<<
>>

§ 2. Действия сторон на ржевско-вяземском направлении в октябре-декабре 1941 г.

Территория, на которой разворачивались события, рассматриваемые в диссертационной работе, находилась в центре советского-германского фронта. Военные действия здесь - на центральном стратегическом направлении - развернулись с самого начала Великой Отечественной войны, а с сентября 1941 г., после завершения Смоленского сражения, разгорелись с новой силой непосредственно на московском направлении.

Потерпев неудачу в попытке прорваться к Москве сходу, немецкое командование разработало операцию по овладению столицей Советского Союза под кодовым названием “Тайфун”.

С её началом в конце сентября-начале октября 1941 г. началась Московская битва - одна из крупнейших в годы Второй мировой войны. Её ход описан очень подробно во многих работах и многими авторами. В диссертационной работе поэтому ограничимся лишь самым общим изложением истории военных действий на московском направлении в октябре-декабре 1941 г. как предыстории последующих событий на ржевско-вяземском выступе, акцентировав внимание на действиях вокруг будущих основных опорных пунктов плацдарма немецких войск, в первую очередь, Ржева, Сычевки и др. Причем об оборонительных действиях советских войск в Вяземской оборонительной операции лишь упомянем, т.к. они изложены достаточно подробно в исторической и мемуарной литературе.

Наступление немецких войск на брянском направлении началось 30 сентября, на вяземском - 2 октября 1941 г. К наступлению на вяземском направлении привлекались основные силы группы армий “Центр” - 4-я и 9-я полевые армии и 3-я и 4-я танковые группы, включавшие 75% пехотных и более 50% танковых и моторизованных дивизий её состава. Были созданы две мощные ударные группировки, имевшие подавляющее превосходство в силах и средствах над советскими войсками. (Схема № 1).

Немецким войскам на этом направлении противостояли силы Западного (командующий - генерал-полковник И.С.Конев) и Резервного (командующий - Маршал Советского Союза С.М.Буденный) фронтов (ЗФ, РФ).

Войска 22-й, 29-й, 30-й, 19-й, 16-й и 20-й армий ЗФ занимали оборону на главном, московском направлении в полосе шириной 340 км от оз.Селигер до Ельни. Войска 24-й и 43-й армий РФ обороняли рубеж от Ельни до железной дороги Рославль-Киров в полосе шириной до 100 км, а 31-я, 49-я, 32-я и 33-я армии РФ занимали позиции в тылу ЗФ в полосе шириной 300 км по линии Осташков-Селижарово-восточнее Дорогобужа. 8

Командование Западного и Резервного фронтов не смогло своевременно обнаружить сосредоточение основных группировок врага и определить главные направления ударов противника. Войска были сосредоточены на вяземском направлении, а враг нанес удары из районов Духовщины и Рославля. В первый же день наступления немецким войскам удалось прорвать советскую оборону на этих направлениях. Попытки контрударов армейских и фронтовых резервов 3 октября результатов не принесли. Планов отвода войск в случае такого развертывания событий у командования фронтов не было. Когда 5 октября Ставка ВГК утвердила решение командующего войсками ЗФ об отводе войск на ржевско-вяземский оборонительный рубеж, в сложившихся условиях маневр этот не удался. Да и сам рубеж к началу октября был готов только на 40-50%. 9 (Схема №2)

7 октября войска 3-й и 4-й немецких танковых групп соединились в районе Вязьмы, отрезав тем самым пути отхода войскам 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий. Советских войск в Вязьме не было и её пришлось оставить. К.К. Рокосовский, командующий восками 16-й армии, который был направлен в город командующим ЗФ И.С.Коневым, вспоминал о ситуации в городе: “Разведчики не обнаружили каких либо войск в районе Вязьмы. Где они находятся, эти обещанные в приказе И.С.Конева дивизии?.. Начальник гарнизона генерал И.С.Никитин доложил: “В Вязьме никаких войск нет, и в окрестностях тоже. Имею только милицию....” Но уже “немецкие танки вступали в Вязьму. Нужно было немедленно выбираться. Вязьму в данное время некому было защищать...Забрав всех товарищей, мы покинули город”. На следующий день, 8 октября фашистские восйка оккупировали г.Гжатск.

10

Войска 22-й, 29-й и 31-й армий были оттеснены на рубеж Осташков-Сычевка. В обороне советских войск между Зубцовом и Гжатском образовался разрыв шириною до 80 км, а стратегических резервов, спообных прикрыть Москву, у Ставки ВГК не было. 11

Часть военных и исследователей винят в таком развитии событий командующих фронтами, в первую очередь, И.С.Конева. В 1989 г. Д.Волкогонов цитировал слова, якобы сказаннные Сталиным в начале октября 1941г., после окружения армий Западного фронта под Вязьмой: “Смотрите, что Конев нам преподнес. Немцы через три-четыре дня могут подойти к Москве. Хуже всего то, что ни Конев, ни Буденный не знают, где их войска и что делает противник. Конева надо судить. Завтра я пошлю специальную комиссию во главе с Молотовым...” В 11-ом, издании воспоминаний Г.К. Жукова есть описание его приезда 10 октября в штаб Западного фронта: ”В те дни в штабе фронта работала комиссия Государственного Комитета Обороны. Она разбиралась в причинах катастрофы войск Западного фронта.” В этот момент позвонил Сталин: ”Ставка решила освободить Конева с поста командующего и назначить Вас командующим...Что будем делать с Коневым?”...За разгром противником Западного фронта, которым командовал И.С.Конев, Верховный намерен был предать его суду. И лишь мое вмешательство спасло И.С. Конева от тяжелой участи”. Авторы последних четырехтомных очерков по истории войны делят вину между Ставкой и командующими фронтами: “Просчеты, допущенные Ставкой, не снимают ответственности и с командующих фронтами...Штаб Западного фронта, например, располагал довольно точными сведениями о группировке противника...Разведданные прямо указывали на вероятное направление удара противника. Но, поскольку Ставка считала, что таковым является смоленско-вяземское направление, генерал Конев беспрекословно сосредоточил свои силы не там, где требовали условия обстановки, а там, где указал ему сам Верховный”. 12

10 октября войска Западного и Резервного фронтов были объединены в один - Западный фронт (командующий - генерал армии Г.К.

Жуков). Войска окруженных советских армий под командованием генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина активными оборонительными действиями до середины октября сковывали 28 немецких дивизий, тем самым позволив советскому командованию выиграть время для организации сопротивления на Можайской линии обороны.

Тяжелая обстановка сложилась на правом крыле ЗФ. В разрыв между войсками устремились части немецкой 3-й танковой группы. Если вспомнить, что ещё 29 августа фашистские войска захватили Торопец, 3 сентября - Западную Двину, 4 октября - Белый, 13 то станет ясно, что и части правого крыла ЗФ могли попасть в “клещи”.

Навстречу передовым отрядам 3-й танковой группы были направлены части 31-й армии, 5 октября переданной в состав ЗФ. Её штаб находился в Ржеве. В район Сычевки на автомашинах была переброшена оперативная группа армии во главе с командиром 247-й стрелковой дивизии (сд) генерал-майором В.С.Поленовым, в состав которой входили заранее подготовленные истребители танков. Для руководства частями левого фланга армии в Сычевке был создан вспомогательный командный пункт. Несмотря на незначительные силы, группе генерала Поленова 7 октября удалось остановить юго-западнее Сычевки передовые части 3-й танковой группы, а усиленная за счет выходивших в этот район отступающих советских частей, она сдерживала противника в течение трех суток. За четыря дня боев было уничтожено 43 вражеских танка. Но уже 10 октября гитлеровские войска прорвались к Сычевке. Уличные бои продолжались до 16 часов. Оставив Сычевку, с боями части оперативной группы 31-й армии были вынуждены отойти на северо-восток в сторону Ржева. 14

9 октября 1941 г. Ф.Гальдер, начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии, записал в своем дневнике: “Бои против окруженной группировки противника в районе Вязьмы носят прямо-таки классический характер... 9-я армия сосредоточивает силы на северном фланге для удара по району Ржева...Севернее котла под Вязьмой наши войска перегруппировываются для дальнейшего флангового наступления на Калинин.” 15 Для успешного наступления на Калинин фашистам необходимо было сбить оборону советских войск в районе Ржева.

Здесь находились войска 29-й и 31-й армий ЗФ. Сюда выходили и части из Вяземского котла.

С 10 октября 1941 г. на северном фланге московского направления начинается Калининская оборонительная операция. Советские войска отступали: 7 октября немцы захватили Андреаполь, 8 октября - Нелидово, 11 октября - Погорелое Городище и Зубцов, 12 октября - Старицу и Оленино. Зажатые между немецкими войсками части 29-й и 31-й армий в районе Ржева не смогли организовать достойного отпора наступающему противнику. 10 октября 31-я армия была подчинена в оперативном отношении Военному совету 29-й армии. 16

Ситуация в районе Ржева была очень сложной: одни части 29-й и 31-й армий, отступая, вели бои, другие уходили через город, переходя через волжский мост в Ржеве, вместе с ними уходили на восток и мирные жители. В городе, имеющем два жележнодорожных узла, скопилось имущество двух армий, много продовольствия, вооружения, боеприпасов, которое необходимо было вывезти, или уничтожить, чтобы оно не досталось врагу. Город подвергался активной вражеской бомбардировке и обстрелу, до 5 октября только ночью, после 5 октября - постоянно. 17

Один из участников боев в составе 119-й стрелковой дивизии А.С.Бураков вспоминал как его часть отступала от железнодорожной станции Осуга к Ржеву: “Вокзал, отдельные промышленные предприятия в городе горели. Авиация противника бомбила город в течение всего дня. Горела и армейская горюче-смазочная база. Рвались бочки, цистерны с горючим...Все дороги были заполнены людьми, лошадьми и техникой не только частями нашей дивизии, но частями других соединений. Каждый спешил...Впереди пробка... Обгоняя колонну, пробиваемся вперед... По горящим улицам Ржева в панике бегали отдельные жители...Многие из них отходили вместе с частями Красной Армии...” 18

Находившийся, казалось бы, в тылу, за укреплениями строящегося ржевско-вяземского оборонительного рубежа, Ржев, как и Вязьма, к обороне подготовлен не был. Командование 31-й армии пыталось 10-11 октября расположить имеющиеся небольшие силы для защиты города, но 11 октября в 23.30 происходит взрыв железнодорожного моста через Волгу.

Пути для вывоза военного имущества были уничтожены. 12 октября Военный совет 29-й армии приказывает генерал-майору Далматову, командующему 31-й армией, сдать Ржевский боевой участок и ржевский гарнизон комадованию 174-й сд, которое пытается организовать оборону Ржев, а все войска 31-й армии входят в состав 29-й армии. Армия как отдельная войская единица перестала существовать, осталось лишь ее управление. Но передовые фашистские части уже захватили Зубцов, Погорелое Городище, Старицу и Оленино и двигались в Калининском направлении. Над войсками 29-й и бывшей 31-й армиий нависла угроза окружения. 19

По воспоминаниям И.С.Конева, который в это время был заместителем командующего ЗФ на калининском направлении, он приехал в Ржев 13 октября. По его словам, армия генерала И.И.Масленникова “активных действий по существу не вела и могла, прикрывшись незначительными силами, перегруппироваться и нанести удар с запада в тыл противнику, наступавшему на Калинин.” Но командующий 29-й армией генерал-лейтенант И.И.Масленников “видимо, не разобравшись в обстановке, не выполнил поставленной задачи, тайно обжаловал моё решение имевшему с ним связь Берии”. Действительно, 13 октября в 15.30 появился приказ штарма 29 со ссылкой на директиву Военного совета ЗФ о переправе армии на северный берег р.Волги, в том числе и частей 174-й сд, пытавшейся организовать оборону Ржева. Приказ заканчивался словами: “Отход частей армии вести ускоренным темпом 60-70 км в сутки”. 20 По существу, армия, мягко говоря, бежала за Волгу без боя.

Возможно несколько вариантов развития событий, если бы 29-я А оставалась на правом берегу Волги:

а) ударив с запада во фланг немецким войскам, рвавшимся к Калинину, армия могла бы втянуть их в бои, что позволило бы выиграть время для организации обороны областного центра и, возможно, отстоять его,

б) втянувшись в бои с немцами на правом берегу Волги, армия могла бы истощить силы, потерять время и оказаться в окружении после захвата немцами Калинина и направлении ими войск в сторону Торжка. Возможно как раз второго варианта и боялся командующий 29-й А генерал Масленников.

Более того, 13 октября 1941 г. Военный совет 29-й армии возбудил ходатайство перед Военным советом ЗФ о привлечении к судебной ответственности командующего 31-й армией генерал-майора Далматова, начальника штаба армии полковника Анисимова и начальника политотдела армии полкового комиссара Медведева. Позднее, 9 ноября Ставкой ВГК было принято решение об их аресте и предании их суду. Их обвиняли в

1) в невыполнении боевого приказания фронта по наведению порядка в соединениях и об удержании порученного участка,

2) паникерстве и взрыве железнодорожного моста через Волгу в результате чего несколько эшелонов с боеприпасами, продовольствием, в том ччисле склады 29-й армии с имуществом, а также подготовленные к погрузке морские орудия системы КАНЭ, снятые с укрепляемой полосы участка 29-й армии для отправки в район Можайска, и другое имущество не были отправлены,

3) уничтожении большого числа боеприпасов в г.Ржеве и Ржевском железнодорожном узле,

4) бездеятельности в устранении беспорядков в Ржевском гарнизоне и г.Ржеве. 21

Факт предания командующего 31-й армии В.Н.Далматова суду военного трубунала “за крупные упущения в управлении войсками при обороне Ржева” активно используют сотрудники Института военной истории МО РФ 22, но, к сожалению, они не проследили ход дела дальше. По их вине в массовом издании человек представлен в негативном свете, при том, что в последующем В.Н.Далматов воевал, был представлен к наградам, и оставил воспоминания о боях на территории нашей области. 23

Проведенное следствие установило, что во многих предъявленных обвинением фактах личной вины Далматова и других членов Военного совета 31-й армии нет. Так, приказания о взрыве железнодорожного моста никто из обвиняемых не давал. Более того, Далматов несколько раз повторял приказание, без специального приказа мост не взрывать. Это подтвердил и лейтенант, который готовил мост к взрыву. Он сам, не имея указания на взрыв моста, произвел установку капсулей и соединил их детонирующим шнуром. Взрыв моста произошел от детонации 11 октября 1941 г. в 23.30. Морские орудия не могли быть оправлены и были взорваны, а также было уничтожено большое количество боеприпасов, продовольствия и другого имущества 29-й и 31-й армий, т.к. из-за постоянных бомбежек и обстрелов города были уничтожены железнодорожные пути. Здесь следствие отметило, что хотя обвиняемые лица указаний на уничтожение не давали, но и не приняли мер к частичному вывозу имущества, хотя бы на автомашинах. Оказывается, Генштабом были присланы автомашины для переброски 119-й сд в район Волоколамска. Эти машины были отправлены обратно, т.к. 119 сд в этот момент участвовала в боях и не могла быть снята с позиций.

Не нашло полного подтверждения и обвинение в невыполнении приказаний по удержанию боевых участков, т.к. с 7 по 13 октября командование 31-й армии, “не располагая реальными силами, организовало все возможное, в т.ч. и работников штаба армии, для обороны Ржева.” 13 октября в соответствии с приказом Военного совета 29-й армии оборона Ржева была сдана Далматовым по акту командиру 174-й сд (29-й армия).

Следствие подтвердило отдельные факты неорганизованности, растерянности и даже паники со стороны командования 31-й армии, что привело к исключительно неорганизованному перемещению первого эшелона штаба армии, при котором была уничтожена и потеряна значительная часть имущества штаба и даже секретные документы, за что обвиняемые лица должны были нести ответственность.

При решении вопроса о наказании командования 31-й армии зам. главного военного прокурора Красной Армии в письме от 16 декабря 1941 г. на имя начальника Генерального штаба Шапошникова предлагал принять во внимание всю обстановку, а также то, что из имущества 29-й и 31-й армий при отступлении из Ржева ничего не было оставлено врагу, что Далматов впервые командовал армией, а Анисимов работал в 31-й армии всего лишь 15 дней и не был знаком со штабной работой в достаточной мере, что все названные лица характеризуются очень положительно. Исходя из этого, автор письма в Генеральный штаб заключал, что оснований для предания суду перечисленных лиц нет и предлагал дело о них разрешить в дисциплинарном порядке.

На письме прокурора Афанасьева есть резолюция командования ЗФ - Г.К.Жукова и Н.А.Булганина:

“1. ВС фронта согласен с выводами прокуратуры.

2. Окончательный вывод необходимо согласовать с т.Масленниковым.” 24

В целом, такое решение прокуратуры и командования ЗФ, было в тех условиях очень смелым, если вспомнить о судьбе командования ЗФ первого формирования и о тесных отношениях Масленникова и Берии, но оно учитывало реальную ситуацию 10-14 октября 1941 г.

Приведенные факты показывают, какая сложная обстановка сложилась в районе Ржева 10-13 октября 1941 г. Несмотря на мужественное сопротивление отдельных небольших отступающих советских частей, остановить фашистские войска в районе Ржева не удалось. При этом генерал Х.Гроссманн, автор книги “Ржев - краеугольный камень Восточного фронта”, писал о сопротивлении русских у Муравьева, южнее дороги Оленино-Ржев, у Толстикова. Эти двух-трехдневные бои у города он громко называет первым сражением за Ржев. По немецким данным, войска вермахта овладели городом 15 октября, по советским данным, Ржев был оккупирован 14 октября 1941 г. 25

Таким образом, уже к середине октября 1941 г. фашистскими войсками, практически без активного сопротивления со стороны отступающих советских войск, были захвачены Вязьма, Гжатск, Сычевка, Зубцов, Ржев, Белый, Оленино. После этого фронт продвинулся к Москве, и вновь эти названия зазвучали в военных сводках армий воюющих сторон в конце декабря 1941г.- начале января 1942 г., когда фашистские войска были отброшены от столицы в результате декабрьского контрнаступления советских войск. Уже в конце декабре 1941 г. вновь появились ржевское, зубцовское, сычевское, гжатское, вяземское направления.

В “Директиве ОКХ относительно задач сухопутных войск на Востоке зимой 1941/42 г.” от 8 декабря планы вермахта на московском направлении определялись так: “Группа армий “Центр” после завершения операций в районе Москвы должна так эшелонировать свои войска, чтобы быть в состоянии отразить удары русских против участка фронта, выдвинутого в направлении Москвы, и против своего левого фланга. Для защиты растянутого фланга группа должна предусмотреть приведение в боевую гоотовность резервов в районе южнее Осташкова.” 26 Выполнение этих задач немецкими войсками привело к тому, что уже в января-феврале 1942 г. Ржев, Вязьма, Сычевка, Зубцов, Белый стали крупными, немецкими опорными пунктами на образовавшемся в линии советско-германского фронта выступе. Развернулись жесточайшие бои за эти опорные пункты, в первую очередь, за Ржев и Вязьму, которые, будучи соединены железной дорогой, обозначили крайние точки выступа. Поэтому и выступ получил название ржевско-вяземского.

<< | >>
Источник: Герасимова С.А.. Военные действия в районе Ржевско-Вяземского выступа в январе 1942 - марте 1943 гг.:. 2002

Еще по теме § 2. Действия сторон на ржевско-вяземском направлении в октябре-декабре 1941 г.:

  1. Введение.
  2. § 2. Действия сторон на ржевско-вяземском направлении в октябре-декабре 1941 г.
  3. Заключение.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -