходимо, как тут ни крути. Я буду рад и таким темпам, при которых 1-й и 2-й корпуса выйдут хотя бы вот в этот район, скажем, за 14 дней. Если такой темп будет достигнут, то можно считать его колоссальным достижением. Но я полагаю, что за это время можно в лучшем случае перебросить только боевые подразделения. Однако нельзя рассуждать и так: погрузил я подразделения — и пусть катятся. Нельзя сидеть сложа руки и ожидать, пока они дойдут до места. Надо следить за их движением, проталкивать их вперед. Иначе возникают скопления, и авиация их бомбит.

Винтер: Мы отдали строгий приказ, чтобы все трудности преодолевались во что бы то ни стало; эшелоны должны отправляться в путь в соответствии с расписанием.

Фюрер: Совершенно ясно. Других возможностей нет. Эшелоны должны двигаться, иначе возникнут сплошные пробки. Тогда все разбомбят, а после этого движение вообще станет невозможным. Но, как известно, в первую очередь отправляют в путь те части, которые на данном участке меньше всего нужны. Они стоят дальше всех от фронта, и они же поэтому прибывают первыми к новому месту.

Геринг: Каким образом противник добивается сосредоточения таких крупных сил, не прибегая к переброскам?

Фюрер: Он стянул сюда все.

Гудериан: Он наскреб, откуда только возможно.

Фюрер: Думаю, что он начнет свое очередное наступление здесь.

Я не вполне уверен, что 44-я дивизия сможет выдержать натиск.

Гудериан: Кроме того, сейчас снимается с фронта 46-я дивизия. Это стало возможным благодаря отводу войск и сокращению линии фронта.

Фюрер: Тогда следует подтянуть ее сюда, вплотную к фронту, а не отводить дальше в тыл. Задержать противника на новом рубеже не удастся. Если уж ой прорвал первую линию, то за счет второй линии положение не восстановишь. П-оэтому следует держать резервы вплотную у первой линии обороны. Противник будет, несомненно, наступать в направлении Коморн [Комарно]. Это совершенно ясно. Тем самым он одновременно перережет и железнодорожную линию.

Гудериан: 357-я на подходе, она заняла вот этот район. 271-я еще не подтянулась. Возможно, ее удастся использовать вот здесь. Теперь следовало бы подумать, не подтянуть ли сюда 356-ю. Во всяком случае, при таком решении 46-ю пришлось бы передвинуть вот сюда.

Фюрер: Каково состояние 46-й?

Гудериан: Это — хорошая дивизия.

Фюрер: Все это следует сделать хотя бы уже для того, чтобы остановить продвижение противника на всем этом фронте. Я хотел бы бросить, скажем, корпус или армию не сюда, а на юг. Но вы же видите, как здесь опасно. Этот район надо очистить. Не знаю, удастся ли нам это сделать отсюда, ведь противник предпримет новые удары с фронта; может быть лучше поэтому ударить с юга, а затем повернуть сюда. Ведь если войска ввяжутся в длительные фронтальные бои, то ничего не выйдет. Но сил этой армии недостаточно. Значит, остается только возможно быстрее перейти к обороне, пока еще не поздно. Пусть сооружают оборону на участке между озером Веленце и Дунаем. Один тан- ковы:" корпус следовало бы, вероятно, бросить для прорыва на юг.

Гудериан: По мнению генералов Вёлера и Валька, мы здесь все же действовали недостаточно оперативно. Слишком медленно осуществлялся охватывающий удар в западном направлении. Это произошло из-за некоторых осложнений в передаче приказов и вообще в службе связи. Отсюда и всякого рода промедления.

Фюрер: Мне кажется, что здесь опять фронт слишком узок.

Противник здесь здорово закрепился. Обычно бывает так: когда наносишь удар по крупным силам противника, то от танковых дивизий толку нет. В этом случае танковая дивизия превращается практически просто в плохую пехотную, сопровождаемую самоходками и поддерживаемую танками. Самоходки и танки становятся артиллерией сопровождения и ничем больше. В данном вопросе нам есть чему поучиться у англичан и американцев. Надо теперь и нам обращать на это побольше внимания. А для прорыва их уже использовать нельзя: там ведь минные поля и все прочее.

Гудериан: В таких случаях мы осуществляем теснейшее взаимодействие между мотопехотой, саперами и танками в форме штурмовых групп.

Фюрер: Мне кажется, на учебных стрельбах мы и теперь все еще учим танкистов вести огонь на слишком близкие дистанции. Когда танк подходит на близкую дистанцию, противник его уничтожает.

Гудериан: Никак нет, мой фюрер. Будучи генеральным инспектором танковых войск, я сам следил за тем, чтобы стрельба велась на предельно дальние дистанции, допускаемые оптическими приборами.

Фюрер: Оптику тоже надо совершенствовать. Дело ведь ясное: если я подвожу танк вплотную к цели, то его подбивают — обычно артиллерией. Отсюда и потери в танках. Наши танки, особенно те, что выпущены уже сравнительно давно, имеют бортовую броню в 30—40 мм; едва ли она спасает людей от тяжелых осколков. Значит, этот вопрос нужно решить.

Гудериан: Вопрос будет решен.

Фюрер: Прогрызание обороны противника в направлении на Будапешт больше не имеет никакого смысла, дело застопорилось. Каким образом группа армий будет переходить к обороне, значения не имеет. Самое разумное — выйти из боя на этом участке, организовать здесь оборону, затем, если позволит обстановка, попытаться подтянуть одно соединение сюда и, создав кулак из частей обеих дивизий СС и 1-й тан-ковой дивизии, нанести удар вот сюда. Одну дивизию подтянуть сюда, к северу, так, чтобы не потерять вот это пространство.

Гудериан: Здесь вступил в бой, кроме всего прочего, также 23-й танковый корпус, который до сих пор стоял в резерве.

Фюрер: Значит, тем более нет смысла наступать дальше.

Гудериан: К тому же, теперь нет больше танковых резервов.

Фюрер: Я бы не отводил отсюда 23-ю танковую.

Гудериан: К сожалению, ее отвод уже начался.

Командующий группой армий хочет бросить ее против кавалерии.

Фюрер: Это очень плохо, Гудериан. В тот момент, когда она будет отводиться с фронта, противник опять вклинится на этом участке. Он предпримет здесь крупное наступление на Штульвайссенбург [Секеш- фехервар], ведь это позволит ему срезать весь выступ. Значит, надо выставить заслон вот здесь. Это — самое важное. Второе — здесь.

Гудериан: Так точно. Это будет передано повторно.

Фюрер: Теперь противник всеми силами навалится на этот участок. Дело уже началось.

Гудериан: Если отвести войска здесь, то, конечно, это так. Вопрос, следует ли удерживать вот этот район?

Фюрер: Но иначе погибнут эти части. Имеющимися силами продолжать операцию бессмысленно. Нужно занять один оборонительный рубеж здесь, другой — здесь. На этом участке пусть нанесет удар по малым силам противника, это пока еще в какой-то мере возможно. Вообшэ же пусть займет оборону. Ее фронт настолько велик, что одними теми силами удержать его не удастся. Значит, придется отступать. Решения надо теперь принимать молниеносно. Здесь невозможно, подобно тому, как это бывало на Севере, высиживать каждое решение. Здесь надо действовать молниеносно. Поэтому приказываю немедленно перейти здесь к обороне и всеми средствами усилить вот этот участок. Здесь у него отряд народной артиллерии. Здесь ему нужны другие части, иначе он ничего недоделает. Эту дивизию учитывать, к сожалению, не приходится, это все лишь иллюзия.

Гудериан: На переброску тех дивизий уйдет очень много времени.

Фюрер: К тому же первыми, наверное, опять прибудут тыловые службы. Здесь обозначен эшелон?

Гудериан: Один железнодорожный эшелон прибыл к месту назначения, шесть — на подходе. Там есть и боевые части, но их немного. Кое-какая артиллерия и батальон пехоты.

Фюрер: Можно дать голову на отсечение, что на этом участке противник предпримет танковую атаку. Силами кавалерии его не удержать. А если он здесь внезапно прорвется, то вообще погибла вся вот эта штука. Надо подумать о том, чтобы вообще снасти эти войска, о большем мечтать не приходится. Наше наступление пришлось на такой момент, когда у противника были здесь свободные силы. Значит, начали поздно. Следовало провести его с самого начала, уже три недели назад. Тогда бы еще, может быть, удалось бы пробиться к войскам, окруженным в Будапеште. Конечно, еще вопрос, смогли ли бы в этом случае мы его удержать; этого я не знаю. Ведь, с другой стороны, нельзя не учитывать, что противник в этом случае стоял бы теперь не здесь, а вот здесь. Итак, теперь надо решить поднятый вопрос. Ведь сели .про-тивник вклинится здесь еще глубже, то... Приказ надо передать немедленно.

Гудериан: Сейчас будет сделано, мой фюрер. На фронте группы армий «Центр» [бывшей «А»] передвижения проходят без осложнений. Та вторая, окончательная позиция, которая должна быть теперь занята, проходит по этой линии. Противник оказывал здесь лишь совсем слабое давление. Вывод в резерв 208-й дивизии проходит сам по себе нормаль- но. Движение от фронта задерживается из-за перерывов на железной дороге, которые происходят по разным причинам. Часть войск погружается в пункте Бризен.

Фюрер: Окончательная позиция ¦— вот эта?

Гудериан: Так точно. Она должна быть занята к 30 января.

Фюрер: Это было бы, конечно, хорошо, потому что мы бы все же имели рокадную магистраль в тылу.

Гудериан: Там на юге должен проходить стык с 8-й армией. Здесь к северу, снимается с фронта 100-я егерская дивизия, она уже в основном находится в пути. За ней — лыжно-егерская дивизия, первые два батальона которой уже действуют здесь, на севере. Но дивизия еще выведена не полностью с прежнего участка. Здесь находится часть лыжно-егерской дивизии, которую пришлось уже ввести в бой, поскольку противник оказывал очень сильное давление. В полосе 17-й армии развернулись очень напряженные бои. Продвижение противника остановлено на непрерывном рубеже обороны, проходящем через район Тихау [Тыхы] под Аушвицем [Освенцимом]. Правда, сам Аушвиц удержать не удалось. Далее к северу 371-я дивизия раздроблена на три группы, между которыми локтевой связи почти нет. Подбито пять танков. Трудная обстановка сложилась в самой промышленной области. Вклинившись с юга и с севера, противник взял в клещи Мисловиц [Мысловице] и продвинулся в район Каттовиц [Катовице]. В Катовице идут бои. С юга в город проникли танки противника. Здесь — боевые группы, сколоченные из разных соединений, в том числе и 20-й танковой дивизии. Они брошены в контратаку, чтобы освободить этот район. И далее к северу на различных участках противник атаковал весьма крупными силами, во многих местах ему удалось продвинуться. Несмот-ря на это, генерал-полковник Шёрнер решился снять здесь с фронта еще ряд батальонов, чтобы остановить прорвавшегося противника. Прорыв осуществлен в направлении на Гинденбург [Забже] и к югу от этого пункта, противник наступает через Глейвиц [Гливице]. 20-я танковая дивизия уничтожила в этих боях вчера 30 танков, сегодня еще 10, т. е. всего 40. Но сама 20-я танковая дивизия ведет чрезвычайно тяжелый и неравный оборонительный бой на широком фронте. Противник предпринял еще один охватывающий маневр на юге. На перехват брошены три батальона 1-й лыжно-егерской дивизии. Придется их использовать, чтобы ликвидировать эту опасность. 8-я танковая дивизия, большая часть которой уже прибыла на этот участок (31 эшелон из 39), сосредоточивается сейчас в районе Ратибор [Рацибуж] и готовится к контрудару в направлении Раудена 2.

Фюрер: Где главная область добычи угля?

Геринг: Рыбник и Моравская Острава.

Буле: Здесь очень важный район.

Геринг: Высокосортная сталь и прочее.

Гудериан: Начиная с сегодняшнего дня из протектората идет пере-броска полков, сформированных из подразделений Гнейзенау [новых формирований из состава армии резерва]. Все они перебрасываются в распоряжение командования группы армий — в район Моравской Остравы. Русские здесь действуют силами 3-й гвардейской танковой армии. Все ее корпуса наступают в линию, а всего в ней пять танковых корпусов. Они настойчиво пробиваются к югу, чтобы охватить промышленную область с запада. Здесь идет тяжелый и в данный момент еще неравный бой. Далее к северу, вплоть до границы с соседней группой армий, развернулись бои за переправы через Одер. В районе Краппиц [Крапковице] снова удалось вчера отбросить противника. Се-

' Возможно, имелся в виду Раудтен (Рудна). 594

годня он снов.- рвался через Одер. Сейчас предпринимаются контратаки в целях восстановления положения. Главные силы 100-й сгерской дивизии действуют здесь, и группа под командованием Штегманна — это танковая группа 103-й танковой бригады. Плацдарм, который был здесь сплошным, теперь расколот вот здесь на две части. Удастся ли закрепить этот успех, еще не вполне ясно. Севернее Оппельн [Ополе] также произошло расширение плацдарма. Мы стремимся вновь его ограничить контратаками сосредоточенных боевых групп под командованием генерала Гофмана. Здесь удалось снова пробиться к реке, также и здесь в центре. Есть еще трудности и опасности в связи с наличием этого широкого плацдарма южнее Шургаст [Шургощ]. На участке между Бригом [Бжег] и Олау [Олава] противник тоже форсировал реку. Была организована контратака, но без успеха. Затем здесь, в районе Цедлица, где наступающие подразделения вчера ушли уже далеко за шоссе и железную дорогу, противник отброшен боевой группой во главе с комендантом города Олау [Олава] на рубеж шоссе. Брошен в бой батальон танков «пантера» 1 /39 . Он контратакует с северо- запада с целью полностью восстановить положение. По имеющимся уже данным, уничтожено четыре танка противника. В излучине Одера восточнее Бреслау [Вроцлава] положение без изменений. Противник крупными силами атаковал 269-ю дивизию, но продвинулся на небольшую глубину лишь на узком участке, в остальном дивизия смогла удержать свои позиции. Трудное положение возникло южнее Штейнау [Сьцинава] и в районе Кёбен [Хобеня], где противнику сегодня в первой половине дня удалось довольно глубоко вклиниться в направлениях Герцогсваль- де и Раудтен [Рудна]. Генерал Кирхнер — командир 57-го танкового корпуса — бросил боевую группу 408-й дивизии в этот район, здесь организована контратака, ею руководит штаб 16-й танковой дивизии, которая уже успела отступить, чтобы не попасть в окружение, и перешла на этот участок. Контратака предпринимается рядом бронетранспортеров из района Глогау [Глогув]. Об ее исходе данных еще нет. Еще только отдан приказ.

Фюрер: Что это такое здесь?

Г удериан: Это показан запланированный удар корпуса Заукена и Яуэра [корпус «Гроссдейчланд»]. Они здесь вышли в район Коппель- штедта и должны далее продвигаться в направлении Шмюккерта, а затем повернуть на юг, чтобы разбить находящиеся здесь силы противника, особенно 4-ю гвардейскую армию и оба танковых корпуса, уже прорвавшихся» к реке, т. е. в район плацдармов, представляющих собой серьезную опасность для нас. Благодаря этому должен быть очищен от противника район севернее Бреслау [Вроцлава]. Группа Заукена была сегодня атакована с юга в районе Горлена. Здесь уничтожено 16 танков. Северный фланг группы Заукена прикрывается 19-й танковой дивизией, которая занимает оборону на рубеже Гостин, Шторхнест [Гостынь, Осечна], имея довольно боеспособный состав. Здесь сосредоточен также ряд штурмовых орудий и подразделений дивизионной артиллерии; можно поэтому надеяться, что этот заслон окажется достаточным для прикрытия с юга фланга наступающих войск. 9-я армия сегодня перейдет в подчинение рейхсфюрера и его группы армий «Висла». В Глогау [Глогуве] уже принял на себя командование штаб 24-го танкового корпуса во главе с генералом Нерингом. Командир корпуса сосредоточивает все еще поступающие в его распоряжение силы, в первую' очередь— 19-ю танковую дивизию, и перегруппировывает их здесь и на рубеже р. Одер для продолжения оборонительных действий; он оказывает сопротивление наступающему противнику по возможности еще на восточном берегу Одера. Здесь, к северу, противник рвется вперед прежде всего танковыми корпусами. Его силы, просочившиеся за рубеж Глогау, Грец [Глогув, Гродзиск], это в основном разведывательные отряды; до района Волльштейн [Вольштын] есть кое-что и посильнее, но от этого пункта и далее — только мелкие подразделения. Удалось удержать Тирштигель [Тшцель], через который только в некоторых пунктах просочились разведывательные дозоры.

Фегелейн: Рейхсфюрер приказал расположить в районе Тирштигель только фольксштурм, а все остальное— бросить вперед.

Фюрер: Такова .цель.

Фегелейн: Он поступил правильно.

Фюрер: Цель такова: сюда надо поставить фольксштурмистов, а все прочее, что ему удастся сосредоточить, должно быть двинуто вперед, чтобы давить вот сюда.

Гудериан: Мы уже и ранее приказывали всем имеющимся подразде-лениям выдвинуться вперед. Их следовало поставить на рубеже Лисса, Костен, Позен [Лешно, Косьцян, Познань]. Это выдвижение было прервано здесь. Не поставив в известность ни меня, ни рейхсфюрера, 3-й военный округ задержал вот эти подразделения на рубеже Тирштигель [Тшцель]. Я ежедневно по два раза справлялся, продвигаются ли подразделения вперед. Очевидно, моей энергии оказалось недостаточно.

Фюрер: Но уж теперь-то у нас энергии хватит!

Фегелейн: У него здесь есть теперь две роты штурмовых орудий. Его задача — выйти в район Позен [Познань].

Гудериан: Здесь группа Заукена. Дивизия имени рейхсмаршала [«Герман Геринг»] и дивизия «Бранденбург» находятся здесь. Им поставлена задача нанести удар вот сюда, чтобы уничтожить всю эту группу, расположенную в излучине Одера в районе Штейнау [Сьци- нава].

Фюрер: Это хорошо.

Йодль: Я только одного не понимаю. Вы разве не говорили, что 19-я дивизия оттуда снимается?

Гудериан: Нет, 19-я стоит в Гостин [Гостынь].

Йодль: Значит, речь здесь идет о каких-то других силах. Ведь 19-я имеет задачу прикрывать тыл.

Гудериан: Нет, к настоящему моменту отсюда выведены только тыловые службы, мастерские и т. п. Они за Одером. Все остальное сосредоточено на реке. Я прошу полномочий на использование военной ака-демии, которая в ближайшие дни все равно закроется. Я бы хотел силами слушателей академии и двумя ротами охранного полка «Бер-лин» создать здесь еще один плотный оборонительный рубеж с большим числом офицеров. Рубеж пройдет вот здесь, непосредственно западнее течения р. Одер. Таким путем можно будет предотвратить отход всех остальных сил.

Фюрер: Согласен. А здесь будет действовать кавалерия?

Фегелейн: Запасной учебный кавалерийский полк численностью около 1500 человек. Мы их поставим в тылу войск генерал-полковника Шёрнера.

Гудериан: Сейчас распределяется личный состав.

Геринг: Только вот те части, которые отходят сюда, слабы в отношении офицерского состава; если бы послать туда этих отличных, отборных офицеров...

Фюрер: Это верно. Здесь отходят десятки тысяч людей, их надо организовать. Им нужны и офицеры, причем наилучшие. Иначе с ними не справиться.

Гудериан: Есть план сосредоточить отступающие части здесь, привести их в порядок и бросить вперед.

Геринг: Только, по-моему, не следует их объединять.

Фюрер: А сюда следует бросить кавалерию.

Фегелейн: Оиа начнет действовать здесь послезавтра.

Фюрер: Что это за часть?

Фегелейн: Это — запасной учебный кавалерийский полк. Около 1500 человек.

Фюрер: Надо подчинить это Шёрнеру, чтобы прикрыть дороги в тылу.

Гудериан: Дороги на участке Бреслау, Глогау [Вроцлав, Глогув] прикроет военная академия.

Фюрер: А от Бреслау к востоку можно для этой цели использовать кавалерийский полк. Это ведь 1500 человек?

Фегелейн: Возможно, что даже больше. Точной цифры у меня нет. Командир находится в пути. Мы собирались доукомплектовать этими людьми 8-ю и 22-ю дивизии СС, но теперь это исключается.

Фюрер: Теперь это исключается. Главное, чтобы они решили эту новую задачу.

Гудериан: Положение таково: те части, которые отступают согласно приказу, находятся в полном порядке, на их машинах лишних людей нет. Но в колоннах беженцев и в железнодорожных эшелонах, которые сейчас отходят в тыл, прячется масса дезертиров; на повозках беженцев множество солдат устроилось в качестве повозочных и ездовых, которые переоделись в гражданское. Весь контроль следовало бы направить не столько на военные формации, которые отходят в полном порядке под командованием офицеров, военных техников и инспекторов, сколько на эти прочие колонны.

Фюрер: На каком-то рубеже их все равно остановят. Через эту линию они не пройдут, а если отдельные люди и просочатся, нужно будет вернуть их назад. Шёрнер докладывает, что вернул таким путем 13 тыс. человек.

Гудериан: В полосе группы армий «Висла» сегодня вступает в силу новая разграничительная линия. За новые полосы теперь будут отвечать штабы 24-го танкового корпуса и 9-й армии. Линия проходит через пункты: севернее Глогау [Глогув], южнее Лиссы [Лешно], севернее Кротошина, в общем направлении на Калиш. Затем вот здесь будет действовать 40-й танковый корпус, он займет участок Лиссы — исключительно Позен [Познань]; дальше — комендатура города Позен, затем на севере — 5-й горный корпус СС. С этим корпусом сейчас очень трудно связаться по телефону. То и дело связь прерывается, потому что в тылу корпуса безобразничают разведывательные группы противника. Здесь, впереди, сплошная линия обороны но рубежу Тирштигель. перед ней сплошной временный рубеж обороны. Не вполне ясно, в наших ли руках Грец. Далее — крепость Позен. Ей пришлось выдержать несколько атак с юга и северо-запада. Видимо, вот здесь занят один форт, только еще ие вполне ясно, этот или этот. Во всяком случае, там тоже произошло что-то не слишком радостное. Благодаря расшифровке вражеских радиограмм удалось теперь с полной несомненностью установить развертывание 1-й гвардейской танковой армии; это установлено на основе радиоперехвата противника. Развертывание должно осуществляться на этом рубеже. Фланги расположены вот так — как здесь обозначено; а вот это — общее направление разграничительных линий.

Фюрер: Я бы хотел в ближайшие дни получить ясную картину того, что известно на данный момент о развертывании. Я имею в виду положение противника в целом, предположительные направления ударов и районы развертывания. От этого зависят наши контрмеры.

Гудериан: Так точно. Во всяком случае, уже ясно, что здесь, в районе вокруг Позена развертываются войска 1-й гвардейской танковой армии.

Фюрер: Сколько корпусов?

Гудериан: Все ее корпуса. Их четыре.

Фюрер: По штату у них 1600 танков. Сколько у них может быть в настоящее время?

Гудериан: Никак не больше половины.— Между этими пунктами на-ходится крепость Позен, она еще держится. Из радиограмм противника следует, что пехота противника в основном привязана к железной до-роге, проходящей из Накеля [Накло] на юг, в направлении Ярочина [Яроцин], через Гнезен [Гнезно].

Фюрер: Чем больше они будут охватывать этот район, тем сложнее будет со снабжением.

Геринг: Железные дороги полностью в исправности, они и ездят по ним без всяких забот.

Фюрер: Надеюсь, наши составы и локомотивы там не остались...

Гудериан: Видимо, был сильный затор. Все увести не удалось. Далее к севе)у 2-я гвардейская танковая армия со всеми своими корпусами. Здесь сейчас обстановка тоже несколько осложнилась. Противник ведет усиленную разведку из района Шарникау [Чарнков], преодолевая р. Нетце [Нотец], и оказывает давление на пункты Шенланке [Тшцян- ка], Шлоппе [Члопа] и Филене [Велень]. Сегодня он атаковал Шиай- демюль [Пила]. Этот плацдарм в районе Уш [Уйсьце] еще сегодня утром был в наших руках. Однако противник его обошел с фланга и форсировал Нетце.

Фюрер: Река Нетце — не преграда.

Гудериан: К тому же она сейчас подо льдом.

Фюрер: Полностью замерзла.

Гудериан: Противник действует здесь; против этой позиции в районе Шнайдемюля он прощупывает нашу оборону также с востока и северо- востока. Здесь его отбили. Штаб группы армий переходит в Крёссипзее [Кросино]. Неясна обстановка в районе Накеля. Сам Накель в руках противника. Латышская дивизия (15-я СС) отошла дальше на север. Штаб корпуса перебазировался в Прёйссиш Фридланд [Дебжно]. Противник проник в пространство между ним и его частями. Нет ясности относительно обстановки в районе Кроне [Кроново]. Бромберг [Быд- гощ] в руках противника. Гарнизон находится в этом треугольнике, образуемом железнодорожными линиями. Противник силами 2-го гвардейского кавалерийского корпуса продвигается по шоссе через долину Вислы и вдоль железной дороги в направлении на Швец [Швецья]. Отсюда 46-й танковый корпус начал контрнаступление силами 4-й танковой, 337-й народно-гренадерской и 547-й дивизий. Плацдарм в районе Кульма [Хлумец] уменьшился и удерживается только на восточном краю 251-й дивизией.

Фюрер: Если это необходимо, его следует оставить.

Гудериан: Его следует оставить. Рейхсфюрер намеревается — согласно договоренности с вами — оставить также и этот плацдарм.

Фюрер: Да, большой. Он хочет сохранить малый.

Гудериан: Он хочет еще удержать Грауденц [Грудзендз], а с малого плацдарма Мариенвердер [Квидзынь] и из прочих районов перебросить силы на этот берег.

Фюрер: Нет, я и хотел сказать, что главное его желание — удержать Грауденц. Мариенвердер слишком далеко.

Г удериан: Грауденц вообще лучше. Это — крепость. Рубеж проходит здесь. Вот здесь противник атаковал, в районе Гранзее ему удалось вклиниться в нашу оборону. Он атаковал также в районе Грауденц, но был отбит. Далее, противник оказывает давление на плацдарм в райо-не Меве [Гнев], а южнее Меве малыми силами форсировал реку. К северу от этого пункта атаки отбиты. В районе Мариенбург [Мальборк] идет бой за город и железную дорогу, которые находятся в наших руках. Сюда подходит батальон морской пехоты.

Фюрер-. До сих пор морская пехота дралась отлично.

Гудериан-. Так точно. Вот этот рубеж вдоль р. Ногат удерживается моряками. 7-я танковая дивизия сейчас выдвигается в район Ной- тайха [Нытых], чтобы разбить части противника, переправившиеся через р. Ногат; она будет выполнять эту задачу во взаимодействии с полком морской пехоты, который до настоящего времени находился на плацдарме. Необходимо таким путем очистить левый берег р. Ногат. Южнее Эльбинга [Эльблонг] плацдарм еще в наших руках. Противник ворвался в город с севера. В его боевых порядках не много танков — всего 15. Идет бой. 32-ю дивизию рейхсфюрер хотел подтянуть в район Накеля.

Фегелейн: Он только что доложил, что один полк [из Курляндии] уже прибыл.

Фюрер-. Где?

Фегелейн: Этого я не знаю.

Гудериан: 227-я дивизия, которая тоже пришла из Курляндии, стоит здесь. Здесь уже сосредоточились ее важнейшие части, основная масса всего ее состава. А 32-я дивизия в данный момент перебрасывается.

Фюрер: Теперь наши главные заботы — здесь.

Гудериан: В полосе группы армий «Север» наступление начато сегодня утром. Оно дает довольно хорошие результаты. Передовые под-разделения этих бронебойщиков, а также отрядов, во главе которых поставлен командующий артиллерией 302-й группы [генерал-лейтенант Герберт Вагнер], прошли половину расстояния до рубежа Фрауэнберг, Эльбинг [Фромборк, Эльблонг]. Они там были сегодня уже в первой половине дня. Танковые группы, продвигавшиеся в этом направлении, дошли к этому времени вот сюда, 28-я егерская дивизия — до Карвит- тена [Карвиты] и Либемюля [Миломлын]. Она здесь вела бой с противником севернее этих пунктов. Группа [полковника] Айнема должна была подтянуться сюда, чтобы обеспечить решающий успех. Наступление 170-й и 131-й дивизий было весьма успешным, что и показано здесь синими стрелками. Далее, к югу, в полосе 18-й мотопехотной дивизии и остатков 229-й дивизии наше наступление, правда, не дало продвижения, но его задача и была главным образом сковать силы противника. Мы намереваемся с этой целью продолжать здесь наступательные действия. Здесь на юге отбита одна атака противника. В резерв выведены дивизия «Гроссдейчланд», правда, не имеющая горючего, и еще одна дивизия.

Фюрер: «Гроссдейчланд» перебрасывается сюда?

Гудериан: «Гроссдейчланд» встанет здесь, севернее, как и 562-я дивизия. План таков: 562-ю перебросить сюда пешим порядком, чтобы можно было использовать ее — в зависимости от обстановки — здесь, севернее, или же здесь. Выход из боя был осуществлен без давления со стороны противника. Он за отходящими частями не последовал. Боевое охранение и арьергарды находятся еще далеко от главных сил, в соприкосновении с противником. Здесь — давление на Фридланд оказалось безрезультатным. Затем противник довольно значительными силами наступал на Кенигсберг. Здесь против него брошена 547-я дивизия, остатки 61-й дивизии и части 2-й дивизии «Герман Геринг», обладавшие маневренностью. Главное давление противника осуществляется на северо-восточном участке фронта и севернее Кенигсберга, где остатки 551-й дивизии и 286-й дивизии, видимо, почти окончательно утратили боеспособность, так что в результате там сегодня в первой половине дня создалось критическое положение. Я не вполне уверен, что сейчас фронт проходит так, как здесь указано. Может быть, он уже передвинулся назад, вот на эту линию.

Фюрер: Если они будут на этом рубеже, то отходить дальше им некуда. Я переговорил с генерал-полковником Рейнгардтом и указал ему на это обстоятельство. Командующий обороной крепости Кенигсберг генерал Лаш и его штаб получили приказ перейти на побережье Земландского полуострова . Прошу вас теперь подтвердить это приказание...

Гудериан: Вот здесь находится та самая, достойная особого внимания личность — Кох. Он сам звонил сюда. Звонил также и генерал Лаш. Оба говорят, что здесь обстановка довольно критическая. Генерал Лаш лично отправился сюда, чтобы перехватить отступающие в беспорядке войска. Надо надеяться, что его люди прибудут своевременно, чтобы остановить этот натиск. Сюда брошены три батальона 95-й дивизии, три батальона 58-й дивизии, три крепостных батальона, бригада мино-метов и метательных аппаратов, 278-я бригада штурмозых орудий.

Фюрер: Я не понимаю только вот чего: почему бы не оставить здесь крепостные части и не бросить сюда на первое время пехоту?

Гудериан: Слушаю, будет сделано не так, как здесь показано, а наоборот.

Фюрер: Вот, не дашь заранее точных указаний — как и что надо сделать, и могут случиться примитивнейшие просчеты!

Гудериан: Было приказано немедленно вывести в резерв одну дивизию. Это сделано. Здесь показан еще один батальон на автомобилях в процессе переброски. Надеюсь, они прибудут вовремя, чтобы остановить отход.

Фюрер: Где штурмовые орудия?

Гудериан: Штурмовые орудия почти все уже здесь. Вот эти уже перебрасываются по железной дороге. 278-я бригада танков «тигр» еще на том участке.

Фюрер: Надеюсь, их не перебросили сюда, южнее.

Гудериан: Приказано было двинуть их вот сюда.

Фюрер: Уточните. Их ведь 60 штук!

Гудериан: Здесь впереди самое слабое место. В полосе группы армий «Курляндия» [«Курланд»! оборона снова была успешной. Ввиду сильного давления противника оказалось необходимым окончательно оттянуть оборону на тот рубеж, который был установлен и разрешен в свое время. Здесь атаки противника отбиты, его войскам, находящимся на исходном положении для наступления, нанесено поражение. Здесь противник вклинился в нашу оборону, но 14-я танковая дивизия и часть сил 218-й дивизии предпринимают успешные контратаки. На этом участке отбиты все атаки противника, ему нанесены значительные потери — уничтожено десять танков. Небольшие локальные вклинения будут ликвидированы силами 12-й танковой дивизии, которая уже на подходе. Противник тоже сейчас перебрасывает силы отсюда на запад, и постепенно все отчетливее обозначается главное направление на южном участке фронта — против Либау [Лиепая].

Фюрер: Вполне ясно: там ведь порт, противник пытается им овладеть.

Гудериан: Авиация противника проявляла довольно высокую активность в течение ночи.

«Hitlers Lagebesprechungen», S. 820, 823—842.

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫТОМ 2. АГРЕССИЯ ПРОТИВ СССР. ПАДЕНИЕ «ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ»1941—1945 гг.. 1973

Еще по теме СОВЕЩАНИЕ В СТАВКЕ ВЕРМАХТА27 ЯНВАРЯ 1945 Г. В БЕРЛИНЕ:

  1. СОВЕЩАНИЕ В СТАВКЕ ВЕРМАХТА27 ЯНВАРЯ 1945 Г. В БЕРЛИНЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -