<<
>>

4. ПРОТОКОЛЫ ДУРБАНА: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ НЕОАНТИСЕМИТИЗМА ШИМОН САМУЭЛЬС Shimon Samuels

Аггада (чтение во время пасхального седера) гласит, что Господь вывел нас из рабства египетского крепкою десницею и простертою рукою. Если бы Аггада писалась на сегодняшнем политически кор­ректном языке, она бы говорила о кнуте и прянике в качестве ин­струментов дипломатии.

РОЛЬ НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (НПО) НА ПОЛИТИЧЕСКОЙ АРЕНЕ

В течение прошедших трех десятилетий традиционные между­народные и межправительственные отношения постепенно до­полняются вкладом гражданского общества благодаря все более заметному игроку на политическом поле — неправительственным организациям (НПО). Число НПО растет в геометрической про­грессии, в их названиях и сферах деятельности отражены все воз­можные интересы, проблематики и идеологии.

Самые крупные из них насчитывают миллионы членов, а раз­меры их бюджета превышают бюджеты нескольких суверенных го­сударств. У некоторых НПО также есть официальный статус кон­сультативных структур при ООН и ее специализированных под­разделениях, равно как и при таких региональных организациях, как Совет Европы, Африканский союз или Организация американ­ских государств. Совет директоров таких НПО может похвастаться именами знаменитостей: бывшие дипломаты, политические и цер­ковные деятели состоят в консультативных советах, а их руководи­тели вхожи в коридоры власти.

Кроме системы ООН, есть еще Всемирный общественный форум (ВОФ), основанный в Порто Аллегро (Бразилия), его региональные подразделения и зависимые структуры, которые также представля­ло

Протоколы Дурбана: глобализация неоантисемитизма

ют собой всемирный механизм для подбора кадров, формирования мнений, формулирования актуальной проблематики, привлечения средств и создания имиджа. Всемирный общественный форум не случайно проводит свои съезды одновременно со Всемирным эко­номическим форумом в Давосе (ВЭФ), объединяющим корпора­ции и политические структуры, которые продвигают и потрясают экономическую жизнь на планете.

Всемирный экономический форум поддерживает связь с об­щественностью благодаря вкладу НПО (которые форум именует ОГО — Организациями гражданского общества). Во Всемирном общественном форуме понимают, что самые яркие его НПО-участники со временем могут стать гостями в Давосе. Чтобы под­держивать доверие к себе и имидж «жертв глобализации», некото­рые из этих НПО посылают сразу две делегации: и в Порто Алегро, и в Давос. В январе 2006 году это привело к тому, что в периодиче­ское издание ВЭФ (в Интернете и в печатном виде) проникла статья антисемитского содержания. Клаус Шваб, основатель и исполни­тельный председатель ВЭФ, принял экстренные меры, извинился и удалил данный выпуск. Арену деятельности НПО следует считать жизненно важным пространством: полем битвы и коммуникаци­онной сетью одновременно. Покинуть это поле — значит оставить пространство, которое займет и закрепит за собой противник. От­сутствие на этом поле с самого начала дарит победу противнику из-за невыполнения своих функций.

В ноябре 2001 года на Специальной конференции комиссии ООН по правам человека, посвященной вопросу дискриминации на религиозной почве, которая проходила в Мадриде, меня шоки­ровало заявление, сделанное послом Сирии: «В этом зале находятся представители надменной, превозносящей себя над всеми другими религии, утверждающей свою богоизбранность. Им здесь не ме­сто!». «Его Превосходительство» ошибался: в зале присутствовал только один такой представитель. Я обратился к другим правоза­щитным НПО и призвал их прореагировать на это проявление не­нависти и вместе со мной покинуть зал. Они отказались, и я вышел из зала один — демонстративно и шумно. Затем я подождал три минуты и неторопливо прошел к своему креслу в зале; ведь я не мог оставить победу за ними, не мог проиграть.

121

Шимон Самуэльс

НОВЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ

Тема этой статьи — новый антисемитизм, родившийся на кон­ференции в Дурбане [1], его глобализация (с акцентом на роль Ев­ропы), а также антропологизация Холокоста как вспомогательный фактор.

И в конце вернемся к НПО, когда я попытаюсь смодулиро­вать «крепкую десницу» и «простертую руку».

Всего семь лет тому назад, когда настроение на грани тысяче­летий определялось взлетом на биржевых рынках и надеждой на мирное развитие, положение еврейского народа казалось почти мессианским. Израиль приветствовали в сообществе народов; ев­рейское государство имело равный статус с другими в междуна­родных структурах, и, казалось, что «Ам левадад йишкон» («народ, который будет жить в одиночестве»), может возникнуть снова как «Ор ла гойим» («свет для народов земли»). А потом начались инти­фада (восстание палестинцев против Израиля), Дурбанская конфе­ренция и новая глобальная угроза как для выживания евреев, так и для человечества вообще.

Именно на Международной конференции ООН по вопросу расизма в сентябре 2001 г. антисемитская пропаганда достигла своего пика за все время после Холокоста. Дурбан фактически стал новой основой для метастазов антисемитской раковой опу­холи в мировом организме. В Дурбане такие понятия как «гено­цид», «Холокост», «этническая чистка» и даже само понятие «ан­тисемитизм», были извращены и направлены против еврейских жертв.

Будучи избранным в Международный оргкомитет форума НПО при ВЭФ [2], я принимал участи в работе всех подготовительных комитетов — в Женеве, Страсбурге, Варшаве и Сантьяго, где мы дополняли программные документы фразами о преподавании истории Холокоста и о его ревизионистском отрицании. Получив отказ в визе для поездки на последнюю встречу оргкомитета, ко­торая проходила в Тегеране, я прибыл в Дурбан и обнаружил, что существуют уже три Холокоста:

• Холокост — близнец рабства на территории Южной и Северной Америк;

• продолжающаяся трансатлантическая работорговля;

122

_______________________Протоколы Дурбана: глобализация неоантисемитизма

• Холокост палестинцев, осуществленный Израилем, иными сло­вами «накба», катастрофа, которую нужно исправить, уничто­жив еврейское государство (прямо Ахмадинежад, пришедший раньше времени!).

Все это означало, что Холокоста евреев никогда не было.

Теперь были уже две разновидности антисемитизма. Цитирова­ли профессора Хади Адхама из Тегерана, заявившего: «до 1945 года антисемитизм был, в самом деле, направлен против стереотипа западного еврея-банкира и восточного еврея-коммуниста. После победы сионизма, начиная с 1948 года, антисемитизм направлен против арабских нефтяных магнатов-шейхов или исламских тер­рористов. Поэтому сегодняшний антисемитизм — это арабофобия и, как следствие, сионизм означает антисемитизм».

Участники заключительного шествия против расизма, прохо­дившего в пятницу вечером, которое должно было завершиться у Дурбанской ратуши, на самом деле окружили синагогу в крохотной еврейской общине. Под защитой южноафриканской полиции тыся­чи участников демонстрации развевали знамена с надписью «Майн Кампф», скандировали «Гитлер был прав», «Аллах акбар», «Смерть Израилю, смерть евреям». В тот вечер стерлось различие между антисемитизмом и антисионизмом, что было, наконец, признано в Берлинской декларации ОБСЕ 2004 года и в рабочем определении антисемитизма, данном Европейским центром мониторинга, кото­рые рассматривали демонизацию (очернительство) делегитимиза-цию (лишение права на существование) Израиля как предлог для антисемитизма.

После Дурбанской конференции на первом заседании Между­народного оргкомитета была представлена программа действий на десять лет, формально взятая из Плана действий Дурбанской кон­ференции. По этой программе в течение первых пяти лет (2001-06) необходимо было осуществить план из восьми пунктов по изоляции Израиля как «последнего бастиона апартеида». Предстояло восста­новить движение солидарности против ЮАР 1960-х, 1970-х и 1980-х годов, образовательные программы, вести судебные процессы по преступлениям против человечности, утвердить Закон о возвраще­нии всех палестинских беженцев, организовать экономический бой-

123

Шимон Самуэпьс

кот Израиля, изолировать Израиль в области спорта, телекоммуни­каций, образования и науки, культуры и туризма, разорвать дипло­матические отношения и наложить санкции на государства, которые откажутся проявить полную солидарность в изоляции Израиля.

[3]. К этой компании должны были целенаправленно подключить церк-^ ви, университеты, Интернет, НПО, все подразделения ООН.

В течение следующих пяти лет (2006-2011) под эгидой палестин­ского государства акцент должен был сместиться (используя тер­минологию иранских аятолл), от борьбы с «чертенком» (Израилем) в сторону борьбы с «великим сатаной» (США) — кампания, направ­ленная против преступной глобализации и репараций за рабство и связанные с ним преступления. Кульминацией должна была стать Международная конференция против расизма Дурбан II, ориенти­ровочно запланированная на 2009 год.

Затем осуществлению этого плана из восьми пунктов способ­ствовала Международная встреча по устойчивому развитию на высшем уровне, которая прошла в Йоханнесбурге в августе 2002 г. Перед прибытием на встречу сотрудники Центра Визенталя по­пытались уменьшить негативные последствия. Мы связались со 180 представителями НПО из движения зеленых и призвали их к тому, чтобы «сосредоточить внимание на заявленной проблематике встречи: вода, здоровье, сельское хозяйство, сохранение биологиче­ского разнообразия и борьба с бедностью, а не уступать инициати­ву политическому экстремизму, который направит переговоры на другие темы и внесет нежелательные искажения. [4]. Мы получили более 25 положительных откликов от представителей самых разных стран (от Бурунди до Бразилии и от Венгрии до Нигерии), но, тем не менее, подтекстом этой конференции оставались диффамация (клевета) США и представителей Еврейского Национального Фонда (заслугой которого были посадка леса, обращения вспять процесса расширения пустыни, опреснение морской воды и другие связан­ные с водой проекты в Израиле и в развивающихся странах).

АНТИСЕМИТИЗМ И ВСЕМИРНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОРУМ

Антисемитские выражения, которые теперь стали постоянным атрибутом международных встреч НПО, привлекли к себе боль-

124

Протоколы Дурбана: глобализация неоантисемитизма

шое внимание на третьем ежегодном Всемирном общественном форуме, посвященном противодействию глобализации, который состоялся в Порто Аллегро в январе 2003 г.

На нем были аккреди­тованы 70 000 представителей от 5 500 НПО из 126 стран, многие из которых активно участвовали в Дурбанской конференции. На церемонии, посвященном открытию форума, НПО разного профи­ля несли транспаранты с надписью: «Нацисты, янки и евреи — до­вольно избранных народов!».

Антисемитская символика и выражения повсюду присутство­вали на форуме. На заседании, посвященном «Фундаментализму и нетерпимости», евреев заклеймили как «настоящих фундамен­талистов, манипулирующих американским капитализмом и про­граммой войны с Ираком» и «несущих ответственность за теракты 11 сентября».Также было объявлено, что «американский еврей Ро­берт Зеллик (Robert Zoellick), работающий в агентстве «Развитие и новые возможности для Африки» в Мавритании является аген­том американского проникновения с целью заново колонизировать Африку, чтобы поддержать еврейских фундаменталистов в Израи­ле и США».

Жозе Бове, «боевик» от профсоюза французских фермеров, яко­бы прислал послание из Рамаллы, где он гостил у Арафата, в кото­ром было сказано: «Израиль — это reductio ad Hitlerum (маленький Гитлер), поэтому евреев можно обвинить в расизме, если они под­держивают еврейское государство ...Израильтяне, на самом деле, совершают антисемитские провокации во Франции, так как имен­но они наживаются на преступлении». Такого рода оскорбительная клевета была фоном, на котором произошло физическое нападение на около двух десятков местных еврейских студентов, вышедших с транспарантами с надписью: «Два народа — два государства: мир на Ближнем Востоке».

Центр Визенталя подал протест Генеральному секретарю ВОФ, а также мэру города, в котором говорилось, что огромное количе­ство плакатов, развешенных в аэропорту и по всему городу «Еврей­ский солдат стреляет в арабских женщин и детей» создает в горо­де атмосферу, представляющую угрозу для небольшой еврейской общины в Порто Аллегро. На стадионе более 50 000 молодых лю­дей из примерно 120 стран выкрикивали: «Да здравствует мировая

125

Шимон Самуэпьс

интифада (восстание палестинцев против Израиля)!». Известный журналист из агентства новостей утверждал, что он не будет делать по этому поводу репортаж, поскольку евреям следует знать, априо­ри, что ВОФ по своей природе «недоброжелателен к евреям».

Некоторые из претензий участников ВОФ вполне законны, но многие из его приверженцев — всего лишь провокаторы. Антисе­митизм а-ля ВОФ не нов, но он стал изощренным, так же, как и политический инцест, при котором объединяются ультраправые и ультралевые, пост-коммунисты и экологи, церковные «освободи­тели» и профсоюзы, введенные в заблуждение правозащитники и борцы за права коренных народностей, исламские боевики и обыч­ные антисемиты, особенно в Европе, где пытаются придать леги­тимность определенным правительствам, законам, интеллектуа­лам, студенчеству и СМИ. Странная дружба объединяет в одном шествии: троцкистов-атеистов и страдающих пироманией борцов с «Макдональдсами», которые шагают в ногу со знаменосцами Хез-бодлы, выкрикивающими «Аллах акбар», «Смерть евреям» и «Им­мигранты без документов (т. е. претенденты на политическое убе­жище без документов) — народу без документов (т. е. палестинцы), все те же жертвы, все та же битва».

Все это оппортунистским образом соединяется посредством связи между антиамериканизмом и антисемитизмом. Эта связь вы­ражается в лозунгах, объединяющих «два избранных народа», кото­рые стремятся господствовать во всем мире и эксплуатировать все остальное человечество в духе «Протоколов сионских мудрецов»; в двух вампирах, высасывающих кровь из своих жертв. Следствие этого — презрение и узаконивание разжигания ненависти, которая уже многие десятилетия считалась если не преступной, то, по край­ней мере, гнусной. Таким образом, американец и еврей приобрели общий статус изгоя.

Всемирный общественный форум координирует проводимые под его эгидой конференции на всех континентах. В 2004 году со­стоялся Европейский Общественный Форум в Сен-Дени под Па­рижем. Свидетели отмечали, что поджигателей, бросивших зажи­гательную бомбу в еврейскую школу в соседнем предместье Гани, ранее видели на ЕОФ. В Афинах в 2006 году на Европейском Об­щественном Форуме (ЕОФ) свободно распространяли греческий

126

_______________________Протоколы Дурбана: глобализация неоантисемитизма

неонацистский журнал «Золотая зорька». Выпуск был посвящен «Славному арабско-нацистскому сотрудничеству под руковод­ством Гитлера и их сегодняшней общей программе по борьбе с евреями». Одновременно немецкие коммунисты продавали свой журнал «Моподая борьба» (Young Struggle), с обложки которого кричал заголовок «Солидарность с Францией — учимся побеж­дать у Франции». На фотографии были изображены французско-арабские участники демонстрации в каффие (арабский головной убор) в то время как «Интифада захватила парижские баррикады осенью 2005 года» — неприятное послание для еврейских жертв антисемитского выпада во Франции. Кампания «БДС» — Бойкот, Дивестирование, Санкции»[5] против государства Израиль взята из вышеупомянутого «пятилетнего плана» Форума НПО в Дур­бане. Авторы этого плана ежегодно съезжаются на встречи ВОФа или ЕОФа. Выражения, в которых описывается эта кампания, и за­планированная кульминационная мобилизация сил по всему миру к маю 2008 года, чтобы отметить шестидесятилетний юбилей го­сударства Израиль как «год накбы» (год Катастрофы), не могут не спровоцировать антисемитские нападения на еврейские общины по всему миру. Используемые выражения вызывают в памяти гит­леровский бойкот «Не покупайте у евреев», ставший прелюдией к Холокосту. В Афинах введенный в заблуждение молодой бельгий­ский еврей объяснял, почему он поддерживает подготовку и осу­ществление бойкота. Ваш покорный слуга случайно услышал раз­говор двух молодых палестинцев, оживленно говоривших об этом ораторе по-арабски. Первый спрашивал: «Почему этот еврей все это говорит?». Его собеседник отвечал: «Это хороший еврей, кото­рый верит в справедливость нашей борьбы». Первый, смеясь, вста­вил «йитбах аль яхуд» («смерть евреям») и они оба расхохотались.

ПЕРВАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ «НОВОГО АНТИСЕМИТИЗМА»

С падением берлинской стены в 1989 году и с распадом совет­ской империи вышли на свободу ранее сдерживаемые призраки классического антисемитизма в тех странах, где был осуществлен Холокост, т. е. «антисемитизм без евреев» или «синдром фантомной боли» (конечность ампутировали, но организму кажется, что она

127

Шимон Самуэльс

все еще чешется). Последние остатки практически уничтоженных еврейских общин в Восточной Европе стали козлами отпущения за боль утраты централизованной экономики и переход к капитализ­му и рыночной экономике.

Тем не менее, восточноевропейский антисемитизм менее связан с «генетическим евреем» (genetic Jew), а скорее с абстрактным об­разом «еврея вообще» (generic Jew) — эвфемизмом или кодовым словом, означающим «импортный», «заграничный», «западный», и т. д. К примеру, Международный валютный фонд, козел отпуще­ния за безработицу и инфляцию, изображался националистами как орудие еврейского заговора, которым манипулировали как Ва­шингтон, так и Тель-Авив. «Протоколы сионских мудрецов» вновь стали актуальными во всех бывших соцстранах, питая желание ненавидеть то, что больше всего пугает, — неизвестное! Другими словами, теория заговора закулисных врагов народа — это линия наименьшего сопротивления. Поэтому антисемитизм в почти очи­щенной от евреев (Judenrein) после Холокоста Восточной Европе можно рассматривать как лакмусовую бумажку для диагностики недемократического состояния и поведения общества и угрозы для всех меньшинств в обществе. Слово «еврей» служило символом всего чуждого «народу» (Volk) повсеместно: от западных СМИ до эстрадной музыки, от правозащитной деятельности до развития технологий. Невежество, неудовлетворенность, зависть, злоба, бо­язнь неизвестного и непривычного легли в основу теории заговора, которая представляет собой строительные блоки ксенофобии. Сер­бы после событий в Косово объясняли то, что произошло в стра­не, как результат политики американской/натовской интервенции, германского реваншизма, исламского фундаментализма, политики Ватикана и даже сионизма. Хорватская версия опускает немецкий реваншизм и Ватикан, но сохраняет антисемитизм. Литания тоже отличалась в Восточной и Центральной Европе. Возможно, евреев в какой-то стране и не было, но укорененной в сознании каждого народа стартовой страницей для каждой из разновидностей теории заговора, по-прежнему, служат «Протоколы сионских мудрецов».

В Западной Европе все еще переживают психологическую трав­му, которая вызывает угрызения совести и постоянное чувство вины, слишком болезненных для непосредственного искупления,

128

Протоколы Дурбана: глобализация неоантисемитизма

за два исторических преступления: колониализм и соучастие в Хо-локосте.

Избавление стало возможным и для народов-виновников, и для народов-наблюдателей благодаря механизму проецирования роле­вой реверсии, суть которой — использование терминологии Холо­коста применительно к проблемам на Ближнем Востоке. Квинтэс­сенция этого механизма — многочисленные варианты карикату­ры на фотографию подавления восстания в варшавском гетто, на которой ребенок стоит с поднятыми вверх руками под прицелом нацистских автоматов. На карикатуре на голову ребенка одет го­ловной убор палестинца, а на фуражках немцев — звезды Давида. Это на уровне бессознательного «нацифицирует» израильтян и «иудаизирует» палестинцев. Анонимность Брюсселя, издающего инструкции для постоянно расширяющегося Евросоюза, углубляет кризис веры и усиливает остаточную ностальгию по националь­ному самовыражению, препятствуя всеобщему усреднению типа одинаковых центральных улиц, торговых центров, точек быстрого питания, музыки и Интернета. Реакционер становится похожим на радикала, на чужака в нашей среде, который ищет опору в нацио­нальной кухне, языке, одежде, религиозной атрибутике и группо­вой солидарности.

Вакуумы внутри вакуумов в трущобах на окраинах европейских городов — это поля сражения, на которых выпускаются сдерживае­мые ранее горечь разочарований и отчуждения — взаимное отвер­жение ассимиляции как обществом, принимающим эмигрантов, так и самими иммигрантами второго поколения. Во Франции мо­лодые выходцы из северной Африки, которым не успели навредить ни Людовик XIV, ни Наполеон, но которые успели уже слишком ве-стернизироваться, чтобы вернуться на родину в Магриб, становят­ся легкой добычей зажигательных молитвенных призывов «джиха-дистов».

Спутниковые телеканалы и интернет-сайты прививают допол­нительную ненависть к культуре принимающей страны, используя методы аутентификации/социализации высоких технологий. Те­перь уже не верят, когда говорят: это правда, потому что «я видел это черным по белому» или «я видел это вживую по телевизору». Сегодня доступ в Интернет отстранил мечеть как инструмент для

129

Шимон Самуэльс

привлечения адептов новой доктрины, божественного компьютер­ного слова. Здесь оторванный от родины молодой мусульманин может приобрести у противников глобализации информацию с двойным тайным смыслом: о преступлениях старых испорченных капиталистов в новых американских многонациональных упаков­ках и про вездесущую и невидимую руку Сиона, которая манипу­лирует банками, промышленностью, кино и СМИ во всем мире.

Поскольку корни европейского антисемитизма уходят в хри­стианское учение о расовой теории, отношение арабов-мусульман к евреям имело политический характер как функция арабо-израильского конфликта. «Новый антисемитизм» родился вслед­ствие сдвига в сторону принятия исламистами Большой лжи ев­ропейского колониализма — средневекового кровавого навета, «Протоколов сионских мудрецов» и отрицания Холокоста, усовер­шенствованных в новых толкованиях Корана и Хадита. Сейчас он экспортируется назад в европейские мусульманские диаспоры че­рез спутниковое телевидение и Интернет. Хартия Хамаса от 1986 года [6] возлагает на евреев ответственность за революцию во Франции и в России, за Первую и Вторую мировые войны, за ма­сонство и клубы деловых людей [7]. Хезболла постоянно стирает грани между евреями, сионистами и израильтянами в «неприми­римой борьбе между исламом и иудаизмом, то есть между добром и злом, истиной и ложью». Взрывы в синагогах и еврейских цен­трах в Стамбуле, Джербе и Буэнос-Айресе, убийства прикованных к инвалидным коляскам американцев Леона Клингхоффера и Да­ниэля Перла за то, что они «евреи», не имеет никакого отношения к арабо-израильскому конфликту[8].

Говоря языком стратегической геополитики, это можно рассма­тривать как нарастающую угрозу стабильности в мире со стороны иранского ядерного государственного исламизма. В нем присут­ствуют зловещие черты немецкого национал-социализма: идеоло­гия катаклизма, ущемление прав меньшинств, подавление женщин, революционное молодежное движение, субсидируемый государ­ством терроризм, претензии на господство в регионе. И вправду, джихадистско-фашистский режим, пытающийся завладеть' ядер­ным оружием, должен прозвучать как сирена тревоги в каждой за­падной или мусульманской стране, которая может в будущем ока-

130

Протоколы Дурбана: глобализация неоантисемитизма

заться в зоне поражения его ракет. Однако, если рассматривать это в свете модели Системы раннего предупреждения Франклина Лит-телла, то движущей силой национального исламизма, равно как и национал-социализма, является яд антисемитизма. Окончательное решение еврейского вопроса было нацистским способом форми­рования антисемитского альянса союзников-коллаборационистов, облегчавшего задачу расширения Lebensmum (жизненного про­странства) империи. Аналогично, евреи опять являются готовым инструментом для шиитского реваншизма на пути к суннитскому халифату. Политика вовлечения Ираном суннитов и шиитов легко просматривается в его патронаже суннитского Хамаса и шиитской Хезболлы и их террористической деятельности против евреев в Из­раиле и в диаспоре. Шейх Фадлалла (Хезболла) целенаправленно заметил, что «нападение на Израиль избавляет от необходимости гоняться за евреями по всему миру», в то время как британский исламист разъяснил на Всемирном общественном форуме в Мум-бае в 2004 году, что «ничего не изменится, если Израиль переселить на противоположный берег Средиземного моря; наш всемирный конфликт с сионизмом вечен». Заражение европейских социаль­ных структур этим вирусом ближневосточной ненависти, в осо­бенности во французских предместьях, где бок о бок живут евреи и мусульмане, выходцы из северной Африки, становится смертельно опасным. Центр Визенталя был одним из организаторов кругло­суточной горячей линии связи для жертв антисемитизма, которая стала барометром этого влияния. Количество звонков колебалось от пяти-шести в обычные дни до пятидесяти после поимки Сада-ма Хуссейна или после показа в Рамадан по телеканалу Хезболлы алъ-Манар клеветнического фильма об убийстве евреями мусуль­манских младенцев для исполнения своих обрядов. Мы обратили внимание на участие в нападениях на евреев нескольких новооб­ращенных в ислам чернокожих, несмотря на очень тесную связь между еврейской и африканской общинами иммигрантов во Фран­ции. Кульминацией этих событий стало в 2006 году похищение, надругательство над телом и убийство Илана Халими группиров­кой, вдохновленной на это лидером движения «США — для исла­ма» (US Nation of Islam) Луисом Фарраханом. За этим последовало нападение в духе погрома на парижский еврейский квартал шайки

131

Щимон Самуэпьс

чернокожих, называющих себя «Племя К». В результате, несмотря на то, что действовали маргиналы, французско-еврейская эмигра­ция выросла под лозунгом la valise ou le cercueil («собирай чемодан или готовь гроб»).

Что нарушило все запреты на такое вопиющее выражение не­нависти? Показ событий на Ближнем Востоке в режиме реально­го TV и Интернет? Глобализация антиизраильской кампании (от спорадических нападений до хорошо скоординированных и суб­сидированных)? Рост и радикализация иммигрантских общин? Интернациолизация еврейского руководства и кровосмесительное сплочение рядов общин, чтобы продемонстрировать внутреннюю солидарность? Противопоставление моды на палестинцев надо­евшим евреям? Передозировка Холокоста или довольно уже гово­рить о страданиях евреев? Возросшая потребность в универсаль­ном козле отпущения? Корыстность молчаливых наблюдателей, жаждущих арабского патронажа, выгодных контрактов, голосов на выборах и капиталовложений (в противовес убыткам из-за евреев бойкот)? Страх людей, неготовых выйти из толпы, чтобы их пере­считали?

Здесь наблюдается информационный парадокс: несмотря на многочисленные источники информации, знание истории снижа­ется. Связано ли такое отрицание истории с пресыщенностью СМИ и удобством поверхностного взгляда на мир, сформированного на бабушкиных воспоминаниях и родительских предрассудках? Ска­зывается ли тут влияние борющихся за первенство мученических подвигов, которые мораль западной политкорректности уравнива­ет и называет преступлениями с обеих сторон, таких, как борьба турок с курдами в Германии и Бельгии; в Великобритании — турок и греков, индусов и пакистанцев; и — повсеместно — арабов и ев­реев? Приводит ли преподавание истории Холокоста как инстру­мент профилактики фашизма к тому, что многие боятся деиудаи-зации Холокоста?

АНТИСЕМИТИЗМ И ДЕИУДАИЗАЦИЯ ХОЛОКОСТА

Приведу несколько примеров того, что я бы с болью назвал «антропологизацией» Холокоста. Есть те, кто предпочитает опла-

132

Протоколы Дурбана: глобализация неоантисемитизма

кивать евреев, убитых более шестидесяти лет тому назад, а не тех, кто находится под угрозой смерти сегодня (здесь можно провести параллель с исламофобами, которые используют палестинский во­прос как фиговый лист антирасизма). «Хрустальная ночь» отме­чается антирасистскими организациями как святыня, но в речах, произнесенных в 2000 году о поджогах синагог в 1938-м, не прозву­чало ни одного упоминания о нападениях на более чем 100 синагог, совершенных в этом самом месяце. «Праведники народов мира» и сегодня чествуются администрациями городов во Франции, но иногда при условии, что на мероприятии не будут присутствовать представители посольства Израиля или музея «Яд Вашем». При проведении шведами семинара по преподаванию истории Холо­коста в России не были приглашены представители местной ев­рейской общины. В Архангельске мне разъяснили это следующим образом: «Мы преподаем Холокост, какое это имеет отношение к сегодняшним евреям?».

После назначения председателем комитета по отношениям Ва­тикана с некатолическими религиями, выдающийся немецкий тео­лог, кардинал Вальтер Касперс, сказал делегации Центра Визенталя: «Я вижу свою миссию в том, чтобы снять оковы Холокоста с отно­шений между католиками и иудеями!». Но Холокост нельзя отделить от сегодняшних жертв-евреев, поскольку это было бы новой формой ревизионизма и со временем создало бы климат терпимости к анти­семитизму. Терпимость к антисемитизму противоречит интересам любого народа, поскольку «то, что начинается с евреев ...».

Если мы хотим, чтобы история Холокоста стала эффективным воспитательным средством и использовалась как барометр чув­ствительности общества к расизму и нарушениям прав человека, тогда мероприятия по увековечиванию памяти о нем и использова­ние самой темы не должны иметь программный характер. Нужно вернуться к истокам, т. е. к антисемитизму как к самой устойчивой парадигме. [8].

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ДУРБАНУ

В сентябре 2002 года новый Высший комиссар по правам че­ловека Серджио Виейра де Мелло (Sergio Vieira de Mello) получил

133

Щимон Самуэльс

свое назначение от Генерального секретаря ООН Кофи Аннана. Эта Высшая комиссия управляет деятельностью подразделения по борьбе с дискриминацией с большим числом сотрудников, созданного ради осуществления Дурбанского плана межпра­вительственной Всемирной конференции по борьбе с расизмом. Его предшественница в этой должности, Мэри Робинсон, офи­циально отклонила аналогичный План действий Форума НПО среди прочих, за разжигание антисемитской ненависти. Комис­сар Виейра де Мелло выразил озабоченность позорными пасса­жами Дурбана, оставшимися в памяти еврейских НПО. [9]. На первом из региональных съездов, посвященных осуществлению Дурбанского плана, проходившем в Мехико для стран Латин­ской Америки, Подразделение по борьбе с дискриминацией ООН собрало комиссию из уважаемых экспертов по вопросу расизма, а не государственных чиновников или НПО, которые, как прави­ло, придают таким съездам политический оттенок и лишают их смысла. На этой конференции отсутствовал дух антисемитизма, служивший основой общения и общим знаменателем для сильно политизированных программ, и тем самым тормозивший обсуж­дение обоснованных исков многочисленных сторон, которые ча­сто лишаются своего права на свободу слова из-за бесконечных речей против евреев. После убийства Виейра де Мелло я обна­ружил, что он включил мое имя в список свидетелей-экспертов по антисемитизму, направляемых на Региональный съезд по осу­ществлению Дурбанского плана представителей западных госу­дарств, проходивший в 2004 году в Брюсселе. Я использовал воз­можность рассказать о расистских непристойностях Дурбана, не забыв отдать должное усилиям многих благородных и честных членов оргкомитета по созданию антирасистской инфраструкту­ры. Завещание Виейра де Мело должно быть реализовано, прежде всего в государственных программах, а также в предотвращении повторения шабашей ненависти под знаменами ООН. Действи­тельно, результатом съезда в Брюсселе стало решение Генераль­ной ассамблеи ООН в 2005 году о принятии нашего предложения учредить ежегодный День памяти Холокоста под эгидой ООН. Хочется верить, что это решение не подвергнется искажению или политическому срыву.

134

<< | >>
Источник: Альтман И.А., Самуэльс Ш., Вейцман М.М. (ред.). Антисемитизм: концептуальная ненависть. Сборник, посвященный Симону Визенталю. М.: Центр и Фонд «Холокост»,2009. - 456 с.. 2009

Еще по теме 4. ПРОТОКОЛЫ ДУРБАНА: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ НЕОАНТИСЕМИТИЗМА ШИМОН САМУЭЛЬС Shimon Samuels:

  1. 4. ПРОТОКОЛЫ ДУРБАНА: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ НЕОАНТИСЕМИТИЗМА ШИМОН САМУЭЛЬС Shimon Samuels