<<
>>

К правовому государству и гражданскому обществу

Бизнес и власть: от коррупции к цивилизованному лобби и экономическому парт-нерству. Образование и профессиональная подготовка: от HR к человеческому капиталу. Социальная стабильность и развитие регионов. Откуда берутся гражданское общество и правовое госу-дарство, или Власть как коммуникация. Социальное партнерство и некоммерческие организации.

Бизнес и власть: от коррупции к цивилизованному лобби и экономическому партнерству

Россия — огромная страна с колоссальным комплексом экономических, политических, социальных, национальных, экологических и иных проблем.

Управлять такой страной чрезвычайно непросто, но именно от качества управления зависят и развитие, и благосостояние общества, включая развитие бизнеса.

Как говорил классик, «политика есть концентрированное выражение экономики». Действующее законодательство, власти задают правила игры. Поэтому вполне естественно стремление фирм, финансовых групп, промышленных ассоциаций и т. д. оказать влияние на политическую жизнь. Бизнес, хочет он того или нет, — один из основных политических игроков. Так или иначе — то ли в виде бюджетных средств, то ли в виде конкретного целевого финансирования (легального или теневого), но политическая жизнь осуществляется на конкретные деньги конкретного бизнеса. Политику в целом можно рассматривать как часть PR бизнеса: политика — не что иное, как игра интересов делового мира и других социальных сил, а поэтому проявление их лоббистской деятельности, т. е. одного из секторов бизнес-PR.

У бизнеса есть два пути оказания влияния на политические решения:

криминальный — связанный с подкупом, взятками, т. е. — коррупция;

легальный, соответствующий законодательству.

Однако коррупцию в силу ее преступного характера нельзя рассматривать как часть PR — деятельности открытой, публичной, стремящейся придать бизнесу легитимный характер. Легальное лоббирование осуществляется в нескольких формах.

Популярно у нас «хождение» деловых людей в политику, в законода-тельную или исполнительную власть. Зачем?

За депутатской неприкосновенностью (удивительный феномен демократии 1990-х, грозивший превратить органы представительной власти в заповедник преступности!). Решение Конституционного суда, приведшее ситуацию в общецивилизованную норму (неприкосновенность применяется только к преследованию законодателя за деятельность, связанную с его функциями депутата), ослабило эту мотивацию. А позже сами депутаты предприняли ряд инициатив по ограничению своей неприкосновенности.

«Хождение во власть» иногда оказывается «хождением за собствен-ностью». Особенность нашей политической жизни — и дореволюционной, и советской, и постсоветской — в том, что в России до сих пор не столько собственность рождает власть, сколько власть рождает собственность. Однако и здесь становится ясно, что если политик настроен на долговременные перспективы, то одним из решающих моментов привлекательности его имиджа является прозрачность его материального положения и источников дохода. Понимая это, наиболее продвинутые политики еще несколько лет назад опубликовали свои имущественные декларации.

«За кадром» могут стоять неутоленные политические амбиции предпринимателей, однако к лобби это имеет косвенное отношение.

Самое главное — понимание, что твои интересы выразить и защитить просто некому (в силу незрелости политической культуры). Вроде лучше договориться с действующим народным избранником, уже имеющим опыт работы на Охотном ряду.

Но депутат может оказаться корыстолюбивым, или ненадежным, или некомпетентным. Квалифицированных же экономистов и правоведов среди депутатов единицы. Так что, получив депутатский мандат, вице-президент фирмы по связям с общественностью превращается во влиятельного координатора групп поддержки компании. И бизнес начинает строить власть так, как он умеет строить бизнес.

В ходе думских выборов 2003 г. война с олигархами обернулась банальной дракой за большой предвыборный карман под прикрытием обысков, юридического иезуитства и насилия. За правильное поведение и правильное финансирование правильной партии полагался приз в виде шанса послать в Думу своих правильных представителей. Главное, чтобы список был подлиннее — чтобы хватило на всех. В результате Госдума практически захвачена партией с самым коротким избирательным списком в три человека, про двух из которых было заранее известно, что работать в Думе они не будут. Места в ее фракции хватило не только своим околовластным людям, но и перепало верному бизнесу за соответствующую поддержку. Обильно представлены в законодательной власти «ЛУКОЙЛ», «Сибнефть», «Базовый элемент». Помимо общероссийских структур, в списке и во фракции «Единая Россия» представлен и крупный региональный бизнес: гендиректора маши-ностроительных предприятий, успешных компаний пищевой, алкогольной отраслей. Не менее колоритен в этом плане и состав фракций КПРФ, «Родина», ЛДПР.

Еще очевиднее лоббистский состав Совета Федерации, практически целиком состоящий из москвичей и питерцев.

Однако эффективность «хождения во власть» предпринимателей весьма сомнительна. Усидеть на двух стульях — политическом и пред-принимательском — с пользой для обоих дел не удавалось еще никому, даже Б. Березовскому. Пример Р. Абрамовича — исключение, и весьма неоднозначное. Этот путь может быть оправдан как единичные факты личных биографий.

Наиболее эффективен и оправдан путь лобби — профессиональной, специальной и кропотливой работы с властными структурами. Все должны делать профессионалы. Бизнесмен должен заниматься бизнесом, политик — политикой, а кто-то должен профессионально соотносить их интересы. Выстроить оптимальный баланс интересов трудно. Споры по ключевым моментам в правительстве — это проявление позиций стоящих за ними и стимулирующих их сил. Поэтому так важно упорядочить взаимодействие госорганов, бизнеса, общественных организаций, всего населения.

В демократическом обществе с развитым рынком само по себе политическое лобби не является криминалом, однако законы предусматривают жесткий контроль за обеими сторонами, участвующими в политической игре: и политиками, и лоббистами. Так, в США действует специальный федеральный закон (Билль о лоббизме 1946 г.), согласно которому лоббистской деятельностью могут заниматься только лица или организации, прошедшие специальную регистрацию при соответствующем органе власти: законодательной или исполнительной (ст. 308). Регистрация (аккредитация) осуществляется при условии выполнения нескольких требований:

это должно быть лицо, имеющее высшее юридическое образование и опыт сотрудничества с органами власти, что гарантирует компетентность и репутацию;

лоббист (или руководитель лоббистской организации) должен под присягой назвать не только свое имя и адрес, но и нанявших его клиентов, он должен вести точную бухгалтерию, указывая размеры перечисляемых фирме средств и гонораров, того, кто конкретно их выплачивает, а также перечень всех расходов, произведенных им за счет нанимателя;

зарегистрированные лоббисты должны ежеквартально отчитываться обо всех поступлениях от $ 500 и выше; расходы указываются с точностью до $ 10.

Отчет за год о расходовании всех сумм представляется в соответствующий орган и хранится там два года, при этом любому гражданину по предъявлении удостоверения личности обеспечивается к нему свободный доступ для ознакомления.

Деньги (и немалые) нанимателей лоббистов идут не на «гонорары» законодателям и чиновникам, а на то, что способствует формированию и продвижению их профессионального имиджа «влиятельного политика», развитию политической карьеры:

разработка проектов законов и других нормативных актов;

экспертиза проектов решений и принятых программ;

проведение социологических, экологических и прочих исследований, опросов;

организации общения и контактов (семинаров, конференций, круглых столов);

сбор технической и политической информации;

работа с населением, избирателями в округах.

Профессиональный лоббизм — очень доходный и престижный бизнес.

В1975—1999 гг. только при сенате было зарегистрировано 32 ООО лоббистов. Каждая третья компания с годовой прибылью свыше $ 100 млн имеет свой штат лоббистов на федеральном уровне. В США ежегодно действуют более 14 ООО зарегистрированных физических и юридических лиц, представляющих интересы 12 500 организаций. Только в конгрессе работают свыше 7000 лоббистов. Расцвет «индустрии влияния» пришелся на 1998—2005 гг. Затраты лоббистов почти удвоились — с $ 1,42 млрд до $ 2,1 млрд в год. Сейчас в Вашингтоне зарегистрировано 37 000 лоббистов, почти вдвое больше, чем в 2000 г. Закон защищает интересы подконтрольных лоббистов: деятельность посредников «частных интересов» помимо зарегистрированных лоббистов рассматривается как коррупция.

Не менее четкие правила установлены и для законодателей с чиновниками: заступая на должности и покидая их, они заполняют декларации об имуществе собственном и членов их семей. Тем самым подрываются мотивы хождения во власть как хождения за собственностью. Бизнес идет во власть не за собственностью, а за влиянием, контактами и связями, которые окупаются с лихвой. Но — потом, а не в момент пребывания у власти.

Законодательство США относительно лоббизма продолжает развиваться. В 1953 и 1954 гг. Верховный суд США внес уточнения в характер контактов законодателей с лоббистами. С 1989 г. конгрессменам, министрам и официальным советникам президента, вышедшим в отставку, в течение года запрещено участвовать в лоббистской деятельности. Все жестче контролируется использование средств различных фондов в период избирательных кампаний. Скандал 2005—2006 гг. вокруг лоббистской деятельности республиканцев, стоивший карьеры некоторым видным политикам, привел к еще более жестком рамкам лоббизма: предлагается полный запрет на получение законодателями каких- либо подарков, поездки за границу за чужой счет, посещение ужинов, оплаченных деловыми партнерами, уменьшить с $ 50 до $ 20 сумму, на которую вообще может есть конгрессмен за чужой счет. Все это — вещь немыслимая в российской политической культуре с чудовищно циничной практикой взяточничества и почти открытым рынком коррупции.

В ФРГ лоббисты организованы в отраслевые бизнес-ассоциации и Федеральный союз германской промышленности, которые взаимо- действуют с правительством и бундестагом. Согласно закону о лоббизме от 1972 г. должен публиковаться лоббистский список с перечислением всех организаций, которые собираются влиять на решения федерального правительства. А согласно «Кодексу поведения члена бундестага» депутат должен регистрировать как свое прежнее сотрудничество с союзами и объединениями, так и нынешние свои контакты с ними.

Законодательно упорядоченное лобби не означает отсутствие коррупции. Но оно устанавливает четкие рамки. Бизнес всегда знает, чем он занимается. Политический процесс проходит гласно, и можно документально проверить, в чьих интересах власть проводит конкретное решение. Сам факт официального лобби ставит властные структуры под контроль общества и тем самым ограничивает произвол. Через лоббистские структуры политики вовлекаются в интересы и крупных корпораций, и мелкого бизнеса, и фермерства, общественных организаций и движений.

Мощным резервом влияния на международные экономические отношения является «этнический лоббизм» — организация поддержки представителями конкретной национальности своих соплеменников, их бизнеса, поддержка национального бизнеса зарубежной диаспорой.* Из таких активных диаспор наиболее активны и известны китайская, еврейская и армянская диаспоры. Российская диаспора — одна из самых многочисленных, но неорганизованна и в крупном бизнесе активности не проявляет.

Если угодно, именно цивилизованное лобби является механизмом истинной демократии. Демократия, даже провозглашенная с танка, еще не демократия — она реализуется только как механизм и процесс игры социальных сил, прозрачной для контроля со стороны общества, когда видно, в чьих интересах и какие принимаются политические решения, т. е. как цивилизованное лобби.

Имеются ли ростки такого лобби в России?

В эпоху плановой экономики лоббистская деятельность носила полуофициальный характер, но каждое крупное предприятие обязательно отряжало в Москву и местные органы власти отряды «толкачей», которые добивались корректировки плановых заданий, выделения финансовых и материальных ресурсов и т. п.

С развитием рыночных отношений российский лоббизм резко активизировался, чаще — в примитивных формах обычных взяток, «откатов». Приобретшие за короткое время миллионные состояния люди хотели укрепить свое влияние и в политической форме. Опыт скупки депутатов, снятия с постов несговорчивых министров, прямого вхождения олигархов во власть закончились дефолтом 1998 г.

Осуществляемый в таких формах лоббизм становится каналом преступного обогащения. Россия до сих пор остается мировым лидером по количеству чиновников, и наш чиновник в отличие, скажем, от американского, не заполняет деклараций о доходах при отставке. А если он еще и депутат, и представитель лоббистской группировки, практически невозможно провести в его действиях грань между протекционизмом, лоббизмом и коррупцией.

В конце 2005 г. Transparency International опубликовала мировой рейтинг коррумпированности чиновников и политиков. Россия заняла в нем катастрофическое 126-е место из 158 возможных. Полученный показатель — 2,4 балла по 10-балльной шкале — худший показатель в отечественной истории. Первые три места (коррупции практически нет) заняли Исландия, Финляндия и Новая Зеландия, 158-е — Республика Чад. Кроме нее в замыкающей тройке — Бангладеш и Туркмения. Соседями России в этом списке являются Нигер, Албания и Сьерра- Леоне . Хуже, чем в РФ, ситуация лишь в трех десятках беднейших стран Африки и Азии. Коррупции подвержено большинство стран переходной демократии и экономики, но практически все они демонстрируют прогресс. Более других в этом направлении продвинулись страны Прибалтики.

В 1996 г., впервые включенная в рейтинг Transparency International, Россия заняла 47-е место из 54. В дальнейшем динамика позиции РФ в рейтинге была следующей (в скобках указано общее количество участников рейтинга): 1997 - 49 (52); 1998 - 76 (85); 1999 - 82 (99); 2000 - 89 (90); 2001 - 79 (91); 2002 - 71 (102); 2003 - 86 (133); 2004 - 90 (145).

Последние пять лет позиция России оставалась практически неизменной с общей позитивной динамикой. По мнению директора Transparency International в России Е. Панфиловой, «мы находились в некоем “кор-рупционном болоте" с надеждой из него выбраться». Однако в 2005 г. ситуация резко ухудшилась. «Руководители нашей страны упиваются основанной на нефти стабильностью, но, судя по взгляду со стороны, ситуация только ухудшается», — отмечает Е. Панфилова.

Ни одна кампания по искоренению коррупции в РФ так и не была доведена до конца. Национальный антикоррупционный комитет при Президенте собирался в январе 2004 г., и его председателем на конец 2005 г. все еще оставался экс-премьер М. Касьянов. Бизнес, запуганный делом «ЮКОСа», уверен, что альтернативы «платить или не платить чиновникам» уже не нет. Некоторые бизнесмены пытаются показать власти, что они более преданы Президенту, но в конце концов для каждого наступает момент истины, когда он должен вынуть из кармана собственные деньги. Опросы показывают, что предприниматели и представители власти смирились с коррупцией, воспринимают ее как неизбежное зло, необходимое для поддержания стабильности в стране.

Показательно, что излюбленный прием властей — ссылка на «заказ врагов России» — в данном случае не работает. Данные исследовательских центров подтверждают вывод о стремительном разрастании разъедающей государство заразы. По оценкам фонда ИНДЕМ, за последние 4 года более чем в 13 раз увеличился размер мзды, требуемой «государевыми людьми» с предпринимателей. В 2001 г. на одну среднюю взятку можно было купить тридцатиметровую квартиру среднего качества. Сегодня «занести» нужно столько, что коррупционер может позволить себе поселиться в апартаментах площадью 200 м2. По данным ИНДЕМ, каждый второй россиянин сталкивался с ситуацией, когда надо «дать», чтобы решить свою проблему. Эта динамика расцвета торговли чиновников своими полномочиями совпадает с динамикой других показателей. Индекс экономической свободы в РФ также снизился, как и индексы свободы слова, инвестиционной привлекательности и соревновательности.

Все это свидетельствует, по мнению Е. Панфиловой, о трех вещах. Во-первых, нескончаемый зазор между антикоррупционной риторикой властей и реальностью разрушил общественные ожидания.

Во-вторых, правовой нигилизм, избирательное применение законов в отношении тех, кто почему-либо неугоден власти, бросаются в глаза. Это внутри страны можно пропагандистскими приемами «разъяснять», почему надо преследовать тот бизнес, но оставлять без внимания этот, а со стороны очень ясно видно неравноправие бизнеса перед законом. В-третьих, нельзя не признать пассивность общественного мнения в самой России. Это обусловлено ощущением стабильности при отсутствии понимания обществом природы этой стабильности. Ни одна из реформ (административная, муниципальная, ЖКХ, здравоохранения, образования) не реализована. Стабильность не связана с конкретными действиями властей, которым сказочно повезло: можно почти 10 лет практически ничего не делать в стране, а, сидя на трубе, заниматься только тем, что гонять неугодных журналистов, отбирать бизнес в пользу «своих», отдавать в кормление целые регионы. Все понимают зыбкость нефтяного благополучия, но синдром устойчивой нефтегазовой «наркозависимости» уже сформирован. Фактически речь идет о стабильной нестабильности. «Головокружение от успехов» власти в сочетании с ее общей неадекватностью дополняется обессиленностью общества.

Чтобы выйти из кризисной ситуации, нужна общественная воля, напрочь отсутствующая в современной России. Недовольство проявляется только в спонтанных криках по конкретным поводам, скажем, по поводу монетизации льгот. Политическая оппозиция занята выживанием. Ни одна из оппозиционных сил не имеет собственной стройной и внятной экономической и антикоррупционной платформы. Общественные организации разрозненны и слабы. СМИ частью придавлены, частью прикормлены властью. Традиции журналистских расследований остались в прошлом. Бизнес, больше всех страдающий от коррупции, мог бы быть лидером антикоррупционного движения, но он вынужден пытаться зарабатывать в тех условиях, которые ему предлагаются.

Похоже, окончательно похоронена идея налогообложения не по доходам, а по расходам. Реализация такого подхода подрезает самые корни коррупции. Поэтому он не вызывает интереса у нынешних российских законодателей. Недавнее решение о возобновлении контроля за крупными покупками проблему не решает, а только создает дополнительное средство избирательного контроля.

Похоже, наша последняя надежда — ратификация конвенции ООН по противодействию коррупции, вступившей в действие в декабре 2005 г. Этот документ предполагает более жесткий подход к проблеме. Кроме обычного взяточничества и коммерческого подкупа, страны,

подписавшие конвенцию, должны будут признать уголовным преступ-лением злоупотребление служебным положением и незаконное обо-гащение. Это значит, что публичные деятели под угрозой уголовного наказания будут обязаны объяснять наличие у них любых активов, сто-имость которых превышает их официальные доходы.

Неспроста, очевидно, низкие баллы индекса восприятия коррупции набрали страны с богатыми запасами нефти: Азербайджан, Ангола, Эквадор, Индонезия, Ирак, Иран, Казахстан, Судан, Ливия, Россия. Transparency International призывает правительства сделать обязательной для нефтяных компаний публикацию всех своих платежей правительствам и госкомпаниям стран, в которых они работают.

Правовая база лоббизма в России до сих пор отсутствует. Закон о лоббизме, принятый в первом чтении, не продвигается в Госдуме уже более 10 лет. Мировой же опыт показывает: без такого закона легитимного цивилизованного взаимодействия бизнеса и власти добиться невозможно. В этом случае расцветает коррупция. В настоящее время предпринимаются попытки выработать упорядоченные правила лоббистской игры. Ограничен депутатский иммунитет, что в немалой степени способствовало оздоровлению политической жизни. Принят и введен в действие «Закон о государственной службе», предполагающий заполнение имущественной декларации при поступлении чиновника на гос- службу и при уходе с нее. Исполняется этот закон из рук вон плохо, но лиха беда начало.

Накануне думских выборов 1999 г. принят закон о выборах, согласно которому все кандидаты в депутаты и президенты предъявляют в избирательную комиссию имущественные декларации на себя и членов своих семей. Их публикации вызвали шок: почти все кандидаты в народные избранники оказались бессребрениками, почти бомжами. Думается, еще не скоро будет введена норма предъявления такой же декларации после прекращения полномочий. И все же сделан первый шаг к публичности и гласности.

Начал формироваться и рынок лоббистских услуг, ограниченный, к сожалению, преимущественно имиджмейкерством на период избирательной кампании. Но рано или поздно на смену «дикому» лоббизму и «черному пиару» (с их откровенным цинизмом и коррупцией) в Россию придет культура цивилизованного профессионального лобби.

Успехом для бизнеса стало длившееся несколько лет открытое противостояние пивоваренных компаний и Главного санитарного врача РФ, своим постановлением в 2000 г. потребовавшего признать пиво крепостью выше 1,2 алкогольным напитком и ограничить его продажу и рекламу. Противостояние включало экспертизы, проведение публичных слушаний и т. п. В итоге министр здравоохранения отменил постановление своего зама.

Довольно активно действуют бизнес-ассоциации и объединения как на федеральном (РСПП, ТПП, ассоциации мелкого и среднего бизнеса, отраслевые ассоциации), так и на региональном уровнях (Невский клуб предпринимателей, Ассоциация экспортеров продукции высоких технологий ит. п.). После объявления Президентом о «рав- ноудаленности олигархов», общение руководства страны с крупным бизнесом стало осуществляться именно через РСПП и ТПП. Проявляет все большую активность и сам бизнес. На встрече с Президентом РФ 6 февраля 2006 г. президент ТПП Е. Примаков связал задержки развития административной реформы с нежеланием правительства делегировать ряд полномочий предпринимательским объединениям. В Санкт-Петербурге успешно работает Ассоциация экспортеров продукции высоких технологий, заключившая с таможней рамочный договор, согласно которому ассоциация в целях ускорения прохождения продукции членов ассоциации гарантирует выполнение ряда таможенных условий. Пытается действовать и зарубежный бизнес. Так, по инициативе немецких бизнесменов основан Германо-Российский форум, создающий на своих акциях высокий уровень представительности и контактов.

Ошибочным является довольно распространенное мнение, будто лоббизм — прерогатива «больших и толстых» монополистов. А как быть маленьким и слабым — семейному бизнесу и пр.? Для этого имеется проверенный путь — объединяться в союзы, ассоциации, которые и создаются-то прежде всего для защиты и продвижения интересов своих членов. Удачный пример эффективности такой деятельности — Российская ассоциация туристических агентств, объединяющая около 200 членов, которая только в 1995 г. добилась отмены принятого Госду-мой «Закона о СПИДе», введение которого подрывало въездной туризм в России (иностранные гости должны были проходить многодневный карантин на СПИД), и отмены решения испанского правительства, подрывавшего российский выездной туризм в Испанию (так как все въезжающие в Испанию, должны были проходить обязательное собе-седование в испанском посольстве в Москве).

В цивилизованном лобби можно наметить четыре основных направления.

• Оказание влияния на законотворчество. Сама работа заключается в донесении до депутатского корпуса интересов соответствующих

фирм и групп (организация встреч, семинаров, конференций, подготовка писем, кампаний в прессе и т. п.), а также в подготовке проектов соответствующих законов, указов, распоряжений.

Оказание влияния на решения органов исполнительной власти. По-своему замечательное событие произошло в конце лета 1999 г., когда владельцы бензоколонок вместе со специалистами Минфина и МНС выступили с инициативой принятия закона «О едином налоге на заправочные станции». Владельцы бензозаправок лоббировали введение нового налога в виде закона, который при участии бензиновых королей был провален в начале лета. Дело в том, что лоббисты дальновидно выбрали из двух зол меньшее. Лучше взять инициативу в свои руки и сделать шаг навстречу правительству, чем воевать с ним, вызывая новые санкции. Новый налог предлагался втрое ниже по сравнению с правительственным проектом, а право определять федеральную и местную доли платежей предо-ставлялось самому плательщику. Тем самым местным властям делалось недвусмысленное предложение «жить дружно». По мнению авторов проекта закона, введение нового налога не вызовет роста цен на бензин — обстоятельство, убедительно подтверждающее догадки, что в цены, по которым отпускается бензин, автозаправщики закладывают собственную маржу не скупясь.

Участие в формировании органов представительной власти: выдвижение своих кандидатов, финансирование избирательной кампании тех кандидатов, поддержка которых соответствует интересам фирмы. Это может быть работа и с перспективными молодыми политиками, их подготовка к участию в будущих избирательных кампаниях.

Организация влияния на кадровые назначения в органах исполнительной власти: предложение соответствующих кандидатур, организация их подготовки, поддержки в СМИ т. п.

Попытки формирования легитимного цивилизованного лобби в РФ делаются, но ситуация остается очень противоречивой. Не секрет, что именно открытая поддержка «ЮКОСом» СПС, КПРФ и «Яблока» на выборах в Госдуму 2003 г. стала одной из причин циничной атаки на наиболее цивилизованную отечественную корпорацию и ее руководство. В собрание лоббистов превратился и Совет Федерации. Похожая ситуация складывается и в Госдуме, особенно после победы «едросов» в 2003 г.: большинство депутатов прошло по партийному списку, а как они там оказались — тайна руководства партии и бизнеса, финансиро- вавшего ее кампанию. В результате в Думе оказалось рекордное количество людей, за которых избиратели не голосовали и даже существования которых не предполагали. Нынешний состав Госдумы не скрывает своего участия в бизнесе. Как отмечает зампред Комитета по делам общественных объединений Госдумы Е. Лахова, «сегодня многие радуются, что в Думу пришли две трети новых людей. На самом деле это очень плохо. В парламентах всех цивилизованных стран депутатский корпус обновляется от силы на 30 %. Ведь что мы в результате получили? Приезжаешь на работу, заходишь в лифт и слышишь разговоры между депутатами: “У меня такая-то фирма". — “А у меня — такая- то". — “Я вчера такую-то сделку заключил". — “А я — такую-то"...».* И это при условии, что совмещение депутатского статуса с работой в коммерческих структурах, пусть даже на общественных началах, является прямым нарушением Закона о статусе депутата. Ситуацию только усугубит готовящееся решение о формировании органов законодательной власти на всех уровнях исключительно по партийным спискам.

Кончилась ничем попытка Центризбиркома создать экспертный совет для сертификации коммерческих структур, специализирующихся на политическом консалтинге и избирательных технологиях.

Продвижение легитимного лоббизма в России — процесс длительный, но не безнадежный. О необходимости формирования цивилизованного сотрудничества бизнеса и власти говорят вопиющие факты: коррупция, высокая монополизация рынка, недостаточная защита собственности, опасения социальной напряженности и отсутствие условий для равной конкуренции (фаворитизм власти), некомпетентная государственная экономическая политика, низкая правовая культура (на всех уровнях). Беда еще и в том, что государство активно участвует в бизнесе, непосредственно конвертируя власть в собственность...

Важным способом развития реального взаимно ответственного партнерства бизнеса с государством является частно-государственное партнерство (ЧЕП) — разновидность концессионного ведения бизнеса Public Private Partnership (РРР). Эта форма развивается в 60 странах мира. С ее помощью поднималась в 1970-х гг. Южная Корея, в конце 1990-х — Великобритания. Определенным механизмом повышения доверия друг к другу и индикатором взаимоотношений между властью и бизнесом может стать внедрение ЧЕП.

В XIX в. все российские железные дороги были построены концессиями. В нынешней России интерес к ЧЕП возник в областях, тради- ционно составлявших зону ответственности государства: энергетика, жилье, здравоохранение, культура, образование, транспорт, сельское хозяйство. Чтобы сократить бюджетные расходы, государство вынуж-дено брать в партнеры частный бизнес. Существуют целые отрасли, в том числе чрезвычайно перспективные, вроде нанотехнологий, мировой рынок которыхчерез три года достигнет триллиона долларов, которые в России просто не поднять без ЧГП. Однако, несмотря на принятый закон «О концессионных соглашениях», государство и бизнес продолжают дружить как волк с колбасой.

В результате наш автопром уже пал и, похоже, уже не встанет. Эта же судьба ждет и самолетостроение. Российские авиакомпании переходят на зарубежные самолеты, которых уже не хватает на всех. Скоро нам будет не на чем летать. Созданная по заданию Президента РФ ГЧП в виде компании «Ильюшин финанс» начала выводить авиазаводы из штопора, даже появились экспортные заказы. Однако вдруг на потеху всему миру государство стало арестовывать частные активы компании, посадило «Илы» на прикол!

ЧГП обычно соотносят с капиталоемкими мегапроектами вроде строительства трубопроводов, железных дорог и др. Но, как показывает опыт, большие возможности для ЧГП имеются в зоне региональной и муниципальной собственности. Пример — Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК), ставший инвестором жилищно- коммунального хозяйства Липецка. НЛМК — градообразующее предприятие. Комбинат и предприятия ЖКХ учредили Липецкую энергетическую компанию (ЛЭК), при этом 51 % акций ЛЭК достался НЛМК, 17 % — МП «Липецкводоканал», по 16 % — «Липецкэлектросети» и МП «Липецкие тепловые сети». ЛЭК будет собирать платежи за воду, тепло и электроэнергию с населения и муниципальных предприятий, оформив в долгосрочную аренду имущество «Липецкводоканала», «Липецк- электросетей», «Липецкихтеплосетей», принадлежащее городу. Такчто, передавая городскому ЖКХ эффективные управленческие и производс-твенные технологии, НЛМК решает социальные вопросы и улучшает деловой и инвестиционный климат в регионе.

ЧГП возможно при эксплуатации отдельных зданий и сооружений или оказании услуг населению через частные компании, реализующие задачи государственной или муниципальной власти. Партнерство при реализации задач в области образования, здравоохранения, ЖКХ позволит привлечь и дополнительные средства, и управленческую культуру и технологии, принятые в коммерческих организациях. На уровне регионов ЧГП поможет организовать движение транспорта, например, путем создания и эксплуатации платных автомобильных дорог.

Значительную возможность для реализации проектов ЧГП дает Закон №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который вступил в силу с 1 января 2006 г. и в котором проводится четкое разделение муниципальной собственности, муниципальных бюджетов со своими источниками, а также устанавливаются права собственности на землю. С вступлением в силу этого закона значение муниципальных образований резко возрастает. Появляется возможность сотрудничества муниципальной власти и бизнеса в рамках ЧГП:

строительство и эксплуатация мусороперерабатывающих заводов со сдачей их в долгосрочную аренду или концессию;

внедрение энергосберегающих технологий: развитие предприятий малой энергетики, использующих традиционные или инновационные модели получения энергии, перевод домов частного сектора на автономное отопление и теплоснабжение;

обеспечение питьевой водой и канализацией;

эксплуатация зданий бюджетной сферы: школ, больниц, административных сооружений.

Работа в формате ЧГП на федеральном, региональном и муниципальном уровнях может создать фон, необходимый для увеличения доверия сторон друг к другу. Говорить о достижении экономического и психологического эффекта ранее 2008 г. было бы наивно, поскольку ни один из подобных проектов пока не осуществлен. Вопрос стоит так: либо власть и бизнес будут искать взаимовыгодные решения для реализации конкретных проектов, либо ЧГП станет одним из типов дополнительного налогообло-жения бизнеса, иначе говоря, новым видом административной ренты.

Свежим примером является Богучанская ГЭС. Государство, РАО «ГЭС России» и «Русал» взялись за достройку наполовину готовой электро-станции к 2010 г. На кону освоение огромных запасов региона: нефти, газа, золота, металлов. Цена вопроса — $ 1,5 млрд, еще $ 2 млрд — сто-имость алюминиевого завода на этой энергетической базе. И почти год ушел на то, чтобы А. Чубайс и О. Дерипаска начали переговоры.

Россияне больше всего не любят олигархов и чиновников: первые ограбили, вторые душат взятками. Но парадокс в том, что без этих «вра-гов народа» не обойтись. Не будет инвестиций — не будет экономичес- кого роста, провалятся реформы, а с ними и «национальные проекты». Бизнес и власть либо вместе рухнут в бездну, либо, заключив союз, будут работать на благо общества. Стратегия бизнеса должна исходить из задачи: чем мы можем помочь своей стране. Помощь эта может быть не столько денежная, сколько менеджерская. Например, чем не начало настоящего социального партнерства — провести социальный аудит федеральных социальных программ?

Рассмотрим несколько направлений активного социального диалога бизнеса.

Образование и профессиональная подготовка: от HR к человеческому капиталу

В последнее время раздаются тревожные голоса о грядущих проблемах экономического развития России в связи с демографической ситу-ацией: работающее население сократилось на четверть. Деревня гибнет от недостатка рабочих рук: ежемесячно Россия теряет до 10 деревень! Нехватка рабсилы в ближайшие 10 лет может достичь 1/3, а по данным РСПП к 2011—2015 гг. экономика будет испытывать 40-процентный дефицит рабсилы (табл. 10.1). Резко возросла численность работающих пенсионеров. Вместе с тем людям старшего и среднего возраста трудно осваивать высокотехнологичное оборудование.

Таблица 10.1

Динамика трудоспособной части населения России* 2002 г. 2025 г. 2050 г. Доля населения ниже трудоспо-собного возраста 19% 13% 9% Доля населения в трудоспособ-ном возрасте 60% 58% 48% Доля населения старше трудо-способного возраста 21 % 29% 43% Нагрузка на 1 трудоспособного 0,67 % 0,72 % 1,08 % Население в трудоспособном возрасте в 2002 г. составило 87 млн человек; по наиболее вероятному варианту в 2025 г. составит около 70 млн, в 2050 г. — 43 млн.* Объем трудовых ресурсов сократится в течение 50 лет примерно вдвое, а значит, основой экономического роста на предстоящий период может быть только повышение качества челове-ческого капитала .

Мы попали в парадоксальную ситуацию: рост производительности труда порождает избыток рабочей силы, которой при этом остро не хватает! Причин тому много:

уровень зарплаты втрое ниже, чем за рубежом, где она достигает 70 % общей суммы издержек бизнеса;

экономические, имущественные и психологические проблемы переезда в другие регионы, затрудняющие мобильность трудовых ресурсов;

неразвитость рынка жилья: обеспечить переезд менеджера, юриста бизнес в состоянии, миграция же работников массовых профессий существенно затруднена;

законодательные проблемы с привлечением иммигрантов: в Канаде иммигрант получает гражданство через 3 года, в РФ же сделать это сейчас практически невозможно;

перепроизводство юристов, экономистов и менеджеров при практическом отсутствии грузчиков, наладчиков и других массовых профессий приводит к завышенным зарплатам таким работникам.

В такой ситуации на первый план выходит создание эффективной системы профобразования. Образование и здравоохранение — ключ к экономическому росту. За последние десятилетия большинство нобелевских премий по экономике получено именно за исследования роли этих факторов экономического роста. Если система образования гибко реагирует на рынок труда, то она в свою очередь способна влиять на рынок.

Российская система среднего специального образования находится в плачевном состоянии. Отсутствуют:

единое образовательное пространство;

единые профессиональные, образовательные стандарты;

единые программы;

прогноз потребности в кадрах;

система подтверждения квалификации.

В период экономического спада 1992—1993 гг. имелся огромный избыток рабочей силы. Система профтехобразования, переданная под муниципальный контроль, быстро превратилась в трехлетний «отстойник» молодых маргиналов. Связи с рынком труда у ПТУ практически оборваны. Ресурсное обеспечение отстает от необходимого в разы, в сравнении с Европой — семикратно. Низкая зарплата преподавателей привела к оттоку квалифицированных специалистов. Остались неудачники или фанатики. Поэтому начавшийся с 1998 г. экономический рост поддерживался преимущественно за счет внутренних резервов предприятий.

В нашем среднем специальном образовании явно спутаны функции общей социализации и профессиональной подготовки. Довольно простым профессиям, скажем, обрубщика, в России готовят 3 года. А вот в КНР разным рабочим профессиям соответствуют и разные сроки обучения.

Результат — высокие затраты на «дообразование»: 40 % стоимости подготовки работника, тогда как за рубежом не выше 15 %. Можно сказать, что бизнес несет серьезные убытки от некачественного образования и профессиональной подготовки. Дело доходит до острой конкуренции за квалифицированные кадры между компаниями и даже регионами. Потери бизнеса на такой конкуренции весьма ощутимы, по данным РСПП — до 80 %.

Не лучше и ситуация с высшей школой. Высшее образование становится «всеобщим и обязательным» условием успешной карьеры, поскольку общемировой тенденцией стало повышение доли интеллек-туального труда, обусловленного развитием технологий.

Ректоры вузов настаивают на том, что у нас лучшая в мире система высшего образования. В сентябре 2005 г. на Всероссийской конференции РСПП «Качество трудового потенциала и экономический рост России» министр образования А. Фурсенко привел пугающие цифры. В России насчитывается вместе с филиалами 32 000 вузов — в 5 раз больше, чем в СССР. В них учится в 2,5 раза больше студентов, чем в СССР. В 2000 г. количество мест в вузах превысило количество выпускников 11-х клас- сов. За последние 5 лет в вузы поступило на 200 тысяч человек больше, чем за это время окончило школы. Есть чем гордиться!!!

Все это значит, что сейчас в вузы поступают даже те, кто почему-то «забыл» поступить в свое время. При этом на 4 % упало количество «остепененных» преподавателей. В Ставропольском крае, например, экономистов готовят 90 кафедр, на которых всего 27 докторов наук. Одни и те же преподаватели, имеющие нищенскую зарплату, мечутся из вуза в вуз, умудряясь читать в день по 8—10 часов «лекций». Иначе говоря, студенты делают вид, что учатся, а преподаватели — что учат...

Короче, мы имеем массовое высшее образование низкого качества. Более 50 % выпускников вузов не идут на работу по специальности. Получается, что высшая школа готовит «профессиональных неудач-ников». Вместе с тем доступ к качественному образованию затруднен. А это чревато социальной напряженностью.

У государства нет стратегии подготовки кадров и непрерывного образования, кадровая политика не имеет прочных правовых основ, отличается декларативностью и страдает непоследовательностью. Его позиция проста и цинична: пусть за образование платит тот, кому оно нужно. Само же оно путается в трех соснах: с одной стороны, очевидно угро-жающее цивилизационное отставание, требующее вложений в интел-лектуальный потенциал и менеджмент знаний, с другой — экономика не нуждается в таком количестве выпускников вузов, с третьей — введение системы бакалавриата лишает одной из любимых форм публичного самовозбуждения с помощью мифа о лучшей в мире системе среднего и высшего образования.

Этот нарыв без участия бизнеса, формирующего рынок труда, вскрыть невозможно. Бизнес-сообщество может и должно быть экспертом качества образования, а также активно участвовать в выработке перспектив его развития.

Не стоит забывать, что школа и университет — институты гражданского общества, самоорганизации общества. И трибуной общественного мнения никак не может быть. Важно формирование «вертикали социального заказа»: средней школы — к школе начальной; вузов — к средней школе, государства и бизнеса — к вузам. Образование, тем более специальное, не может быть делом только государства. В этом активно участвуют также родители, общественные организации и главное — работодатели, заинтересованные в притоке грамотных и компетентных специалистов, без которых невозможно развитие.

Разумеется, образование не может регулироваться исключительно рынком труда, обслуживая исключительно сиюминутный заказ. Образование — социальный тренд. Оно решает и общую задачу социали- зации новых поколений. Но для базовой социализации достаточно образование на уровне бакалавриата. Диплом бакалавра должен стать свидетельством общей компетентности — «путевкой в жизнь». И гарантировать ее — главная задача государства. Бизнесу бакалавры не нужны. Ему нужны спецы высшей квалификации, которых можно готовить на уровне магистратуры.

Бизнес — аккумулятор основного интеллектуального капитала современного общества. Его участие в образовании и профессиональной подготовке позволит решить такие задачи, как вывод учебных заведений в рыночную ситуацию, концентрация ресурсов на поддержку элитных вузов, решение проблемы зарплаты профессорско-препода-вательского состава, а главное — формирование внешнего социального заказа и экспертиза качества подготовки по результату — трудоустройству работников и специалистов. В конечном счете вузы должны превратиться в инновационные центры, способные дать импульсы развитию как идеям, так и носителям таких идей.

Требуется участие бизнеса в разработке образовательных стандартов и нормативных актов. Так, нужно пересмотреть Единый тарифно-квалификационный справочник. Некоторые специальности, фигурирующие в ЕТКС, давно канули в Лету, а новых — нет. Вряд ли необходимо и дробление некоторых специальностей, например шахтера — по 6 «номинациям».

В условиях жесткой конкуренции, появления новых технологий, продуктов нельзя жить знаниями, полученными когда-то в вузе, — учиться нужно постоянно. И здесь сугубо академические программы учебных заведений не всегда полезны. В Японии специалистов готовят на предприятии и в корпоративных учебных заведениях, в Еермании бизнес предпочитает иметь дело с уже подготовленным специалистом. Но доучивают везде! На доучивание, а то и переучивание уходит иногда до полутора лет. Поэтому ничего удивительного в том, что компании создают специальные центры по обучению персонала, управлению знаниями и исследовательской деятельности.

В России тоже появляются такие центры. Так, корпоративный университет компании «Северсталь», по словам его руководителя Д. Афанасьева, способствовал возникновению между объединенными волей акционеров предприятиями холдинга общего взгляда на управление, единого языка, норм, правил ведения дел. Корпоративный универси-тет помогает в выработке общих подходов к решению принципиально новых проблем, общих стандартов управления в группе и таким образом — общей культуры.*

Действительно, помимо обучения сотрудников компании, такие учебные заведения позволяют обобщить опыт и знания, накопленные корпорацией, а также сформировать единую корпоративную культуру предприятия и закрепить ее систему ценностей.

Пожалуй, самым известным в России примером корпоративного вуза можно считать РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина. Сегодня в числе попечителей вуза числятся все крупнейшие компании, действующие в нефтегазовом секторе. Они направляют своих работников на обучение в профильный университет и оплачивают их обучение. Кроме того, лекции зачастую читают представители компаний, на базе которых организуется производственная практика, а для выпускников проводятся ежегодные ярмарки вакансий.

В сохранении сложившейся еще в СССР системы отраслевых вузов заинтересованы и министерства. Так, министр транспорта РФ И. Левитин заявил: «Мы хотим, чтобы вузы, которые находятся сейчас в ведении Минтранса, так и остались, так как это база для подготовки специалистов для транспорта».* Образование попечительских советов, вхождение в них позволяют интегрировать ресурсы и сделать деятельность вуза прозрачной. В тотальной приватизации вузов необходимости нет. Речь идет об упорядочении организационного и финансового влияния. Кстати, решение этой задачи во многом облегчает готовящийся закон об автономных организациях.

Помимо традиционных учебных заведений все популярнее становятся «виртуальные университеты» — корпоративные системы дистанционного обучения, которые начали формироваться в конце 1990-х. Современная система дополнительного образования представляет собой программную оболочку, которую размещают на сервере внутрикорпоративной сети или на сервере провайдера. В нее загружают сетевые курсы, доступ к которым открыт с любого рабочего места корпоративной сети или через окно браузера. В США свыше 62 % предприятий с численностью более 1000 человек уже внедрили такие системы, в России же их используют лишь некоторые компании — «Сибнефть», «Русал», «ЮКОС», «Татнефть», «Северсталь», «Вымпелком». Проблема, помимо прочего, в том, что компаниям приходится заказывать в вузах профильные программы, так как спектр предложений таких разработок пока невелик.

Рационально не участвовать в конкуренции зарплат, а выводить соответствующие СИ в человеческий капитал. В. Цырлин предложил четко отличать человеческий капитал от Human Resource (HR). Если HR — совокупность всех человеческих ресурсов, используемых бизнесом, то человеческий капитал — те, кто может двигать производство, реали-зовывать инновации. И таких людей не сотни и тем более не тысячи, а десятки, если не единицы. И жалеть денег на поиск и подготовку таких людей не стоит. Поэтому НЛМК тратит ежегодно 120 ООО руб. на доплату молодым людям, поступившим в московские вузы на договорной основе. Семнадцать тысяч рублей доплачивают тем, кто проходит практику на НЛМК. Кроме того, молодые специалисты в течение года учатся у опытных ветеранов с последующей защитой разработанных самостоятельно проектов. При этом новичок получает единовременно 20 ООО, а ежемесячно ему доплачивают еще 3000 руб.

На НЛМК сроки дообучения выпускников вузов сократились с 18 до 8 месяцев благодаря ранней вербовке, производственной практике студентов. Кроме того, специальные программы «Рабочая смена» и «Стажеры», разработанные совместно с органами службы занятости Норильска, Красноярского края, Мурманской области, дают возможность молодым людям получать работу на предприятиях компании. На основе открытого конкурса создаются учебные места. За год по этой программе принимают около 450 работников, по уровню подготовки и желанию работать превосходящих тех, кто привлекается в рамках свободного найма. Особое внимание уделяется перспективной молодежи.

Развитие профобразования и обучения — важное направление в ра-боте РСПП, обозначающего эту тему как «качество трудового потен-циала». Предложенная экспертами РСПП программа реформирования системы профобразования состоит из трех блоков :

стратегический: принципы предназначения и развития системы профобразования;

практический: принципы функционирования системы профобразования;

стабилизационный: предотвращение распада системы профобразо-вания.

Авторы программы полагают, что наиболее благоприятные условия для непрерывного образования могут сложиться в образовательных комплексах, реализующих программы профобразования разных ступеней и уровней (начального, среднего и высшего) с целью подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов.

Отличительные особенности данной системы таковы:

сопряжение уровней профподготовки в рамках единых образовательных программ;

многоуровневость и открытость образовательного пространства;

завершенность каждого уровня (получение специальности, присвоение квалификации);

переход с одного уровня на другой по результатам контроля знаний на конкурсной основе;

многообразие форм и методов подготовки, создание и освоение педагогических технологий; опирающихся на информационные и телекоммуникационные ресурсы;

вариативность учебного процесса;

ориентация на развитие фундаментальных и прикладных исследований как неотъемлемой составной части подготовки специалистов университетского уровня;

тесные взаимоотношения с производственными структурами и рынком труда;

преемственность в изучении дисциплин образовательных программ разного уровня.

Образовательные комплексы позволят:

повысить качество профобразования всех уровней;

ускорить подготовку специалистов;

создать новую стратегию управления финансовыми и материальными ресурсами, обеспечить их оптимальное освоение, снизить себестоимость подготовки специалистов;

повысить эффективность использования кадрового потенциала, в том числе кадров высшей квалификации;

обеспечить возможность выбора студентами траектории профес-сиональной подготовки, отвечающей их возможностям;

осуществить единство требований в оценке качества знаний сту-дентов, обучающихся по программам различных уровней;

оптимизировать использование научно-производственной и учебно-лабораторной базы.

Приоритетным направлением нужно считать создание условий для сохранения и развития региональной системы подготовки кадров,

превращение профобразования в средство развития региональных социальных систем на основе консолидации институтов начального, среднего, высшего и послевузовского образования в рамках широкомасштабных социально-экономических преобразований и программ развития регионов.

Социальная стабильность и развитие регионов

По инициативе компании «ВБД» и Агентства социальной информации (АСИ) в рамках всероссийского круглого стола «Партнерство по развитию территорий присутствия» в сентябре 2005 г. было проведено мини-исследование, чтобы выявить модели устойчивых партнерств по развитию территорий, в которых компании ведут свой бизнес. Абсолютное большинство респондентов считают, что КСО должна проявляться в содействии социальной стабильности, предоставлении рабочих мест и выполнении обязательств перед сотрудниками. Более половины респондентов отметили, что КСО должна проявляться в уплате налогов, деятельности в области защиты окружающей среды и экологических программах компаний, а также в устойчивом росте доходов бизнеса. Менее половины считают, что КСО должна выражаться в содействии решению местных социально-экономических проблем и поддержке социальных программ, а также программ в области культуры и спорта на уровне города (региона). Наименее популярными оказались мнения относительно прозрачности ведения хозяйственной деятельности, участия компаний в развитии здоровой конкуренции, а также поддержки политических партий и движений на выборах.

Но почти все респонденты заявили, что стратегическое взаимодействие местной администрации и бизнеса в решении локальных социальных проблем своевременно и актуально. В качестве наиболее интересных примеров указывались опыт «ЛУКОЙЛа», «Группы СУАЛ», «Русала», «ЮКОСа».

Администрация Пермского края и ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» решили повысить жизненный уровень в регионе, развивая народные промыслы и крестьянские подворья. Была разработана «Программа поддержки народных промыслов и ремесел», проведен конкурс социальных и культурных проектов, ориентированных на жителей окрестных территорий. Конкурс стал «визитной карточкой» компании.

В начале 2001 г. было подписано соглашение о социальном партнерстве предприятий «Группы СУАЛ» и муниципальных образований, на территории которых они расположены. Для организации работы были образованы Координационный совет по социальному партнерству и рабочая группа. В их состав вошли главы муниципальных образова-ний, руководители предприятий, входящих в алюминиевый комплекс, и их замы. Одним из первых результатов работы участников соглашения о социальном партнерстве в целях обеспечения социальной защищенности сотрудников предприятий группы и жителей муниципальных образований стало решение о создании негосударственного пенсионного фонда.

В регионах своего присутствия «Русал» заключает с местными администрациями соглашения о сотрудничестве. Предметом соглашения является социально-экономическое партнерство в развитии региона. Основные направления партнерства таковы:

укрепление промышленного потенциала предприятия;

повышение конкурентоспособности производимой продукции;

рациональное использование природных ресурсов, включая сов-местную разработку и выполнение экономических программ; во-просы социальной защищенности населения.

Соглашениями также предусматриваются социальные и благотворительные программы, в финансировании которых участвует «Русал».

Широко известно и социальное партнерство НК «ЮКОС» и адми-нистрации Ханты-Мансийского автономного округа. «ЮКОС» брал на себя обязательство заботиться о коренном населении округа. Речь идет о материальной компенсации за пользование территориями. ОАО «Юганскнефтегаз» заключено 45 экономических соглашений с главами родовых угодий для экономической поддержки семей ханты. Согласно этим соглашениям компания производила регулярные выплаты. Причем не только деньгами, но и товарами: бензопилами, охотничьим инвентарем, рыбацкими снастями, ГСМ, телевизорами, стиральными машинами, а также услугами.

Хороший пример просветительской работы бизнеса российским компаниям подала корпорация Shell, которая рассматривает КСО какнеобхо- димое условие для успешной деятельности, неотделимой от устойчивого развития общества. Одной из самых актуальных общественных проблем Shell считает безопасность дорожного движения. Россия занимает первое место в мире по количеству ДТП на каждые 10 ООО машин, равно как и по количеству смертей на дорогах. В 2004 г. ДТП сократили население России на 34 ООО человек. Еще четверть миллиона остались калеками. Работа по повышению законопослушности водителей и пешеходов должна быть адресной — необходим хорошо продуманный комплекс мер по взаимодействию с целевыми аудиториями. При этом важнее всего начать со своего непосредственного окружения — коллег, друзей и соседей.

Корпорация Shell приняла решение распространить на Россию свой опыт, помогающий снизить количество ДТП на 50—70 %. В сентябре 2005 г. была запущена образовательная программа «Человек, автомо-биль, дорога: Правила дорожного движения для школьников». Этот курс разработан Shell для детей, которые живут и учатся по соседству с офисом компании — в Пресненском районе Москвы. Консультантами проекта выступили сотрудники ОГИБДД УВД ЦАО г. Москвы. Уроки дорожной безопасности иллюстрируются характерными именно для Пресненского района примерами, территория которого стала огромной учебной площадкой, наглядным пособием. С детьми обсуждаются реальные ситуации, с которыми они сталкиваются каждый день: катание на скейтбордах и роликах, действия пешеходов и пр.

Каждое из предприятий Shell в России реализует программу по безопасности дорожного движения. Так, на объектах компании «Салым Петролеум Девелопмент» действует система контроля скорости машин. На дорогах организованы контрольные посты, а инспекторы отдела охраны здоровья, труда и окружающей среды круглосуточно патрулируют автотрассы предприятия. Ежедневно водители проверяются на трезвость. Еруппа мониторинга существует и в другой дочерней компании концерна — «Сахалин Энерджи»: скорость передвижения машин компании постоянно фиксируется, к нарушителям применяются дисциплинар-ные взыскания. Действует внутренняя «Программа повышения води-тельского мастерства» (Driving Excellence Programme) — эффективный инструмент управления рисками, связанными с безопасностью дорожного движения. Весной 2005 г. 33 сотрудника «Сахалин Энерджи» стали инструкторами водительского мастерства и развернули обучение для всех водителей, задействованных в проекте «Сахалин-2». Кроме того, на Сахалине созданы передвижные классы безопасности дорожного движения, которые регулярно объезжают все подразделения компании. Их основная задача — повысить информированность сотрудников «Сахалин Энерджи» в вопросах безопасности дорожного движения. Этому способствуют ежемесячный электронный бюллетень и корпоративный сайт компании, на котором размещены информационные и учебные материалы.

Немаловажная часть корпоративной программы «Сахалин Энерджи» — работа с местным сообществом. Компания размещает в городах острова щиты по безопасности движения. Специальный ролик был показан более чем в 80 школах Сахалина. В нескольких поселках прошли конкурсы на лучший плакат по теме «Правила поведения на дороге». При поддержке Глобального партнерства по вопросам дорожной безопасности (штаб-квартира которого находится в Женеве) и администрации и УГИБДД УВД Сахалинской области в июне 2005 г. создано Сахалинское партнерство по вопросам дорожной безопасности. Эта НКО объединила представителей государственных, деловых и общественных организаций острова. В рамках партнерства реализуются три проекта: кампания по пропаганде ремней безопасности, благоустройство опасных участков г. Южно-Сахалинска, а также сбор и анализ данных о ДТП. Широкомасштабная акция «Выберижизнь — пристегнись!» стар-товала 1 ноября 2005 г. при поддержке УГИБДД Сахалинской области. В течение ближайших трех лет «Сахалин Энерджи» будет выделять по $ 250 000 ежегодно на программы по повышению дорожной безопасности. Это позволит снизить количество ДТП и как следствие убытки, которые несут и общество, и сама компания.

Компания «Нестле Фуд Россия» осуществляет просветительскую программу по организации правильного питания, разработанную российскими экспертами и учеными. Программа, адресованная детям, родителям и учителям и рекомендованная Министерством образования, работает в 27 регионах, охватывая около 270 000 детей ежегодно. На занятиях дети узнают о значении режима питания, полезных и не очень продуктах, о гигиене и национальных традициях питания. Дети получают книжки в подарок. Действует горячая линия для учителей. Гжегодно проводится конкурс новых идей (рецептов, наглядных пособий, игр и т. п.). В конце каждого учебного года совместно с Минобразования проводится Всероссийская конференция, в которой участвуют крупнейшие специалисты, диетологи, врачи.

В КСО входит финансирование программ по улучшению жизни социально незащищенных слоев населения. Так, решение проблемы трудоустройства людей с ограниченными возможностями нельзя рассматривать в отрыве от осуществления других реабилитационных мероприятий. Все действия органов власти, местного самоуправления и бизнеса должны привести к возвращению инвалидов к активной жизни, разрушению деформированного представления об инвалидах как о лишних людях. Создание рабочих мест для инвалидов и организация их деятельности — одно из наиболее эффективных направлений интеграции инвалидов в общество, которое от этого только выигрывает как в социальном, так и в экономическом плане.

В Швейцарии 41,7 % инвалидов в возрасте от 15 до 64 лет имеют постоянную работу, в Швеции и Нидерландах — 44 %, в Дании — 34 %.

Учитывая, что перед инвалидами в этих странах не стоит вопрос выживания, становится очевидным истинный смысл обеспечения занятости инвалидов: они занимают активную жизненную позицию, меньше болеют, их не преследуют комплексы неполноценности. Кроме того, каждый работающий платит налоги в бюджет, тратит зарплату на продукты, лекарства, жилье и т. д., что активизирует денежный оборот и увеличивает налоговую базу региона.

В России, увы, об очевидной экономической эффективности вовлечения инвалидов в активную жизнедеятельность никто всерьез не думает. Между тем на общероссийском конгрессе «Здоровье нации — основа процветания России» (1—5 июня 2005 г., Москва) академик РАО

В. Шкловский сообщил, что экономический ущерб, обусловленный утратой трудоспособности от инвалидности, отрывом членов семьи от работы на время болезни родственника, только за один год составляет более 23,3 млрд руб. Заболевание одного человека, получившего инвалидность по инсульту или черепно-мозговой травме, вместе с пособием по утрате трудоспособности и отрывом родственников по уходу обходится в 1,247 млн руб. в год. А экономическая эффективность от возвращения одного инвалида к труду составляет 206 %—235 % этих потерь. И это — только по одном виду заболеваний!

Карельская региональная общественная организация «Союз инвалидов» совместно с Союзом инвалидов Финляндии реализует проект ТАСИС «Независимость и трудоустройство инвалидов в Республике Карелия», в соответствии с которым в Центре профессиональной реабилитации и социально-средовой адаптации инвалидов «Север» создаются учебные классы, учебно-производственные мастерские и отделение социально-бытовой реабилитации инвалидов. Оснащаются также филиалы Центра в других районах республики. Минздравсоцразвития Республики Карелия в эти мероприятия вкладывает 650 000 руб. Про-ект, в котором участвуют также служба занятости и администрация Петрозаводска, позволит создать материальную и методическую базу для активизации профессиональной реабилитации и трудоустройства инвалидов, но задача всех участников проекта в том, чтобы обеспечить эффективное использование полученных средств и ноу-хау.

В июле 2005 г. стартовал проект, по которому КРОО «Союз инвалидов», Фонд В. П. Шмитца и германская фирма «Майра» создают в реабилитационном центре «Север» учебно-производственную мастерскую по обучению инвалидов навыкам пользования, ремонта и обслуживания технических средств реабилитации. Здесь же организуется пункт по прокату и продаже этих средств. На эти цели выделяется более € 80 ООО. Организация этой мастерской позволит создать в каждом районе рабочие места для инвалидов, которые будут ремонтировать и обслуживать технические средства реабилитации.

В других регионах (Вологда, Воронеж, Ростов-на-Дону) нашли нестандартные пути решения этой задачи. Так, при невозможности создать специализированные рабочие места для инвалидов работодатели размещают заказы на производство комплектующих изделий или оказание кооперированных услуг на предприятиях, принадлежащих общественным объединениям инвалидов, или производят ремонт их помещений, закупают технические средства реабилитации инвалидов. Но этот процесс происходит по согласованию и под контролем органов власти. В Москве за счет отчислений работодателей и спонсоров сформирован централизованный фонд занятости, из которого выделяется до 200 000 рублей на создание одного (!) специализированного рабочего места для инвалида.

Правительство и органы самоуправления начинают работать с общественными объединениями, реально создающими предприятия и рабочие места для инвалидов, привлекая их к решению местных социально-экономических проблем. Отрабатывается механизм размещения государственных и муниципальных заказов именно в этих организациях, что стимулирует бизнес, вовлекающий инвалидов в реальный сектор экономики.

Во многих регионах органы власти, объективно оценив эффективность работы организаций, применяющих труд инвалидов, освободили их от арендной платы и снизили тарифы на энергоресурсы и коммунальные платежи. Но такое практикуется не везде. Так, шесть реабилитационных предприятий КРОО «Союз инвалидов» за один год заплатили 475 000 руб. арендной платы, 534 000 руб. коммунальных платежей. Учитывая 100-процентное налогообложение деятельности этих предприятий, на полную выплату заработной платы инвалидам средств не хватает, не говоря уже о техническом развитии. В итоге за последние 2 года три предприятия (в Олонце, Кондопоге и Петрозаводске) прекратили свою деятельность, и более 30 инвалидов остались без работы.

Подавляющее большинство общественных объединений инвалидов, в том числе регионального уровня, не имеют материальной базы и превратились в организации-попрошайки. Основная деятельность их сводится кпоиску денег для проведения дежурных мероприятий, от которых положение рядовых инвалидов не улучшается, но порождается агрессивное иждивенчество и зависть, а порой и вражда. Такчто без помощи государства и бизнеса инициатива общественных объединений, пытающихся на свои средства и руками самих инвалидов решать социальные задачи государственной важности, не может продолжаться бесконечно. Активное же взаимодействие государства, бизнеса и общественных объединений в этой области не только гуманно, но и выгодно абсолютно всем.

Проведенное российским Красным Крестом исследование подтверждает острую необходимость участия бизнеса в организации и поддержке социальных программ, ориентированных на пожилых граждан России. Например, в Карелии люди старше 50 лет составляют 32,5 % населения. Среди жителей Петрозаводска их уже 34,4 %, но многие из них продолжают работать. В среднем 40 % пенсии уходит на оплату коммунальных услуг, 20—30 % — на продукты питания, оставшиеся средства — на транспорт, медикаменты и средства гигиены. Нехватка денег подрывает не только физическое, но и психическое здоровье людей, следовательно, нарастает социальная напряженность.

Государство неспособно обеспечить достойную жизнь пенсионерам — это факт. Для общества, перед которым ответствен бизнес, важно одно: чтобы бизнес не был оторван от решения общественных проблем. В финансировании программ помощи пожилым людям могут быть использованы самые разные методы. Простые финансовые выплаты, пусть и регулярные, — не решение проблемы заброшенности пенсионеров. Нужен комплексный подход. Простейший метод с точки зрения затрат человеческих ресурсов компаний это СИ — форма финансовой помощи, выделяемой компанией на долгосрочные и, как правило, совместные партнерские социальные программы снижения социальной напряженности в регионах присутствия компании и повышения уровня жизни различных слоев общества. Существуют программы, разработанные общественными организациями при участии добровольцев, в том числе и самих пенсионеров. Часто для реализации таких программ не хватает только денежных средств.

Небольшие фирмы в состоянии использовать социально значимый маркетинг для помощи пожилым людям, т. е. такую форму адресной финансовой помощи, которая заключается в направлении процента от продаж конкретного товара на проведение социальных программ. Такие акции могут заключаться в продаже услуг, товаров по открыто завышенной стоимости в пользу социальных программ для пенсионе-ров. Такие акции эффективны и являются не только благотворитель-ными, но и рекламными.

В понятие КСО входит ответственность за пожилых работников компании и за работников, ушедших на покой. Государственные пенсии малы — требуется внедрение социальных программ, финансовых вложений самих предприятий. Важно, что цель социальных программы — не только финансовая поддержка пожилых людей, но и организация досуга, предоставление возможности общения, может быть, создание некой клубной системы. В организации такой системы можно использовать административный/социальный бюджет (средства, выделяемые компанией на реализацию корпоративных социальных программ) и делегирование сотрудников компании (вовлечение в социальные про-граммы внешней направленности через безвозмездное предоставле-ние получателям знаний, навыков, информации, контактов и связей сотрудников). Предоставление помещения, транспорта — часто этого достаточно для реализации небольшой социальной акции.

В российском деловом обществе существует понимание КСО как инвестиции в будущее компании, «долгих денег». Неоспоримо, что пожилые люди — это важный человеческий ресурс в построении цивилизованного гражданского общества: их опыт, знания, организаторские способности, инициативность, идеи можно и нужно использовать.

На сайте socinvest.ru приведены рекомендации тем, кто задумывает программу взаимодействия своей компании с местным сообществом.

Работайте на опережение. Будьте «проактивными». Не ждите, когда к вам придут представители местной власти просить денег на подарки ветеранам. Выстраивайте свою внешнюю социальную политику сами.

Определите свои бизнес-интересы. Это может быть подготовка и набор кадров, поиск новых клиентов или партнеров, выход на новые рынки. Почти всегда ваши бизнес-интересы могут быть хотя бы частично реализованы или усилены за счет социальной активности.

Выясните интересы местного сообщества. Это должны быть объективные потребности большинства населения, а не отдельных НКО или местной власти.

Тщательно отбирайте партнера — НКО. У него должна быть хоро-шая репутация, уважение в сообществе, он должен с пониманием относиться к нуждам и стандартам бизнес-партнера, его ценностям и иметь достаточный уровень подготовки персонала.

Подружитесь с местной властью. Но помните: интересы местной власти в социальной сфере не всегда совпадают с объективными потребностями населения.

Привлекайте к проекту ваших бизнес-партнеров. Совместные социальные проекты могут быть дополнением к вашему бизнес- партнерству, могут установить или закрепить связи между сотрудниками разных компаний.

Разработайте конкретный проект в выбранной вами сфере. Проект (программа) должен быть максимально похож на обычный бизнес-проект.

Разработайте критерии оценки эффективности проекта на каждой его стадии. Обеспечьте четкое разделение обязанностей, эффективный совместный с партнером менеджмент.

Вовлекайте в социальные проекты сотрудников. Используйте социальные проекты для укрепления связей между отделами, повышения лояльности персонала. Предложите сотрудникам самим выбирать, какие некоммерческие проекты будут финансироваться.

Сделайте вашу социальную политику достоянием гласности. Расскажите о ваших некоммерческих проектах окружающим и собственным сотрудникам. Практикуйте постоянную отчетность о своей социальной активности перед местным сообществом.

«Общность интересов важнее разговоров о дружбе» — это правило можно распространить на весь современный бизнес. Стабильность или конфликты, как следствие — политическая стабильность или потрясения — предмет выбора делового мира в большей степени, чем рядовых граждан. СП, как особый тип общественных отношений, обеспечивает социальную стабильность, баланс реализации важнейших интересов основных групп общества в конкретной сфере общественных отношений. Данный переговорный процесс формируется как закономерный результат развития экономических отношений и следствие институциональных изменений, а также как новый стандарт и показатель цивилизационной зрелости общества.

Откуда берутся гражданское общество и правовое государство, или Власть как коммуникация

Попытки создавать республику, проводя централизацию власти, строить демократическое общество в одно время с «вертикалью» власти влекут за собой серьезные проблемы. Они связаны с тем, что Токвиль называл демократическим деспотизмом, следствием которого стано-вится гипертрофированная роль правительства. «Над всеми этими толпами возвышается гигантская охранительная власть, обеспечивающая всех удовольствиями, следящая за судьбой каждого в толпе. Власть эта абсолютна, дотошна, справедлива, предусмотрительна и ласкова. Ее можно было бы сравнить с родительским влиянием, если бы ее задачей, подобно родительской, была подготовка человека к взрослой жизни. Между тем власть эта, напротив, стремится к тому, чтобы сохранить людей в их младенческом состоянии; она желала бы, чтобы граждане получали удовольствия и чтобы не думали ни о чем другом. Она охотно работает для общего блага, но при этом желает быть единственным уполномоченным и арбитром; она заботится о безопасности граждан, предусматривает и обеспечивает их потребности, облегчает им полу-чение удовольствий, берет на себя руководство их основными делами, управляет их промышленностью, регулирует права наследования и занимается дележом их наследства. Отчего бы ей совсем не лишить их беспокойной необходимости мыслить и жить на этом свете». Токвиль как будто предвидел российско-советскую ситуацию.

Такую опасность прекрасно сознавали отцы американской государ-ственности. Немало страниц «Федералиста», написанныхи Мэдисоном, и Гамильтоном, посвящено возможности построения республиканской власти на большой территории с большим населением. Если в малых масштабах представительная власть сохраняет непосредственные связи с избирателями и общественностью, то при большом населении и большой территории она легко может выродиться из власти народа во власть «от имени народа».

Res publica — это буквально гражданское общество, условием существования и развития которого является правовое государство, формирование и существование институтов которого решающим образом зависит от неотъемлемых прав личности или граждан при соответствующих ограничениях власти органов управления, заложенных в федеральной Конституции, конституциях субъектов федерации, местных законах (уставах). «Именно понятие о правах позволило людям определить, что есть вседозволенность и произвол. Оно помогает им быть независимыми без высокомерия и подчиняться, не унижаясь. Подчиняясь насилию, человек сгибается и унижается. Не может быть ни великих людей, не наделенных добродетелями, ни великих народов, не уважающих прав. При отсутствии прав едва ли можно говорить о существовании общества (т. е. гражданского общества). Разве можно назвать обществом группу разумных существ, если их единство основано только на силе?»

Токвиль говорил о трех типах опыта, которые служат обучению граждан осуществлению самоуправления: участие в собраниях жителей общины, участие в суде присяжных, а также создание добровольных объединений и участие в них. Не следует забывать и о роли религии как важнейшего социального института, который обычно не участвует непосредственно в управлении обществом.

Участие в делах местного самоуправления доступно большинству людей. С развитием цивилизации более просвещенные люди стано-вятся нетерпимы к промахам, совершаемым более простыми пред-ставителями человеческого рода, живущими в сельских общинах, в результате чего разрушается независимость этих общин теми, кто осу-ществляет власть. Между тем, именно общинные институты являются базой для коллективных действий, поскольку они «играют для установления независимости ту же роль, что и начальные школы для науки; они открывают народу путь к свободе и учат его пользоваться этой свободой, наслаждаться ее мирным характером».

В дореволюционной России хорошей школой свободы и само-управления было земство. Институты выборных лиц и муниципальных служащих, старост, на которых возлагаются конкретные административные обязанности, дают гражданам возможность наблюдать за деятельностью друг друга.

Важнейшую роль играют суда, потому что чиновник, выйдя за рамки полномочий, становится частным лицом, обвиняемым в правонарушении. Отсутствие судебной культуры в условиях централизованных власт-ных отношений превращает самого мелкого чиновника в царька. «Между центральной властью и выборными административными органами естественным посредником могут служить судьи. Только они в состоянии заставить выборного чиновника повиноваться, не нарушая при этом прав избирателей. Таким образом, распространение судебной власти на мир политики находится в прямой связи с расширением выборности органов власти. Если же эти два элемента не существуют одновременно, то государство приходит в конце концов либо к анархии, либо к рабству».

Особую роль играют суды присяжных, которые «можно рассматривать как бесплатную и всегда открытую школу, в которой каждый присяжный учится пользоваться своими правами и ежедневно общается с самыми образованными и просвещенными представителями высших классов», «там он на практике постигает законы» в ходе судебных заседаний. Участие граждан в составе суда присяжных на практике учит справедливости. Более того, принимая участие в суде по делу своего соседа, каждый помнит о том, что и ему, возможно, придется иметь дело с судом. С одной стороны, заседания суда присяжных ведут профессиональные юристы, но они ориентированы на присяжных, и язык заседаний понятен простым гражданам, с другой — юридическая терминология, становясь привычной, входит в разговорную речь, а правовая культура, родившись в университетах и судах, выходит за их пределы, проникает во все слои общества.

Помимо местного самоуправления и суда присяжных, гражданин может участвовать в создании ассоциаций и объединений для достижения целей, не доступных в одиночку. Речь идет прежде всего о НКО — религиозных и любительских, серьезных и пустяковых, союзах коллекционеров и родительских комитетах — всех тех случаях, когда граждане, объединившись, решают свои большие и маленькие проблемы без участия государства. Общество с этой точки зрения представляет собой огромное количество разного рода ассоциаций, а умение создавать их — первооснову человеческой жизни. Прогресс всех остальных ее сторон зависит от прогресса в этой области.

Российскому бизнесу не хватает не желания выйти из «тени», а силы и независимости для выхода. Ему не хватает постоянной общественной и политической поддержки. Он нуждается в том, чтобы общество воспринимало его как носителя не только частных и групповых, но и общенациональных интересов, чтобы общественность ясно представляла себе причины, которые мешают отечественному бизнесу состояться в таком качестве.

Обеспечить такую поддержку может только сам бизнес на основе идеологии законопослушного и социально ответственного предприни-мательства.

Социальное партнерство и некоммерческие организации

В решении этой задачи социальным партнером бизнеса являются НКО. Деятельность НКО обычно связана с социально значимой и социально полезной деятельностью, т. е. производством общественных благ. Речь идет о действиях, направленных на поддержание предпочтительного состояния дел в обществе. Их можно различать по масштабу, последствиям, сферам и т. д. Но все они имеют ряд характерных особенностей.

Неисключаемостъ. Частные блага и услуги можно достаточно просто «расфасовать» по объему и адресатам (получателям) этих благ. Одежда, продукты питания, услуги ЖКХ и т. п. имеют вполне конкретную направленность и выраженность по объему. Исключаемость — необходимая характеристика товаров и услуг, предоставляемых в условиях рынка, когда происходит равный обмен: покупатель получает товар, а продавец — обусловленную плату. Поэтому другим потенциальным потребителям может быть отказано в предоставлении товаров и услуг — они оказываются за рамками условий сделки. Общественное благо в масштабах небольшой территории или локального сообщества можно «расфасовать» — выразить в определенных количественных показателях и заключить в соответствующие границы, чтобы исключить посторонних из пользования этим благом. Именно так некоторыми пляжами и парками могут пользоваться только местные жители, на чьи налоги, как считается, содержатся эти зоны отдыха.

Общественные же блага и услуги так просто не «расфасуешь». Каждый может извлекать пользу из них, так как они являются либо дарами природы, либо предназначены для совместного потребления. Воздух можно рассматривать как благо, данное нам природой, поэтому исключаемость в этом случае практически невозможна. Внешний вид зданий, архитектурных ансамблей — плод усилий многих людей — при нормальных условиях не может быть объектом исключаемости. Шум, загрязнение воды или воздуха — зло, которое отдельный человек не может исключить или предотвратить иначе, как взяв на себя определенные расходы. И наоборот: отдельного человека нельзя исключить из получения пользы, когда снижается уровень загрязненности.

Совместность пользования (потребления). Потребление обычных товаров и услуг одним человеком исключает потребление их другими людьми. Хлеб, съеденный одним человеком, не смогут съесть другие. Потребление же общественных благ одним человеком не исключает, а предполагает доступность их для потребления другими. Прогноз погоды — пример совместно потребляемого блага. Более того, иногда общественные блага в процессе их потребления не убывают, а некоторые даже увеличивают свою ценность. Спектакль, книга, фильм, политические и религиозные идеи только увеличивают свою социальную значимость и ценность в процессе их потребления: чем больше народу ознакомится с ними, тем они значимее. Б. Шоу говорил: «Если у тебя есть яблоко и ты мне его отдал, у тебя яблока не стало, оно стало моим, а если я его съем, то его вообще не станет. Однако, если у меня есть идея и я поделюсь ею с тобой, у нас будет одна общая идея».

Чаще же всего общественные блага убывают в процессе их потребле-ния. При определенном пороговом уровне снабжения использование блага одним человеком начинает частично исключать других людей из числа его потребителей. Возникает как бы избыток потребителей и любой дальнейший рост использования определенного блага умень-шает возможность использования его другими членами общества. Так, шоссейные дороги представляют собой пример избытка потребителей, когда рост числа пользователей ими вызывает пробки и создает неудобства для других. В этом случае подобные блага и услуги подвержены деградации и эрозии качества, если только их предоставление не претерпит изменений в соответствии с новыми требованиями.

Неисключаемость и совместность потребления не абсолютные, а скорее сравнительные характеристики. Тем не менее они независимы, и их можно сопоставлять. Совместное пользование бывает двух видов: с высокой степенью убывания благ и низкой. Исключаемость также можно разделить на две группы: в одних случаях она возможна, в других — нет (табл. 10.2):

Рыночные механизмы могут использоваться для обеспечения либо частными товарами, либо платными общественными благами, т. е. когда исключаемость возможна.

В отношении ресурсов, находящихся в общем распоряжении, исключаемость невозможна в том смысле, что к ним нельзя закрыть доступ для многих других потребителей. Но использование некоторого их количества препятствует потреблению другими людьми. Так, любой владелец насоса в любом месте, богатом грунтовыми водами, забирает воду, которая в ином случае могла бы использоваться другими владельцами других насосов. Пойманную вами рыбу могли бы выловить другие рыбаки.

Объем услуг, предоставляемых госучреждениями и НКО, может включать в себя блага и услуги любого типа. Питание, предоставляемое детям в школе по социальным программам, — пример госраспре- деления благ, произведенных частным образом. Большинство же государственных служб предоставляет платные общественные блага или же ресурсы, находящиеся в общем пользовании.

Таблица 10.2

Сравнение видов потребления общественных благ Ипользо-

вание Исключаемость возможна (низкая цена) Исключаемость невозможна (высокая цена) Совме

стное Платные блага: театры, библиотеки, ночные клубы, платные дороги, телефонная связь, электроснабжение Общественные блага: безопасность, национальная оборона, контроль над загрязнениями, противопожарная защита, уборка улиц, прогноз погоды Альтерна

тивное Частные блага:

еда, автомобили, стрижка,

книги Ресурсы, находящиеся в общем распоряжении: грунтовые воды, сырая нефть, океаническая рыба Возможность измерения. Производимые частные блага (товары и услуги) в силу легкости их «расфасовки» можно измерить и выразить в количественных показателях. Их легче подсчитать и соотнести с издержками и контролем управления. Общественные же блага не столь легко измерить. Например, если будут увеличены политические силы, то скорее всего возрастет и результат. Но насколько именно — вопрос, на который дать точный ответ невозможно. С другой стороны, чистоту воздуха можно измерить, используя индекс, показывающий количество загрязняющих веществ в пробах воздуха. Исходя из приемлемого уровня загрязнения, можно конкретно вычислить затраты на очистку.

Однако в отношении многих видов общественных услуг достижение определенного уровня или эффективность общих затрат трудно измерить и выразить количественно. Уровень загрязненности воздуха или воды, транспортные задержки и т. п. могут применяться при определении базовых характеристик (норм и нормативов) благ, находящихся в совместном пользовании, но такие показатели невозможно свести воедино, как, например, общий объем производства на сталелитейном заводе.

Степень выбора. Если благо характеризуется совместностью потребления и неисключаемостью, потребитель обычно имеет небольшие возможности выбора в использовании этих благ. Предпочтения отдельной личности не оказывают существенного влияния на их качество. Более того, можно даже вынудить людей потреблять общественные блага, к которым они относятся негативно (российское ЖКХ, перенасыщенные транспортом магистрали, не вызывающие доверия и уважения пра-воохранительные органы). И все же ваучеры, скажем, на высшее обра-зование (ГИФО) позволяют выбрать вуз (табл. 10.3).

Таблица 10.3

Сравнительные характеристики благ, предоставляемых частным

и общественным образом Блага, предоставляемые общественным образом Блага, предоставляемые частным образом Относительно трудно измерить количество и качество Относительно легко измерить коли-чество и качество Потребляются совместно и одновре-менно многими людьми Могут потребляться только одним человеком Трудно исключить того, кто не платит Легко исключить того, кто не платит Обычно отсутствует индивидуальный выбор в отношении потребления Обычно существует индивидуальный выбор в отношении потребления Обычно очень мал или вообще от-сутствует индивидуальный выбор в отношении вида и качества благ Обычно существует индивидуальный выбор в отношении вида и качества благ Оплата благ не связана напрямую со спросом или потреблением Оплата тесно связана со спросом и потреблением Решения о размещении принимаются главным образом политическими средствами Решения о размещении принимаются главным образом с помощью рыночных механизмов Мультипликативность результата. Результат производства социаль-ных благ имеет мультипликативный, опосредованный характер — это не только прямой результат, но и его нелинейные следствия. Так, строительство спортивной площадки создает какие-то возможности и какие- то трудности у жильцов прилегающих домов. А национальная оборона эффективна (или нет) для всей страны и влияет на ситуацию далеко за ее пределами. Эти особенности сказываются на возможностях контроля и анализа эффективности.

Производство и предоставление. Производство социальных благ и услуг надо отличать от их предоставления за общественный счет. Пре-доставление их государством не требует общественного производства. На некоей стадии обработки сырья до момента превращения его в готовый продукт любое общественное благо, не являющееся естественным ресурсом, есть частное по своему происхождению. Отсюда социальные органы, заключив контракты с частными фирмами, могут обеспечить сообщество общественными услугами, не предпринимая усилий по самостоятельному их производству.

Управление. Управление социальными благами весьма специфично. И дело не только в том, что, как писал Аристотель, «к тому, что состав-ляет предмет владения очень большого числа людей, прилагается наименьшая забота» . Экономика социальных благ существенно, если не принципиально, отличается от рыночной экономики. Предприниматель, опирающийся на традиционные рыночные механизмы в предоставлении общественных благ, обречен на неудачу. Решающим фактором оказывается общественное управление, отличное от управления и контроля, осуществляемого как в рамках коммерческих структур, так и осуществляемых бюрократией. Выпускающее дым в атмосферу производство создает иную ситуацию, причем у его руководства нет особых стимулов устанавливать дорогостоящие фильтры.

Общественные блага как блага совместного пользования, когда исключаемость затруднена или невозможна, создают определенные проблемы для организации. Если общественное благо является даром природы или предназначено для многих людей, любой человек может пользоваться его преимуществами, и никто не может быть лишен права на его использование или потребление.

Человек, стремящийся свести свои затраты к минимуму, хочет получить пользу от общественного блага, не оплачивая его или не внося своей лепты в усилия по его предоставлению. При добровольном выборе у некоторых людей возникает соблазн уклониться от участия в общих затратах, бесплатно пользуясь всем, чем можно. В случае преуспеяния в таких стремлениях создается пример для подражания, в результате чего в конечном счете не удается обеспечить адекватный уровень обще-ственных благ.

Экономика общественных благ, самоорганизация и гражданское общество. Рыночные институты не могут обеспечить удовлетворительный уровень общественных благ и услуг, так как в этом случае полная исключаемость недостижима. Поэтому в той или иной мере оказывается необходимо вмешательство государства, которое могло бы применять санкции по отношению к тем, кто уклоняется от участия в общих затратах.

Если в малых группах контроль за справедливым распределением и обеспечением общественного совместного потребления социальных благ реализуем довольно легко, то в больших каждый человек более анонимен, и безнаказанное нарушение справедливости перестает быть редкостью. При этом особой проблемой становится принуждение к участию в затратах (скажем, через сбор налогов) и обеспечение доступа к потреблению.

Иначе говоря, общественная экономика по своей природе предполагает инстанции, наделенные правом налагать и применять санкции и методы принуждения. Более того, само обеспечение законности и порядка — одно из общественных благ, которое тем не менее чрезвычайно существенно для реализации других и благосостояния общества. Рыночная экономика не может предоставить такого рода блага и услуги, так как сам рынок построен на принципах исключаемости, обмена и добровольного взаимодействия.

Однако обращение к принудительным мерам и помощи государства не обеспечивает достаточных условий предоставления общественных благ. Инструменты насилия могут использоваться, чтобы лишить кого- то права пользования этими благами и услугами и тем самым сделать его более бедным, а отнюдь не более богатым. Государство позволяет тем, кто может опираться на поддержку большинства, лишать права пользования этими благами меньшинство. Тем самым они могут стать инструментами тирании, когда отдельные люди получают право распределять блага в обществе в ущерб другим. Более того, поскольку чиновникам трудно измерить «выход» общественных благ и услуг, им трудно осуществлять постоянное наблюдение за деятельностью других должностных лиц. Эффективный контроль на государственных предприятиях обеспечить труднее, чем на частных, где продукция может быть изме-рена в количественных показателях.

Основные проблемы организации общественной экономики: отсутствие исключаемости, совместное потребление, отсутствие определенных количественных показателей и соответствующего способа измерения, а также ограниченные возможности индивидуального выбора. Однако полный контроль со стороны государства не только утопичен — он просто неэффективен. Поэтому в производстве и распределении общественных благ важную роль играет самоорганизация обще-ственности, в том числе НКО. Такие общественные институции также обладают правом принуждения для взимания установленных сборов со своих членов. Жилищные кооперативы и кондоминиумы могут быть организованы так, что люди, покупающие часть дома или квартиру в многоквартирном доме, должны обязательно состоять в этих ассоциациях, пока являются владельцами этой недвижимости.

Уставы и положения об этих ассоциациях регулируют выборы должностных лиц, выступающих от имени их членов, дают им право взимать сборы за совместно используемые услуги и оборудование. Каждый член соглашается платить эти сборы и принимает на себя обязательства, являющиеся неотъемлемой частью договора о покупке недвижимости. Во многом аналогична роль религиозных организаций, таких НКО, как профессиональные и творческие союзы, благотворительные общества, клубы (табл. 10.4).

Таблица 10.4

Особенности институтов коллективного производства и потребления Институты коллективного потребления Институты коллективного произ-водства Обычно орган местного управления, обобщающий и выражающий требования лиц, находящихся в пределах их юрисдикции Либо государственное учреждение или частная фирма, либо НКО или добровольная ассоциация Обладает принудительной властью, необходимой для получения финансовых средств на оплату предоставляемых услуг и регулирования потребления Объединяет факторы производства и производит блага в соответствии с запросами сообщества потребителей социальных благ Платит производителям за предоставление общественных благ Получает плату за предоставленные общественные блага Принимает претензии и осуществляет наблюдение за деятельностью произ-водителей социальных благ Предоставляет потребителям (сов-местным пользователям) информацию О стоимости и возможностях производства общественных благ Таким образом, сектор общественных услуг представляет собой мно-жество отраслей (сфер) производства и потребления общественных благ:

обеспечение общественного порядка;

образование;

культура и искусство;

водоснабжение;

пожарная охрана;

социальное обеспечение;

здравоохранение;

транспорт.

Деятельность в них организуется на основе различных форм собственности (государственная, муниципальная, общественных организаций, частная) и в различной организационно-правовой форме.

Каждая из отраслей характеризуется специфическими услугами и технологиями их оказания. Каждая из технологий создает разные возможности сочетания общественных и частных интересов, возможности централизации и координации. Так, в отраслях охраны общественного порядка и водоснабжении большие возможности централизации, чем в сфере культуры и искусства.

Но все участники этого процесса тесно взаимосвязаны, т. е. вступают в социальное партнерство. Например, оптимальным способом финансирования таких отраслей, как образование и культура, является объединение местных, федеральных, региональных и частных ресурсов. В силу затрудненности исключаемости («расфасовки») социальных услуг в социальной сфере, этот принцип реализуется за счет пропорционального участия заинтересованных и ответственных субъектов. Если этого не происходит (как это было в советской экономике), получающий выгоду может счесть, что общественные услуги — это бесплатные блага, что, тратя бюджетные деньги, можно не считаться с другими возможностями. В этом случае возникает угроза гражданскому демократическому обществу.

Конкурентное давление в любой индустрии общественных услуг открывает перспективы для совершенствования как в смысле ответ-ственности перед потребителями, так и в смысле минимизации расхо-дов. В высокоразвитой экономике социальные субъекты могут избрать смешанную стратегию частичной опоры на собственные силы с привлечением разветвленного социального партнерства с госучреждениями, частными фирмами и общественными организациями. Конкурентное давление — ключ к жизнеспособности демократии. Коммерческие и государственные структуры заинтересованы в защите собственных интересов путем уменьшения конкурентных альтернатив. Если в этом удается преуспеть, конкуренция становится неэффективной и деградирует до сговора в конфликте интересов. Эта опасность возрастает при монополии на принятие решений.

Традиционные принципы государственного управления подразумевают монопольную организацию госсектора. Однако частные предприятия как производители общественных благ и услуг могут значительно повысить эффективность госсектора за счет своего конкурентного давления на него в гласных и открытых условиях такой конкуренции. Конкуренция всегда облегчает добровольное сотрудничество и партнерство.

Задача же госорганов — выработка и закрепление общезначимых норм, прежде всего правовых, регламентирующих оказание социальных услуг и координацию их оказания.

Поэтому развитие общественной экономики с конкурирующими отраслями общественных услуг, имеющими сложную структуру, — одна из важнейших задач развития нашего общества.

Возможности (формы) получения общественных услуг. Таким образом, развитие НКО и гражданского общества создают предпосылки развития процедур и механизмов самоорганизации общества, столь необходимые современной России (табл. 10.5).

Таблица 10.5

Формы организации общественных услуг Орган управления как единица кол-лективного потребления, который может получить желаемые обще-ственные блага и услуги следующим образом Примеры Деятельность собственного про-изводителя Населенный пункт, жилищный кооператив, имеющий собственную пожарную охрану или службу охраны порядка Заключение контракта с частными фирмами Населенный пункт, жилищный кооператив, кондоминиум, заключающий с частной фирмой контракт на уборку снега, ремонт дорожного покрытия Выработка стандартов на услуги и предоставление каждому потребителю возможности самому выбирать поставщика и покупать услугу Населенный пункт, выдающий лицензии на таксомоторное обслуживание, сбор и утилизацию мусора Взимание налогов и на их основе — предоставление ваучеров (письменных поручительств), гарантирующих получение услуги от любого законного поставщика Ведомство, занимающееся талонами на продовольствие, ваучерами на получение образования, ваучерами на жилье и социальными программами в области здравоохранения Заключение контракта с другим органом управления Населенный пункт, покупающий лицензию на взимание налогов и иные денежные сборы у государственной региональной или муниципальной Продолжение

Таблица 10.5 (продолжение) Орган управления как единица кол-лективного потребления, который может получить желаемые обще-ственные блага и услуги следующим образом Примеры структуры на услуги по сбору отходов, на услуги по профессиональному обучению школьной администрации соседнего населенного пункта Производство услуг собственными силами и покупка услуг у частных фирм или структур иной ведомственной принадлежности Населенный пункт, покупающий правовые услуги в адвокатской конторе, услуги транспортных агентств на перевозки Без участия бизнеса эти процессы и механизмы не создать. Яркий пример — ситуация с российскими профсоюзами, которые в трудовых отношениях играют особую роль. Лишившись контроля над бюджетом социального страхования, перестав распределять квартиры и путевки, они лишились значительной части авторитета. Забастовки и локауты — характерные инструменты рабочего движения начала — середины 1990-х, не были поддержаны ФНПР, что также «съело» часть ее авторитета. За сегодняшний уровень социальной дифференциации ответственность в немалой степени также лежит на ФНПР, чрезмерно интегрированной во власть и политику. Однако сейчас профсоюзы постепенно занимают свое место в системе общественных структур, прежде всего снизу. Об этом говорит статистика: лишь 12,4 % опрошенных руководителей указали, что на их предприятии нет профорганизации, при этом на 86,5 % предприятий заключен коллективный договор. Это довольно высокий — европейский показатель. Другое дело качество заключенных договоров: параметры соглашения и их реальное выполнение. Бедность основной массы населения, соседствующая со сказочным богатством класса менеджеров, высокие показатели смертности от травматизма и профзаболеваний — иллюстрация низкого качества этой работы. Кстати, только треть руководителей указали на наличие на предприятии профессиональной пенсионной системы, только половина — на то, что заключаются договоры дополнительного медицинского страхования работников.

Роль НКО в реализации КСО многопланова: НКО представляют общественные инициативы и помогают в реализации социальных проектов, так как они могут это сделать более профессионально и более эффективно с экономической точки зрения. НКО могут предложить компаниям социальные проекты и обеспечить их администрирование.

Руководитель департамента развития фонда «Новая Евразия» Д. Ми- ролюбова отметила, что на Северо-Западе России фонд запускает программу, цели которой:

расширить информационные и коммуникационные возможности диалога, взаимодействия общества, власти и бизнеса;

способствовать сетевому взаимодействую институтов власти, общества и бизнеса (например, созданием условий для сотрудничества, обмена опытом, демонстрации достижений);

поддерживать образовательные программы для представителей госструктур, бизнеса и общественности, систематически представляющие инновационные и специальные знания;

поддерживать сотрудничество с другими структурами (социальными и экономическими) и с местными сообществами;

способствовать расширению участия общественных институтов в принятии решений, совершенствовании законодательства и разработке стратегий развития общества и НКО;

поддерживать тиражирование позитивного опыта, инновационных моделей регионального развития в ходе выполнения сетевых проектов, под которыми имеется в виду однонаправленная и одновременная деятельность власти, бизнеса, общества, различных сфер;

продвигать социальные программы поддержки и развития детей, подростков и молодежи;

проанализировать имеющийся позитивный и негативный опыт взаимодействия общества, власти и бизнеса;

описать правовые рамки общественно-государственного взаимодействия и проработать предложения по преодолению правовых барьеров;

организовать обучение государственных и муниципальных служащих, активистов НКО, экспертов и представителей бизнеса.

Примерами таких проектов являются совместная инициатива фонда и «СУАЛ Холдинга» по развитию предпринимательства в г. Михайлов- ске Свердловской области, совместный проект с «СУАЛ Холдингом» и USAID (Агентство США по международному развитию) в п. Надво- ицы Республики Карелия (в рамках предстоящей муниципальной реформы), совместная инициатива фонда и правительства Саратовской области по формированию и реализации программ инвестиционного развития муниципальных образований региона.

Государство не может объять весь спектр проблем, стоящих перед бизнесом. Поэтому общественные объединения выявляют потребности предпринимателей, ставят перед властями соответствующие вопросы и работают по их разрешению, ищут партнеров по бизнесу в других странах, налаживают горизонтальные связи и пр. Важное направление — поиск информации о бизнесе и правилах его ведения.

Международная организация «Славянский экономический Союз предприятий и организаций» объединяет бизнес-структуры Украины, Беларуси и России. Основное направление ее работы — поиск и сопровождение коммерческих и инвестиционных проектов между территориями названных стран посредством организации международных встреч, форумов, выставок и круглых столов. Такие встречи были организованны в различных регионах всех трех стран. Только на встречах в Тульской области, Белорусском экономическом форуме и выставках было заключено более 250 крупных сделок!

Некоторые компании участвуют в создании новых НКО. Так, группа компаний «РЕНОВА» накопила большой опыт реализации социальной, территориальной, кадровой и коммуникационной политики. И она стала первой корпорацией в России, создавшей автономную струк-туру для управления своими нематериальными активами — «Институт корпоративного развития», которому предстоит осуществлять единую социальную стратегию на всех предприятиях группы. На основе аудита СИ и социальных практик компаний, входящих в группу, вводятся единые стандарты КСО для всех предприятий группы, согласно которым будут осуществляться конкретные программы.

Президент Союза работодателей Республики Карелия Н. Макаров считает, что на культуру и менталитет сильно повлиял 75-летний период тоталитаризма. Этатизм на личностном уровне не изжит и проявляется в форме неуверенности в своих силах, ощущения ненужности общественной работы, ошибочных надежд на государство.

К России неприменимы модели чистого, технологичного построения демократии. Общие демократические принципы, заложенные в публичной политике и законодательстве, у нас расходятся с практикой их применения относительно отдельных граждан. Демократическое устройство России сегодня совмещается с коррупцией, неэффективным управлением, безответственностью власти. Как следствие, граждане не ощущают ни ценности, ни полезности демократии.

Демократия поддерживается и реализуется через НКО. В России нет целенаправленной политики поддержки общественной инициативы. Объединения слабы как организационно, так и в вопросах финансового обеспечения. Общественное мнение, общественная позиция граждан почти не влияют на власти. Муниципальное самоуправление не развито: создана законодательная основа, но инициатива снизу недоста-точна сильна для формирования подлинного самоуправления. Есть социальные проблемы, которые не могут быть решены из Москвы, а местное самоуправлении бессильно их решить. Все это ведет к разоча-рованию в демократии.

Между тем у России нет иного пути, нежели развитие демократии снизу. Ряд социальных проблем можно решить только при участии общественной инициативы. И эта работа может начаться только на региональном, даже муниципальном уровне.

Важнейшее значение для эффективного взаимодействия бизнеса и общества имеет развитие социального партнерства (СП) — системы взаимоотношений работодателей, госорганов и представителей наемных работников, опирающейся на переговоры, поиск взаимоприемлемых решений в регулировании трудовых и иных социально-экономических отношений. Главным методом обеспечения согласия субъектов социального партнерства является консенсус, достигаемый в ходе пере-говоров. Концепция СП исходит из того, что власть, бизнес и НКО, представляющие интересы населения, взаимодействуют и строят свои отношения, исходя из необходимости обеспечения:

социальной стабильности и порядка в обществе;

устойчивого и динамичного развития экономики;

правовой защиты и реализации основных прав и свобод личности;

создания условий гармоничного развития человека.

СП — это система отношений, регулирующих отношения между трудом и капиталом, между совокупным работодателем и работниками в вопросах:

оптимального распределения национального дохода;

критериев и механизмов достижения социальной справедливости;

установления оптимальных условий воспроизводства рабочей силы и развития человека.

СП как основа бесконфликтного регулирования социально-трудовых отношений складывалось в развитых странах в течение XX в. Системы СП в разных странах при общей направленности сильно различаются по:

уровню ведения коллективных переговоров;

роли и месту властных структур в системе СП;

степени участия работников в управлении предприятием;

характеру взаимодействия профсоюзов с институтами власти и предпринимателями.

Так, в скандинавских странах и ряде других европейских государств существует трехуровневая система СП, причем государство является активным участником общенациональных соглашений, представляя интересы всего населения страны. Эта система получила название трипартизм. В США, Канаде и Японии СП имеет одноуровневую структуру: это дело конкретного профсоюза и работодателя. Национальные профсоюзы и организации предпринимателей лишь оговаривают общие рамки соглашений и совместно лоббируют принятие законов.

Модели СП различаются в зависимости от исторически сложившейся системы взаимоотношений власти и профсоюзов. В одних странах (США, Италия, Франция, Великобритания) профсоюзы, независимые от власти и партий, представляют вполне самостоятельную и агрессивную социальную силу. В других (Скандинавия, Германия) — профдвижение исторически сложилось под влиянием и при поддержке социал- демократии, и в силу этого профсоюзы толерантны, принципиально ориентированы на позитивное взаимодействие с государством. Кроме перечисленных, на модели СП влияют степень развития политических правовых механизмов, форма государственного устройства и другие факторы.

Система СП у нас имеет свою специфику.

При высоком уровне монополизма эффективность протестных действий очень низка, так как монополии имеют возможность включить убытки от забастовок в цену продукции, а значит, даже очень боевитые профсоюзы не в силах принудить предпринимателей к партнерству. Это ориентирует систему КСО и СП на сильную региональную и отраслевую составляющие — как, например, в Германии.

• В Трудовом кодексе СП посвящен второй раздел, включивший 29 статей. Концепция закона построена на скандинавской модели СП, хотя роль государства в нашей модели гораздо ниже, и это не совсем понятно. Кроме того, в законе не учтено, что в отличие от скандинавских стран Россия — федеральное государство с высокой спецификой развития регионов.

Развитие взаимодействия общества, власти и бизнеса стало в России едва ли не главной проблемой, от успешного решения которой зависит адекватный ответ на многие вызовы, стоящие перед нашей страной, — от опасности терроризма и националистической реакции, до кардинальных вопросов развития экономики, образования, культуры.

Создание Общественной палаты и заложенные в закон о госслужбе положения об участии независимых экспертов в работе конкурсных, аттестационных, квалификационных комиссий и комиссий по преодолению конфликта интересов, предложения по увеличению открытости и прозрачности деятельности госорганов, свидетельствуют о стремлении наладить диалог власти и общества.

В то же время механизмы такого взаимодействия у нас не имеют традиций и организационно мало проработаны. Здесь следовало бы использовать огромный опыт, накопленный в других странах с развитым и активным гражданским обществом, адаптируя его к российским условиям.

России не хватает общественных и культурных контактов. Контакты на высоком уровне не заменят прямого человеческого общения межу народами. Для сближения Европы и России нужны не только встречи на высшем уровне, но и миллионы личных контактов между гражданами. И прежде всего — деловых контактов и контактов гражданского характера, способствующих развитию общественной инициативы. Поддержка необходима прежде всего в сферах углубления понимания демократической культуры, организации, финансового обеспечения, программной работы над решением социальных проблем.

<< | >>
Источник: Григорий Тульчинский. ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО ПРИЗНАНИЯ И УВАЖЕНИЯ. 2006

Еще по теме К правовому государству и гражданскому обществу:

  1. 2.3. Гегель и марксизм о гражданском обществе
  2. 1. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО(Н.И. Матузов)
  3. 2. Правовое государство и гражданское общество
  4. Будов А. И. ИДЕЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ТЕОРИЯХ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА
  5. УЧЕНИЕ О ГРАЖДАНСКОМ ОБЩЕСТВЕ
  6. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО
  7. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И САМОУПРАВЛЕНИЕ
  8. Тема 24. Правовое государство и гражданское общество
  9. 38. Государство и гражданское общество
  10. Правовое государство и гражданское общество
  11. 2.1 ДИХОТОМИЯ ОПТИМАЛЬНОЙ ФОРМЫ СОГЛАСОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ. ГЕНЕЗИС ИДЕИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  12. 6.8. Гражданское общество и государство
  13. 3. Гражданское общество и государство
  14. Гражданское общество и демократия
  15. К правовому государству и гражданскому обществу
  16. 1.1. Генезис институтов гражданского общества и перспективы их политико-правового развития