<<
>>

ЗАХВАТ ЧЕХОСЛОВАКИИ(ОПЕРАЦИЯ «ГРЮН»)

Захват Чехословакии в числе многих других малых государств Центральной Европы рассматривался гитлеровским руководством как совершенно необходимая мера для улучшения военно-стратегического и экономического положения фашистской Гер-мании для ведения большой войны как на востоке, так и на западе Европы.

Об этом убедительно свидетельствуют документальные источники. В выступлении перед высшими генералами 28 мая 1938 г. Гитлер говорил, что Чехословакия должна исчезнуть с карты Европы, чтобы «освободить тыл [Германии] для наступления протяв Запада» В другом документе — донесении чехословацкого посла в Берлине Мастного в Прагу от 4 августа 1938 г. — указывалось: «Сегодня я узиал из надежного источника следующее: недавно Геринг заявил в военных кругах, что при аншлюсе Австрии Гер-мания упустила возможность присоединить одновременно и Судетскую область. Тогда западные державы не пошевелили бы ни одним пальцем. Но Германия не может ждать, пока Англия вооружится, и поэтому воспользуется первой же возможностью, чтобы окончательно решить чехословацкий вопрос. Между тем, продолжал Геринг, фюрер понял, что недостаточно присоединить Судетскую область, чтобы в Центральной Европе воцарило наконец спокойствие; его планы идут значительно дальше. Как только у Германии будет более 3000 самолетов, а этого она добьется осенью, она продвинется через Чехословакию и Венгрию до Черного моря»2.

Для захвата и ликвидации Чехословакии гитлеровское руководство подготовило и осуществило целый комплекс дипломатических, военных, психологических и подрывных мероприятий. Хотя в конечном итоге германским фашистам удалось благодаря политике умиротворения, проводившейся западными державами, добиться своей цели, не прибегая к оружию, тем не менее процесс стратегического планирования операции «Грюн» представляет большой интерес с точки зрения изучения методов подготовки империалистической агрессии, приемов создании конфликтных ситуаций, пред-шествующих развязыванию войны, и способов политического и военного шантажирования противной стороны.

Развитие политических событий накануне расчленения Чехословакии обстоятельно освещено в ряде публикаций3.

Поэтому здесь нет надобности подробно останавливаться на них. Мы рассмотрим на фоне этих событий ряд аспектов стратегического планирования операции «Грюн». Прежде всего необходимо выяснить, как гитлеровское руководство оценивало внешнеполитические и военно-стратегические условия для захвата Чехословакии и как это влияло на подготовку плана «Грюн». В этом отношении важнейшее значение для него имела позиция в первую очередь Англии, Франции, Италии и Советского Союза и, во-вторых, граничащих с Чехословакией малых стран — Польши, Венгрии, а также Румынии.

Опыт аншлюса Австрии и последовавшее развитие международных событий в Европе давали гитлеровцам все основания для вывода о том, что между западными державами и Советским Союзом продолжал усиливаться выгодный Германии антагонизм на почве глубокой неприязни и враждебности правящих кругов Англии и Франции к советскому государству. Эта враждебность была настолько сильной, что

Ch. Thome. The Approach of War 1938—1939. New York, 1967, p. 60.

«Das Abkommen von Miinchen. Dokumente». Zusammengestellt, mit Vorwort und An- merkungen von Vaclav Krai». Praha, 1968, S. 15.

В. А. Матвеев. Провал мюнхенской политики. М., 1955; Э. Ротштейн. Мюнхенский сговор. М., 1959; В. Г. Поляков. Англия н мюнхенский сговор. М., 1960; М. Батурин. США и Мюнхен. М., 1961; Н. Kotiiger. Der Weg nach Miinchen. Ober die Mai- und Septemberkrise im Jahre 1938 und ihre Vorgeschichte. Berlin, 1958; Ch. Thorne. Op. cit., и др.

. 2Л

перед нею отступали на задний план традиционные национальные интересы английской и французской политики. Ее руководители предпочитали проводить умиротворение фашистской Германии, нежели принять выдвигавшиеся советской дипломатией предложения о совместных акциях, способных оградить европейские страны от угрозы нацистской агрессии. Они больше всего боялись вступить в какой-нибудь конфликт с фашистской Германией нз опасений, что «это принесет пользу только большевизму», как выразился один из творцов английской политики Г.

Вильсон4. «Конструктивное решение чешского вопроса мирными средствами,— говорил он,— откроет Германии путь для проведения широкой политики в юго-восточном направлении» 5.

