<<
>>

ИРВИН КОТЛЕР Irwin Cotler ВВЕДЕНИЕ: СТАРАЯ И НОВАЯ РАЗНОВИДНОСТИ АНТИСЕМИТИЗМА — ОПРЕДЕЛЕНИЕ И РАЗГРАНИЧЕНИЕ

То, что мы видим сегодня, развивалось постепенно в течение уже около тридцати пяти лет; порой незаметно, порой — при на­шем попустительстве. Это новая, изощренная, опасно заразная, всеобъемлющая и даже смертоносная форма антиеврейства, напо­минающая атмосферу 30-х годов и не имеющая прецедента с конца Второй мировой.

Эта новая форма антиеврейства перекликается с классическим антисемитизмом, но также и отличается от него. Она нашла юридическое, даже официально узаконенное выражение в резолюции ООН под названием «Сионизм — это расизм», но вы­шла далеко за ее рамки. Этой новой форме «антиеврейства» сложно дать определение, пользуясь привычными понятиями. Выражаясь на языке права, ее можно определить следующим образом: дис­криминация, отрицание и нападки на право государства Израиль и еврейского народа жить как равноправный член семьи наций. Она означает появление Израиля среди других наций в метафори­ческом, но реальном смысле в качестве созданного с определенной целью коллективного «еврея». Придерживаясь языка права, я пред­лагаю набор показателей и правовое определение, основанное на принципах закона об антидискриминации и о равенстве прав так, как они сформулированы в государственном и международном праве. Существует двенадцать признаков, которые, возможно, по­могут идентифицировать эту новую форму антиеврейства. Весь анализ основывается на двух важных пояснениях. Во-первых, ни один из этих признаков не подразумевает, что Израиль, каким бы то ни было образом, стоит выше закона или не несет ответствен­ности за нарушение международного права или прав человека, как и любое другое государство; и еврейский народ не имеет прав на

97

Ирвин Котлер

какую-либо особую защиту или преимущество из-за особенностей страданий евреев.

Во-вторых, я не рассматриваю критические замечания, даже серьезную критику, в адрес политики Израиля или сионистской идеологии, какой бы отвратительной или оскорбительной она ни была.

Но это имеет и обратное действие. Антисемитские высказы­вания не имеют права маскироваться под снимающим вину заявле­нием об ограничении ответственности: «Если я осуждаю Израиль, меня обязательно обвинят в антисемитизме». Пользуясь словами журналиста газеты «Нью-Йорк тайме» Томаса Фридмана, «крити­ка в адрес Израиля не является антисемитизмом, обвинять в этом бессовестно. Но выделять Израиль из других государств с целью осуждения и применения международных санкций, несопостави­мых с санкциями против других сторон на Ближнем Востоке, яв­ляется проявлением антисемитизма, не говоря о том, что это не­честно». [1].

НОВЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ: ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ ПРИЗНАКИ

1. Геноцид алъный антисемитизм

Я имею в виду то, что в «Международной конвенции о предупре­ждении преступления геноцида и наказании за него» определено как «прямое и открытое подстрекательство» к геноциду, в данном случае — к уничтожению Израиля и убийству евреев, где бы они ни находились. Этот признак имеет три проявления. Первый из них — это санкционированный государством, фактически органи­зованный властями геноцидальный антисемитизм Ирана под ру­ководством Ахмадинежада: токсичная смесь защиты самого ужас­ного из всех преступлений — геноцида и одной из самых живучих разновидностей ненависти — антисемитизма, которым движет откровенное намерение обзавестись ядерным оружием ради этих целей. В самом деле, это намерение драматизируется еще больше, когда на улицах Тегерана демонстрируют ракету Шихаб-3, задра­пированную в чехол с лозунгом «Сотрем Израиль с карты мира». При этом государство Израиль поносится как «раковая опухоль»,

98

Новый антисемитизм: атака на права человека

а еврейский народ — как «воплощение зла»; и все это вдохновляет­ся эсхатологическим религиозным фанатизмом, который видит в «гибели Израиля» апокалипсическое предвестие пришествия две­надцатого Имама Махди.

Вторым проявлением этого геноцидального антисемитизма яв­ляются договора и хартии, политические программы и курсы таких террористических и военизированных объединений как Хамас, Ис­ламский джихад, Хезболла и Алъ-Каида, которые не только призы­вают к уничтожению Израиля и повсеместному убийству евреев, но и к совершению терактов ради достижения этой цели.

Глава группировки Хезболла шейх Хассан Насралла говорит не только об «исчезновении Израиля», но и о том, что «если бы все евреи собрались в Израиле, было бы куда проще уничтожить их всех сразу»

В менее известном, но не менее клеветническом и подстрека­тельском выступлении шейх говорит: «...если обойти весь мир, не найти человека более трусливого, подлого, бессильного и слабого и душой, и разумом, и мировоззрением, и религией, чем еврей. От­метьте, я не говорю израильтянин, а именно еврей». [2]. Шиитский ученый Амаль Саад-Горейеб, автор книги «Хезболла: Политика и религия», говорит, что это утверждение «предоставляет этическое и идеологическое оправдание дегуманизации евреев». В связи с этим -она продолжает: «Еврей-израильтянин является легитимной мишенью, подлежащей уничтожению, и это также узаконивает на­падения на евреев-неизраильтян». [3]

Третьим проявлением геноцидального антисемитизма являют­ся исламские фетвы, или смертные приговоры, от имени муфтия. В них призывы к геноциду рассматриваются как религиозный долг, а евреи и иудаизм характеризуются как вероломные враги ислама.

Израиль в этом случае становится не только коллективным ев­реем среди народов мира, но, так сказать, Салманом Рушди среди народов мира. Хотя здесь есть отличие: когда Иран вынес смерт­ный приговор (фетву) этому выдающемуся писателю, все европей­ское сообщество (и не только) добивалось введения санкций про­тив Ирана. В отношении Израиля и евреев фетвы издает не только Иран, но и радикальные служители ислама во всем исламском и арабском мире. В ответ на них, по горькой иронии судьбы, стра-

99

Ирвин Котлер

ны Европейского союза не только не угрожают санкциями тем, кто выносит смертные приговоры целому государству и целому наро­ду, но, напротив, мы видим, что Израилю угрожают санкциями в наказание за его реакцию на антисемитский террор, узаконенный такими смертными приговорами.

Одним словом, Израиль сейчас — единственное в мире государ­ство (а евреи — единственный в мире народ), которым постоянно угрожают правительственные, религиозные учреждения и терро­ристические группировки, ставящие своей целью их уничтожение.

Наибольшую тревогу вызывает безразличие, а порой и попусти­тельство злу перед лицом такого геноцидального антисемитизма.

2. Политический антисемитизм

Если геноцидальный антисемитизм является открытым при­зывом или подстрекательством к уничтожению Израиля, то поли­тический антисемитизм — это прежде всего — отрицание самого права Израиля на существование либо отрицание права еврей­ского народа на самоопределение, единственного права, которое гарантировано как Международной конвенцией о гражданских и политических правах, так и Международной конвенцией об эконо­мических, социальных и культурных правах всем другим народам. Таким образом, еврейский народ выделяется и подвергается дис­криминации в отношении его права на самоопределение. Как писал Мартин Лютер Кинг-младший, это является «отказом еврейскому народу в том праве, праве на самоопределение, которое мы гаран­тируем народам Африки и всем остальным народам мира. Одним словом — это антисемитизм» [4].

Более того, поскольку Израиль возник как организующая идио­ма самоопределения еврейского народа, эта новая форма антисе­митизма, порой закодированная как «антисионизм», является, по сути, выражаясь современным языком, оскорблением религиоз­ных, культурных, национальных и юридических чувств еврейского народа. Я действительно предполагаю, что именно это обстоятель­ство и заставило Мартина Лютера Кинга — младшего приравнять антисионизм к антисемитизму. Когда один из его студентов вы­сказался против сионизма, Кинг в ответ заявил, что «нападки на

100

Новый антисемитизм: атака на права человека

сионизм часто служат прикрытием для нападок на евреев». По его словам, «нападая на сионизм, мы проповедуем антисемитизм».

Это ведет нас ко второму свойству политического антисемитиз­ма, которое включает дискриминацию или отрицание законности, если не самого существования государства Израиль. Фактически это можно рассматривать как современный аналог классического или богословского антисемитизма, который ущемляет или отрица­ет самую легитимность иудейской религии. Иными словами, если классический антисемитизм зиждится вокруг дискриминации иу­даизма, то новое анти-еврейство сводится к дискриминации евреев как народа и нации, и воплощения этого выражения в государстве Израиль. В каждом из двух случаев суть ненависти одинакова — она направлена против основы национального самосознания ев­реев в соответствующий момент в истории, будь то религия (во времена классического антисемитизма) или государство Израиль, как «гражданская религия» или юридическое выражение самосо­знания евреев.

Третий вариант этой идеологии — это отрицание всякой исто­рической связи между еврейским народом и государством Изра­иль, некая ближневосточная форма ревизионизма, или «промы­вания мозгов», цель которого уничтожить или стереть из нашей памяти историческую связь еврейского народа с землей Израиля и представить претензии палестинцев, арабов или мусульман на эту землю исключительными.

Если отрицание Холокоста (обычный «ревизионизм») — это удар по исторической памяти еврейского народа и историческому опыту, включая преступный заговор подвергнуть жертвы Ката­строфы резкой критике и оправдать нацистских палачей, то «ближ­невосточный ревизионизм» наносит не меньший удар по историче­ской памяти евреев, стирая или извращая исторические факты.

Согласно этой ревизионистской и избирательной истории, ев­реи не имеют никакого отношения и не могут претендовать на исторически арабскую и мусульманскую землю, называемую Па­лестиной. У них не может быть никаких исторически обоснован­ных претензий ни на Иерусалим, ни на Храмовую Гору, ни даже на то, чтобы быть народом. Евреев, как это бывало, вычеркивают из истории.

101

Ирвин Котпер

Соответственно, Израиль — это «первородный грех», «чуже­родное колониальное насаждение», который узурпировал родину палестинцев, ее коренных жителей. Это «преступная» группировка «безжалостных» евреев-кочевников, чье присутствие оскорбляет ислам, и поэтому их нужно изгнать.

Неудивительно, что эта история «ближневосточных ревизио­нистов» — отрицающая связи еврейской нации с израильской землей — должна непременно привести к еще одному, четвертому проявлению политического антисемитизма. Я имею в виду «демо-низацию» Израиля — приписывание ему всех известных на свете пороков, изображение Израиля врагом всего доброго на земле и вместилищем всего злого. Это современное подобие средневеково­го обвинения евреев в том, что они «отравляют колодцы». Другими словами, в мире, где права человека превратились в новую светскую религию нашего времени, метафорическое изображение Израиля нарушителем прав человека — это, по сути, обвинение Израиля в том, что он является «новым антихристом», «отравителем воды в колодце содружества наций», не имеющим права на существова­ние. Новый антисемитизм — это «наука презрения» к этому «еврею среди народов мира».

Энтони Джулиус, выдающийся британский правовед (зачастую недооцененный в его критике и характеристике антисемитизма) суммировал это так: «утверждать, что само существование Изра­иля незаконно и невозмутимо наблюдать катастрофу его полного уничтожения [...] — это то же самое, что представить — непред­намеренно, и тем не менее, — все виды протеста противоположно­му, что является своего рода антисемитизмом, не отличающимся в своих направлениях и последствиях от, практически, любого анти­семитизма, существовавшего ранее по отношению к евреям». [5].

3. Идеологический антисемитизм

Если первые два показателя — геноцидальный и политический антисемитизм — открыто исповедуемые и ясно демонстрируемые виды идеологии, то третий показатель — это значительно более за­путанное, спорное и, возможно, более разрушительное проявление нового антисемитизма. Впрочем, оно может даже служить «идеоло-

102

Новый антисемитизм: атака на права человека

гической» системой поддержки первых двух явлений, несмотря на то, что они сами по себе достаточно вредны и пагубны.

Ведь идеологический антисемитизм проявляется не в геноци-дальном подстрекательстве против евреев и Израиля и не в откры­том расистском отрицании существования такой общности как еврейский народ не в отрицании права Израиля на существование. Нет, эта разновидность антисемитизма маскируется под борца про­тив расизма. Она действительно шагает под знаменами противо­стояния расизму, под покровительством Объединенных Наций и международного движения против расизма.

Первым проявлением идеологического антисемитизма была резолюция Объединенных Наций «Сионизм — это расизм», став­шая официально узаконенным, правовым оплотом идеологии. Эта резолюция, по словам сенатора Дэниэла Мойнихена, придала мерзости, которой является антисемитизм, видимость междуна­родной правовой поддержки. Но мы рассмотрели то, что стоит за понятием «Сионизм — это расизм», несмотря на то, что формально резолюция была отменена ООН. В действительности, эта концеп­ция продолжает жить на международной арене, в особенности в культурных границах Северной Америки и Европы, что подтверж­дается отчетом межпартийного комитета британского парламента по вопросу антисемитизма. Но есть еще два дополнительных про­явления идеологического антисемитизма, которые заслуживают внимания.

Второе его проявление — это обвинение государства Израиль в том, что в нем узаконен режим расовой сегрегации типа апартеи­да. Это означает больше, чем простое, хоть и достаточно серьезное, обвинение Израиля в том, что он является государством, в кото­ром существует апартеид. Это означает, как показывают события на Всемирной конференции ООН против расизма в Дурбане, при­зыв к ликвидации Израиля как государства, в котором существует апартеид. Это обвинение не ограничивается разговором о лишении Израиля каких-либо полномочий, оно означает действительное уничтожение Израиля на основании понятия апартеида как пре­ступления против человечности.

Более того, и это третье проявление идеологического антисеми­тизма: мы не только наблюдаем, что Израиль характеризуют как го-

103

Ирвин Котпер

сударство с расовой сегрегацией, такое, которое просто необходи­мо ликвидировать ради борьбы с расизмом, но к этому еще добав­ляется «пацификация» Израиля. Таким образом Израиль лишается законных основ для существования, если не превращается в демона посредством приписывания ему двух самых зловещих обвинений, присущих расизму XX века — нацизма и апартеида, — воплощения всех зол.

Сами характеристики сионизма и Израиля как «расистских, се­грегационных и нацистских» подготавливают основание для уго­ловного обвинения. После них не требуется больше никаких деба­тов. Обвинение доказано. Если и нужно дальнейшее обсуждение, то лишь для того, чтобы вынести приговор: сведение в одной точке трех обвинений — «тройной расизм» — требует ликвидации Из­раиля, и это нравственный долг всех нас. Подобное государство, как мы убеждаемся в ходе слушания обвинительных речей, не име­ет права существовать — да и кто будет отрицать, что «расистское, сегрегационное, нацистское» государство не должно иметь права существовать в XXI веке? Более того, такая характеристика Из­раиля оправдывает террористическое «сопротивление» этому «на­цистскому, сегрегационному режиму». В конце концов, данная си­туация представляется не иначе, как оккупация и сопротивление, в которой «сопротивление» нацистскому, сегрегационному, расист­скому режиму является законным, если необязательным.

То, что вызывает наибольшую тревогу в идеологическом антисе­митизме и, собственно, делает его антисемитским — это не просто обвинительные и лишающие прав ярлыки, которые навешиваются на сионизм как основу для существования Израиля; не просто для того, чтобы лишить еврейское государство законной основы для существования, но для того, чтобы использовать эти позорящие и лишающие прав обвинения для призыва к ликвидации самого го­сударства Израиль. Более того, чтобы хитро замаскировать идео­логический антисемитизм как часть борьбы с расизмом, возможно, также с апартеидом и нацизмом, и, таким образом, преобразовать то, что в действительности является антисемитским обвинением (т. е. исключить из членства единственное еврейское государство) в нравственный долг; и попытаться придать этому силу одобрения ООН и международного права.

104

Новый антисемитизм: атака на права человека

4. «Узаконенный антисемитизм»: ч дискриминация на международной арене

Если идеологический антисемитизм вредоносен и разрушите­лен, как говорилось выше, поскольку пытается прикрыться зна­менем борьбы с расизмом, то четвертый показатель нового анти­еврейства, «узаконенный антисемитизм», еще в большей степени изощрен и коварен и не менее вредоносен и разрушителен. Он пы­тается в одно и то же время прикрыться знаменем соблюдения прав человека, привлечь на свою сторону авторитет международного права, действовать под патронажем ООН, опоры международного закона о правах человека. Одним словом, переворачивая с ног на голову права человека, язык и законы в духе антиутопий Оруэл-ла, дифференцированное и дискриминационное отношение к Из­раилю и еврейскому народу на международной арене официально «узаконено».

Я приведу далее несколько примеров такого «узаконенного» ан­тисемитизма с позиции законов о правах человека.

Первый пример — это Всемирная конференция ООН против расизма 2001 г. в Дурбане, которая стала трамплином для возник­новения новой антиеврейской идеологии. Должно все было проис­ходить по-другому. На самом деле, когда около десяти лет тому на­зад впервые предложили провести такую конференцию под эгидой ООН, я был одним из тех, кто с нетерпением, если не с радостью, приветствовали ее. Она должна была стать первой всемирной кон­ференцией по соблюдению прав человека в XXI веке. Наконец-то на повестке дня международной встречи, посвященной правам че­ловека, вопрос борьбы с расизмом должен был занять центральное место. Права человека, которые недостаточно выносились на об­суждение, должны были оказаться в центре внимания. Дурбан был выбран в качестве места проведения конференции, чтобы отметить отмену апартеида в ЮАР; событие, ставшее важной вехой во все­мирной борьбе с расизмом. Но то, что произошло в Дурбане, дей­ствительно происходило по Оруэллу. Международная конферен­ция против расизма превратилась в конференцию расизма против еврейского народа и государства Израиль. Конференция, которая должна была увековечить падение апартеида в ЮАР, стала местом

105

Ирвин Котлер

призыва к ликвидации Израиля как режима апартеида. Конферен­ция, посвященная утверждению прав человека как нового светской религии современности, пристрастно выделила Израиль в качестве нарушителя прав человека, подлежащего человеческому суду, что­бы не сказать, в качестве нового антихриста современности. Кон­ференция, которая должна была защитить человечность, превра­тилась в метафору ненависти и бесчеловечности.

Второй пример подобного Оруэлского марша ненависти к евре­ям, под знаменем прав человека, прошел во время работы ежегод­ной Комиссии по правам человека, посвященной 35-летию ООН. Важность работы этой комиссии проистекает из того, что сегодня ООН не только является оплотом защиты прав человека во всем мире, но эта организация имеет колоссальное влияние на многочис­ленный аппарат служащих в своих структурах. Она влияет на пра­вительства и членов парламентов во всем мире, для которых ООН определяет их внешнюю политику. Она влияет на большое число людей, которых затрагивают решения ООН по правам человека: на студентов и ученых планеты, которые изучают «юриспруденцию» Комиссии ООН по правам человека в своих учебных программах (и это становится частью их интеллектуального опыта); на СМИ, которые распространяют информацию об этом; и на гражданское общество, подверженное их влиянию. Но на заседании комиссии ООН по правам человека произошло следующее: ежегодное заседа­ние началось с того, что Израиль был единственной страной, кото­рую выделили из общего числа по особому обвинению еще до того, как началась дискуссия, — в нарушение собственных принципов и правил ООН о порядке заседаний (ситуация из сказки «Аписа в стране чудес», когда обвинение и приговор суда выносятся до того, как начинается слушание).

Более того, около 30 % всех резолюций, утвержденных Комис­сией ООН по правам человека за прошедшие 35 лет, — это обвине­ния против Израиля. Среди принятых резолюций (как на заседа­нии 2002 года, которое совпало с зенитом антиеврейского террора), были резолюции, признающие Израиль виновным в военных пре­ступлениях, преступлениях против человечности и в геноциде — терминология будто заимствована из Нюрнбергских обвинений, но использована против жертв Нюрнберга. В то время как против

106

Новый антисемитизм: атака на права человека

Израиля ежегодно выносится примерно пять обвинений, ни одно другое государство не подвергается более, чем одной резолюции или обвинению, а основные нарушители законов о правах челове­ка — Иран, Китай, Судан — пользуются иммунитетом, защищаю­щим от каких-либо обвинений.

В полемике о борьбе с терроризмом, имевшей место сразу по­сле трагических событий терактов в США 11 сентября 2001 года, арабские государства и их приспешники выступили против попы­ток классифицировать их «сопротивление» как терроризм. Таким образом, с одной стороны, они воспользовались демагогией, про­звучавшей на конференции в Дурбане, нацеленной на делегитими-зацию Израиля и узаконивание терроризма как «сопротивления». С другой стороны, они узаконили терроризм как «сопротивление» против Израиля. Тем не менее, с неприкрытым намеком на Изра­иль, в 2002 году Комиссия ООН по правам человека, к удивлению, проголосовала за резолюцию, оправдывающую использование «со­противления всеми доступными средствами», в условиях колониа­лизма, иноземного захвата и тому подобных. Эта резолюция была понята как узаконивание антиеврейского террора, направленного против гражданского населения Израиля. Надежда на изменения появилась, когда комиссия по реформированию, членами которой выступили известные и уважаемые люди, назначенные Генераль­ным секретарем ООН, отметила, что Комиссия «теряет доверие и профессионализм» и «испытывает дефицит легитимности, что вы­зывает сомнения по поводу репутации всей Организации Объеди­ненных Наций». [6]. Комиссия была расформирована в июне 2006 года и заменена вновь созданным Советом по правам человека при ООН, ставшим предвестником «зари новой эпохи». Но как отме­тил Исполнительный директор отдела кураторов ООН (UN Watch), Гиллель Нойер: «Совет [...] посвятил сто процентов своих резолю­ций по конкретным странам, два особых заседания, одно рассле­дование по отдельному факту и «высокопоставленную комиссию по расследованию» одной единственной цели — демонизации Из­раиля». [7].

Третий практический пример «узаконенного» антисемитизма еще более непреодолим. Этот случай не имел такого общественного резонанса как другие, но он вызывает тревогу из-за дискриминаци-

107

Ирвин Котпер

онного отношения к Израилю как к «еврею среди наций». В декабре 2001 г. были созваны высокопоставленные представители стран, подписавших Четвертую Женевскую конвенцию (о защите граж­данского населения во время войны). Это международно-правовое соглашение было принято вскоре после Холокоста как режим меж­дународного гуманитарного права, чтобы защитить гражданское население во время вооруженных конфликтов. За 52 года после его принятия в 1949 году участники Женевской конвенции ни разу не проводили встреч, несмотря на геноцид в Камбодже, этническую чистку и геноцид на Балканском полуострове, неописуемый гено­цид в Руанде, который можно было предотвратить, и «поля смерти» в Судане и Сьерра-Леоне. Впервые и единственный раз участники, подписавшие Женевскую конвенцию, собрались, чтобы посадить страну «на скамью подсудимых», в декабре 2001 г. И этой страной, которой они предъявили обвинение, был Израиль. Такое дискри­минационное отношение является вопросом не только для Израи­ля. Это — нападки на международный порядок прав человека, что подрывает весь режим международного гуманитарного права, ко­торое сильно его авторитет.

Эти три случая — не единственные примеры «узаконенности» на международной арене нового антисемитизма. В действительности, ради осуждения Израиля принято больше резолюций, сформиро­вано больше комиссий, проведено больше дебатов, произнесено больше речей и истрачено больше средств, чем по поводу какого-то ни было другого государства или группы государств.

5. Европейская разновидность антисемитизма

С начала нового тысячелетия (в особенности, по иронии судьбы, после 11 сентября и после самых чудовищных терактов в Израиле, кульминацией которых можно считать март 2002, когда 126 изра­ильтян были убиты только за один месяц) — антисемитизм в Евро­пе продолжается и все больше разрастается. Сегодня мы стали сви­детелями взрыва антисемитизма в Европе, не имеющего аналогов и прецедентов со времени второй мировой войны. Как отметил Пер Альмарк, бывший лидер шведской Либеральной партии и замести­тель премьер-министра Швеции: «По сравнению с большинством

108

Новый антисемитизм: атака на права человека

предыдущих взрывов ненависти к евреям, то, что происходит сей­час, часто в меньшей степени направлено против конкретных лиц. Она направлена, главным образом, на коллективный образ еврея, на государство Израиль. Затем эти нападки вызывают цепную ре­акцию нападок на конкретных евреев и еврейские учреждения... В прошлом самыми опасными антисемитами были те, кто хотел превратить мир в Judenrein, «без евреев». Сегодня, возможно, самы­ми опасными антисемитами можно назвать тех, кто хочет сделать мир Judenstaatrein («без Еврейского государства»)». [8].

6. Радикальный мусульманский и арабский антисемитизм

Шестой показатель новой антиеврейской идеологии можно сформулировать как радикальный, распространяемый по всему миру, тоталитарный арабский и мусульманский антисемитизм. Так же как в случае с антисемитизмом в Европе, требуется одно важное пояснение. Из всего нижеизложенного не следует делать вывод, что ислам является антисемитским мировоззрением; либо, что любая мусульманская страна по определению исповедует антисемитизм. Речь идет только о том, что есть экстремистская разновидность, «жанр» радикального ислама, являющаяся антисемитской, было бы высокомерно и опасно не признавать и не противостоять это­му, что делают многие мусульмане и арабы. Более того, тоталитар­ный антисемитизм вовсе не нов: он находил отражение в нацизме и коммунизме, идеологических предшественниках этого нового тоталитарного исламского антисемитизма. Также и арабский анти­семитизм не является чем-то новым; он появился еще даже до осно­вания государства Израиль. Новым является лишь тоталитарный и радикальный характер сегодняшнего арабского и исламистского антисемитизма, его напор, злобность и фанатизм.

7. Богословский антисемитизм

Здесь я имею в виду сплетение двух учений: первое из них — это санкционированный государством исламский антисемитизм, характеризующий евреев и иудаизм как коварных врагов ислама. Это находит выражение в заявлениях, озвученных исламскими

109

Ирвин Котлер

религиозными деятелями, которые передают по палестинскому государственному телевидению. Например, имама Ахмеда Абу Халабийи, назначенного и финансируемого палестинским прави­тельством: «Евреев нужно резать как скот и подвергать пыткам — Аллах будет пытать их вашими руками. Будьте беспощадны к ев­реям; ...где бы вы их не повстречали ... убивайте их».[9]. Второе учение, о котором я говорю, — это христианская доктрина замены, которая утверждает, что в качестве избранного Богом народа ев­реи заменены Церковью во благо Господа, поэтому все обещания Бога евреям, включая и Землю обетованную (Израиль), перешли по наследству к христианству из-за отступничества евреев. А зна­чит, нелегитимный Израиль узурпировал и предал христианское богословие.

8. Культурные отголоски «с душком» антисемитизма,

согласно рабочей терминологии Центра мониторинга расизма

и ксенофобии Евросоюза в 2004 г.

В данном случае я имею в виду коктейль из взглядов, чувств, недосказанных намеков и тому подобного в академической среде, в парламентах, среди начитанной интеллигенции, общественных деятелей, в среде правозащитного движения — дискуссии в сред­ствах массовой информации и среди просвещенной элитарной прослойки в демократических государствах — одним словом la tra-hison des clercs, которые выражаются в следующем:

• Официально не подтвержденные комментарии посла Франции в Великобритании, смысл которых сводится к следующему: сто­ит ли миру рисковать началом еще одной мировой войны из-за «этого дерьмового маленького Израиля». Или, как отметила Пе-тронелла Уайатт, «антисемитизм снова стал респектабельным мировоззрением, не только в Германии или в католической цен­тральной Европе, но и на лондонских банкетах». [10].

• Английский романист А.Н. Уилсон, если верить прессе, обвинил израильскую армию в «том, что она отравляет запасы питье­вой воды». Том Полей, профессор Оксфордского университета и поэт, написал о палестинском мальчике, которого «пристре­лили сионистские эсэсовцы», и сказал в интервью египетскому

ПО

Новый антисемитизм: атака на права человека

еженедельнику «Аль-Ахрам уикли»: «Я никогда не считал, что Израиль вообще имеет право на существование» — во что ему положено верить по роду занятий. А затем он продолжил в сво­ей зажигательной речи, что евреи из Бруклина, обосновавшие-

• •. ся в Вест-банке, — «нацисты, расисты ... их нужно застрелить.

Як ним чувствую одну лишь ненависть». Как сообщают, Питер Хейн, бывший министр британского МИД, утверждал, что се-

, годняшнее сионистское государство по определению расист-

; ское, и оно должно быть разрушено. [11].

• В Германии Юрген Меллеманн, функционер Партии свободных ; демократов выступил в защиту палестинского терроризма про­тив евреев, что заставило комментатора газеты «Зюддойче цай-тунг» написать: «Много лет назад ненависть к евреям, которая когда-то пряталась под маской антисемитизма, была также при­нята обществом в Германии, как и сегодня». [12].

• В Италии появился комикс в либеральной газете «Ля Стампа», на котором изображен младенец Иисус, глядящий из яслей на израильский танк и умоляющий: «Только не говорите, что они снова хотят меня убить».

• Хосе Сарамаго, нобелевский лауреат в области литературы, пи­шет, что «то, что происходит сейчас на палестинских террито­риях, можно сравнить с Освенцимом». [13]. Профессор Майкл Л. Сйннот назвал Израиль «зеркальным отражением нацизма», отметив, что «израильские войска убивают и калечат палестин­ских детей», что во всех странах мира действует «настоящий сионистский заговор». Он, правда, затем принес извинения за это утверждение.

Подведем итог: по словам Габриэля Шенфилда, антисемитизм, похоже, — «единственно верное слово» для культурного антисеми­тизма, «столь пристрастного, всегда готового обвинить Израиль и оправдать его противников, столь постыдно искусного в использо­вании двойных стандартов нравственности, столь оперативно вы­двигающего ложные и беспочвенные обвинения и столь предрас­положенного к тому, чтобы вывернуть наизнанку терминологию Холокоста и изобразить израильтян и евреев носителями врожден­ного зла» [14].

Ill

Ирвин Котпер

9. Отрицание Холокоста

В авангарде сегодняшнего антисемитизма стоит отрицание Хо­локоста, которое неудержимо переходит от отрицания правдивости истории Холокоста к обвинению евреев в том, что они сфабрикова­ли «миф» о Холокосте. Или к обвинению евреев в том, что они бес­стыдно выколачивают репарации из невинного народа Германии. Или в том, что они построили свое «незаконное» государство на костях коренных жителей Палестины. Не остается ни малейшего сомнения в том, что люди, пытающиеся отказать евреям в их про­шлом, при первой же возможности откажут еврейскому народу и в его будущем.

10. Экономический антисемитизм

Существуют два проявления экономического антисемитизма. Первое относится к экономическому принуждению и дискримина­ции, осуществляемых посредством бойкота со стороны арабских государств, что является современной экономической аналоги­ей классического экономического антисемитизма. Иначе говоря, классический экономический антисемитизм включал в себя дис­криминацию евреев в жилищном вопросе, образовании и приеме на работу. Новый экономический антисемитизм подразумевает повсеместное применение арабскими странами международного ограничительного соглашения против корпораций, которое ставит условием при подписании бизнес-контрактов не вступать в эконо­мические отношения с Израилем (вторичные бойкот), а также не заключать договоров с другими корпорациями, которые, возмож­но, имеют дело с Израилем (бойкот третьей степени), или даже, в некоторых случаях, ставят условием сотрудничества с этими кор­порациями обязательства не принимать на работу и не назначать на ключевые должности евреев.

Второе проявление — это бойкоты и ущемления прав со сто­роны академических учреждений, университетов, профсоюзов и т. п. Их практический результат (даже если и не преднамеренный в принципе), в том, чтобы пристрастно выделить Израиль, израиль­ских евреев и сторонников Израиля для выборочного публичного

112

Новый антисемитизм: атака на права человека

осуждения и исключения из соответствующих инстанций. Как со­общается в соответствии с недавно подготовленным отчетом Бри­танской парламентской межпартийной комиссии по вопросу анти­семитизма:

«Мы получили свидетельские показания, относительно взгля­дов небольшого числа преподавателей университетов и колледжей, чьи критические высказывания по поводу Израиля нанесли урон отношениям с учащимися еврейской национальности.

Ассоциация преподавателей университетов на своей ежегодной конференции в 2005 году проголосовала за решение бойкотировать два израильских университета: Университет Хайфы и Университет Бар-Илан.... Несмотря на то, что причины для бойкотирования, возможно, сами по себе не являются антисемитскими, последствия этих решений создали бы трудности для преподавателей и уча­щихся еврейской национальности. Большинство образовательных учреждений, которые являются филиалами израильских универ­ситетов, это учреждения, где обучаются евреи, следовательно, по­следствием бойкота было бы исключение евреев из университетов. Бойкот нанес бы урон факультетам британских ВУЗов, имеющим отношение к еврейской истории и культуре, потенциально лишая их возможности продолжать обучение учащихся.

Пристрастное отношение к Израилю также вызывает озабочен­ность. Не предлагалось вводить бойкоты против каких-либо других стран. У дающих свидетельские показания также вызывает трево­гу «тест на благонадежность» для евреев-израильтян, который не­которые называют «маккартизмом». Он возрождает презумпцию коллективной ответственности и коллективной вины. «Обсуждение вопроса о бойкотировании вызвало тревогу, поскольку оно вышло за рамки разумных критических высказываний и перешло в бес­почвенную антисемитскую демонизацию Израиля». Побочный эф­фект попытки бойкотировать израильские ВУЗы заключается в том, что он вызывает прекращение полемики вокруг Израиля внутри еврейской диаспоры. Британские евреи могу почувствовать себя «в окружении», что приводит к возникающему у многих желанию встать единым фронтом на защиту Израиля от злобной клеветы». -| Общепарламентская комиссия Великобритании пришла к вы-что «призывы прекратить всякие связи с преподавателями,

ИЗ

Ирвин Котпер

работающими в Израиле — это грубое нарушение права на сво­бодный выбор образования и свободу обмена знаниями. Мы ре­комендуем предоставить всяческую поддержку преподавателям из нового Союза преподавателей университетов и колледжей в их сопротивлении подобным пристрастно избирательным бойкотам, являющимся на практике антисемитскими».

11. Расистский терроризм против евреев

Речь здесь пойдет о спланированном государственной властью разжигании насилия и террора против евреев, включая выбор евреев-израильтян и лиц еврейской национальности в качестве мишеней для международного терроризма. Фактически, число жертв антиеврейских нападений на Израиль, мишенями которых были школы, синагоги, жилые кварталы, наземный транспорт и ре­стораны, совершенных до терактов 11 сентября 2001 года, если не считать теракты против евреев за пределами Израиля, в процент­ном отношении к населению страны, равно шести «11 сентября» в США. Несмотря на это, по большей части, эти теракты остались незамеченными за пределами Израиля, пока не настало 11 сентя­бря 2001 г.

Из этого остается лишь сделать горький вывод, что по какой-то причине теракты против евреев не считаются терроризмом; что евреи — жертвы терактов не считаются жертвами. Фактически, в списке мишеней терактов в мире после 11.09.2001 — Бали, Ма­дрид, Лондон. Но в списках жертв террора в СМИ «постеснялись» вдаваться в подробности либо совсем замолчали, конкретные циф­ры, говорящие о масштабе антиеврейского террора. Более того, не стихающий террор, направленный против евреев, имеет пять, вы­зывающих озабоченность, антисемитских по сути характеристик.

Во-первых, выбор мишеней для терактов отчетливо и открыто антисемитский — его цель не только убить и покалечить как мож­но большее число израильских евреев, но и устрашить еврейские жилые кварталы, синагоги, школы, автобусы, основные символы и проявления еврейского образа жизни. Цитируя речь мусуль­манского авторитета шейха Ибрагима Махди, многократно и бес­конечно проигранную на телеканале палестинского правительства:

114

Новый антисемитизм: атака на права человека

«Все виды оружия должны быть нацелены на евреев, на этих врагов Аллаха; проклятая Кораном нация, которую Коран описывает как обезьян и свиней...».

Мы будем взрывать их в Хадере, и в Тель-Авиве, и в Нетании ... Мы благословляем всех тех, кто воспитывает своих детей в духе джихада и мученичества ради Аллаха».

Во-вторых, мишенями террористов становятся не только евреи в самом Израиле, но и лица еврейской национальности и еврей­ские учреждения за его пределами. А феномен доморощенного или экстремистского терроризма в Европе и Северной Америке только усиливает эту угрозу.

В-третьих, угроза террора теперь включает в себя то, что плани­ровалось как «мега» террор или террор «катастроф», но в послед­ний момент было предотвращено. Если бы эти теракты не были предотвращены, последствия были бы ужасающими. Я говорю о попытках буквально сжечь тысячи израильтян, взорвав хранилища топлива и газа в районе Герцлии, о попытках взорвать многоэтаж­ный бизнес-центр Азриэли в Тель-Авиве и густонаселенные жилые кварталы в Хайфе, о недавнем разоблачениях, связанных с планами атак Хезболлы и Аль-Каиды на израильские учреждения и лиц ев­рейской национальности в западном полушарии.

В-четвертых, эти теракты часто мотивированны религиозным фанатизмом или даже являются приговорами религиозных деяте­лей, таким образом, антиеврейский терроризм является обязатель­ным, а их исполнители считаются «мучениками», их жертвы — аб­страктным воплощением зла.

В-пятых, антиеврейский террор — это продукт организованной и санкционированной государством культуры ненависти, которая объединяет старые и новые формы антиеврейства, что выражается все чаще в разжигании ненависти в мечетях, СМИ, школах, кон­тролируемых государством, и в других учреждениях. Сюда отно­сятся такие примеры, как теле- и радиотрансляция «Протоколов сионских мудрецов», кровавый навет, использование символики и сюжетов, взятых из классического антисемитизма, с целью пред­ставить сегодняшний Израиль и еврейский народ исчадием ада. Цитируя профессора Фуада Аджами, «террорист-смертник, устро­ивший пасхальное массовое убийство, не с луны свалился; он вы-

115

Ирвин Котпер

шел из культуры, для которой характерно разжигание ненависти, культуры, свободно разгуливающей по земле, зловещей угрозы, на­висшей над Израилем, из отказа Израилю палестинцев и арабов в праве быть и найти свое место среди других наций. Он воспринял из окружающей его среды бурную радость, с которой приветству­ют эти жестокие убийства, культ почитания мучеников и их семьи. В самом деле, по данным прокуратуры Аргентины, взрыв бомбы в Еврейском культурном центре (AMIA) в 1994 году был задуман, спланирован и заказан высокопоставленными чиновниками пра­вительства Ирана во время правления Акбара Рафсанжани, кото­рый в 2001 году призвал к уничтожению Израиля. Он был выпол­нен группировкой Хезболла и, как сказано в аргентинском отчете, не был актом неразборчивого, не имеющего конкретной мишени терроризма, но был терактом, спланированным для уничтожения евреев. День, когда был подготовлен отчет, дающий основания для ареста бывшего президента Рафсанжани и других иранских чи­новников, несущих ответственность за один из самых бесстыдных антиеврейских терактов послевоенной эпохи (после Второй миро­вой войны) совпал с днем, когда президент Ирана Махмуд Ахма-динежад вновь призвал уничтожить Израиль, что становится леде­нящим кровь напоминанием о «Разрешении на геноцид» Нормана Кона» [15].

12. Старые/ новые «Протоколы сионских мудрецов»

В течение более ста лет мир наполняет одна из наиболее везде­сущих, упрямых и коварных разновидностей групповой клеветы в истории. «Протоколы сионских мудрецов» — провокационная «утка» царской охранки, провозглашающая «всемирный еврейский заговор», направленный на «мировое господство» и несущий от­ветственность за все зло на земле. Они разожгли антисемитские погромы в России на рубеже двадцатого века, они легли в основу гитлеровской «Майн Кампф», на которую опиралась нацистская «теория заговора»; служили оправданием их войны с евреями и основой для демонизации евреев, что стало прологом к Холокосту.

Сегодня, спустя более сто лет, эта «вечная ложь» закладывает фундамент под самыми возмутительными международными тео-

116

Новый антисемитизм: атака на права человека

риями еврейского заговора и разжигающей ненависть клеветы, в том числе:

• О том, что евреи или Израиль, стоят за терактами 11 сентября. Доказательство: лишь евреи способны спланировать зловещее деяние такого масштаба и такой сложности; или что еврейские сотрудники были предупреждены о предстоящих терактах и поэтому не пошли 11 сентября на работу; или что нью-йоркские раввины были предупреждены о терактах и настоятельно сове­товали забрать деньги с бирж; или что Моссад был настоящим исполнителем этих терактов.

• Что Израиль и евреи стоят за чередой «новых протоколов», в том числе: за распространением СПИДа, птичьего гриппа, уничтожения космического шаттла «Колумбия», за датскими ка­рикатурами с богохульством на пророка Магомета, за осужде­нием ислама папой римским, за войной в Ираке и т. п.

Не нужно много времени, чтобы эти клеветнические обвине­ния были перенесены с евреев на израильтян — на международ­ный сионистский заговор — объединяя старые и новые протоколы на концептуальном и лингвистическом кладбище. За прошедшие несколько месяцев Израиль, мировое еврейство или «сионисты» сфабриковали «геноцид» в Дарфуре. Президент Судана Омар Эль-Башир назвал это «заговором сионистов». Они вступили в тайный сговор с США ради начала войны против Хезболлы. Они стоят за обвинением, вынесенным Особой Прокуратурой Аргентины в адрес руководителей Ирана, в том, что они организовали взрывы в Еврейском общинном центре в Аргентине. Именно в арабском и мусульманском мире Протоколы имеют такой успех, аналогич­но тому, как они разжигали еврейские погромы в царской России или нацистские казни в третьем рейхе. Как пишет судья Хадасса Бен-Итто, Протоколы проповедуют в мечетях, им учат в школах, их публикуют государственные издательства, продают в книжных ма­газинах и на книжных ярмарках, печатают огромными тиражами в правительственных газетах с карикатурами в стиле нацистского «Штюрмера». Они увлекли огромную аудиторию телезрителей бла­годаря ежедневной трансляции во время Рамадана по египетскому телевидению сериала из 41 серии под названием «Рыцарь без коня».

117

Ирвин Котлер

В нем показано, как евреи вступают в тайный сговор, чтобы до­биться господства над всеми мусульманскими странами, как этот заговор оказывает влияние на все значительные исторические со­бытия и как сатанинский еврейский змий хитро проползает в одну страну за другой.

ВЫВОД

Как я сказал в начале статьи, ничего из вышеупомянутого не следует понимать в смысле, что Израиль почему-то стоит выше за­кона или не несет ответственности за правонарушения. Напротив, как любое другое государство, Израиль несет ответственность за любой нарушение международного права, а еврейский народ не имеет прав на особое привилегированное отношение и защиту из-за особых пережитых им страданий. Проблема как раз в том, что Израилю систематически отказывают в равенстве перед законом; гуманитарное право Израиля не соблюдаются; критерии по соблю­дению прав человека, предъявляемые Израилю, не применяют в равной степени ни к кому больше. Одним словом, и Израиль, и ев­рейский народ подвергаются пристрастному, дискриминационно­му отношению на международной арене и, что хуже всего, стали мишенью геноцидального нападения и терактов.

Пришло время забить тревогу — и не только ради Израиля и ев­рейского народа, чья безопасность и само существование находится под угрозой, но и ради мирового сообщества и человечества в целом.

Новый антисемитизм: атака на права человека

Примечания

1.

2.

3.

Thomas L. Friedman, 'Campus Hypocrisy', New York Times, 16 Octo­ber 2002

Речь, процитированная в публикации: Amal Ghorayeb Saad, Hisbu'llah: Politics and Religion (London: Pluto Press, 2001). Jeffrey Goldberg, 'In the Party of God: Are Terrorists in Lebanon Preparing for a Larger War?' New Yorker, 14 and 21 October 2002. 4. Martin Luther King, Jr., quoted in Seymour Martin Lipset, 'The So­cialism of Fools: The Left, the Jews and Israel', Encounter (December 1969), p. 24; see also John Lewis, 'I Have a Dream for Peace in the

118

Middle East: Martin Luther King, Jr.'s Special Bond with Israel', San Francisco Chronicle, 21 January 2002.

5. Anthony Julius, Don't Panic, Guardian, 1 February 2002.

6. A More Secure World: Our Shared Responsibility, report of the High-Level Panel on Threats, Challenges and Change (New York: United Nations, 2004).

7. Hillel C. Neuer, Statement at a Hearing before the Subcommittee on Africa, Global Human Rights and International Operations of the Committee on International Relations — House of Representatives, Serial No. 109-221, 6 September 2006.

8. Per Ahlmark, Combating Old-New Anti-Semitism, Yad Vashem, 11 April 2002, see www. yad-vashem. org.il.

9. Процитировано по тексту проповеди, прочитанной 13 октября 2000 года, в мечети Sheikh Zayed ibn Sultan Al-Nahyan в Газе, переданной по телевидению правительства Палестинской авто­номии.

10. Petronella Wyatt, Poisonous Prejudice, Spectator, 8 December 2001.

11. A.N. Wilson, A demo we can't afford to ignore, Evening Standard, 15 April 2002; Tom Paulin, Killed in Crossfire, Observer, 18 February 2001; Tom Paulin interviewed by Omayama Abdel-Latif, That Wea­sel Word, al-Ahram Weekly, No. 580, 4-10 April 2002

12. Процитировано в Gabriel Schoenfeld, Israel and the Anti-Semites, Commentary, June 2002

13. ADL-online, 26 March 2002; Spanish site of BBC: Interview with Saramago, Palestina es como Auschwitz; в лондонской ежедневной

•ч газете на арабском «Аль-Хайят» (al-Hayat) комментатор восхи-v, щался храбростью Сарамаго, сравнившего Аушвиц с «престу-j плениями против палестинского народа». MEMRI, special dis­patch, 5 April 2002.

14. Процитировано по: Schoenfeld, Israel and the Anti-Semites.

15. Norman Cohn, Warrant for Genocide: The Myth of the Jew­ish World Conspiracy and the Protocols of Zion (London: Chatto Heinemann,1967).

<< | >>
Источник: Альтман И.А., Самуэльс Ш., Вейцман М.М. (ред.). Антисемитизм: концептуальная ненависть. Сборник, посвященный Симону Визенталю. М.: Центр и Фонд «Холокост»,2009. - 456 с.. 2009

Еще по теме ИРВИН КОТЛЕР Irwin Cotler ВВЕДЕНИЕ: СТАРАЯ И НОВАЯ РАЗНОВИДНОСТИ АНТИСЕМИТИЗМА — ОПРЕДЕЛЕНИЕ И РАЗГРАНИЧЕНИЕ:

  1. ИРВИН КОТЛЕР Irwin Cotler ВВЕДЕНИЕ: СТАРАЯ И НОВАЯ РАЗНОВИДНОСТИ АНТИСЕМИТИЗМА — ОПРЕДЕЛЕНИЕ И РАЗГРАНИЧЕНИЕ