<<
>>

1-6. Язык — не калька действительности

Представление о языке как о своеобразном перечне основывается на элементарнейшей идее, что весь окружаю­щий нас мир представляет собой нечто априорно расчле­ненное на категории весьма различных объектов, каждому из которых с необходимостью свойственно соответствующее обозначение в любом языке; если это в какой-то степени и верно в отношении, например, живых существ, то в ряде других случаев положение вещей оказывается иным: так, мы можем считать естественным различие между текущей и нетекущей водой, однако в пределах каждой из этих категорий существует довольно-таки произвольное деле­ние на океаны, моря, озера, пруды, на различные виды рек, потоки, ручьи. Общность цивилизации привела к то­му, что для европейцев Мертвое море — это море, а Боль­шое Соленое озеро — это озеро, но это отнюдь не мешает французам различать два вида рек — fleuves — реки, впадающие в море, и rivieres — реки, впадающие в другие потоки. Если взять другую область, то, например, ока­жется, что француз посредством слова bois обозначает лес как место, где растут деревья, как материал, как строе­вой лес и как дрова, не говоря уже о более специальном употреблении этого слова в сочетании bois de cerf «оленьи рога»; датчанин одним словом trae обозначает дерево как растение и дерево как материал, а также и строевой лес, для обозначения которого употребляется слово-конкурент tommer; но он не станет употреблять этого слова ни в зна­чении «лес», ни в значении «дрова»; в первом случае он употребит слово skov, во втором — braende. Основным значениям французского bois в испанском языке соот­ветствуют слова bosque, madera, lefta, в итальянском — bosco, legno, legna, legname, в немецком — Wald, Ge- holz, Holz, в русском—лес, дерево, дрова, причем каждое из этих слов может обозначать и то, чему во французском соответствуют другие слова, кроме «bois»; нем. Wald чаще соответствует французскому foret; русск. дерево, как и датск. trae, обычно соответствует французскому слову arbre «дерево». В солнечном спектре француз, как и боль­шинство других европейцев, различает фиолетовый, си­ний, зеленый, желтый, оранжевый и красный цвета. Од­нако этих цветов как таковых в спектре нет, ибо послед­ний представляет собой непрерывный переход от фиолето­вого к красному. Эта непрерывность подвергается в раз­ных языках различному членению. В той же Европе бре­тонцы и галлы обозначают одним словом glas участок спект­ра, примерно соответствующий синему и зеленому цве­там француза. Наш зеленый цвет часто оказывается по­деленным между двумя единицами, одна из которых охва­тывает ту часть спектра, которую мы именуем синей, тогда как в состав другой входит существенная часть нашего жел­того цвета. Наконец, существуют языки, которые удов­летворяются обозначением двух основных цветов, в об­щем соответствующих двум половинам спектра. Анало­гичные выводы могут быть сделаны и в отношент и наибо­лее абстрактных аспектов человеческого опыта. Как из­вестно, слова типа англ. wistful, нем. gemiitlich, русск. ничего не имеют точного соответствия во французском язы­ке. Но даже и такие считающиеся эквивалентными слова, как франц. prendre, англ. take, нем. nehmen, русск. брать, не всегда используются при одних и тех же обстоятель­ствах, т. е. их семантические сферы, как говорят в таких случаях, не полностью идентичны. Фактически каждому языку соответствует своя особая организация данных опыта. Изучить чужой язык не значит привесить новые ярлычки к знакомым объектам. Овладеть языком — зна­чит научиться по-иному анализировать то, что составляет предмет языковой коммуникации.

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 1-6. Язык — не калька действительности:

  1. Глава IVОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ( Предварительные замечания)
  2. ОТ ПЕРЕВОДЧИКА
  3. Очерк 2. Социальные образы «Слова о законе и благодати»Илариона
  4. Кальки
  5. К социальной истории русского языка
  6. Глава десятая СОЗДАНИЕ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЙ НОРМЫ
  7. Глава одиннадцатая РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В XIX—XX Вв.
  8. РАЗДЕЛ V МОРФОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  9. РАЗДЕЛ VI СИНТАКСИС СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  10. Диалектная лексика.
  11. ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
  12. 2. ИСТОРИОГРАФИЯ ПЕРВОБЫТНОЙ ИСТОРИИ
  13. Концептуализация предлогов в философском и поэтическом тексте
  14. 1-6. Язык — не калька действительности
  15. Фонетическая интерференция