Позиции Англии имела для нацистского руководства ключевое значение. Оно считало вполне обоснованно, что Лондон способен повернуть также политику Франции в выгодное для Германии русло. Тем более, что для этого открылись новые возможности после падения 10 апреля 1938 г. правительства Народного фронта во главе с Л. Блюмом и приходом к власти кабинета Даладье — Бонне, настроенного резко антисоветски.

По дипломатическим и разведывательным каналам гитлеровское руководство получало сведения о том, что Чемберлен и стоявшие за ним круги английской крупной буржуазии благожелательно относятся к немецким планам расчленения Чехословакии. Немецкое посольство в Лондоне доносило, например, что новый парламентский секретарь английского министерства иностранных дел Р. Батлер, говоря «от имени тех кругов, которые полностью понимают, что Германия должна добиваться своих национальных целей своим собственным путем», признал, что «третья импе-рия» вправе рассчитывать на осуществление «очередной задачи», хотя для английского правительства жизненно важно, чтобы это было сделано приемлемым для английского общественного мнения способом6. От внимания гитлеровцев не ускользнуло откровенное признание Чемберлена, сделанное на приеме у леди Астор 10 мая 1938 г. о том, что Англия не будет сражаться за Чехословакию, если Германия нападет на нее, и что чехословацкое государство не может существовать в его нынешних формах7. В июле 1938 г. английский министр иностранных дел заявил адъютанту Гитлера, что он очень хотел бы видеть последнего входящим вместе с английским королем в Букин- гемский дворец под восторженные возгласы толп народа8. Историк Ч. Торн метко подметил, что, «характеризуя отношение британского правительства к Берлину в этот период, трудно избежать слова «сервилизм»9. Даже английский генеральный штаб полностью поддержал Чемберлена, когда тот отверг черчиллевскую идею возрождения Большой Антанты, чтобы создать барьер для нацистской агрессии10.

Это было, пожалуй, самой главной услугой гитлеровцам со стороны английского правительства.

Чехословацкий посол в Англии Масарик в отчаянии доносил правительству о позиции Лондона: «Англичане питают к нам активное отвращение. Они воспринимают нас только как бремя и проклинают день нашего основания. Мы не представляем для них никакой ценности [...] Я сформулировал англичанам нашу точку зрения следующим образом: если в интересах Англии отдать Гитлеру Европу до Черного моря, тогда скажите нам об этом — и мы договоримся с Берлином»

Не меньшие надежды руководство фашистской Германии связывало с французской политикой, шедшей в фарватере внешнеполитического курса Лондона. Черчилль, посетивший в конце марта Париж, чтобы изучить позицию французских политических кругов в связи с назревавшим чехословацким кризисом, пришел к выводу, что у французов «нет желания сотрудничать с Советами», так как они питали недоверие к их «политическим намерениям» и ставили под сомнение «боеспособность Советской

Армии» 12. Новый французский премьер Даладье прямо заявлял германскому послу в Париже, что он «совсем не рад» договору с Чехословакией о взаимопомощиt3.

28 и 29 апреля 1938 г. в Лондоне состоялись англо-французские переговоры с целью выработки общей линии по чехословацкому вопросу. Было принято решение оказать совместный нажим на Прагу, чтобы побудить ее удовлетворить требования Германии в отношении Судетской области.

Учитывая эту позицию Англии и Франции, гитлеровское руководство намеревалось либо поглотить Чехословакию бескровно, так же как и Австрию, либо захватить ее посредством быстрого удара.

В проекте директивы «Грюн», подготовленной ОКВ 20 мая 1938 г., говорилось: «В мои намерения не входит военный разгром Чехословакии уже в ближайшее время и без наличия повода с чехословацкой стороны, если только меня ие вынудит к этому неизбежное развитие внутриполитической обстановки в самой Чехословакии или если политические события в Европе не создадут для выступления особенно благоприятных и, может быть, неповторимых возможностей»14.

Под «неповторимыми возможностями» здесь имелась в виду прежде всего англо-французская по-литика умиротворения и отсутствие единого фронта великих держав, направленного против экспансии Германии. По мере того, как эти возможности становились все более очевидными, росла решимость гитлеровского руководства поскорее покончить с Чехословакией. В директиве по плану «Грюн», подписанной Гитлером 30 мая 1938 г., преамбула была радикально изменена по сравнению с проектом директивы от 20 мая. «Моим непоколебимым решением,—говорилось в ней,— является разбить Чехословакию в ближайшем будущем путем военной кампании. Дело политического руководства — выждать или создать подходящий для этого момент, выгодный в политическом и военном отношении. Неизбежное развитие внутриполитической обстановки в Чехословакии и другие политические события в Европе, создавшие неожиданно благо- приитные и, возможно, неповторимые условия для выступления, могут побудить меня к действиям в более ранние сроки» 15.

Очень характерно, что все директивы Гитлера и штаба ОКВ по плану «Грюн» исходят из предпосылки, что Англия и Франция не будут вмешиваться в конфликт, в то время как Советский Союз немедленно предложит помощь Чехословакии. В директиве ОКВ от 30 мая 1938 г. указывалось: «Надо предвидеть вероятность военной поддержки Чехословакии со стороны России»!>i. Однако, учитывая, что Польша и Румыния отказались пропустить советские войска через свою территорию для помощи Чехословакии, гитлеровское руководство полагало, что эта поддержка ограничится в основном действиями военно-иоздушных и военно-морских сил. В анализе обстановки от 25 августа 1938 г., подготовленном разведотделом генерального штаба сухопутных войск, отмечалось, что, «исходя из предполагаемого нейтралитета Поль-ши, активное участие в войне Советского Союза ограничится преимущественно военными действиями на Балтийском море. Кроме того, следует ожидать налетов авиации на Восточную Пруссию и Балтийское побережье, а также периодических налетов на Берлин»

Следовательно, как и при захвате Австрии, нацистское руководство допускало развязывание войны против Чехословакии даже в случае военной поддержки ее Советским Союзом, но считало непременным условием своих действий невмешательство западных держав.

В проекте новой директивы ОКВ от 18 июня 1938 г. подчеркивалось: «Я приму окончательное решение начать военную кампанию против Чехословакии лишь в случае, если буду твердо убежден, как это имело место при занятии демилитаризованной зоны и при вступлении войск в Австрию, что Франции не выступит против нас и это не повлечет за собой вмешательства Англии?15.

Гитлеровское руководство стремилось привлечь к своей военной акции против Чехословакии Польшу и Венгрию. Тем самым оно рассчитывало придать этой акции коллективный характер, видимость действий, направленных против «уродливого порождения» Версальской системы, нетерпимого для всех соседних государств. Кроме того, присоединение Польши и Венгрии к нацистской агрессии против Чехословакии, а также благожелательная позиция Италии должны были, по замыслу гитлеровцев, послужить сдерживающим фактооом для Франции и Англии. В проекте директивы по плану «Грюн» от 20 мая 1938 г. говорилось: «Можно рассчитывать на выступление Венгрии и Польши против Чехословакии, особенно, если при условии решительной поддержки нас Италией Франция будет колебаться или, по крайней мере, медлить выступить с войной против Германии из опасения развязать таким образом войну в Европе» . Эти положения целиком вошли в директиву ОКВ от 30 мая 1938 г.

Чтобы побудить реакционные круги Польши и Венгрии побыстрее включиться в проводившуюся Германией античехословацкую кампанию, гитлеровская дипломатия обещала им территориальные приращения за счет Чехословакии. Посулы гитлеровцев пали на благодатную почву. Иодль писал в своем дневнике, что Хорти прибыл в августе 1938 г. в Берлин в сопровождении своих министров «с идеей, что в ходе великой войны через несколько лет с помощью немецких войск будет восстановлено старое венгерское государство» .

Таким образом, нацистское руководство рассматривало внешнеполитические условия для захвата Чехословакии в самом благоприятном для себя свете. В конце августа на совещании с генералами Гитлер выразил твердую уверенность в том, что Франция не рискнет начать войну против Германии . Исходя из этих предпосылок, командование вермахта и планировало операцию «Грюн».

Для проведения этой операции и «решения» чехословацкого вопроса гитлеровцам нужен был «благовидный» предлог и хоть какое-нибудь моральное оправдание перед общественным мнением. На совещании Гитлера с Кейтелем 21 апреля наиболее приемлемыми были признаны два варианта нападения: а) военные действия после некоторого периода дипломатических столкновений, которые постепенно приведут к обострению отношений и войне; б) внезапные военные действия на основе какого-либо ин-цидента (убийство германского посла в связи с антигерманской демонстрацией) .

«Внезапное стратегическое нападение при отсутствии какого-нибудь повода к нему или возможности доказать его правомерность» отвергалось, так как это могло вызвать «отрицательную реакцию мировой общественности», «усложнение обстановки» . Эти соображения составили важный элемент планирования операции «Грюн». В директиве ОКВ от 30 мая указывалось: «С точки зрения военной и политической наиболее благоприятны молниеносные действия на основе какого-либо инцидента, который спровоцирует Германию на выступление и создаст моральное оправдание военных мероприятий в глазах хотя бы части мировой общественности» .

Еще в марте 1938 г. гитлеровское руководство нащупало главное звено для проведения своей провокационной деятельности в Чехословакии, которая позволила бы создать повод для агрессии — вопрос о Судетской области. Надо было искусственно вызвать обострение национальных отношений в Судетах, создать видимость «угнетения» немцев в этой области, разжечь их стремление к автономии и «возвращению» в лоно германской империи. Для этого по указанию Гитлера в Чехословакии была создана фашистская судето-немецкая партия во главе со ставленником нацистской клики Генлейном.

29 марта 1938 г. Генлейн был вызван в Берлин к Гитлеру для получения конкретных задач, связанных с подготовкой «решения» судетского вопроса в самое ближайшее время. Выработанный план действий партии Генлейна был примитивно прост. «Мы должны требовать столько, чтобы нас нельзя было удовлетворить»,— так резюмировал Генлейн полученные от Гитлера установки . Непринятие этих требований чехословацким правительством могло быть всякий раз использовано для организации инцидентов и конфликтов, чтобы в конце концов вызвать в стране политический кризис и создать повод для ввода немецких войск в Чехословакию.

Программа требований генлейновцев была составлена в Берлине, «принята» съездом судето-немецкой партии 24 апреля 1938 г. в Карловых Варах и предъявлена в ультимативной форме чехословацкому правительству. Сущность этой программы сводилась к созданию на территории Чехословакии самостоятельного фашистского судето-немецкого государства, в котором около 1 млн. жителей славянского происхождения обрекались бы на полное бесправие. Чехословакия должна была расторгнуть договоры о взаимопомощи с СССР и Францией, присоединиться к германской экономической сфере, став на деле вассалом Германии. Так было положено начало широко организованному обострению политической ситуации в Чехословакии и искусственному нагнетанию военного психоза вокруг судетского вопроса. Все это делалось для подготовки общественного мнения за рубежом и в Германии к намеченному «решению» чехословацкого вопроса. Одновременно это служило для психологического воздействия на правящие круги Франции и Англии, а также Чехословакии и других малых стран Центральной Европы. В директиве ОКВ от 20 мая 1938 г. прямо указывалось, что «пропагандистская война имеет целью, с одной стороны, запугать Чехословакию и подорвать ее силы сопротивления, с другой — дать национальным меньшинствам стимул для поддержки военных действий, а на нейтральных повлиять в нужном нам направлении»2S. На встрече с Чемберленом в Берхтесгадене 15 сен-тября 1938 г. Гитлер без обиняков признал, что речь идет совсем ие о Судетах, а о ликвидации Чехословакии 2Э.

В дополнение к судето-немецкой партии по указанию гитлеровского руководства в середине сентября в Германии был создан так называемый добровольческий судето- немецкий корпус под командованием Генлейна. По сообщениям немецкой печати, этот корпус насчитывал около 40 ООО человек . Геилейи получал указания непосредственно от Гитлера . Его штаб находился в Дондорфе в Баварии. К нему были прикомандированы советники от вермахта, СС и СА. Советник от вермахта Кёхлииг, как указывалось в одном из документов ОКВ, в сентябре 1938 г. «получил от фюрера обширные полномочия военного характера» . В том же документе говорилось, что назначение корпуса Генлейна — «защита судетских немцев и поддержка дальнейших волнений и столкновений. Комплектование добровольческого корпуса производится в Германии. Он вооружается только австрийским оружием. Добровольческий корпус должен начать действовать как можно скорее» . Однако ои не предназначался для ведения военных действий как обычное армейское соединение. Гитлеровское руководство решило приберечь его для «выполнения полицейских задач», т. е. террористических функций . Поэтому он был з конце сентября подчинен, по образу войск СС, Гиммлеру .

В период с апреля по сентябрь 1938 г. нацистскому руководству Германии удалось путем эскалации требований генлейновцев к чехословацкому правительству и организации провокаций до предела обострить военно-политическую обстановку в Центральной Европе. Рассчитывая на благожелательность и невмешательство западных держав, оно уже в 20-х числах мая довело дело до международного кризиса. Для этого в Судетах были инспирированы массовые беспорядки; пользуясь этим, генлейновцы прервали переговоры с чехословацким правительством. На юге Германии началось сосредоточение немецких войск. Это сопровождалось со стороны гитлеров- цев угрозами н дипломатическим нажимом иа Чехословакиюзв. Однако в этих действиях они неожиданно для себя зашли в то время слишком далеко. Демократические -и патриотические силы чехословацкого народа решительно выступили на защиту республики. Под напором этого массового движения в стране была объявлена частичная мобилизация. Английский посланник в Праге под впечатлением этих событий доносил впоследствии в Лондон, что слишком сильный нажим иа Прагу может вызвать выступление масс и армии и даже народное восстание.

В этих условиях западные державы заняли двойственную позицию. С одной стороны, оии объявили гитлеровскому правительству, что не оставят Чехословакию на произвол судьбы, с другой, усилили нажим на Прагу, чтобы она пошла на-встречу генлейновцам, и давали Берлину понять, что чехословацкий вопрос может быть решен иным путем. Бонне просил не ставить Францию перед необходимостью вмешательства в конфликт в силу ее договорных обязательств. Гендерсон в письме Риббентропу 22 мая выражал опасение, что от европейского конфликта выиграют лишь коммунисты37. В результате нацисты вынуждены были отступить. Гитлер об- явил майский кризис ложной тревогой.

Эти события имели серьезные последствия. Они подтолкнули правящие круги Англии и Франции на ускоренные поиски соглашения с фашистской Германией за счет Чехословакии. Гитлеровцев они лишний раз убедили в благожелательности западных держав, несмотря на их демарш, и усилили решимость фашистского руководства ускорить ликвидацию Чехословакии. Буржуазные круги Чехословакии были напуганы ими и сильно качнулись вправо. Позицию этих кругов впоследствии очень точно отразил Бенеш, заявив на встрече с генлейновцами 25 августа 1938 г.: «Я боюсь только двух вещей: войны, а после нее — большевистской революции»38.

Не чувствуя никакой поддержки Лондона и Парижа, а испытывая, наоборот, постоянное давление с их стороны, подгоняемое страхом перед народной революцией, подверженное непрестанным психологическим атакам гитлеровцев, чехословацкое правительство шаг за шагом сдавало свои позиции и шло на уступки генлейновцам. До сентября оно представило на их рассмотрение четыре «плана» урегулирования судетского вопроса. Последний из них, выдвинутый 6 сентября, почти пол-ностью удовлетворял требованиям «карлововарской программы». Но тем не менее Гитлер запретил генлейновцам принять его. Он шел на дальнейшее обострение обстановки в надежде, что западные державы выдадут ему всю Чехословакию. Снова в ход были пущены провокации. В Остраве организовали стычки между генлейновцами и чешским населением, использованные как повод для разрыва переговоров с чехословацким правительством. 15 сентября Генлейн бежал в Германию, где он провозгласил желание судетских немцев «вернуться в лоно империи» зэ. В эти дни Гитлер неистовствовал на съезде нацистской партии в Нюрнберге, клянясь, что он придет своим соотечественникам в Чехословакии на помощь. Искусственно вызванный су- детский кризис приближался к развязке.

Одновременно с созданием благоприятных внешнеполитических условий и «моральных поводов» для ликвидации Чехословакии нацисты развернули интенсивное планирование операции «Грюн». Началось оно сразу же после захвата Австрии. По свидетельству Йодля, Гитлер приказал «энергично продолжать подготовительные ме-роприятия к проведению плана «Грюн», пересмотрев его, «ввиду изменившегося стратегического положения»40, т. е. с учетом того, что нападение на Чехословакию можно будет совершить и с юга, используя австрийскую территорию.

21 апреля на совещании Гитлера с Кейтелем были обсуждены основные принципы предстоящей операции. Успех ее связывался с нанесением молниеносного стратегического удара: «В политическом отношении первые четыре дня военных действий имеют решающее значение. Если в течение этого времени не будут достигнуты решающие успехи, то вероятно возникновение европейского кризиса.

зв DGFP, Ser. D, vol. II, p. 298, 299.

Ibid., p. 319.

Ch. Thome. Op. cit., p. 69.

DGFP, Ser. D, vol. II, p. 801, 802.

«Jodl Tagebuch», 11.3.1938.

Совершившиеся факты должны убедительно продемонстрировать бесперспективность внешнего военного вмешательства, вызвать выступление союзников (заманчивые пер-спективы в дележе военной добычи!), деморализовать «Грюн»» .

Это отправное положение военной доктрины фашистской Германии нашло отражение в директиве ОКБ от 30 мая 1938 г. «Для ведения вооруженной борьбы,— говорилось в ней,— важно максимально использовать фактор внезапности в качестве важнейшей предпосылки победы путем осуществления соответствующих мероприятий по повышению боевой готовности уже в мирное время и посредством ошеломляюще быстрого проведения операции. Тем самым уже в первые два-три дня войны нужно создать обстановку, которая продемонстрирует вражеским государствам, вынашивающим планы интервенции, бесперспективность военной обстановки для Чехословакии, а также побудит государства, имеющие территориальные претензии к Чехо-словакии, немедленно выступить против нее [...] Если в первые дни войны не будут достигнуты ощутимые успехи в операциях наземных войск, то можно с уверенностью ожидать возникновения кризиса в Европе. Сознание этого должно побудить командование сверху донизу к решительным и отважным действиям .

Тогдашний начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Бек скептически относился к возможностям молниеносного проведения операции «Грюн». В своем меморандуме от 3 июня 1938 г., представленном ОКВ, он утверждал, что соотношение сил между Германией и Чехословакией ставит эту возможность под сомнение. По его расчетам, 26 пехотным, 3 танковым и одной ландверной дивизиям Германии и 4 дивизиям, которые могли быть сформированы к 15 августа из австрийских войск, Чехословакия способна была противопоставить 17 пехотных, 4 мо-торизованные и 17 резервных дивизий . На основе анализа этого соотношения сил он делал вывод: «Здравый смысл говорит за то, что успех внезапного нападения не может быть достигнут...» .

Однако эти соображения Бека не были приняты во внимание. Пришедший ему на смену Гальдер, как и командующий сухопутными войсками Браухич, полагали, что «успех операции наверняка обеспечен» . Ее намечалось осуществить силами 2-й армии генерал-полковника Рундштедга, 14-й армии генерала нехоты Листа, 12-й армии генерал-полковника Лееба, 10-й армии генерала артиллерии Рейхенау и 4-го ар-мейского корпуса. Выполнение главной задачи возлагалось на 2-ю и 14-ю армии, которые должны были наступать по сходящимся направлениям на Оломоуц и Брно, чтобы взять основные силы чехословацкой армии в «клещи». Главный удар мыслилось нанести с севера силами 2-й армии 4S. 10-й армии было предписано наступать на Пльзень, 12-я армия должна была тесно взаимодействовать с 14-й армией, наступавшей из Австрии.

На военно-воздушные силы вермахта возлагалась задача уничтожить в кратчайший срок чехословацкую авиацию, не допустить налетов на Германию, воспрепятствовать мобилизации и развертыванию армии Чехословакии, парализовать ее государственное и военное руководство . Действия авиации должны были застать че- хословаков врасплох. Чтобы добиться внезапности, нацистское командование решило даже не предупреждать «расположенные в Праге дипломатические представительства перед первым воздушным налетом, несмотря на то, что последствия этого в случае, если в дипломатических представительствах будут жертвы, могут быть очень тяжелыми (например, гибель представителей дружественных или нейтральных держав)» .

Обосновывая план операции «Грюн» на совещании у Гитлера, проходившем 9 и 10 сентября, Гальдер говорил: «Задача: воспрепятствовать отходу чешской армии из района Моравии, Богемии. Разбить ее. Добиться быстрого исхода операции»4®. Срок готовности к войне был установлен с таким расчетом, чтобы она могла быть развязана в любой момент с использованием «политического повода», начиная с 1 октября .

30 августа Гитлер заявил на совещании с генералами, что план «Грюн» вступит в действие «в результате инцидента», который «даст Германии оправдание для военной интервенции» . Штаб ОКВ тщательно увязал действия вермахта с организацией инцидента. «Установление дня и часа, когда произойдет этот инцидент,— писал Йодль,— чрезвычайно важно. Это должно произойти в благоприятных для действий наших превосходящих сил авиации метеорологических условиях. Час инцидента должен, быть установлен с таким расчетом, чтобы об инциденте стало официально известно в Германии в полдень дня «X—1» [...] Если по техническим причинам организация инцидента желательна в вечерние часы, то днем «X» может стать не следующий день, а лишь второй день после инцидента. Во всяком случае необходимо соблюдать принцип: не предпринимать перед инцидентом никаких мероприятий, которые возбудили бы подозрение о мобилизации, а после инцидента «X» действовать как можно быстрее» .

Характерной особенностью подготовки нацистской агрессии против Чехословакии является сосредоточение и развертывание вооруженных сил для внезапного масси-рованного удара под видом многочисленных учений и маневров . В отчете о совещании в Бергхофе у Гитлера 3 сентября 1938 г, говорилось: «Генерал-полков- ник фон Браухнч докладывает о сроках ввода войск в «районы учений» для варианта «Грюн». Войска должны быть введены 28.9. Здесь они будут в полной боевой готовности. Если станет известен день «X», то войска проведут учения на разных направлениях» . Этот метод широко использовался гитлеровским командованием и в дальнейшем при подготовке нападения иа Польшу.

На период осуществления операции «Грюн» на западной границе Германии предусматривалось оставить минимально необходимое количество сии, так как гитлеровское командование было убеждено, что Франция не выступит в поддержку Че-хословакии. Но тем не менее в штабе ОКВ были рассмотрены и другие варианты войны. 7 июля 1938 г. оперативным отделом штаба ОКВ был поставлен вопрос о целесообразности «подготовить по крайней мере теоретические соображения н расчеты для некоторых других вариантов, чтобы не оказаться неподготовленными к решению возникающих проблем. Эти соображения должны, видимо, касаться вопросов: а) что следовало бы предпринять, если бы, вопреки нашему предположению, во время осуществления варианта «Грюн» другие страны все-таки выступили против Германии? б) какие мероприятия необходимы после завершения операции «Грюн»?» .

На основании этих указаний главнокомандования видов вооруженных сил подготовили свои соображения по расширенному варианту «Грюн». Большой интерес представляет разработка генерального штаба сухопутных войск от 25 августа 1938 г., в основу которой было положено предположение, что в период операции «Грюн» Франция начнет войну против Германии5S. Такой вариант считался возможным, если бы французы могли определенно рассчитывать на военную помощь Англии. В этом случае ожидалось, что Советский Союз сразу же станет на сторону западных держав, в США поддержат борьбу против Германии «мощными средствами идеологического и экономического характера» . В качестве «доброжелательно-нейтральных стран» рассматривались Италия, Испания, Венгрия и Япония.

Как же немецкие генштабисты представляли себе развитие войны по этому варианту? Они считали прежде всего возможным не ослаблять усилий по осуществле- нию плана «Грюн», так как Франция по политическим причинам (согласование французской и английской точек зрения, 24-часовой ультиматум и пр.) могла развернуть военные действия лишь на третий день войны, а фактически — после завершения сосредоточения и развертывания своих вооруженных сил, т. е. в период между 4-м и 18-м днем войны. За это время гитлеровские стратеги надеялись разделаться с Чехословакией.

Но что же дальше? Западные державы, по мнению генерального штаба, предпочитали исходить в своих действиях из выгодной для них стратегии затяжной войны на истощение. Поэтому предполагалось, что Франция займет и будет удерживать с помощью союзников линию Мажино и вести совместно с Англией воздушную и морскую войну против экономики Германии . Что касается Советского Союза, то ожидалось, что он первоначально будет поставлять вооружение и подкрепление чехо-словацким ВВС. Но в го же время ОКВ считало необходимым «предусмотреть, какие мероприятия потребуются, если Россия предпримет против нас самостоятельные воен-ные действия на море и в воздухе или даже вторгнется в Восточную Пруссию через граничащие с ней страны» 5Э.

Следовательно, расширенный вариант плана «Грюн» ничего не сулил гитлеровским стратегам, кроме борьбы на два фронта против коалиции великих держав, борьбы, которая была совершенно бесперспективна для Германии. Такой вывод невольно на-прашивается при изучении указанной разработки генерального штаба. Она была со-ставлена, очевидно, не без влияния идей генерала Бека, считавшего, что Германия сможет разгромить Чехословакию, но в конечном итоге войны, в которую ввяжутся западные державы, потерпит поражение. Однако, как было сказано выше, оценка Беком позиции Англии и Франции по чехословацкому вопросу существенно расходилась с мнением, господствовавшим в политических и военных кругах фашистской Германии. Гитлер и его клика сумели извлечь полную выгоду из англо-французской политики умиротворения, достигшей своего апогея в сентябре 1938 г. Они шли напролом. В речи во дворце спорта 26 сентября Гитлер кричал: «Я разобью чехов [...] Если Франция и Англия выступят,— и пусть [...] Сегодня среда, а в следующий понедельник все мы будем в состоянии войны» . Но это были пустые угрозы. В то время Гитлер уже знал, что западные державы готовы запродать Чехословакию. Последние предпочли капитулянтство, предательство и национальное унижение единому фронту с Советским Союзом. Реальная возможность создания коллективной безопасности была сознательно упущена ими.

С марта по сентябрь 1938 г. Советский Союз систематически прилагал усилия, направленные на совместное выступление держав в защиту Чехословакии. Через несколько дней после аншлюса, 15 марта 1938 г., заместитель народного комиссара иностранных дел заверил чехословацкого посла в Москве в том, что, если возникнет угроза военного нападения со стороны Германии, Советский Союз выполнит свои союзнические обязательства по отношению к Чехословакии. В тот же день аналогичные за-явления были сделаны М. М. Литвиновым английскому послу в Москве и советским полпредом в Париже французскому правительству .

23 апреля 1938 г. Советское правительство передало чехословацкому правительству авторитетное заявление, в котором говорилось: «СССР, если его об этом попросят, готов вместе с Францией и Чехословакией предпринять все меры по обеспечению безопасности Чехословакии. Для этого он располагает всеми необходимыми средствами. Состояние армии и авиации позволяет это сделать [...] Желание оказать действенную помощь будет всегда здесь, пока Чехословакия не откажется от проведения де-мократической политики» .

Во время майского кризиса 1938 г. советские представители в Париже, Варшаве и Праге заявили о готовности Советского Союза выполнить свои союзнические обязательства по отношению к Чехословакии. Аналогичную позицию Советский Союз за- нял в период сентябрьского кризиса. Но западные державы оставались глухими ко всем советским предложениям. Выступая 21 сентября 1938 г. иа пленарном заседании Лиги наций, М. М. Литвинов говорил: «Не наша вина, если не было дано хода нашим предложениям, которые, я убежден, могли дать желательные результаты как в интересах Чехословакии, так и всей Европы и всеобщего мира. К сожалению, были приняты другие меры, которые привели и не могли не привести к такой капитуляции, которая рано или поздно будет иметь совершенно необозримые катастрофические последствия»

В сентябре 1938 г. Советское правительство провело ряд конкретных оперативно- стратегических мероприятий, чтобы, если потребуется, немедленно оказать помощь Чехословакии. На западном направлении в боевую готовность были приведены 30 стрелковых и 10 кавалерийских дивизий, один танковый корпус, 3 отдельные танковые бригады, 12 авиационных бригад и 7 укрепленных районов. В последующем в боевую готовность были дополнительно приведены 30 стрелковых, 6 кавалерийских дивизий, 2 танковых корпуса и 15 отдельных танковых бригад. В западных приграничных и внутренних округах была объявлена частичная мобилизация. В Во-оруженные Силы было призвано 328 ООО человек. Для усиления чехословацких ВВС были подготовлены 4 авиабригады (548 самолетов) м.

Совершенно иными были действия западных держав. 27 сентября Чемберлен направил личное послание Бенешу с предупреждением, что Англия и Франция ничем не смогут помочь Чехословакии. 30 сентября 1938 г. они подписали позорное мюнхенское соглашение с Гитлером и Муссолини. По этому соглашению Судетская область подлежала поэтапной оккупации немецкими войсками с 1 по 10 октября. Предусматривалось проведение последующего плебисцита в других районах Чехословакии. Четыре державы брали на себя гарантии неприкосновенности оставшейся части Чехословакии.

Гитлер согласился подписать предложенную Чемберленом декларацию, в которой провозглашалось «желание обоих народов никогда больше не выступать войной друг против друга» . А за день до этого фашистский диктатор говорил Муссолини: «Придет время, когда мы будем бок о бок сражаться против Франции и Англии. Лучше, если это произойдет, пока дуче и я [...] еще молоды и полны решимости»ss. Так с самого начала в мюнхенское соглашение были заложены семена европейской войны. Руководители политики западных держав, по словам историка Эйхшгедта, «не могли или не хотели понять, что путь, которым шел Гитлер после Вены, вел дальше через Прагу в Варшаву и тем самым в мировую войну» .

Очередным послемюнхенским этапом нацистской агрессии явилось беспрепятственное поглощение в течение одного дня—15 марта 1939 г.—оставшейся части Чехословакии. 18 марта 1939 г. указом Гитлера чехословацкое государство было расчленено на протекторат Богемии и Моравии, включенный в состав Германии, и «самостоятельную» Словакию, ставшую фактически полным вассалом нацистской «третьей империи».

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме ЗАХВАТ ЧЕХОСЛОВАКИИ(ОПЕРАЦИЯ «ГРЮН»):

  1. Предисловие
  2. ПЕРВЫЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПЛАНЫ АГРЕССИИ(1933—1937 гг.)
  3. ДИРЕКТИВА БЛОМБЕРГА ОТ 24 ИЮНЯ 1937 г. ОТНОСИТЕЛЬНОЕДИНОЙ ПОДГОТОВКИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ К ВОЙНЕ
  4. АНШЛЮС АВСТРИИ(ОПЕРАЦИЯ «ОТТО»)
  5. ЗАХВАТ ЧЕХОСЛОВАКИИ(ОПЕРАЦИЯ «ГРЮН»)
  6. ТЕЛЕГРАММА ОКВ
  7. СОВЕЩАНИЕ В НЮРНБЕРГЕ 9-Ю СЕНТЯБРЯ 1938 г.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -