<<
>>

Объяснение особенностей общей исторической динамики войн

Явная корреляция милитаризации обществ (увеличения доли ресурсов, потребляемых для создания и поддержания военной мощи) с социальным и технологическим развитием представляется результатом круговой положительной обратной связи.

Экономический рост, имеющий собственную динамику расширения и надстраивания рынков, имеет следующие значимые последствия: рост населения, развитие социальной организации и инфраструктуры, увеличение ресурсов, могущих быть конвертированными в военную мощь, рост привлекательности богатства для внешних агрессоров. Даже если миролюбивое сообщество не идет по пути усиления военной мощи, его заставят это сделать внешние противники или внутренние сепаратисты, в противном случае такое сообщество будет завоевано или распадется, что опять-таки приведет к повышению милитаризации данной территории.

Рост населения, больший, чем в соседних сообществах, имеет значительный конфликтогенный потенциал. Если такой рост сопровождается ростом богатства и военной мощи, то возникает дисбаланс могущества по отношению к менее населенным и богатым соседям. Если растет только население и богатство, то возрастает привлекательность такого сообщества для агрессоров. Если рост продолжается при исчерпании экономической поддержки, то растет демографическое давление, появляются дискомфорты и повышается уровень агрессивности.

Развитие социальной организации и инфраструктуры (особенно средств коммуникации) резко повышает возможности военной мобилизации. Даже если этим не пользуется само сообщество, такими достижениями вскоре начинают пользоваться более воинственные соседи.

Сама милитаризация общества может вести как к внутренним конфликтам, чреватым сепаратистскими и гражданскими войнами, так и к новым социальным функциям и институтам (в области политического управления, перераспределения ресурсов, социальной информации, образования, пропаганды, науки, технологии и т.д.), которые далее используются в невоенных областях, что приводит к новым виткам социального и экономического развития [Коллинз, 2000б]. Далее цикл повторяется.

Итак, экономическое развитие, социальное развитие, рост населения, милитаризация и технологический прогресс образуют типичную мегатенденцию «лифт» [Розов, 2002, с.188], которая и служит главным объяснением рассматриваемой корреляции.

Вполне естественным является побуждение возразить и сослаться на разрушительный и опустошающий характер самих войн. Нет сомнения в том, что для их участников, особенно побежденных, войны как естественные (но не абсолютно обязательные) результаты милитаризации приносят смерть, горе, разрушения, возможно, даже деградацию и регресс в кратковременном и локальном масштабе. Однако опустевшие места и ослабленные сообщества скоро становятся анклавами более успешных сообществ, а именно тех, которые овладели наиболее эффективными режимами при данных исторических условиях. Заметим, что речь идет вовсе не об оправдании и возвеличивании войн; здесь указывается лишь объективная роль резкого ускорения состязания между режимами и между носителями разных режимов — политическими сообществами, роль «расчистки пространства» для распространения наиболее эффективных режимов.

Известны две главные военные революции, связанные со скачкообразным ростом масштабов и интенсивности войн, а также с многообразными социальными последствиями.

Первая военная революция традиционно связывается с политогенезом (образованием государств), т.е. переходом от фазы варварских сообществ, обычно имевших структуру чифдомов (вождеств) к фазе ранней государственности [Carneiro, 1970; Mann, 1987; 1993; Розов, 2002, с. 348-353, 376-378]. Считается, что такие революции произошли в разное время в шести центрах появления автохтонной государственности: в Месопотамии (Шумер), в Египте (Раннее царство), в долине Инда (Хараппа), в долине Хуанхэ (древнекитайские царства Инь и Шань), в Мезоамерике (империи майя и ацтеков) и в Перу (Империя инков). Здесь появляются впервые регулярные армии, для поддержания их требуется новая форма социальной организации, которой и становится раннее государство. Стандартным объяснением служит укрупнение чифдомов, которые поглощали другие чифдомы путем завоевания и коалиций в ситуации демографического давления и борьбы за главный в то время ресурс — территории. Вероятно, быстрое развитие новых типов оружия (бронзовые мечи и наконечники копий и стрел, боевые колесницы) оказало дополнительное динамическое воздействие. Глобальный, продолжавшийся много столетий переход от безгосударственных обществ к государственным может быть объяснен только мощным действием мегатенденции «лифт», основные составляющие которой были рассмотрены выше. Корневой причиной запуска этой мегатенденции, по-видимому, стал долговременный дисбаланс могущества между цивилизованными центрами (с высокой плотностью населения, государственностью, городской культурой, позже письменностью) и варварской периферией, которая волей-неволей постепенно втягивалась в цивилизацию.

Вторая военная революция, впервые произошедшая в Западной Европе в XVI-XVIII вв., привела к появлению национальных государств и соответствующей системы международных отношений, принципиальная структура которых сохраняется и по сей день. По-видимому, здесь главную роль сыграли технологии массового производства огнестрельного оружия, союз государств с держателями крупных финансовых ресурсов (полученных благодаря развитию капитализма и колониальной торговли), ставка на большие армии c централизованным управлением и обеспечением амуницией [Tilly, 1990; Mann, 1987; 1993; Parker, 1976]. Успешное создание и поддержание таких армий оказалось под силу только государствам, в которых устанавливались гражданство, сквозная бюрократическая система налогообложения, централизованная поддержка массового образования, высшего образования, науки, технологии и военного производства. С разной скоростью (начиная с Испании, Голландии, Англии, Франции, кончая Россией, Турцией, Китаем, Индией, бывшими европейскими колониями) страны обретали соответствующие структуры и функции, становились национальными государствами, а точнее — обществами со сквозной государственностью [Розов, 2002, с.356-359, 382-386 ].

Фактор перенаселенности в Европе того времени присутствовал, но давление существенно смягчалось эмиграцией европейцев в колонии. Резкий рост масштаба войн, очевидно, связан с борьбой европейцев за могущество, открывавшее преимущественный доступ к колониальным ресурсам. Эпоха обширных территориальных приобретений, быстрого и неравномерного обогащения, инфляции, роста капиталистического производства закономерно вела к целому каскаду дисбалансов, традиционным и вполне нормальным для того времени решением которых становились войны. При этом в войны и подготовку к войнам инвестировались основные силы и ресурсы. После ряда потрясений, каждый раз завершавшихся неким новым уровнем равновесия (основные вехи — европейские и позже мировые системы безопасности — система Вестфальского мира после Тридцатилетней войны, Священный союз после наполеоновских войн, Лига Наций после Первой мировой войны, ООН и равновесие «холодной войны» после Второй) основным рубежом стал гигантский разрыв в могуществе между сквозными государствами и государствами прежних фаз развития.

<< | >>
Источник: Розов Н.С.. Война всегда рядом: сущность и происхождение массового организованного насилия / Альманах «Время мира». Выпуск 3. Война и геополитика. - Новосибирск: Наука,2003. - С.75-120.. 2003

Еще по теме Объяснение особенностей общей исторической динамики войн:

  1. ИЗОБРАЖЕНИЕ НАГОГО ТЕЛА И ПОРТРЕТ
  2. О ФОРМЕ ДУШ
  3. ФАУСТОВСКОЕ И АПОЛЛОНОВСКОЕ ПОЗНАНИЕ ПРИРОДЫ
  4. А. С. Пушкин
  5. Записка от неученых к ученым русским, ученым светским, начатая под впечатлением войны с исламом, уже веденной (в 1877—1878 гг.), и с Западом — ожидаемой, и оканчиваемая юбилеем преп. Сергия
  6. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  7. § 2.1. Понятие глобализации
  8. Объяснение и понимание
  9. Постановка проблемы философского исследования
  10. Концептуальный анализ выделенных характеристик войн
  11. Объяснение особенностей общей исторической динамики войн
  12. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  13. Красовский В. Е Роман‑эпопея «Война и мир»
  14. Глава 9. Magnum ignotum1 частной собственности в проекции общего вектора прогресса российского общества
  15. Джейн Бурбанк, Фредерик Купер Траектории империи