<<
>>

Зарубежные партнеры: снобизм недоверия


Русская дробь, или Почему женихи отворачиваются от такой невесты. Агрессивный имидж. От подростковых комплексов к кредиту доверия. Держать ухо востро. Только уникальное глобально: играт ь свою игру.
Перспектива ВТО: главные претензии.
Русская дробь, или Почему женихи отворачиваются от такой невесты
Для объяснения восприятия зарубежными партнерами российского бизнеса и неоднозначного имиджа России обозреватель «Известий» С. Лесков воспользовался известной в психологии формулой: человек есть дробь, в числителе которой то, что думают о нем другие, а в знаменателе — что думает о себе он сам.* Если судить о российской экономике по тому, о чем рапортуют чиновники, знаменатель впечатляет. Если же послушать, что говорят о нас другие, то величина дроби упадет до уровня плинтуса.
Очень полезно иногда увидеть себя со стороны — глазами международной статистики. Так, в конце 2005 г. Россия — 5-я страна в мире по уровню убийств на 100 тыс. человек. И это прогресс, потому что в 2002 г. этот список мы возглавляли. И все равно убийств в России в 20 раз больше, чем в Японии, в 12 — чем в Швеции и в 3,5 раза — чем в США. И это с учетом родной статистики! Причем в хлебосольной России самым распространенным орудием убийства является кухонный нож.
По уровню коррумпированности Россия на 126-м месте из 158, а 10 лет назад мы были в пятом десятке.
Лесков С. Русская дробь. //Известия. 20.10.2005г. № 190. — С. 6.
По уровню инвестиционной привлекательности, опубликованному ООН, Россия находится на респектабельном 24-м месте по способности к инновациям, на 6-м — по привлекательности для размещения технологических подразделений западных компаний, и на 5-м — по уровню реинвестированного капитала. Атранснациональные компании вообще ставят Россию на 3-є место!
Однако объем реальных иностранных инвестиций в российскую экономику — $ 11 млрд, да и то за счет нескольких крупных сделок. Для сравнения: тот же показатель в Китае достигает $ 50 млрд. Ситуация напоминает историю с мифом о питерском туризме. Петербург занимает 5—6-е место среди городов-миллионеров по привлекательности, опережая Лондон и Москву. Туроператоры прекрасно знают туристический потенциал этого города, равного которому по количеству памятников культуры XVIII века в мире нет. Но город занимает место в седьмом десятке по реальному уровню посещений интуристами. Знать — знают, но не едут. И причин тому — масса. То же и с инвестициями. Россия очень привлекательна. Женихи есть, но... смотрят на сторону, потому что невеста порченая.
Агрессивный имидж
Национальный бренд — восприятие страны в мире — не улучшить за счет бюджета. Но именно он продает на экспорт товары и привлекает в страну иностранцев, формирует политические альянсы и т. д. Показательно, что число туристов, въезжающих в Россию, в последнее время неуклонно падает. Уже давно к России не относились так плохо и одновременно так безразлично. Англичанин С. Анхольт, уже три года составляющий рейтинг брендов 25 стран, констатирует: к России простые люди в мире относятся намного хуже, чем представляют сами русские и западные интеллектуалы. Россия, если исходить из методики компании Anholt-GMI, обогнала только Турцию.
В его рейтинге за II квартал 2005 г. Россия заняла предпоследнее место, пропустив вперед Чехию и Египет. С политическим устройством, с точки зрения западного человека, у нас беда, не говоря уже о товарах «Made in Russia». О русских на Западе думают плохо, а о нынешней системе власти — еще хуже. И даже прошлое не помогло: культурное наследие, которым в России так гордятся, на жителей других стран сейчас не производит большого впечатления.
Другие исследования лишь подтверждают выводы Анхольта. Так, фонд Gallup Media выявил, что после падения Берлинской стены отношение американцев к России скорее положительное, чем отрицательное, но и восторга к нам они тоже не испытывают. При этом в 1999 г., когда прогремело дело об отмывании русскихденегв Bank of New York, и в 2003-м, когда Москва выступила против операции США в Ираке, число американцев, думавших о России плохо, превышало число отзывавшихся хорошо.
Мода на Россию в Европе и Америке — это, как правило, мода на экзотику. Согласно результатам опроса, проведенного британской компанией Mori по заказу агентства РИА «Новости», у почитаемых в Москве англичан Россия главным образом ассоциируется, как это ни пошло звучит, с холодом, шапкой-ушанкой, русской зимой, водкой, Сталиным, Горбачевым, Ельциным, Петром I. Следом за ними идет «Большой балет».
Мода на силу прошла. А тем, кто продолжает на нее уповать, приходится жертвовать своей безопасностью: перед террористами все беззащитны. В итоге политический и военный вес больше не играет решающей роли в поддержании бренда страны. Даже наоборот: имидж нации страдает из-за агрессивной политики государства. Исследование Анхольта подтверждает этот тезис. Самыми популярными теперь стали Австралия, Канада, Швейцария и Швеция. «Люди ищут стабильности, спрашивают себя, где бы я хотел жить и чувствовать себя в безопасности», — объясняет Анхольт. Его русские коллеги с ним согласны. «За что мы любим Швецию? За постоянный нейтралитет, за невмешательство в чужие дела, — говорит профессор РГГУ А. Логунов, — Австралия — это бесконфликтное общество. Ни тебе потрясений, ни глобальных кризисов. Получается, модными становятся те страны, которые не угрожают, а не те, кто силен. Любовь обратно пропорциональна страху». Неудивительно, что Америка оказалась на 11-м месте. С Россией все еще хуже. Она воспринимается как агрессивная страна, не имеющая к тому же достаточной силы и культуры.
Представьте, что вы хотите вложить в какое-нибудь дело тысячу долларов. «Вам предлагают два образа, — объясняет А. Логунов. — Один — это человек, который летает на истребителе и выступает на военных кораблях. Другой — строит предприятия, театры и спасает тонущих людей. Кому вы отдадите свои деньги? Я бы дал второму, и любой европеец скорее всего поступит так же». Образ Президента, летящего на военном самолете, рождает опасения, что Россия не ставит главной целью наведение порядка внутри страны. «Так, может, правильно мы расширяем НАТО», — думают европейцы. Мы их за это ненавидим. Получается замкнутый круг ненависти. Путин продолжает лично осваивать новые образцы военной техники, «наводить порядок в Чечне», и при этом хочет, чтобы имидж России изменился в лучшую сторону. Нашу власть воспринимают на Западе так же, как советскую: она закрыта и боится честного разговора. Наших чиновников трудно разговорить. Они боятся, что им зададут вопрос про Ходорковского или про Чечню. Выезжая за границу, они общаются с собственной прессой, которая ездит вместе с ними. Так что имидж страны у нас формирует только Президент. А его лицо далеко не всем нравится.
В российских СМИ несколько месяцев муссировался сюжет с назначением главой совета директоров НК «Роснефть» личного друга Д. Буша, бывшего министра торговли США Д. Эванса. Утверждалось, что предложение было сделано лично президентом РФ. Однако 20 декабря 2005 г. Д. Эванс отказался. Официально — «по семейным обстоятельствам». Однако не секрет, что принять это решение его вынудило общественное мнение, в штыки принявшее подобное трудоустройство Эванса. * Немалую роль сыграло и то, что техасского миллионера позвали на работу в нефтяную компанию, которая стала одним из могильщиков «ЮКОСа». Американская пресса подчеркивала также, что возглавляет совет директоров этой компании руководитель группы «siloviki» в кремлевской администрации. Из этого делался вывод: Кремль просто пытался купить молчание США по делу «ЮКОСа» и заручиться поддержкой американского истеблишмента.
Зарубежные аналитики увязали перспективу назначения Д. Эванса в «Роснефть» с назначением бывшего канцлера ФРГ Г. Шредера руководителем комитета акционеров компании-оператора по поставкам «Газпрома» в Европу. Г. Шредера упрекали в том, что он, осознав отсутствие шансов на переизбрание, не подал в отставку сразу, а назначил досрочные выборы с целью выиграть время и довести до конца решение по созданию концерна по строительству газопровода по дну Балтийского моря, дабы обеспечить себе выгодную должность. Вспомнили и то, что еще в 2002 г. переизбранный на второй срок Г. Шредер, говоря о планах, заметил о желании осуществить «что-нибудь большое с Путиным». Политика, руководствующегося исключительно личными интересами, не пожалели и соратники по партии...
Вывод из этих обеих историй делался тоже однозначный: Кремль пытается легализовать свои активы на Западе, используя известных политиков в качестве прикрытия...
Подробнее см.: КоммерсантЪ. 21.12.2005, № 240. — С. 1, 9.
От подростковых комплексов к кредиту доверия
Российские предприниматели и топ-менеджеры накопили немалый опыт общения с зарубежными партнерами и экспертами на всякого рода международных конференциях и семинарах, при разработке проектов и программ. Однако не стоит смешивать слова и дела. Наш бизнес страдает тем же подростковым комплексом, что и общество: в его бедах виноваты «враги». Ему также надо обязательно кого-то догнать и перегнать. Он постоянно ловчит, пытаясь найти пути быстрого обогащения. Российские предприниматели немало делают для подтверждения этой репутации. Яркий пример — поведение капитана траулера «Электрон» (ЗАО «Корж») в октябре 2005 г. Траулер был арестован норвежской инспекцией за нарушение правил рыболовства: размер ячей рыболовной сети 80 мм вместо положенных 125—135, тара с маркировкой другого судна, лежавшая в трюме, сви-детельствовала о перегрузке улова в море. Инспекторы потребовали следовать в порт Тромсе для продолжения расследования. Однако капитан по приказу судовладельца решил скрыться от кораблей береговой охраны с норвежскими инспекторами на борту. Разразившийся скандал удалось погасить только совместными усилиями дипломатических служб. Вскоре после этого были арестованы еще два российских рыболовных судна.
Другим примером может служить скандал вокруг «кровавых алмазов». 1 января 2003 г. страны — производители алмазов и бриллиантов, в том числе Россия, в Кимберли (ЮАР) объявили о введении глобальной системы контроля за торговлей алмазами, чтобы пресечь каналы использования нелегально добываемых алмазов для финансирования антиправительственных и террористических движений. Эти алмазы подпитывают военные конфликты в Африке. Только в Анголе, Конго и Сьерра-Леоне в таких войнах последнего десятилетия погибло 2 400 000 человек. В 2003 г. было доказано финансирование за счет «кровавых алмазов» «Аль-Каиды».
Кимберлийская система охватывает 69 стран. В нее готовы вступить еще 12. В 2005 г. страной — председателем Кимберлийского процесса была Россия. И председательство это закончилось скандальным докладом экспертов, согласно которому Россия должна быть подвергнута специальному аудиту всех секторов рынка алмазов, поскольку доказаны случаи контрабандных поставок алмазов и изумрудов.
Доверие — экономическая категория. За рубежом уже давно изучается проблема доверия: «trust» — название целой серии монографий по управлению. Считается, что в американском обществе уровень доверия достаточно высокий, там принято доверять всем и вся: контракты заключаются на основе телефонного звонка даже с незнакомыми контрагентами, деньги отправляются через всю страну под простое обещание о поставке, развиты службы доставки на дом. Для американца круг доверия — вся его страна. В Европе уровень доверия ниже, контракты пишутся, наработанные связи зачастую предпочитаются предложениям с более выгодными условиями. Для европейца круг доверия ограничен теми, с кем он в достаточной степени зна-ком. Круг доверия среднестатистического россиянина ограничен его семьей и друзьями с песочницы... Доверие в бизнесе — для многих больной вопрос, хотя и мы постепенно начинаем доверять ближним. Теоретически это самое «доверие» вырастает из сообщества («community»), говорим ли мы об общественности в самом широком смысле этого слова или о бизнес-сообществе. Климат доверия формируется прежде всего в рамках одной отрасли, на основе непрерывного делового общения и «притирки» его участников. Сплоченное бизнес-сообщество единомышленников может творить чудеса, оно способно не только «саморегулироваться», как всякий живой организм, но и влиять на экономическую среду.
В частности, международная организация Transparency International (ее филиал есть и в России), известная ежегодной публикацией рейтинга по восприятию коррупции, разработала специальный Integrity Pact, который применяется при проведении тендеров. Суть механизма в том, что участники тендера подписывают «пакт» об исключении «грязных» методов конкурентной борьбы (подкупа, занижения смет) и вносят своеобразный страховой взнос, который после подведения итогов тендера возвращают всем, кроме победителя (победителю взнос возвращают после исполнения всего контракта). Если в течение срока исполнения контракта и связанных с ним других контрактов, полученных в результате тендера, становится известно о нарушении указанного пакта компанией, выигравшей тендер, она должна возместить прямой ущерб и упущенную выгоду всем участникам тендера.
В Колумбии за 1999—2000 гг. было заключено более 40 подобных пактов на строительство объектов национальной значимости, в Аргентине серия пактов была подписана при строительстве метрополитена, в Никарагуа пакты применялись при приватизации национальной телефонной компании. Заключение пакта предполагает создание наблюдательного совета, куда входят и представители участников тендера.
Наблюдательный совет следит всеми доступными ему способами за исполнением пакта как в ходе тендера, так и в течение всего срока исполнения работ по контракту.
В Петербурге в 2001 г. обсуждался 500-миллионный кредит Всемирного банка «на развитие инфраструктуры», и в среде строителей возникла идея предложить Всемирному банку и властям включить в кредитное соглашение и пункт об общественном наблюдательном совете. Но инициатива была оставлена без внимания.
Принципы и технология корпоративного управления вышли на первый план в практике и теории менеджмента относительно недавно. В 1980-х гг. группа пенсионных фондов из Калифорнии обнародовала свои требования к компаниям, в которые они будут вкладывать деньги. К мнению пенсионных фондов — крупных инвесторов — в США принято прислушиваться, так что кодекс был принят во внимание как компаниями, заинтересованными в привлечении инвестиций, так и мировыми инвесторами. Уже к 1998 г. он был утвержден Организацией экономического сотрудничества и развития в Европе.
Кодекс корпоративного управления предъявляет жесткие требования прежде всего к отчетности. Компании должны представлять информацию о своем (в том числе дочерних предприятий) финансовом положении ежеквартально и по международным стандартам ведения бухучета. Кроме того, они должны допустить в высший орган управления — совет директоров — независимых членов. Вводятся и серьезные ограничения на операции с акциями, осуществляемые менеджментом фирмы.
В России же стандарты управления, утвержденные кодексом, до недавнего времени были, мягко говоря, в диковинку. Отечественные компании, как правило, управлялись по старинке. Причина тому — в механизме их создания. В образовавшемся в результате приватизации подавляющем большинстве корпораций акции принадлежали высшему менеджменту, привыкшему распоряжаться имуществом фирмы как своим собственным, ни перед кем не отчитываясь. В результате международные инвесторы не очень охотно вкладывали средства в российские предприятия. По оценке отечественных и зарубежных специалистов, только компании, акции которьгх продаются на отечественных и зарубежных биржах, недооценены примерно на $ 50—70 млрд. Председатель Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг И. Костиков считает, что отсутствие должной корпоративной культуры еще в 2001 г. стоило стране порядка $ 70 млрд инвестиций.
Характерно, что в свое время М. Ходорковский в интервью «Известиям» сказал: «Для успешной реализации своих долгосрочных планов компания обязана следовать общемировым принципам корпоративного управления. Основными принципами при принятии менеджерских решений должны быть честность, прозрачность, ответственность, подотчетность».
В последние годы власти всерьез взялись за улучшение менеджмента. Федеральная Комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) разработала российский вариант кодекса, который имеет рекомендательный характер, однако по мере принятия поправок в законодательство постепенно становящийся обязательным к исполнению.
Впрочем, многие российские компании, скажем, «Русский алюминий» или «Норильский никель», не дожидаясь законодательного утверждения этих положений, постепенно переходят на жизнь в соответствии с ними. Поверят ли зарубежные инвесторы российским промышленникам, покажет время.
Держать ухо востро
Медленно, но верно российский бизнес выходит на международные рынки. Не секрет, что российские инвесторы, стремящиеся вложить деньги в зарубежные проекты, сталкиваются с юридическими и финансовыми барьерами. Характер проблем можно проследить на примере отношений с европейскими партнерами, воспользовавшись недавними аналитическими обзорами.
Россия и Евросоюз давно считают друг друга стратегическими партнерами. Для практической реализации партнерства стороны выработали концепцию так называемых четырех общих пространств, прозвучавшую в 2002 г. на саммите Россия — ЕС в Петербурге, которая была затем утверждена на двустороннем саммите в Риме в ноябре 2003 г. Речь идет о пространствах: экономическом; внутренней безопасности и правосудия; внешней безопасности; науки, культуры и образования. Концепция «четырех пространств» привнесла определенную стройность и осмысленность в отношения. Однако написать «планы действий» и начать десятки «диалогов» еще не значит договориться. Воплощение в жизнь заложенных в них принципов показало, что для гармоничного и равноправного сотрудничества потребуются и силы, и время. Некоторые эксперты не без злорадства стали говорить о том, что «простран-ство» — одна из характеристик пустоты.
«Окно», прорубленное Петром I, приблизило Россию к Европе, однако при этом не сняло глубоких разногласий. В конце XX века дело Петра продолжил М. Еорбачев с его идеей общеевропейского дома. Казалось бы, до счастливого слияния России и Старого Света и создания « большой Европы от Атлантики до Урала» (выражение Ш. де Еолля) рукой подать, но... Хотя говорят, что «для танца нужны двое», далеко не каждая пара может закружиться в вальсе, даже если пытающиеся обнять друг друга партнеры этого пожелают. Кто или что тому виной — неумение почувствовать партнера, не та музыка или, как любят шутить в России, не такой пол, — не важно. Факт остается фактом: Россия и Евросоюз раз за разом то оступаются, то двигаются не в такт.
Так, казалось бы, общее экономическое пространство должно служить источником неиссякаемого оптимизма: за последние 10 лет объем двусторонней торговли между Россией и ЕС вырос больше чем вдвое, в 2003 г. составив € 85 млрд. На долю 25 стран — членов Евросоюза сейчас приходится половина объема российской внешней торговли. Это значит, что объединенная Европа, а не Америка и не Япония — наш крупнейший деловой партнер. При этом потенциально страны ЕС остаются для России перспективными партнерами не только в энергетике, но и в наукоемких технологиях, металлургии.
Но, несмотря на впечатляющие показатели, Россия не является для ЕС столь значимым партнером, каким для России — Евросоюз. В 2004 г. экспорт из ЕС в Россию составил 5 %, а импорт в ЕС из России — 8 %. Так что для большинства крупнейших европейских компаний российский рынок по-прежнему имеет второстепенное значение. Ярко выра-женная асимметрия характерна и для двусторонней торговли. Российские нефть и газ — это, конечно, здорово, но, кроме сырья, Европа в России мало что покупает. Россия же импортирует из Европы прежде всего машинное оборудование, автомобили, товары массового спроса и продовольствие (рис. 3.1).
Россия давно добивается более открытого доступа к внутреннему рынку ЕС, объем которого составляет € 10 трлн. По оценкам экспертов, это могло бы в значительной степени устранить асимметрию за счет притока в Европу не энергоресурсов, а готовых товаров. Однако те немногие готовые товары из России, способные найти место на европейском рынке, — продукция черной и цветной металлургии, военное снаряжение, химикаты, готовая одежда и обувь — наталкиваются на протекционистские барьеры. На сегодняшний день существует 20 антидемпинговых процедур со стороны ЕС в отношении российских товаров. Кроме того, торговля металлами и сельхозпродукцией существенно ограничивается квотами.
Другие-49 I I Турция - 4
Китай - 5
• ч Япония - 5

^ Швейцария -8 США - 24
/Россия - 5
Другие - 47 I [ Норвегия - 5
‘ Китай -12
/ Япония - 7

Рис. 3.1. Доля России в экспорте и импорте
Швейцария - 6 США-15 Россия - 8
Регламентирование взаимоотношений между Россией и ЕС в сфере делового сотрудничества носит скорее ограничительный, чем разрешительный характер. ЕС квотирует импорт российской металлопродук-ции и вводит запрет на полеты в Европу чересчур шумных российских самолетов. В ответ со стороны России рассматривается вопрос о введении пошлин на импорт европейского нержавеющего проката и праве пролета над российской территорией самолетов, не имеющих на борту аварийных радиомаяков Cospas-Sarsat.
Проблема устаревшей техники существует не только у авиакомпаний, но и у автоперевозчиков. Головная боль для них — постоянно ужесточаемые экологические нормы ЕС. С 2005 г. введены нормы «Евро-4», в 2008—2009 гг. будут введены еще более жесткие «Евро-5». По данным же Ассоциации международных автомобильных перевозчиков России предыдущему стандарту «Евро-3» из 15,5 тыс. единиц российского грузового транспорта отвечало только 9,1 %. Пока с ужесточением стандартов автоперевозчики справляются, постепенно заменяя автопарк. Тем более что конвенция о дорожном движении, подписанная 50 странами, в том числе и Россией, обязывает автоперевозчиков с 1 января 2006 г. приобретать только новые автотранспортные средства.
Существуют проблемы между Россией и отдельными членами ЕС. Хотя в программных документах постоянно говорится о необходимости совместного развития транспортной инфраструктуры, по поводу ее конкретных объектов им не всегда удается договориться. Весной 2005 г. разгорелся конфликт между Россией и Финляндией по поводу Сайменского канала, который соединяет самую крупную судоходную озерную систему Финляндии с Финским заливом и обеспечивает перевозку грузов в европейские порты и российские Выборг и Высоцк (грузооборот в 2004 г. — 2,5 млн т). Конфликт начался с задержки навигации: пограничная служба ФСБ России потребовала оборудовать новый пункт пропуска через границу, — а продолжился требованием финнов определиться с судьбой канала. Дело в том, что финская сторона готова инвестировать развитие и модернизацию канала, но хотела бы гарантий, что он останется в ее управлении. Россию же не устраивают низкие арендные платежи в размере $ 300 тыс. в год, которые не пересматривались с 1960-х...
С 2002-го страны ЕС квотируют импорт российской стали. Тогда было подписано соглашение, согласно которому квоты на поставку россий-ского стального проката в Европу устанавливались в размере 1,38 млн т. В ноябре 2005 г. Россия и ЕС подписали соглашение по стали, которое обновляет и заменяет соглашения в этой области. Новое соглашение увеличивает размер квоты до 2,27 млн т. Квоты обеспечат металлургам рынок сбыта в ЕС в объеме, превышающем $ 870 млн.
Сами металлурги говорят, что особых выгод от увеличения квот они не получат. Стальные квоты не единственное ограничение, распространяющееся со стороны ЕС на российских металлургов. В частности, в августе 2001 г. ЕС ввел сроком на 5 лет запретительные (в размере 50,7 %) пошлины на импорт из России стальных канатов и тросов. В итоге Белорецкий комбинат отказался от поставок их в страны ЕС, а Череповецкий завод поставляет в ЕС лишь 5 % продаваемых канатов и тросов (150 т в месяц). Но отказываться от европейского рынка российские производители не намерены. В марте 2004 г. «Мечел» подал в ЕС заявку на пересмотр решения по пошлинам, и Еврокомиссия даже пообещала ускорить процедуру ее рассмотрения. Сейчас металлурги ожидают результатов решения ЕС. По неофициальной информации пошлина на тросы и канаты все-таки будет сохранена, однако ее размер может снизиться до 36 %.
В отличие от ЕС Россия не ограничивает импорт стальной продукции из Европы, хотя попытки предпринимаются. В октябре 2004 г. МЭРТ начал расследование в отношении импорта из стран ЕС никельсодержащего проката. Основанием для этого стал запрос Челябинского меткомбината (ЧМК; входит в группу «Мечел»), поддержанный заводами «Серп и молот» и «Красный Октябрь» (на момент запроса на эти три предприятия приходилось более 80 % производства нержавеющей стали в России). Размер демпинговой маржи ЧМК оценил в 134 %. Сейчас МЭРТ подготовил проект постановления правительства, согласно которому предлагается ввести пошлины на импорт европейского никельсодержащего проката. Введения пошлин следует ожидать в начале 2006 г. Аналитик ИФК «Метрополь» Д. Нуштаев считает, что от их введения выиграет в первую очередь «Мечел», который с 2003 г. ежегодно снижал производство никельсодержащего проката на 20 % и в начале 2005 г. даже останавливал его. А проиграют люксембургская Arcelor и финская Outokumpu — крупнейшие поставщики никельсодержащего проката в РФ.
Взаимоотношения отечественного и зарубежного бизнеса — дело тонкое. Но без притирок и согласований бизнеса не бывает, а то, что стороны заинтересованы в совместном бизнесе, — очевидно.
На саммите Россия — ЕС в октябре 2005 г. было отмечено, что предприниматели России и стран ЕС получили и осознали мотивацию к активному и предметному участию в формировании экономического пространства с интегрированным рынком. Иначе говоря, можно констатировать реальное совпадение целей, заявленных официальными властями России и ЕС, с долговременными интересами деловых кругов, а значит, мы можем рассчитывать на масштабные предложения от корпоративных структур и объединений.
Таким образом, в развитии отношений с европейскими партнерами остается ждать, когда после вступления России в ВТО многие ограничения и барьеры в ее торговле с ЕС автоматически падут.
Только уникальное глобально: играть свою игру
Реальная экономическая интеграция России и ЕС осуществляется прежде всего на базе инвестиционных процессов и промышленной кооперации, где крупные инфраструктурные и промышленные инвестиции могут создать основу для увеличения торговли и изменений в структуре экономики. Важно сконцентрироваться на углублении сотрудничества и интеграции в готовых для этого секторах. Работа должна вестись по двум направлениям: гармонизации правовых систем и режимов экономического регулирования и развития сотрудничества в конкретных сферах деятельности.
Энергетика — наиболее успешно развивающаяся сфера интеграции России в мировую экономику, прежде всего европейскую, в масштабах как двусторонних отношений, так и континентальных. Еще на Брюссельском саммите Россия — ЕС в 2001 г. было принято совместное заявление по энергетическому диалогу, определившему конкретные направления сотрудничества, в том числе стыковку энергетических систем России и ЕС, урегулирование ситуации вокруг долгосрочных контрактов «Еазпрома», строительство энерготранспортной системы. Результаты налицо: газопровод Ямал — Европа, сооружение которого завершается в 2006 г., нефтепровод Бургас — Александруполис, Балтийская трубопроводная система, нефтепроводы «Дружба» и «Адрия», Северо-Европейский газопровод. Идет работа по дальнейшему сближению энергетических стратегий и систем, технико-экономическому обоснованию возможности синхронного объединения электроэнергетических сетей западноевропейского Союза координации передачи электроэнергии, Единой энергосистемы России и стран СНЕ, а также электросистем стран Балтии.
Вместе с тем Европа, особенно новые члены Евросоюза относятся к России с недоверием, в основе которого лежит давнишнее историческое недоразумение. У России не больше грехов перед человечеством, чем у европейцев. Так, жертв опричного террора вдвое меньше, чем погибших в Варфоломеевскую ночь. Не стоит забывать и то, что именно Россия сломала шею Наполеону, Еитлеру, остановила холокост. Но недоверие к России — вековое. И Россия сама многое добавила, чтобы оно устоялось.
Да, Россия не похожа на Европу, но непреодолимых барьеров нет, особенно если будет проявлена взаимная заинтересованность. Как сказал академик РАН, директор Института Европы РАН Н. Шмелев, относящий себя к умеренным еврооптимистам, «наше будущее — в Европе, но это самостоятельное будущее».
Не стоит тешить себя иллюзиями на тему того, что мы вот-вот ста- немчленами Евросоюза или присоединимся к НАТО. Конечно, российская цивилизация — часть европейской: и по истории, и по жизни, и по интересам, и по географии, — но в Европе Россию не ждали, не ждут и, похоже, ждать не особо собираются. Мы имеем свою судьбу, свою историю и свои взгляды на будущее.
Евросоюз до сих пор не в состоянии переварить даже десяток новых членов. А тут уже стучатся в дверь нестабильные балканские государ-ства. Балканы — пороховая бочка Европы, а значит, переварить их будет много сложнее. Острейший кризис по поводу евроконституции и дискуссия по поводу вступления в ЕС мусульманской Турции — не менее яркий пример.
Можно только прогнозировать некоторые этапы неизбежного сближения ЕС и России. Прежде всего это относится к свободе передвижения товара, капитала, знаний и людей. Этот процесс будет трудным: европейцам придется менять как минимум свое отношение к России, а нам — юридическую и экономическую системы. Это и либерализация экономических отношений, и реализация совместных проектов в сфере энергобезопасности, и решение энергетических проблем Европы. Это и транспортная проблема «Европа — Восточная Азия».
А по мнению заместителя председателя комитета Еосдумы по международным делам, президента Фонда исторической перспективы Н. На- рочницкой, проблема «Россия — Европа» не изжита не только Россией, но и Западом. Европа построила рай на земле, но так и не избавилась от неуверенности перед громадностью, потенциальной самодостаточностью России.
По итогам Давосского экономического форума в январе 2006 г. глава Минэкономразвития Е Ереф отмечал, что ситуация в России интересна всем, но зачастую она «трактуется в негативном ключе». В большое будущее России верят немногие зарубежные эксперты, которыми на форуме были представлены три сценария России до 2025 г. :
нефтяное проклятие:
зависимость от природных ресурсов;
отсутствие инвестиций в общественную инфраструктуру что
ведет к:
замедлению роста;
бегству капиталов;
коррупции;
социальной политике низкого качества;
международной изоляции;
долгий марш:
зависимость от экспорта сырья;
постепенный переход к управлению на основе верховенства
права, следствием чего являются:
относительное процветание;
имидж надежного партнера;
возрождение:
продвижение масштабных реформ в сфере управления и рыночных отношений;
уход государства из экономики;
диверсификация экономики;
снижение торговых барьеров,что приведет к:
повышению качества жизни;
росту ВВП и реальных доходов;
созданию имиджа «двигателя роста» наряду с Индией и Китаем.
Только один из них ведет к качественному росту и повышению уровня жизни. Два других варианта предусматривают растущую зависимость от энергоносителей. Правда, и тут у России есть выбор: стать международным изгоем или позиционировать себя надежным партнером. Нынешние разговоры о стратегии «энергетической сверхдержавы» говорят о выборе правящим классом второго сценария.
В «Отчете о глобальной конкуренции», подготовленном Всемирным экономическим форумом, Россия заняла 75-е место из 117, съехав вниз за два года с 61-й позиции. Эксперты отмечают, что Россия не использует собственный потенциал, не развивает технологичные отрасли, на которые делают ставки лидеры рейтингов. Конкурентные преимущества в современном бизнесе достигаются, когда выжимаешь из себя знания и умения. Российский же бизнес выжимает пока не из себя, а из природной ренты. Знания здесь не нужны, а умение требуется только одно — добыть у чиновника квоту.
Самым заметным ограничителем инвестиций и главным препятствием для роста нашей экономики является ее сырьевая ориентация и нетехнологический характер. IBM отказалась в 2005 г. от производства персональных компьютеров, продав лицензию на их производство Китаю. Оказалось, что в Китае имеется МТБ для производства персоналок, тогда как в России такой базы не нашлось. Более того, Китай уже приступает к производству истребителей пятого поколения, о чем Россия может только мечтать. А о нашем отставании от Индии по объему и уровню рынка программных продуктов, похоже, знают даже школьники.
Перспектива ВТО: главные претензии
Особую актуальность недоверию к российскому бизнесу со стороны зарубежных партнеров придают перспективы вступления России в ВТО. Снимая целый ряд барьеров, оно ставит российский бизнес перед лицом открытой конкуренции с зачастую более мощным и продвинутым бизнесом. В этой ситуации, например, не просматриваются перспективы отечественного автопрома. Поэтому в среде столичного и регионального, крупного, среднего и малого бизнеса активно обсуждается способность отечественных предприятий адаптироваться к международным торговым стандартам.
Российские предприниматели надеются, что вступление в ВТО поможет урегулировать некоторые внутренние проблемы, в частности — проблему недобросовестной конкуренции. Российские законы, направленные на противодействие таким явлениям (Гражданский кодекс, патентное законодательство и др.), не всегда эффективны. В пакет же соглашений с ВТО входит соглашение по торговыми аспектам прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС), регулирующее решение таких проблем.
Чтобы после вступления в ВТО заработали эти и другие механизмы, требуется наличие единого алгоритма, позволяющего любому бизнесмену выстроить политику компании в соответствии с меняющимися правилами. Однако «переходных» методик, как и системы самооценки компанией своего потенциала в условиях ВТО, не существует. Получается, что, хотя в ВТО вступает страна, решать возникающие при этом вопросы каждой компании придется самостоятельно. Это создает дополнительные факторы незащищенности и беспомощности российского бизнеса перед лицом открытой конкуренции.
Декабрь 2005 г. принес известие: Королевство Тонга с населением 100 ООО человек стало 15 декабря 150-м членом ВТО. Членства в ВТО это островное государство, расположенное в Юго-Западной части Тихого океана, добивалось в течение 10 последних лет. Столько же, сколько и Россия.
России постепенно повышают долгосрочный валютный рейтинг. Недавно международное рейтинговое агентство Standard & Poor's повысило наш рейтинг с ВВВ— до ВВВ, т. е. прогноз «стабильный». Этот рейтинг относится к классу инвестиционного. Повышен российский рейтинг и по обязательствам в национальной валюте: с ВВВ до ВВВ+, а краткосрочный суверенный рейтинг — с A-З до А-2. Однако, по мнению экспертов агентства, нефтяные барыши затрудняют контроль над инфляцией, а непредсказуемое политическое давление и действия регулирующих органов негативно влияют на приток внутренних и внешних прямых инвестиций, необходимых для экономического роста.
Для перспектив экономического сотрудничества России и ЕС принципиальное значение имеет состояние инвестиционного климата в России. Обычно зарубежные инвесторы интересуются политическими рисками, макроэкономическими индикаторами, особенностями законодательства и практическими аспектами его применения, особенно в части защиты капиталовложений. Преувеличивать политические риски сотрудничества России и ЕС на данном этапе не следует: итоги саммита Россия — ЕС в октябре 2005 г., председательство России в G8 в 2006 г. это подтверждают. Макроэкономические индикаторы состояния российской экономики постоянно публикуются и озвучиваются официальными лицами. Так что главными вопросами являются законодательство и правоприменение.
Обозначая позицию иностранных инвесторов, представители Еврокомиссии на переговорах осенью 2005 г. выделили проблемные вопросы, с которыми они сталкиваются при инвестировании в Россию: законодательство о недропользовании, разработка стратегических месторождений с привлечением иностранного капитала, доступ к ресурсам первичной энергии, методология проведения аукционов и конкурсов, соглашения о разделе продукции, концессии по вопросам инфраструктуры и транспорта и либерализация рынка газа.
На переговорах с ВТО главные претензии к России остаются неизменными: нарушения прав защиты интеллектуальной собственности, закрытость банковской системы, высокие тарифы на воздушный коридор над Сибирью для иностранных самолетов, бессистемность санитарных и ветеринарных норм, препятствующая импорту
Наша экономика растет в основном за счет высоких цен на энергоносители. Роль этого фактора в долгосрочной перспективе неоднозначна. Однако, как считает вице-президент Всемирного банка М. Клейн, с этим связаны четыре негативных обстоятельства. Во-первых, это недостаток инвестиций в производительных отраслях, так как вся прибыль проходит мимо них. Создание Стабилизационного фонда позволяет несколько выровнять ситуацию, но российское правительство в своих действиях непоследовательно. Во-вторых, доходы от нефтебизнеса замедляют реформы, так как прибыль уже получена и вроде бы в них нет нужды. В-третьих, образовались компании, внезапно разбогатевшие за счет сверхприбылей, но не развивающие бизнес. В-четвертых, нефтедобывающие компании могут поддаться искушению инвестировать вырученные средства в непрофильный бизнес, который им не нужен и которым они не могут эффективно управлять.
Конечно, большие деньги — это приятно, но они не совсем заработаны, а перечисленные риски затрудняют развитие экономики. Более того, действия государства, направленные фактически на огосударствление нефтегазового комплекса, и в секторе освоения природных ресурсов приводят к снижению конкуренции, ограничивают возможность появления новых компаний, концентрируют внимание оставшихся не на производственной деятельности и повышении ее эффективности, а на получении прибыли. Правда, в мире есть примеры сильных государств в секторе природных ресурсов, скажем, Чили или Норвегия, где процесс национализации способствовал росту экономики, но ситуация в этих странах существенно, если не радикально, отличается от российской.
Показательна в этом плане ситуация с иностранными банками. Президент РФ на встрече с банкирами в Новосибирске заявил, что деятельность иностранных банков в России должна быть запрещена. То есть нужно закрыть зарубежные филиалы, но не учреждения дочерних структур, работающих по российским законам и правилам Центробанка. А правила эти — одни из самых жестких в мире. Ни в одной из развитых стран коммерческие банки не сдают столько отчетности, как в РФ. На каждый кассирский «чих» должна быть отправлена отчетная бумага в ЦБ, который никак не может перейти на международные стандарты бухучета. Зато работает в нем 100 ООО человек — в разы больше, чем в Федеральной резервной системе США— страны, экономика которой в 20 раз больше российской!
Если бы иностранным банкам разрешили работать в России напрямую, они сразу же получили бы конкурентные преимущества перед нашими. Хотя бы потому, что меньше бы тратили сил, времени и средств на отчетность. Но чем же будут заниматься наши чиновники? У иностранцев есть и более серьезные преимущества: отработанные технологии, сервис и — главное — огромные финансовые ресурсы головных компаний. А это все заставляет российских банкиров всеми силами лоббировать запрет на работу иностранных банков. В этом они едины с ЦБ и правительством. И — мало отличаются от агонизирующего автопрома, лоббирующего то повышение тарифов на иномарки, то запреты на праворульные машины. Какая уж тут ВТО!
Иногда полукриминальный эгоизм бизнеса в сочетании со столь же агрессивным эгоизмом чиновников создает гремучую смесь, производящую сильное впечатление на зарубежных партнеров. Хорошо известна любовь нашего бизнеса к контрафакции: от дисков аудиозаписи и прочего ширпотреба до программного обеспечения. Власти на словах решительно борются с производителями и распространителями пиратской продукции. Реальные же интересы проявляются порой неожиданно, но очень ярко. В августе 2005 г. российские таможенники в аэропорту Шереметево и на складах дистрибьюторов арестовали более 400 000 нелегально ввезенных мобильников почти на $ 100 млн в оптовых ценах. В результате розничные цены на мобильники сразу взлетели в среднем на треть — импорт практически остановился. Через пять месяцев на рынок вернулись прежние схемы закупок. Только цены остались на прежней высоте. А конфискованные мобильники были втихую распроданы... самими таможенниками и чиновниками Российского фонда федерального имущества. Не кто-то — сам глава таможенной службы заявил, что конфискованные мобильники исчезли «в какую-то черную дыру»!..
В упоминавшемся докладе ООН, в разделе, где говорится о роли правительств в развитии высоких технологий и наукоемких производств, Россия не упомянута ни разу, хотя наши чиновники твердят о национальных программах и о том, что они денно и нощно пекутся об обустройстве в России экономики знаний. Похоже, что жизнь страны они видят только из окон собственных «мерседесов», которые производит американо-германский концерн «ДаймлерКрайслер», направляющий на развитие новых технологий в 1,6 раз больше, чем вся Россия.
Так что в числителе «русской дроби» — наше собственное блаженное легкомыслие, помноженное на недоверие и настороженность партнеров, а в знаменателе — комплекс неполноценности и зависть, помноженные на вранье и агрессивность. В итоге — величина то ли иррациональная, то ли мнимая...
<< | >>
Источник: Григорий Тульчинский. ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО ПРИЗНАНИЯ И УВАЖЕНИЯ. 2006

Еще по теме Зарубежные партнеры: снобизм недоверия:

  1. РАЗГОВОР С КИЛЛЕРОМ ПО ДУШАМ
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. Зарубежные партнеры: снобизм недоверия