Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

УСТАНОВЛЕНИЕ ГОСПОДСТВАНАД ЕВРОПОЙ —ОСНОВА ЗАХВАТНИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА


Каково же было содержание общей экспансионистской внешнеполитической программы германского фашизма во второй мировой войне? В чем заключались особенности этой программы, каковы ее отличия от захватнических планов германского им-периализма в первой мировой войне?
На основании документов различных ведомств нацистской государственной машины, программных заявлений представителей монополистических кругов и правящей верхушки фашистской Германии можно составить весьма четкое представление об общих захватнических целях германского фашизма во второй мировой войне. Естественно, они не представляли собой нечто раз навсегда данное, а претерпевали определенные изменения, вызванные развитием политических и военных событий в Европе. Составными частями экспансионистской программы германских империалистов во второй мировой войне являлись:
1) установление гоподства в Европе и в первую очередь уничтожение социалистического государства — СССР и покорение его народов,
распространение власти германских монополий на обширные районы Африки, Азия и на американский континент,
утверждение мировой гегемонии фашистской Германии.
Основу захватнической программы германского фашизма во второй мировой войне составляли планы установления полного господства Германии над Европейским континентом. Эта главная программная установка германского монополистического капитала была выработана еще до прихода гитлеровцев к власги. 24 марта 1931 г. Карл Дуйсбсрг — в то время председатель наблюдательного совета «ИГ Фарбенинду- стри» и член президиума Имперского союза немецкой промышленности,— выступая перед баварскими предпринимателями, заявил: «Узкие национальные границы должны бить упразднены в интересах экономической деятельности стран путем создания над-национальных экономических сфер... Лишь сплоченный экономический блок от Бордо до Софии придаст Европе основу, в которой она нуждается для утверждения своей .царевой роли»
Вполне понятно, что создать этот «экономический блок» можно было только с по-мощью оружия. Об этом прямо сказано Гитлером в его «Второй книге» в 1928 г.: «Объединение европейских народов может произойти только путем борьбы за гегемони ;о, только посредством их подчинения власти наиболее сильного»2, т. е. Германии. Развивая позже эту мысль, он говорил в кругу своих приближенных, что «объединение Европы можно осуществить не посредством объединительных устремлений многих государственных деятелей, а только с помощью вооруженного насилия»3.
Господство над Европой рассматривалось как непременное условие успешной борьбы германского империализма за последующее утверждение мирового господства.
В идеологическом отношении эти замыслы нашли свое обоснование в положениях геополитической теории Гаусгофера, являвшейся одной из основ фашистской идеологии:
кто владеет Восточной Европой, тот владеет центральным материком, или, в географическом выражении, кто владеет Европой от Эльбы до Волги, тот владеет тем самым всей Европой до Северной Атлантики;
кг о владеет центральным материком, тот владеет вместе с тем и мировым островом, т. е. Европейским, Африканским я Азиатским континентами;
! С. Duisbcrg. Abhandlungen, Vortrage, Redcn aus den Jahren 1922 bis 1933. Berlin, 1933,
S. 173.
«Hitlers zwcites Buch». Stuttgart, 1961, S. 129.
H. Picker. Hitlers Tischgesprachc iin Fiihrerhauptquartier 1941 — 1942. Stuttgart, 1963,
S. 420.
кто владеет мировым островом, тот владеет всем миром . Геополитическая школа Гаусгофера предусматривала новый передел мира между «региональными континентальными системами», который должен был положить конец «веку западных империй и свободной мировой торговли».
Эти идеи вошли составной частью в «Майн кампф» Гитлера и были впоследствии развиты и конкретизированы многими теоретиками и политиками «третьей империи».
Из расово-геополитических теорий фашистские идеологи (К. Шмитт, В. Дайц, Р. Хён и др.) выводили новоявленную «немецкую доктрину Монро», которая должна была дать политическое обоснование господству германского империализма над Европой. К. Шмитт сформулировал в 1939 г. «принцип великого пространства» («Gro|}- raumprinzip») в качестве исходного пункта в определении норм международного права . Идее британского универсализма он противопоставил принцип регионализма, континентальной замкнутости, провозглашенный президентом Монро применительно к американскому континенту. Но Шмитт придал ему новый смысл. Правом «упорядочения» «великого пространства» ои наделял империю, олицетворявшую собой власть народа высшей расы и являющуюся «носителем нового международного права». Отсюда брал свое начало и принцип невмешательства «пространственно чуждых сил» (гаиш- fremde Macht) в дела континента. К этим «пространственно чуждым силам» нацист-ские политики и идеологи причисляли США и Англию. Советский Союз они рассматривали как «относящегося к данному пространству» (raumzugehorig) врага, от земель которого надо оторвать большие части, чтобы заложить территориальные основы немецкого «великого пространства» .
Обосновывая «немецкую доктрину Моиро», другой видный теоретик германского фашизма И. Виншу писал в 1940 г.: «Континені (т. е. Европа.— В. Д.) имеет право на свое политическое и экономическое преобразование, иа собственное, независимое определение своей судьбы. В этот процесс обновления и утверждения не должна вме-шиваться никакая посторонняя сила, никакой другой континент. Это собственное дело Европы, взывающей к другим континентам и возможным великим экономическим сферам: Tua res agitur! Таково позитивное европейское требование, которое можно было бы назвать доктриной Гитлера. И она заслуживает полного признания, как и американская доктрина Моиро...»
С весны 1940 г. гитлеровское правительство, исходя из «немецкой доктрины Монро», начало зондаж в правящих кругах США с целью добиться соглашения с ними о разделе мира на основе признания господствующей роли Германии в Европе- 1 марта 1940 г. Риббентроп в беседе с личным представителем президента США Уэллесом заявил: «... Германия не желает иметь в Европе больше того, чего Соединенные Штаты добились в Западном полушарии посредством доктрины Моиро» . Иными словами, Риббентроп в противовес доктрине «Америка для американцев» выдвигал новую империалистическую доктрину: «Европа для немцев».
9 июня 1940 г. Гитлер в интервью американскому корреспонденту К. Виганду за-явил: «Америка — американцам, Европа — европейцам (т. е. немцам.— В. Д.). Эта двух-сторонняя основополагающая доктрина Монро..., если оиа будет соблюдаться обеими сторонами, обеспечит не только длительный мир между Старым и Новым Светом, но и послужит идеальной базой для мира во всем мире» . Издававшийся не- мецкой пропагандой в США журнал «Факте ии ревью» назвал это интервью «самым значительным событием года»10. В йоте правительству США от 18 июня 1940 г. германское министерство иностранных дел указывало, что «требуемое доктриной Монро невмешательство европейских держав в дела Американского континента в принципе может считаться правомерным при условии, что и американские государства со своей стороны не будут вмешиваться в дела европейского континента»
Эти предложения гитлеровского руководства о размежевании интересов германского и американского империализма носили временный, тактический характер и были обусловлены стремлением удержать США от вмешательства в начатую фашистской Германией борьбу за установление гегемонии в Европе >2.
Господство германского империализма над Европой мыслилось как безраздельное и неограниченное. Даже союзница Германии — фашистская Италия должна была стать полностью зависимым государством. Об этом красноречиво свидетельствует следующая запись из дневника Геббельса, воспроизводящая высказывание Гитлера: «Мы должны быть довольны тем, что нам не приходится сталкиваться иа Европейском континенте с японцами. Хотя итальянцы доставляют нам сейчас очень много забот и трудностей, мы должны благодарить судьбу, что они не могут быть для нас серьезными конкурентами при последующей реорганизации Европы. Ныне... мы являемся практически единственной руководящей силой иа Европейском континен-те» 13.
Контуры «преобразования» Европы под началом Германии были довольно четко обрисованы еще в «Майн кампф». Главным объектом экспансии Германии должен был стать Советский Союз. «Если мы хотели захватить земли и территории в Европе,— писал Гитлер, критикуя немецкую политику в первой мировой войне,— то это могло произойти только за счет России. Поэтому новая империя должна была двинуться по пути прежних орденских рыцарей, чтобы добыть немецким мечом землю для немецкого плуга, а для народа — хлеб насущный» м.
Уже в 20-х годах эта идея в различных вариациях усиленно преподносилась общественному мнению Германии.
В 1926 г. «Журнал геополитики» писал: «Россия — одна шестая часть мира — не стала еще ничьей добычей, и тем самым война не окончена. Романцы и германцы рассматривают Россию как будущую колонию. Ее пространства никого не пугают... Если кусок окажется для одного велик, он будет разбит на сферы влияния. Возможно, для России сохранят видимость независимости, ио каждое из ее будущих правительств будет фиктивным, представляя собой лишь орган колониальных господ... Россия определенно вступит в новую стадию своей истории: она станет колониальной страной» 15.
«Facts in Review», 14.6*.1940. В этом же журнале 10 апреля 1941 г. была опубликована карта раздела мира после победы держав «оси» над западными державами. На ней мир был разбит на четыре части: европейско-африканскую, американскую, русскую (тогда гитлеровцы еще не могли раскрыть своих планов в отношении СССР) и восточноазиатскую. Британская империя была целиком поделена между державами «оси». " «Zeitschrift fur auslandisches Recht und Volkerrecht», 1940/41, S. 861.
Западногерманский историк Л. Грухман справедливо отмечал, что «постоянное обра-щение нацистского руководства к доктрине Монро и ее использование главным образом против американцев преследовало практическую политическую цель.і удержание США от вмешательства в национал-социалистскую захватническую войну в Европе» (L. Gruchman. Nationalsozialistische Grofiraumordnung. Die Konstruction einer deut- schen «Monroe-Doktrin». Stuttgart, 1962, S. 15).
J. Goebbels. Tagebiicher, S. 325. Правящие круги фашистской Италии понимали, какое место отводилось их стране в «новой» Европе. 13 октября 1941 г Муссолини говорил Чиано: «Побежденные государства станут настоящими колониями, г<»о- юзники Германии — союзными провинциями и наиболее значительной !,нз них будет Италия. Мы должны довольствоваться чтим положением, так как всякая попытка выйти из него приведет нас к еще более худшему положению колонии. Если даже они захотят в один прекрасный день присоединить Триест к немецкому жизненному пространству, нам придется уступить» («Ciano Diary». London, 1948, 13.Ю.1941. См. также И-A. Jacobsen. 1939—1945. Der zweite Weltkrieg in Chronik und Dokumenten. Darmstadt, 1961, S. 270).
A. Hitler. Mein Kampf. Berlin, 1937, S. 285.
H. Bock. Eurasien.— «Zeitschrift fur Geopolitik». Berlin, 1926, N 1, S. 10—11.
Ту или иную форму зависимости или прямого подчинения германские империалисты намеревались возложить и на другие страны Европы. Как они себе представляли будущую политическую карту Европейского континента, видно из беседы Гитлера с Раушиингом, относящейся к началу 1934 г. В центре Европы должно находиться «стальное ядро» — «выкованная в нерушимое единство Германия» вместе с присоединенными к ней территориями Австрии, Чехословакии, Западной Польши. В качестве «монолитного блока ста миллионов людей» она составит «прочный фундамент господства над Европой»,6. Восточная Польша, Прибалтийские и Балканские государства, Украина, Поволжье, Грузия должны быть объединены в зависимый от Германии «Восточный союз»—«союз вспомогательных народов, не имеющих ни армии, ни собственной политики, ни собственной экономики». По такому же образцу будут созданы «Западный союз», объединяющий Голландию, Фландрию и Северную Францию, и «Северный союз» из Дании, Швеции и Норвегии. Однако наряду с этим Гитлер высказывался о прямой аннексии в будущем побережья Северной Франции, Фланд-рии, Голландии, Скандинавских государств и Швейцарии,7. «Время малых государств миновало...,— говорил он.— Больше не будет никакого нейтралитета. Нейтралы окажутся захваченными силовыми полями великих (держав). Их поглотят. Все это не произойдет сразу. Я буду шаг за шагом, но с железной последовательностью продвигаться вперед» . «Без господства над Европой,— заключал Гит-лер,— мы пропадем. Германия есть Европа»
В этих словах «фюрера» «третьей империи», сказанных в 1934 г., уже явственно проглядывают очертания того «нового порядка» в Европе, который гитлеровцы начали создавать в 1940—1941 гг. После разгрома Франции завоевательные программные установки германского фашизма стали претворяться в жизнь. Об этом свидетельствует целый ряд документов органов гитлеровского государственного руководства и монополий. Так, в секретном меморандуме управления экономической политики германского министерства иностранных дел, подписанном видным нацистским дипломатом Клодиусом 30 мая 1940 г., рассматривались три важнейшие проблемы «будущей экономической организации мира»: 1) великогерманская экономическая сфера, 2) германская колониальная империя, 3) «преобразование» внешней торговли Германии 2С1.
В «великогерманскую сферу» Клодиус предлагал включить в дополнение к захва-ченным территориям Австрии, Чехословакии и Польши новые завоевания — на первых порах Бельгию, Голландию, Норвегию и Люксембург. «Экономическое включение Голландии, Бельгии, Люксембурга и Норвегии в великогерманскую экономическую сферу,— говорилось в меморандуме,— может иметь место независимо от того, останутся ли эти страны суверенными или нет» .
Кроме того, к «великогерманской сфере» планировалось присоединить отторгнутые от Франции и Англии территории. Об этом, в частности, свидетельствует другой документ — меморандум Корсваита, гаулейтера и уполномоченного отдела экономической политики нацистской партии. Этот меморандум был направлен в июне 1940 г. министру экономики Функу и председателю Имперского колониального союза рейхештатгальтеру фон Эппу. Относительно Франции в нем говорилось: «Одно из важнейших требований, которые мы должны предъявить Франции, заключается в следующей: уступить принадлежащий ей до сих пор горнорудный район Лонгви и Бриэ, а также горный пояс безопасности, выходящий за пределы собственно Эльзас-Лотарингии, т. е. примерно до Люксембурга, включай Бельфор. Это скорее побудило бы Францию к стремлению добровольно примкнуть к экономически все-сильной Германии, нежели вновь вынашивать бесплодную идею реванша» . В дополнение к этому Франция должна была «уступить» Германии Фландрию с Дюнкерком и Кале.
С созданием «великогерманской экономической сферы» правящие круги Германии надеялись без особого труда подчинить все остальные государства капиталистической Европы: одних — экономическим принуждением, других — военной силой. Так, о странах Северо-Восточной Европы в меморандуме Клодиуса говорилось: «Финляндия и три малых Прибалтийских государства географически и экономически так зависит от нас, что в экономической области мы автоматически получим все» В такое же положение должна была быть низведена и Швеция .
Страны Юго-Восточной Европы планировалось превратить в сырьевой придаток «великогерманской экономической сферы» и в важный рынок сбыта ее промышлен-ной продукции. «Какой-либо конкуренции на Юго-Востоке,— говорилось в меморандуме Клодиуса,— едва ли нужно будет опасаться» .
«Великогерманской экономической сфере» отводилась роль ядра «новой Европы» с центром в Берлине, откуда должно было осуществляться управление покоренными народами и насаждаться фашистский «новый порядок». Территория Советского Союза не включалась в «великогерманскую экономическую сферу»; на ней предполагалось создать колониальный придаток «третьей империи» (подробнее политические планы германских империалистов в отношении СССР рассматриваются во втором томе).
Какая же судьба ожидала отдельные капиталистические страны в «новой» Европе под пятой фашизма? Каковы были политические замыслы руководства фашистской Германии по отношению к этим странам?
Главная цель германского фашизма в Западной Европе состояла в том, чтобы окончательно и бесповоротно ликвидировать могущество империалистических конкурентов — Франции и Англии, превратить их в третьеразрядные государства, полностью зависимые от Германии. И тем самым обеспечить навсегда свой тыл для проведения завоевательной политики на Востоке . «...Франция,— говорил Гитлер в одной из бесед с О. Штрассером задолго до войны,— эта страна «негроидов», придет в упадок, который она тысячу раз заслуживает [...] Когда настанет время для сведения счетов с Францией, Версальский мир будет детской игрой по сравнению с условиями, которые мы навяжем ей»21, Это время настало для германских фашистов летом 1940 г. Именно в этот период раскрылись их зловещие планы, направленные против французского народа. В меморандуме штаба военно-морского руководства от 3 июня 1940 г. предлагалось «так подорвать силу сопротивления Франции (единство народа, сырьевые ресурсы, промышленность, вооруженные силы), чтобы возрождение ее было исключено» 2S.
По указанию Гитлера статс-секретарь германского министерства внутренних дел Штукарт разработал детальные планы расчленения Франции. Ее граница с Германией должна была проходить от устья Соммы до северной оконечности Парижского района, далее вдоль Шампани до Аргонн и оттуда на юг через Бургундию и западнее Франш-Коите до Женевского озера. Эта граница предусматривала, как говорилось в плане, включение в Германию областей, которые «по историческим, политическим, географическим и другим причинам [...] относятся не к Западной (! —В. Д.), а к Центральной Европе» .
Однако Гитлер не был удовлетворен даже таким грабительским планом, потребовав еще большего расширения границ Германии за счет Франции, особенно на побережье Ла-Манша . В мае—июле 1940 г. в правящих кругах фашистской Германии ставился вопрос о создании полностью зависимого от Германии государства Бретани, а затем и Бургундии, как «исконно германской земли» (на ней предполагалось поселить южных тирольцев).
В записке абвера «Бретань как политический фактор для германской империи», направленной 19 мая 1940 г. в министерство иностранных дел, говорилось: «Само-стоятельная Бретань имела бы для германской империи значение со следующих точек зрения:
овладение выходом из Ла-Манша, а также создание германского опорного пункта на Атлантике и тем самым обеспечение господства Германии на путях мировых коммуникаций;
создание германской позиции в тылу Франции и против Юго-Восточного побережья Англии» .
В захватнических планах германского фашизма на Западе предусматривалось отторжение от Франции Эльзаса и Лотарингии под предлогом того, что они являются исконно немецкой территорией. Руководитель фашистского «Союза эльзасс-ло- тяриигцев» Эрнст в письме в МИД Германии от 9 марта 1940 г. подробно изложил план аннексии Эльзас-Лотарингии. Определяя ее будущую роль в составе «третьей империи», он писал: «Если учесть масштабы задач, которые встают перед германским народом после завоевания свободы на Востоке, на Юго-Востоке, в заокеанских странах, в колониях, в мировой торговле, то тогда станет понятным значение возможности превратить эту старинную германскую территорию между Рейном и Вогезами, на Мозеле и в Сааре, в соответственного участника германских преобразований» .
На совещании в имперской канцелярии 29 сентября 1940 г. Гитлер поставил задачу в течение 10 лет преобразовать Эльзас-Лотарингию «целиком в немецкую область» .
Руководители фашистской Германии считали, что «вырождающаяся, сладострастная нация» французов «ничего не стоит», ее даже нельзя подвергнуть германи- зации, она не способна вложить в «переустройство Европы ничего существенного и позитивного и представляет собой скрытую опасность для существования белой расы Европы» . В книге «Германия и западное пространство» в разделе «Основы и конец французского примата» доказывалось, что Франция отныне утратила свою роль в политике, культуре и науке Европы и ей остается одно: «идти по пути, предписанному Германией и Италией» .
Летом 1940 г. гитлеровская клика не могла предъявить побежденной Франции все свои требования, вытекавшие из ее захватнической программы в Западной Европе. Статьи Компьенского перемирия были лишь временным решением вопроса, обусловленным необходимостью продолжения борьбы с Англией и планами последующего нападения иа СССР . В кругу своих приближенных Гитлер говорил, что французы постоянно будут врагами Германии и поэтому он «заговорит с правительством Виши другим языком, как только русская операция будет закончена и он высвободит свой тыл» .
Раскрывая смысл позиции фашистского руководства по французскому вопросу в 1940 г., Геббельс писал в своем дневнике:
«Вишистские круги были бы готовы примкнуть к Германии, если бы мы предложили им сейчас приемлемый мир. Но этого фюрер не хочет, и по праву [...] Нельзя преждевременно выпускать из рук свои козыри. Прежде всего необходимо довести войну против Франции до исторического конца [...] Поэтому мы должны окончательно устранить военное и политическое могущество Франции из будущей игры сил»39. Но, продолжал далее Геббельс, «ампутация Франции полностью исключена. Как максимум, французы согласились бы отдать Эльзас. Но уже в вопросе о Лотарингии они бы чинили величайшие трудности [...]. Если бы французы знали, что фюрер потребует от них, когда настанет время, у них, наверное, выскочили бы глаза из орбит. Поэтому хорошо, что мы пока не раскрываем своих замыслов и пытаемся выбить из покорности французов все, что вообще возможно» . Геббельс подчеркивал, что «болтовня о сотрудничестве (Kollaboration) обусловлена лишь моментом» .
Эта же идея четко выражена в телеграмме верховного комиссара полиции и войск СС во Франции Оберга на имя Гиммлера от 10 февраля 1944 г.: «В соответствии с указаниями фюрера мы хотя и должны для общественности делать вид, что проводим политику сотрудничества, но нам никогда не следует забывать о цели — окончательно сокрушить Францию» .
Таким образом, французский народ из великой нации должен был превратиться в вассала Германии, лишенного права распоряжаться своей судьбой, обреченного на экономическое, политическое и культурное умирание.
Политические цели фашистской Германии в войне против Англии, в отличие от Франции, носили более сложный и противоречивый характер. На ранней стадии своего развития германский фашизм рассматривал Англию, наряду с Италией, как своего возможного союзника или, на худой конец, как фактор, который не будет препятствовать проведению германской экспансии в Европе, особенно на Востоке, если гарантировать неприкосновенность Британской империи и не затрагивать ее заморских интересов . Гитлер выдвигал в «Майи кампф» даже идею установления совместно с Англией «нордическо-гермаиского господства над Европой».
Однако в основе такого отношения к английской проблеме лежали чисто тактические соображения, стремление разрушить традиционный баланс сил в Европе, что- оы, изолировав Францию и Советский Союз, обеспечить условия для развертывания агрессии Германии в Европе .
Подлинные замыслы германского фашизма против Англии состояли в том, чтобы полностью поставить под германское господство эту страну, исключить всякое влияние ее на европейские дела, а также, пользуясь ее подчиненным положением, распространить власть германского империализма на британские заморские владения. «Наша цель,— говорил Гитлер 23 мая 1939 г.— будет всегда заключаться в том, чтобы поставить Англию на колени» . Позже, 1 апреля 1942 г., он заявил в узком кругу своих единомышленников, что если этого не сделает нынешнее поколение немцев, то эту задачу должно будет выполнить следующее поколение .
По вопросу о будущем устройстве Англии и ее статуте в «новом европейском порядке» правящие круги фашистской Германии не разработали столь детальных планов, как это имело место в отношении большинства других стран Европы. Тем не менее дошедшие до нас документы органов гитлеровского руководства позволяют составить определенное представление об этом. В директиве ОКВ № 16 от 16 июля 1940 г. «Подготовка к вторжению в Англию» предусматривалось «парализовать английскую метрополию как базу для продолжения войны против Германии и, в случае необходимости, занять ее полностью» . В упоминавшемся меморандуме Корс- панта выдвигалось требование «получить права собственности» на английские острова в Ла-Манше и Оркнейские острова, «чтобы сторожить и держать в узде своего векового врага — Англию» . Здесь, как и в Ирландии, намечалось построить сеть военно-морских и военно-воздушных баз.
Германское командование разработало широкие мероприятия оккупационной по-литики в Англии, предусматривавшие применение к английскому населению самых суровых мер насилия для поддержания немецкой власти, вплоть до расстрелов и концлагерей . На оккупированной территории Англии предполагалось ввести немецкое уголовное право для преследования английских граждан, не угодных по тем или иным причинам оккупационным властям. В заранее подготовленном на случай успеха вторжения распоряжении немецкого главнокомандующего на английской территории указывалось:
«...Военными судами караются:
любое содействие негерманским военным лицам на оккупированной территории;
любое содействие бегству гражданских лиц на неоккупированкую территорию;
любая передача сведений лицам или властям вне оккупированной территории в ущерб германским вооруженным силам и германскому государству;
любое общение с военнопленными;
о) любое оскорбление германских вооруженных сил и их командующих;
6) уличные сборища, распространение листовок, организация публичных собраний и манифестаций без предварительного разрешения германского командующего, а также любые другие апгинемецкие выступления;
7) призывы к прекращению работы, злостное прекращение работы, забастовки и локауты» .
Для экономического ограбления английского народа предусматривался специальный «военно-экономический штаб» наподобие того, который был позже создан для эксплуатации богатств захваченной советской территории.
Таким образом, над Англией должна была также опуститься темная ночь нацистского господства со всеми его ужасами. Англия изгонялась, по планам гитлеровцев, из «европейского концерна государств».
Политическая захватническая программа германского фашизма в отношении ряда малых стран Западной Европы существенно отличалась от колонизаторских за- мыслов против славянских народов Центральной и Восточной Европы. Если эти на-роды должны были стать рабами, подлежали постепенному истреблению, уничтожению и изгнанию из родных мест, то население Норвегии, Швеции, Голландии, Дании и других стран, имевшее в крови «нордические», «германские» и «тевтонские» элементы, предполагалось подвергнуть «германизации». Оно должно было полностью утратить свои национальные черты, забыть национальный язык и быть «ассимилировано» немцами в рамках «третьей империи» . Часть населения этих стран предполагалось использовать для колонизации территорий Восточной Европы. «Нельзя больше допускать,— говорил Гитлер в своей ставке 9 сентября 1941 г.,— эмиграцию из Европы в Америку представителей германской расы. Всех норвежцев, шведов, датчан, голландцев мы должны направить в восточные области. Они будут служить империи. Перед нами великая задача будущего: проведение планомерной расовой политики» .
Если в годы войны гитлеровцы стремились опираться в политике по отношению к упомянутым странам на своих ставленников типа Квислинга и сохранять в них видимость «национального управления», то после войны они намеревались поставить их под свой неприкрытый и ничем не ограниченный контроль. Показательна в этом смысле запись в дневнике Геббельса от 13 февраля 194.2 г.: «Что касается Квислинга, то он развил в своей беседе с фюрером, как сообщил мне последний, очень наивные идеи. Он полагает, что ему будет разрешено создать новую норвежскую армию, защищать самим норвежские порты и в конце концов образовать полиостью свободную Норвегию. Это, конечно, выглядит очень по-детски. Фюрер дал на эти притязания уклончивый ответ» . Квислинг, как отмечал Геббельс, надеялся стать главой Норвегии, союзной с фашистской Германией и другими «нордическими» государствами в рамках пангерманского содружеств і, в то время как нацистское руководство помышляло включить Норвегию в «третью империю» как ее провинцию51. То же самое планировалось сделать со Швецией , Бельгией, Голландией56, Данией , Люксембургом и Швейцарией . Финляндию, Румынию, Венгрию и другие «со-юзные» Германии государства Геббельс цинично называл в своем дневнике «странами- сателлитами» .
Таким образом, в Европе не было ни одной страны, к которой бы германский империализм не протянул свои алчные руки. Но главным объектом его завоевательной политики являлся Советский Союз. Порабощение советского народа нацисты считали главной и решающей предпосылкой установления своего полного господства в Европе.
<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме УСТАНОВЛЕНИЕ ГОСПОДСТВАНАД ЕВРОПОЙ —ОСНОВА ЗАХВАТНИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА:

  1. УСТАНОВЛЕНИЕ ГОСПОДСТВАНАД ЕВРОПОЙ —ОСНОВА ЗАХВАТНИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -