Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕК НАЧАЛУ ПЯТОГО ГОДА ВОЙНЫ


Тезисы доклада Йодля — начальника штаба оперативного руководства, прочитанного перед рейхслейтерами и гаулейтерами 7 ноября 1943 г. в Мюнхене
Рейхслейтер Борман просил меня сделать сегодня перед вами обзор стратегического положения к началу пятого года войны.
Я решил, но надо сознаться не без колебаний, взяться за эту нелегкую задачу.
Здесь невозможно ограничиться лишь общими фразами. При этом нужно говорить не о том, что будет, а открыто сказать о том, каково положение вещей сейчас. Никто не должен знать больше того, что ему необходимо для выполнения своей задачи,— таков приказ фюрера. Однако я понимаю, что вам надо знать очень многое для выполнения нашей задачи. На ваши округа, на ваше население направляет свои усилия вражеская пропаганда, стремящаяся сеять в народе неверие, распространяющая злобные слухи. Из конца в конец по стране шествует призрак разложения. Все малодушные ищут выхода, или, как онн его называют, политического решения. Они говорят, что надо на-чать переговоры, пока еще не все потеряно '. Вооружившись подобного рода фразами, они идут на приступ, пытаясь сломить глубокую естест-венную убежденность народа в том, что эта война есть борьба до последнего. Капитуляция — это конец нации, конец Германии. Против этой волны вражеской пропаганды и трусости вам нужна не только одна сила. Вам необходимо для этого знать истинное положение дел, и поэтому я считаю, что правильно поступаю, если совершенно откровенно и без прикрас обрисую вам нынешнее положение. Это не недозволенная выдача секретов, это попытка дать вам в руки оружие, которое, быть может, предоставит вам возможность укрепить наши позиции внутри Германии.
Исход этой войны решается не только силой оружия, но и волей народа к сопротивлению. Германия потерпела в 1918 г. крах не на фронте, а в тылу . Трусость этих преступников-предателей принесла народу ие желанный мир, а ввергла его в положение, в тысячу раз более тяжелое, чем то, в котором оказался бы итальянский народ, если бы ои продолжал войну на нашей стороне. Позвольте мне выразить уверенность в том, что те конкретные цифры и данные, которые я буду приводить относительно наших сил, вы будете рассматривать пак доверенную вам государственную тайну, в то время как все остальные сведения вы можете без ограничений использовать в своей деятельности по руководству народом.
I
Необходимость и цели настоящей войны были понятны каждому, когда мы начали освободительную борьбу за великую Германию и в результате активных наступательных боевых действии устранили опасность, которая столь явственно угрожала нам как со стороны Польши, так и ;о стороны западных держав . Захват части Скандинавии, участие в войне в районе Средиземного моря, война против России также не вызывали никаких сомнений в правильности общего руководства, пока нам сопутствовал успех. Лишь после того, как нам пришлось понести ряд серьезных поражений и общая обстановка стала резко ухудшаться, немецкий народ начал задавать себе вопрос, не хватили ли мы ( через край и по плечу ли нам те задачи и цели, которые мы перед собой поставили.
Главная задача моего настоящего сообщения состоит в том, чтобы высказаться в первую очередь по этому вопросу и вооружить вас сведениями, необходимыми вам в вашей разъяснительной работе.
Мое сообщение будет состоять из следующих трех разделов.
Обзор важнейших событий прошедших лет.
Рассмотрение современного положения.
Основа нашей уверенности в конечной победе.
Будучи военным советником фюрера, я ограничусь при этом проблемами, относящимися к моей компетенции. Я отдаю себе отчет в том, что при этом будет освещен лишь один из многочисленных аспектов современной войны.
1. Обзор
Я полагаю, что в этой аудитории мне нет необходимости говорить, что национал-социалистское движение и его борьба за завоева-ние власти в стране были первым шагом на пути к внешнему освобождению Германии от оков версальского диктата. Однако мне очень хочется сказать здесь о том, какую значительную роль сыграло национал-социалистское движение в пробуждении в немецком народе стремления к созданию военной мощи, в развитии военного потенциала и вооружении страны. Несмотря на все заложенные в рейхсвере положительные качества, он в силу своей малочисленности не был в состоя-нии справиться с такой грандиозной задачей. Это возможно было достичь лишь при помощи синтеза обеих сил, который стремился осуществить и так удачно осуществил фюрер.
С захватом власти сначала намечается восстановление военного суверенитета (введение всеобщей воинской повинности, занятие войсками Рейнской области) и воссоздание военно-промышленного потенциала. При этом особое значение придается созданию современных бронетанковых войск и военно-воздушных сил.
Аншлюс Австрии явился не только осуществлением старой национальной задачи. Благодаря ему значительно возросла наша военная мощь и одновременно существенно улучшилось наше стратегическое положение. Если прежде чехословацкая территория самым угрожающим образом вдавалась в Германию (между этим выступом и Францией оставалось очень небольшое расстояние; кроме того, он мог быть использован союзниками, особенно Россией, для базирования авиации), то отныне [после захвата Австрии] Чехия сама оказалась в клещах Ее стратегическое положение стало столь неблагоприятным, что она могла быть разгромленной в результате решительного наступления прежде, чем подоспеет эффективная помощь с Запада.
Оказание такой помощи затруднялось в результате создания Западного вала , который в отличие от линии Мажино, являвшейся маложизненным, рассчитанным на пассивную оборону сооружением, был задуман как тыловое прикрытие для проведения активной политики на Востоке.
В результате бескровного разрешения чешского вопроса осенью 1938 г. и весной 1939 г., а также присоединения Словакии территория Великой Германии округлилась так, что стало возможным приступить к рассмотрению польской проблемы при несколько более благоприятных стратегических предпосылках.
Таким образом, я подошел к началу нынешней войны. При этом возникает вопрос о том, правильно ли был избран момент для войны с Польшей, войны, которая сама по себе была неизбежной. Сомнений на этот счет быть не может, ибо удалось чрезвычайно быстро разгромить все же довольно серьезного противника. И хотя дружественные ему западные державы объявили нам войну и создали второй фронт, они все же не сумели использовать свои возможности и захватить в свои руки инициативу. О ходе войны против Польши нужно сказать лишь следующее: он показал, что молодые германские вооруженные силы представляют собой такую мощь (а это не было само собой разумеющимся), которая заставила заговорить о себе весь мир.
Однако главным результатом этого успеха стало то обстоятельство, что отныне перестал существовать восточный противник...
В связи с этим центр тяжести войны естественно переместился на Запад, где в качестве первоочередной задачи вырисовывалось обес-печение Рурской области от возможного захвата ее англичанами и французами ударом через Голландию.
Еще до окончания войны против Польши фюрер принял решение о проведении наступления против этого противника. Целью этого наступления должен был быть полный разгром врага. Если это решение не было осуществлено, в конце осени 1939 г. (как первоначально намечалось), то это было вызвано главным образом условиями погоды и частично состоянием военной промышленности.
Но тем временем возникла новая проблема, требовавшая немедленного разрешения,— это оккупация Норвегии и Дании. Речь шла о том, чтобы открыть здесь театр войны, который, правда, лежал вне зоны непосредственной угрозы для нас, но имел чрезвычайно важное значение в смысле общего стратегического положения. Во-первых, существовала опасность того, что Англия может овладеть Скандинавией, осуществить стратегический охват с севера и одновременно лишить нас возможности вывозить оттуда столь важные для военного производства железо и никель. Во-вторых, это вызывалось интересами ведения войны на море, требовавшими обеспечения свободного доступа к Атлантическо-му океану путем создания военно-воздушных и военно-морских баз на побережье Норвегии. Итак, и в этом случае оборонительные и наступательные цели представляли собой одно неразрывное целое.
Ход и итоги этой кампании известны. Она была в основном закончена своевременно, так что кампанию на Западе удалось начать в самое благоприятное время года, т. е. в мае 1940 г.
Решающий успех этой кампании существеннейшим образом улучшил наше положение. Мы захватили в свои руки не только французский военный потенциал, которому суждено было сослужить для нас в дальнейшем ходе войны важную службу, но прежде всего все Атлантическое побережье с его военно-морскими и военно-воздушными базами. В результате этого возникла непосредственная угроза английской метрополии.
Здесь возникает вопрос, не следовало ли нам предпринять тогда крупную десантную операцию и перенести войну на территорию Англии. В связи с вероятностью вступления в войну Соединенных Штатов Америки обсуждался также вопрос о занятии ряда передовых опорных пунктов в Атлантическом океане (например, Исландии и Азорских островов, которые тем временем были заняты противником). С этих островов можно было бы особенно эффективно вести борьбу против английских морских коммуникаций, а также оборонять Европу подобно тому, как Япония обеспечивает оборону Восточной Азии с далеко выдвинутых вперед островов Тихого океана. Фюрер принял мудрое решение ограничить цели и отказался от этих мероприятий. Как само про- ведение данных операций, так и последующее обеспечение морских перевозок потребовали бы таких материальных средств, производство которых было не по плечу нашей кораблестроительной и авиационной промышленности.
Вместо этого зимой 1940/41 г. возникла другая возможность нанести Англии поражение. Хотя с внешней стороны это делалось в порядке оказания помощи нашему итальянскому союзнику в Северной Африке, в конечном счете речь шла о господстве Англии на Средиземном море и о создании серьезной угрозы южному флангу европейского крнтииента. По мере того как обнаружилась слабость и неспособность Италии к серьезным действиям, Северная Африка все больше и больше превращалась в немецкий театр войны. Использование здесь необходимых сил, которые, кстати сказать, были не столь значительными, оправдывалось тем обстоятельством, что в результате этого оказались скованными вдали от жизненного пространства Германии весьма большие сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы, а также большое количество морских транспортных средств англичан.
Менее желательной была для нас необходимость оказания помощи союзнику на Балканах, которая была вызвана неожиданным выступлением итальянцев против Греции. Наступление, которое они начали в октябре 1940 г. из Албании, не имея для этого достаточных средств, противоречило имевшейся договоренности, однако в конце концов с нашей стороны было принято решение оказать итальянцам помощь, ибо рано или поздно обхцая обстановка вынудила бы нас поступить так. Правда, запланированное наступление против Греции с севера преследовало не только цель оказания помощи союзнику. Оно должно было исключить возможность захвата ее англичанами, в результате чего они могли бы оттуда угрожать нашим находящимся в Румынии нефтяным районам.
Одновременно с этими событиями все острее стала ощущаться надвигающаяся угроза со стороны большевистского Востока. В Германии эта угроза чувствовалась незначительно и вначале о ней по соображениям дипломатическим сознательно ничего ие говорилось6. Но сам фюрер всегда имел в виду эту угрозу и уже во время войны на Западе высказал свое принципиальное решение ликвидировать ее, как только это позволит сделать наше военное положение.
После интермедии с переворотом в Югославии и последовавшей за ней Балканской кампании и занятия острова Крит это решение было претворено в жизнь. Если наступление против России должно было состояться, то его неизбежно нужно было вести далеко в глубь русской территории. А это таило в себе опасность, которая не проявлялась в такой мере во время предшествующих кампаний.
Хотя нам ни в 1941, ни в 1942 гг. не удалось полностью уни-чтожить военную мощь противника и тем самым поставить Россию на колени, все же надо считать положительным тот момент, что мы далеко отодвинули большевистскую опасность от наших границ.
Если в настоящее время в связи с новыми серьезными поражениями, которые мы несем в 1943 г., возникает вопрос, не слишком ли мы недооценивали силы большевиков, то относительно ведения операций на отдельных участках на этот вопрос может быть дан утвердительный ответ7. Однако не может быть никакого сомнения в том, что
" В данном случае йодль для оправдания фашистской агрессии воспользовался почерпнутой из арсенала фашистской пропаганды идеей «превентивной» войны против СССР.
7 Иодль явно стремится преуменьшить просчеты гитлеровского командования, сводя к промахам местного порядка такие крупные стратегические неудачи, как срыв Красной Армией «молниеносной» войны, разгром немецких армий под Москвой, Сталинградом и Курском, которые оказали решающее влияние на ход второй мировой войны.
решение о наступлении в целом было правильным и его надо было упорно проводить в жизнь.
Как и политика, военная стратегия не есть простая арифметическая задача. Одним из важнейших уроков войны является то, что правильная оценка противника представляет собой труднейшую из труднейших задач, и даже при правильной оценке многие моменты остаются неучтенными, они выясняются лишь в процессе самой борьбы.
Решающим фактором для нас являлось то, что в результате наступления в неизведанные пространства русской территории мы обнаружили, что противник располагает не только огромными людскими ресурсами, но и обладает таким техническим уровнем военной промышленности, который вынудил нас к ведению тотальной войны и к умножению наших усилий в части военной промышленности, чего мы сами по себе не сделали бы...
15) В рамках этого краткого сообщения о нашей стратегии на отдаленных театрах войны можно было бы упомянуть еще лишь оккупацию Туниса, которая явилась реакцией на высадку англо-американских сил на северном и западном побережьях французской части Северной Африки и которая в результате быстрой утраты этих позиций, очевидно, в значительной степени способна вызвать сомнения в правильности нашей стратегии на отдаленных театрах войны.
Суммируя все, можно сказать, что борьба на периферии принесла нам территориальный капитал, за счет которого мы сейчас живем.
Еще раз я кратко резюмирую ход крупных военных событий до осени 1943 г. В первые два года войны Германия и ее союзники совершили почти беспримерное победное шествие. В результате войны против Польши, Норвегии, Франции, войны в Северной Африке, на Балканах, а также нападения на Россию и выхода к Донцу, к стенам Москвы и к р. Волхов было создано обширное предполье для обороны Европы, а благодаря замятию и освоению богатейших сырьевых и продовольственных районов возникли предпосылки для ведения длительной войны. Этих успехов удалось достигнуть благодаря превосходству в вождении войск, лучшему использованию современных средств борьбы, превосходству в авиации и на редкость высокой боеспособности и боевому духу войск, т. е. благодаря факторам, которыми не обладали в достаточной мере наши противники. В этот период, когда наше превосходство на суше было неоспоримым, а превосходство в воздухе могло по крайней мере в прибрежных водах компенсировать безнадежную слабость на море, успех покинул нас, когда мы собирались сделать последний прыжок и овладеть пальмой победы. На высадку десанта в Англии, которая хотя и была подготовлена до последней мелочи, но должна была осуществляться при помощи импровизированных переправочных средств, мы не могли идти до тех пор, пока английская авиация не была полностью подавлена. Но этого добиться не удалось, равно как и не удалось окончательно разгромить Советские Вооруженные Силы. Грядущие поколения не смогут упрекнуть нас в том, что мы не использовали последних средств и не напрягли все свои силы для достижения этих решающих исход войны целей. Но перед лицом предстоящей борьбы против Советской России никто не мог решиться на то, чтобы немецкая авиация была пол-ностью обескровлена в боях над Англией.
Третью цель, а именно: вовлечь Испанию в войну на нашей стороне п тем самым создать предпосылки для захвата Гибралтара—достичь не удалось вследствие сопротивления испанского, или, лучше сказать, иезуитского, министра иностранных дел Серано Суньера.
481
16 В. И. Дашнчев, т. И
Таким образом, стало ясно, что рассчитывать на скорое окончание войны было невозможно, что она будет суровой и тяжелой и потребует от народа огромного напряжения. Ибо любое наступление, не ведущее
к перемирию или к миру, неизбежно должно закончиться обороной, учит Клаузевиц.
После первых поражений на Восточном фронте и на Североафриканском театре войны зимой 1943 г.3 Германия и ее союзники еще раз напрягли все свои силы, чтобы в результате нового натиска оконча-тельно разгромить восточного противника и лишить англичан в Египте баз для ведения операций. Однако крупные наступления на Кавказе и в дельте Нила потерпели поражение вследствие недостатка сил и неудовлетворительного снабжения . На Средиземном море впервые про-явилось техническое и численное превосходство нашего западного противника в воздухе. Советскому командованию удалось остановить фронт под Сталинградом и в предгорьях Кавказа и затем зимой прорвать силами вновь накопленных крупных резервов застывший, растянутый, удерживаемый местами силами союзников фронт на Волге и на Дону. Состоявшая из лучших немецких соединений 6-я армия, не имея доста-точного снабжения и страдая от жесточайших морозов и метелей, не смогла противостоять превосходящим силам противника и погибла.
Западным державам точно так же удалось сосредоточить в Египте такие сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы, которые остановили нас перед воротами Египта, вынудили после сражения под Эль-Аламейном отступить и, наконец, после высадки крупных англо-американских сил во французской части Северной Африки заставили нас сдать все позиции в Африке. Снова лучшие немецкие дивизии стали жертвой превосходящих сил вражеской авиации, направившей свои удары против наших морских коммуникаций. Однако нам удалось добиться выигрыша времени, который стоил любых жертв.
После окончания зимних боев 1942/43 г. и потери африканской армии военная мощь Германии и ее союзников значительно уменьши-лась и создалось чрезвычайно напряженное положение. Правда, удалось сформировать вновь 5-ю танковую армию и 6-ю армию, однако четырех союзных армий мы лишились.
Оперативные резервы на Востоке удалось очень хорошо оснастить вооружением, однако было невозможно увеличить их численность в таких размерах, чтобы можно было думать о ведении где-либо крупных операций. Была утрачена прежняя подвижность сухопутной армии, а если отвлечься от русского театра войны, то и превосходство в воздухе. Начало сказываться экономическое превосходство наших противников и наличие у них огромных людских ресурсов, обращенных в первую очередь против Европы. Полный упадок Италии во всех областях и отсутствие сколько-нибудь значительного военного производства у остальных наших союзников невозможно было в нужной мере компенсировать огромными усилиями Германии.
Таким образом, инициатива действий в силу необходимости должна была перейти к противнику, а Германия и сражающиеся на ее стороне европейские нации вынуждены были теперь обороняться.
После того как противник овладел выдвинутыми на юг, за рамки европейских фронтов позициями, на Востоке в июле 1943 г. началось вражеское наступление с целью возвращения утраченных территорий, на Юге началось наступление непосредственно против «Европейской кре. пости», а именно: против ее наиболее уязвимого участка . Несколько раньше англо-американская авиация начала крупное воздушноенаступ- ление против Германии, имевшее целью уничтожить промышленность и сломить волю народа к сопротивлению.
Подобным же образом развивалась борьба Японии с той лишь разницей, что японцы значительно дальше выдвинули свои передовые позиции от метрополии, а англосаксы не могли перейти там к крупным операциям, так кш они сосредоточили свои основные силы против Европы.
И
На этой стадии войны свершилось предательство Италии, о чем вы в общих чертах знаете из сообщений прессы. Однако драматизм этого предательства был значительно большим, нежели это можно было отразить в .прессе...
Обстановка все время усложнялась. Быть может, это было единственным случаем за всю эту войну, когда я временами не знал, что я вообще должен посоветовать фюреру. Мероприятия, которые нужно было осуществить в случае явного предательства, были самым деталь-ным образом разработаны. Их осуществление должно было начаться по условному паролю «Аксе». Тем временем все дивизии, которые фюрер приказал перебросить немедленно с Запада в Северную Италию, бездействовали там, и ото в тот момент, когда Восточный фронт, стремившийся сдержать мощнейший натиск противника, настоятельнее, чем когда бы то пи, было, просил дать ему резервы...
В этой невыносимой ситуации фюрер дал свое согласие на то, чтобы при помощи политического и военного ультиматума разрубить узел. В это время 7 сентября в первой половине дня появился десантный флот противника в районе Салерно, а 8 сентября во второй половине дня в эфир было передано сообщение о капитуляции Италии. Но даже и в самый последний момент свобода действий командования были стеснена. Итальянцы оспаривали правильность переданного по радио сообщения. Все еще невозможно было дать сигнал о начале операции, а был отдан лишь приказ на приведение в боевую готовность войск. Наконец, в 19 час. 15 мин. это самое чудовищное предательство, какое когда-либо видела история, было подтверждено самими итальянскими политическими кругами. То, что произошло дальше, является драмой и одновременно трагедией. Все гротескные подробности сможет собрать и описать историк будущего...
Ill
Теперь я хотел бы коротко охарактеризовать отдельные театры войны (см. приложение и).
Финляндия
Финский фронт — это северный опорный пункт европейской оборонительной системы. Это самое северное крыло Восточного фронта и одновременно тыловое прикрытие норвежского фронта.
Общая протяженность фронта около 1400 км (т. е. >/з общей про-тяженности Восточного фронта). Оборона организована на основе опорных пунктов...
Военная экономика. Важное значение имеют никелевые рудники Колосьеки в районе Петсамо (32 процента общей европейской добычи).
Общее число населения —3,8 миллиона.
Возможности для ведения операций: вследствие отсутствия дорог ведение крупных операций не представляется возможным. Отсутствуют коммуникации, обладающие большой пропускной сиособ-
11 Приложение не публикуется,
Н* 483
ностью, для питания наступления имеется лишь одна железная дорога, идущая с севера на юг до Рованиеми, и строящаяся ветка, идущая на восток (Кандалакша).
Есть лишь одна хорошая шоссейная дорога, идущая с севера на юг (Хельсинки — Петсамо). Напротив, русские располагают Мурманской железной дорогой, обладающей большой пропускной способностью.
Ведение боевых действий возможно поэтому в основном лишь при помощи поисковых групп и команд охотников, особое значение приобретает борьба на флангах за овладение дорогами и их удержание.
Тем не менее вследствие большой протяженности фронта здесь скованы, крупные немецкие силы (20-я горно-стрелковая армия—176800че- ловек). Это очень хороший личный состав, привыкший к природным условиям страны. Наши дивизии обладают высокой боеспособностью, они полностью вооружены техническими средствами, обучены как кадровые дивизии мирного времени и имеют хорошие офицерские кадры.
Условия для действий авиации в целом неблагоприятные. По характеру местности имеются очень ограниченные возможности для сооружения аэродромов.
Норвегия
Прикрывает северо-западный фланг Европы. Общая протяженность фронта 2500 км (примерно соответствует протяженности Восточного фронта). Местами оборона построена лишь в виде опорных пунктов, некоторые острова не заняты войсками.
Местность: средние и высокие горы, местность изрезана глубокими фиордами и долинами. Вывоз шведской руды через Нарвик (22 процента общей европейской добычи).
Подвоз снабжения осуществляется главным образом морским путем, имеется несколько больших хороших портов и большое число не-значительных гаваней, используемых для прибрежнего судоходства.
По характеру местности на побережье возможна высадка десанта противника с ограниченной целью.
Внутри страны можно вести операции лишь ограниченными силами. Сеть железных и шоссейных дорог очень редкая, пропускная спо-собность их незначительна, дороги легко уязвимы (мосты и туннели). Вследствие этого в 1940 г. операции англичан были сильно затруднены (к тому же недостаточно крупных гаваней).
Число наших войск, находящихся в Норвегии, составляет 380 тыс. человек. Основные силы из имеющихся там 13 дивизий занимают оборону на побережье, часть их занимает укрепленные районы.
В Норвегии имеется около 1000 орудий калибром свыше 100 мм, они используются для обороны побережья.
Резервы: одна пехотная дивизия в Центральной Норвегии, одна пехотная и одна танковая дивизии в Южной Норвегии.
Возможности для действий нашей авиации сильно зависят от условий .погоды, особенно это относится к Северной Норвегии.
Военно-морские силы: здесь находятся важные базы для подводных лодок, стоянки для крупных военных кораблей. От обеспечения судоходства на море зависит снабжение армии. В среднем морским путем в месяц перевозится 190 140 брутто-регистровых тонн груза...
Дания
Это ключевая позиция у входа в Балтийское море. Если бы противник владел ею, то он имел бы возможность вести крупные операции как в направлении Скандинавии, так и в направлении Германии и влиять на события в районе Балтийского моря.
Общая протяженность фронта около 700 км.
Местность: западное побережье мало пригодно для высадки крупных морских десантов (штормы, прибой), а Восточная Ютландия и острова удобны для высадки десантов (однако из-за большой протяженности путей подхода и наличия здесь хороших условий для отражения десантов высадка таковых мало вероятна).
Особенно опасными с точки зрения возможности высадки морских десантов являются Эсбьерг (Западная Ютландия) и Ольборг (Северо- Западная Ютландия).
Местность почти повсюду доступна для танков.
Хорошо оборудованные аэродромы позволяют противнику осуществить высадку воздушных десантов. Но и, кроме этих аэродромов, условия местности дают возможность высадки воздушных десантов во мно-гих районах.
Оборона на побережье построена в виде опорных пунктов. На побережье обороняются три дивизии, имеющие ограниченную боеспособность. Кроме того, имеются резервы. Отдан приказ об усилении этих войск. Численность действующих здесь соединений всех видов воору-женных сил составляет 106 500 человек.
Запад
1) Местность: общая протяженность фронта по побережью Атлантического океана и Ла-Манша составляет 2100 км, протяженность фронта по побережью Средиземного моря — 500 км. В отличие от побережья Норвегии здесь, за небольшим исключением, имеются хорошие условия для высадки морских десантов с помощью современных технических средств.
Внутренние территории стран не представляют никаких трудностей для использования любых соединений, включая оперативные танковые объединения (Западная кампания)... Хорошо развит железнодорожный транспорт, имеются хорошие шоссейные дороги. Все это позволяет бы-стро перебрасывать наши резервы, но это также выгодно и противнику, если он только сможет закрепиться на материке.
Условия погоды не исключают возможности высадки морских десан-тов в любое время года с помощью современных средств. Лишь осенью и зимой штормы затрудняют высадку крупных десантов.
2) Наши возможности:
данная обстановка вынуждает нас принять меры, позволяющие разгромить противника прежде, чем он достигнет побережья. Поэтому на протяжении ряда лет ведется строительство Атлантического вала. Однако невозможно на всем 2600-километровом фронте по побережью повсюду создать глубоко эшелонированную систему укреплений, хотя число оборонительных сооружений и количество имеющегося в них вооружения превосходят все, с чем мы сталкивались до сих пор, включая За-падный вал и линию Мажино. Например, там имеется 2692 орудия калибра от 75 мм до тяжелых дальнобойных орудий, не считая зенитной артиллерии и штатной артиллерии действующих там дивизий. Имеется 2354 противотанковых орудия среднего и крупного калибра. Войска занимают 8500 (8449) долговременных оборонительных сооружений. Всего здесь было уложено в сооружения свыше 5,3 млн. куб. м бетона.
Но подобный оборонительный пояс сковывает также значительное количество наших сил. Для этого используются крелостные дивизии, из которых, естественно, лишь незначительная часть будет отражать десанты противника, поэтому на Западе крайне необходимо создать сильные, мобильные и особенно хорошо вооруженные резервы, которые можно было бы использовать на направлении главного удара. Всякое ослабление этих необходимых на Западе оперативных резервов является риском и представляет собой серьезную угрозу для развития общей обстановки.
Общая численность действующих на Западе войск составляет 1370 тыс. человек.
Италия
1) Условия местности.
На фронте местность гористая, местами фронт проходит через высокогорные районы, и лишь иа западном и прежде всего на восточном побережьях местность менее гористая. Вследствие этого представляется возможность не занимать войсками отдельные участки в высокогорных районах. Однако это требует использования значительного количества пехотных сил, чтобы не допустить просачивания противника. Переброска войск вдоль фронта очень затруднена. Имеются хорошие возможности для того, чтобы на длительное время перекрывать дороги.
Наряду с этими условиями местности на фронте (протяженность фронта около 150 км) существенное влияние на использование собст-венных сил оказывает наличие двух побережий большой протяженности (всего около 1600 км). Вследствие возможности высадки десантов в непосредственном тылу наших войск под угрозой находятся прежде всего участки побережья в районе Генуи, Специи, Рима и все восточное побережье к югу от Равенны.
Существенное влияние на боевые действия в Италии оказывает превосходство противника на суше, в воздухе и на море. Оно позволяет ему методически продвигаться вперед, не идя на риск, при этом продвижение войск поддерживается мелкими и крупными десантами, непрерывно высаживающимися в непосредственном тылу наших войск. Особую активность проявляет артиллерия противника.
Абсолютное господство противника в воздухе. Наряду с непосредственным тяжелым воздействием на войска авиация непрерывно нарушает работу транспорта в тылу, в частности железнодорожные перевозки. Авиация действует против глубоких тылов, затрудняя перевозки войск и подвоз снабжения.
Тыловым морским коммуникациям противника почти ничто не угро-жает, так как мы располагаем ничтожными военно-морскими и военно- воздушными силами.
В этих условиях перед войсками стоят исключительно тяжелые задачи. Несмотря на это, значительные силы скованы на побережье и в тылу (в частях всех видов вооруженных сил, включая вольнонаемный состав, на довольствии находится немногим более 400 тыс. человек). Нам удалось значительно задержать продвижение противника, при этом с момента эвакуации островов мы понесли незначительные потери в людях и технике. Однако пока невозможно вырвать инициативу нз рук противника, так как он имеет возможность почти в неограниченных размерах снабжать и пополнять свои войска.
Наша авиация находится в тяжелом положении вследствие многообразия задач, которые перед ней стоят, и обширности районов боевых действий. Поэтому она вынуждена ограничиваться действиями на главных направлениях.
Военно-морские силы, за исключением действий нескольких подводных лодок и торпедных катеров, обладают незначительными возможностями для воздействия на противника.
На побережье организуется оборона.
Юго-восток
1) Значение Юго-Востока:
Удержание Балкан в качестве составной части «Европейской крепости» имеет с оперативной, военно-политической и экономической точки зрения решающее значение.
На Балканы приходится: 50 процентов общей европейской добычи нефти 100 » » » » хромовой руды
60 » » » » бокситов
29 » » » » сурьмы
21 » » » » меди
Возможности для ведения операций:
При большой протяженности побережья (включая острова Крит и Родос), составляющей 4200 км и соответствующей двойному расстоянию от Ленинграда до Черного моря, в случае наступления противника для наших войск имеются следующие положительные и отрицательные факторы.
Положительные факторы. Для обороны побережья в основном требуется занять лишь определенные места — гавани и дельты рек. При развитии операций имеются хорошие возможности создания заграждений в горах и для обороны.
Отрицательные факторы. Вследствие малоразвитой сети шоссейных и железных дорог возникают трудности в снабжении войск и переброске резервов. Малочисленные, оборудованные множеством искусственных сооружений горные и железные дороги весьма уязвимы с воздуха (в Грецию идет одна одноколейная железная дорога, имеющая пропуск-ную способность 12 поездов в день). Затруднено снабжение многочисленных островов в Эгейском море (недостаток торговых судов и военных кораблей — имеется лишь несколько итальянских торпедных катеров и очень небольшое число охранных судов. Из наших сил на острове Крит находится 47 тыс. человек, на острове Родос — 8 тыс, человек и 30 тыс. интернированных итальянских военнослужащих).
Современное положение.
Сухопутные силы:
На оккупированной нами территории Балкан происходит малая война. Она ведется против иногда хорошо вооруженных, поддерживаемых англосаксами банд общей численностью около 140—150 тыс. человек. Все банды борются против немцев, однако между ними нет единства. Различают: в Хорватии и Сербии — а) коммунистические партизанские отряды под командованием Тито численностью около 90 тыс. человек; б) четники под командованием Драже Михайловича численностью 30 тыс. человек; в) в Греции — национальные банды под командова-нием Зерваса численностью 10 тыс. человек и около 15 тыс. коммунистов.
Для отражения нападения англосаксов и для борьбы против банд в настоящее время мы располагаем войсками численностью 612 тыс. человек.
Высадка крупных десантов зимой является маловероятной, поэтому главная задача этих сил — борьба против банд. К весне 1944 г. они должны разгромить и уничтожить крупные банды с тем, чтобы возможно большие силы можно было использовать для обороны побережья.
Со стороны войск наших союзников, находящихся на юго-востоке, за исключением болгарских соединений, которые необходимы для обороны Болгарии, невозможно ожидать существенной помощи.
Военно-воздушные силы.
Численное превосходство англо-американской авиации в настоящее время, за исключением западных районов Балкан, где начала сказываться оккупация противником Южной Италии, пока еще не дает себя чувствовать вследствие значительной удаленности военно-воздушных баз.
Восток
Протяженность фронта 2100 км (расстояние от государственной границы до Москвы 900 км, до Урала 2300 км).
Местность на севере равнинная, болота и леса, на юге сильно пересеченная (степные овраги). Имеющиеся в распоряжении силы вследствие большой протяженности фронта не позволяют нам создать сплошную систему оборонительных позиций и заставляют нас строить оборону в виде опорных пунктов и вести маневренные боевые действия, причем приходится мириться с тем, что зачастую фланги и тыл находятся под угрозой. Поэтому наша оборона очень неплотная и возмож-ности для сосредоточения крупных сил на главных направлениях очень ограниченны. Противник же всегда имеет местное численное превосходство в силах.
Русская пехота, несмотря на заметное улучшение боевой подготовки, продолжает утрачивать свою боеспособность, однако наряду с этим резко улучшается вооружение войск (автоматическое и тяжелое пехотное оружие). Усиленными темпами воссоздается русская артиллерия...
Создаются оперативные танковые объединения для выполнения широких задач (прорыв в глубину, охват и уничтожение противника). Массированное применение танков.
В большом числе формируются специальные части (танковые полки, минометные полки).
Саботаж на железных дорогах: в июле было 1560 случаев подрыва железнодорожного полотна, в августе — 2121 случай, в сентябре — 2 тыс. случаев. Все они очень отрицательно сказались на ведении операций и на эвакуации.
Война против партизан. Их цель—нарушение подвоза снабжения войск, затруднение землепользования..., организация вооруженного народного восстания, воссоздание партийных организаций на оккупированных территориях.
Несмотря на большие людские потери, введение строжайших положений определения годности к военной службе и ограничения во всех областях позволили увеличить общую численность Красной Армии. Кроме того, формируются запасные части и создаются оперативные зимние резервы...
Наши силы, действующие на Востоке: 200 немецких, 10 румынских, шесть венгерских дивизий...
IV
Как распределены силы и средства наших противников в настоящее время? Каковы их стратегические и оперативные замыслы?
...Некоторое время можно было предполагать, что противник перенесет свои основные усилия на Дальний Восток. Это предположение не оправдалось. Основные силы боеспособных англо-американских соединений, без сомнения, находятся в районе Средиземного моря. Вслед- ствне этого там в любом, случае следует ожидать продолжения операций. Неясно лишь одно: в каком направлении и в каких размерах будут вестись эти операции... Переброска новых крупных сил в район Средиземного моря не ожидается...
V
Как я могу заключить по своим наблюдениям, страну тревожит еще одно обстоятельство. Речь идет о позиции наших союзников и о боязни, что в рядах наших врагов могут оказаться новые государства, которые до сих пор сохраняли нейтралитет. Я вступаю, правда, при этом в щекотливую область внешней политики, которая не входит в сферу моей компетенции и на которой я остановлюсь лишь вскользь.
Из нейтральных государств нас не любят Швеция и Швейцария. Последняя окружена, и с военной точки зрения она не представляет собой для нас опасности... Она живет с нашей помощью, и мы. получаем от нее выгоду.
Относительно Швеции этого сказать нельзя. Она в последние годы значительно вооружилась и имеет 12—14 пехотных дивизий и три-че- тыре танковые бригады; кроме того, несколько бригад самокатчиков — всего под ружьем находится около 400 тыс. человек. Она колеблется, проявляя страх перед большевизмом, и надеется на англо-американскую помощь. Но этой помощи ей не видать, пока мы в Скагерраке мешаем осуществлению связи между Англией и Швецией.
В случае успешной высадки десанта противника в Норвегии или Дании Швеция может стать опасной, в остальном она не опасна.
Испания и Португалия решили соблюдать нейтралитет. Они не располагают силами, чтобы оказать сопротивление Англии или Америке. Таким образом, от воли наших западных противников зависит, в какой мере они признают этот нейтралитет...
, Турция до сих пор проводила политику нейтралитета. Для нее было бы идеальным, если бы Англия и Германия договорились друг с другом. Это надежно гарантировало бы ее от традиционного врага — России. Но чем ближе советские войска приближаются к Балканам и чем больше становится очевидным, что Англия во имя достижения победы все больше и больше входит в фарватер политики большевиков, тем более осложняется положение Турции, так как она не может сохранять нейтралитет одновременно по отношению к Советской России и Англии. Внезапное выступление Турции против держав оси мало вероятно...
В том, что в Финляндии и Болгарии внутреннее положение надежно, не может быть сомнения.
В Румынии существуют два мира: энергичная, верная союзническому долгу политика затрудняется двойной политической ориентацией. В этом нужно отдавать себе отчет.
В Венгрии, являющейся феодальным государством старого типа, со-циальные противоречия обострены еще больше. Поэтому эта страна особенно восприимчива к коммунистическим идеям. Но, кажется, из всех городов Европы меньше всего это осознали в Будапеште. Там живет и пляшет на вулкане разложившаяся, сильно засоренная еврейскими элементами общественная прослойка. Однако в отличне от Италии там осознало эту опасность по крайней мере большинство офицерского состава. Какого-либо политического выхода для Венгрии пока нет.
Япония. Там героический народ ведет решительную борьбу за свое существование точно так же, как и мы. С точки зрения политики и стратегии на Дальнем Востоке в ясном и четком начертании фронтов зияет брешь. Рузвельт н Черчилль хотят, чтобы Россия приняла уча- стие в борьбе против Японии. С чисто военной точки зрения мы приветствовали бы, если бы маньчжурские армии двинулись через Амур или на Владивосток. Но в этой части оба азиатских государства затыкают уши и не слушают манящего пения сирен, раздающегося с Залада. Причина этого заключается не только в дополнительном военном бремени, которое в результате пришлось бы взять на себя обоим государствам, а, очевидно, также и в соображениях политического порядка. Действительно, зачем Японии начинать войну против России, пока ясно, что во Владивостоке не может появиться американо-английская военно-воздушная база и когда на далеких горизонтах начинает вырисовываться конфликт между западными державами и Советской Россией.
VI
Я покидаю скользкую почву политики и обращаюсь к проблемам, которые стоят и будут стоять в ближайшее время перед высшим военным руководством. Мы ведем борьбу на внутренней линии; это значит, что мы в состоянии перебрасывать крупные силы с одного театра вои-ны на другой в значительно более короткое время, нежели наши противники, ведущие борьбу на внешней лании. Во время войны 1914— 1918 гг. мы смогли добиться больших успехов на Востоке и в Италии в 1917 г. благодаря умелому использованию внутренней линии. Сегодня это оперативное преимущество, состоящее в ис-пользовании внутренней линии, проявляется не в такой мере, ибо противник в настоящее время настолько силен па всех фронтах, что мы, несмотря на наличие коротких коммуникаций, вряд ли в состоянии добиться большего, нежели местного превосходства. Положение может измениться, если англосаксы попытаются, кроме Италии, создать еще второй или третий фронт. Самая трудная задача, стоящая в настоящее время перед командованием,— так распределить силы на всех театрах войны, чтобы мы могли быть до-статочно сильными там, где противник будет наносить новые удары. При этом следует учесть, что мы не в состоянии в течение короткого времени перебросить подкрепление на Юго-Восток, в Финляндию и Норвегию, так как для этого технических средств нет. Мы овладели пе-редовыми позициями в Финляндии, Норвегии, Дании, на Западе, в Италии и на Юго-Востоке, чтобы сохранить жизнеспособность, основное ядро Германии. Причины, заставившие нас овладеть ими, заставляют нас удерживать их и сегодня, когда вследствие своего превосходства вражеская авиация наносит тяжелые удары по центру Германии. Без определенного минимума сил это сделать невозможно.
Приходится признать, что на Восточном фронте обстановка крайне напряжена. Но ни один успех противника там не смертелен для нас, кроме захвата румынских нефтяных месторождений. Но командование не может закрывать глаза на то, что на Западе держат наготове огонь, чтобы в любой момент разжечь пожар, который, если его не удастся сразу погасить, нельзя будет больше взять под свой контроль. Здесь фронты постоянно нервируют фюрера и действуют на принятие им ре-шений. Штегеманн выразил это однажды словами: «...в войне всегда наблюдается раздвоенность: колебание между расходованием и сбережением накопленных сил. Это проблема, которую нелегко исследовать. Ход войны с ее не поддающимися учету факторами, с ее непонятной динамикой и игрой счастья и случая невозможно определить заранее. Тот, кто растрачивает все силы сразу, оказывается впоследствии с пустыми руками, а кто экономно расходует накопленные силы, никак не может завоевать превосходства. Лишь тот, кто правильно решает эту проблему, выигрывает войну. Но всегда дело обстояло таким обра- зом, что, как себя ни веди, требуется крайнее напряжение. Это единственное положение, которое всегда оправдывало себя в войне».
Где противник нанесет решающий удар, мы не знаем. У него две базы для прыжка — Средиземное море и Англия.
Ни один театр войны нельзя ослаблять больше определенного минимума. Крайнее напряжение может, таким образом, заключаться лишь в том, чтобы, кроме определенного минимума сил на фронтах, создать новые центральные оперативные резервы, несмотря на острый недостаток в людях. Это делается (приложение) 13.
Но теперь встает снова следующая трудная проблема, которая возникает во всякой длительной войне: взаимодействие и конфликт между потребностью в солдатах на фронте и потребностью в рабочей силе в тылу. Никогда эта проблема не стояла так остро, как в этой высокомеханизированной войне. Приведу несколько цифр (приложение).
Какое решение должно принять руководство? Фронту нужны солдаты, фронту нужно оружие. Нужно много оружия и тем лучшего качества, чем ценнее стал человек как боец... Одно совершенно ясно: пре-ступно удерживать в тылу способного носить оружие мужчину, вместо того чтобы заменить его кем-либо другим, тем более, если вообще данная работа не является жизненно необходимой. К счастью, предательство Италии играет и положительную роль. Приток интернированных военнослужащих и рабочих из Италии существенно облегчит положение в этой области.
Исходя из этой дилеммы, состоящей в нехватке людей, мы пришли к мысли об усиленном использовании людских резервов, имеющихся в 'оккупированных нами областях. Здесь смешиваются правильные представления с неправильными. Что касается рабочей силы, то я полагаю, что здесь было сделано все, что можно было сделать. Там, где это не было сделано, политически оказывалось более выгодным отказаться от принудительных мер и взамен этого получить спокойствие и использовать экономику этих областей. Однако я полагаю, что сегодня настало иремя, когда мы должны в Дании, Голландии, Франции и Бельгии с беспощадной энергией привлекать насильно тысячи тунеядцев к оборонительным работам, которые сейчас важнее всех других задач. Необходимые приказы в этом отношении отданы...
Но самым тяжелым бременем, которое ложится в настоящее время на население страны, а следовательно, и на фронт, являются террористические налеты вражеской авиации на наши жилища, на наших жен и детей. И вот война, мы будем без устали повторять это, приняла лишь по вине Англии формы, которые человечество со времен расовых и религиозных войн считало невозможными. Эти террори-стические налеты имеют такое психологическое, моральное и материальное воздействие, что их надо ослабить или даже целиком сделать не-возможными. Безусловно, они, как и всякое другое тяжелое горе, имеют и определенное положительное значение. Перед развалинами своего собственного дома все социальные проблемы, всякая зависть и все мелочные побуждения человеческой души отступают на задний план. Но мы не можем себя этим утешать. Мы оказались в таком положении из-за перенапряжения нашей авиации и вследствие того, что отстаем от противника в технике самолетостроения и средств радиолокации... Самые большие надежды военное руководство и немецкий народ возлагали на подводную войну. И это правильно, ибо в рамках о'бщен стратегической обороны, к которой мы были вынуждены перейти вследствие развития военной обстановки, постепенного усиления использования огромного военного потенциала наших противников, подводную
<3 Приложения не публикуются.
воину следует рассматривать как единственный наступательный фактор немецкой стратегии. Однако и в деятельности подводного флота в последние месяцы имелись серьезные неудачи, приведшие к тому, что тоннаж топимых подводными лодками судов стал значительно отставать от тоннажа вводимых в строй противником новых торговых судов. При-чина неудач подводного флота заключается в том, что противник с исключительной энергией и настойчивостью ведет борьбу против подводных лодок. Это находит свое выражение в усилении действий авиации, оснащенной новейшими совершенными радиолокационными приборами, исключительно эффективными бомбами и другими средствами борьбы против подводных лодок. Поэтому наступивший кризис в действиях немецкого подводного флота является следствием превосходства вражеской авиации в районе Атлантического океана.
Наши мероприятия по срыву вражеской обороны и по коренному улучшению боевых действий подводных лодок уже разработаны или разрабатываются, и они будут со всей решительностью ускоренно про-водиться в жизнь. Можно ожидать, что они в ближайшее время принесут нам успех и тем самым имеющийся в настоящее время кризис в подводной войне будет преодолен...
Если в заключение моего доклада охарактеризовать наше общее положение, то я должен со всей откровенностью, назвать его тяжелым, и мне совсем не хотелось бы скрывать, что я учитываю возможность наступления новых тяжелых кризисов... [-..]
IMT, vol. XXXVII, Doc. 172-L.
<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫТОМ 2. АГРЕССИЯ ПРОТИВ СССР. ПАДЕНИЕ «ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ»1941—1945 гг.. 1973

Еще по теме СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕК НАЧАЛУ ПЯТОГО ГОДА ВОЙНЫ:

  1. СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕК НАЧАЛУ ПЯТОГО ГОДА ВОЙНЫ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -