<<
>>

15. Частотность и грамматическая форма

История индоевропейского номинатива на -s в фор­мах единственного числа, а также соответствующих рекон­струируемых форм, предшествующих этому состоянию, хорошо иллюстрирует противоречия, возникающие в слу­чае, когда языковый элемент не поддается непосредствен­ному воздействию социальных потребностей.

Можно пред­положить, что данное окончание было свойственно всем именам, обозначавшим деятелей,— позднее эти имена были распределены между категориями мужского и жен­ского рода. Это окончание, присоединявшееся к именам, обозначавшим существа и явления, на которые распро­страняется действие, безусловно, было свойственно эрга­тиву, т. е. падежу, обозначавшему производителя дейст­вия. Этот падеж не был именительным, т. е. падежом, час­то стоящим, подобно звательному, вне грамматического контекста, употребляющимся в «назывной» функции в случаях, когда необходимо кого-то представить или наз­вать «субъект» последующего высказывания. Эргативный падеж был показателем функции. Именительный падеж таковым не является, поскольку высказывание в ка­кой-то степени подчиняется имени, стоящему в этом падеже.

Преобразование структуры индоевропейского языка привело к тому, что древний эргативный падеж стал высту­пать в роли именительного. Но, поскольку этот падеж встречался почти в каждом предложении, впоследствии во многих случаях его стали идентифицировать с звательным падежом, с которым он успешно конкурировал при употреб­лении вне предложения. Таким образом, он отличался как исключительной употребительностью, так и отсутствием функциональной специфики. В этом смысле идеаль­ными являются формы типа лат. orator (где именительный падеж идентичен основе), разновидности которых распро­странены почти во всех индоевропейских языках. Однако потребовались тысячелетия, пока различные языки, устранившие окончание именительного падежа -s, пришли каждый в свое время к тому состоянию, что говорящий получил возможность выбрать между двумя регулярны­ми формами —с -s и без -s—и предпочесть вторую: во фран­цузском языке, например, формы с -s сохранялись до тех пор, пока не произошло исчезновение склонения, озна­меновавшее победу косвенного падежа без -s в един­ственном числе.

6-

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 15. Частотность и грамматическая форма:

  1. 48. Грамматические словари. Словари правильностей
  2. Формальное видообразование
  3. И.В. Романычева, Е.Е. Маркина (Ульяновск) Содержательность синтаксической формы (сборник А. А. Тарковского «Гостья-звезда»)
  4. Формальное подлежащее и глагольная флексия 3 л. ед. ч. ср. р.
  5. Причины высокой частотности пассива в английском языке
  6. ПРИЧИНЫ ВАРИАНТНОСТИ В ФОРМАХ СЛОВА
  7. § 43. УЧЕНИЕ О ПАРАДИГМЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ КАК СИСТЕМЕ ЕГО ФОРМ
  8. § 63. ОТНОШЕНИЕ АКТУАЛЬНОГО ЧЛЕНЕНИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ К ЕГО ФОРМАЛЬНОЙ И СМЫСЛОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  9. 48. Грамматические словари. Словари правильностей
  10. ПАДЕЖНЫЕ ФОРМЫ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  11. ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
  12. § 44. Краткие формы качественных прилагательных
  13. 3. Типы аналитических форм и аналитических способов выражения грамматических значений в русском языке
  14. § 8. Значения и функции грамматических форм
  15. 27. функционально-стилистическая характеристика лексико-грамматических разрядов имени существительного.
  16. Модель дефисного отрицания. Термины с формантом не-
  17. 45. Текст как форма существования языка, основные признаки текста. Семантическая и коммуникативная характеристика текста. Говорящий текст. Способы изложения.
  18. 15. Частотность и грамматическая форма
  19. 16. Частотность и фонологическая форма