<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования проявляется в нескольких аспектах.

Социально-экономический аспект. Общая собственность - явление универсальное, свойственное всем правопорядкам и во все времена.

Общепризнанным в экономической науке считается утверждение, что если какой-либо объект или ресурс находится в состоянии общей или общинной собственности, то его пользователи будут стремиться извлечь из него как можно больше и потратить на поддержание его в рабочем состоянии как можно меньше, в результате чего общий ресурс начнет истощаться и деградировать. Экономическая неэффективность конструкции общей собственности не означает ее практической невостребованности, напротив, анализ развития российского законодательства показывает расширение применения режима общей собственности за счет жилищной сферы, паевых инвестиционных фондов, долевого участия в строительстве

многоквартирных домов, появления новых видов неделимых вещей, таких как единый недвижимый комплекс.

Проблемы, с которыми сталкиваются общие собственники в различных странах, одинаковы и объясняются схожестью человеческой природы. Многие правопорядки имеют механизмы регулирования отношений общей собственности, учитывающие все те особенности коллективного действия, которые отмечаются экономистами. Эти механизмы складывались на протяжении нескольких веков и в окончательной редакции имеют почти полувековой опыт успешного применения. К таким можно отнести право общей собственности Г ермании, Австрии и Швейцарии.

Экономическая востребованность правового режима общей собственности, невозможность отказаться от него на практике и, более того, расширение сферы его применения, предопределенность многих видов имущества выступать только как объект общей собственности выявили социально-экономическую проблему создания эффективного, детерминированного экономическими потребностями механизма правового и индивидуального регулирования отношений общей собственности в России посредством использования опыта иностранных государств.

Законодательный аспект. Институт права общей собственности в России является одним из самых статичных правовых институтов, поскольку полностью основан на постулатах, разработанных еще римскими юристами, а нормы, регулирующие отношения общей собственности, содержательно почти не менялись во все периоды своего существования. Римские юристы относились к общей собственности как к аномалии, которая должна как можно в короткие сроки прекратить свое существование. Поэтому российский правопорядок общей собственности не ориентирован на длительные отношения, на защиту экономических интересов общих сособственников.

В российском праве общей собственности существует множество проблем, связанных с несовершенством законодательства: в частности, неурегулированность правомочия управления общим имуществом, приводящая к экономической неэффективности его использования; необходимость единогласно принимать решения о владении, пользовании и распоряжении в праве долевой собственности, порождающая невозможность принятия решений и многочисленные судебные споры; отсутствие правового регулирования договорных отношений между сособственниками; игнорирование экономической неделимости вещи в процессе раздела или выдела доли; распределение бремени содержания общего имущества без учета его реального использования; императивность права преимущественной покупки; неопределенность момента прекращения отношений совместной собственности; непоследовательное разграничение права общей собственности на виды и проч. Кроме того, существуют и пробелы законодательного регулирования, а именно: отсутствие

ответственности за злоупотребление правом общей собственности или неисполнение сособственником своих обязанностей, вытекающих из обладания им долей; неурегулированность вопроса осуществления управленческих мероприятий в отношении общего имущества одним из сособственников самостоятельно.

Правоприменительный аспект. Рассмотрение судами дел по спорам, вытекающим из отношений общей собственности, изобилует проблемами применения норм права, что неоднократно приводило к нарушению прав человека и основных свобод и являлось предметом рассмотрения Европейским судом по правам человека.

Доктринальный аспект. Непреходящим предметом научных исследований во все времена были и остаются проблемы права общей собственности, однако многие из них так и не нашли адекватного разрешения. Это связано в первую очередь с тем, что теория права общей собственности в России по большей части оперирует категориями, разработанными еще римскими юристами для обслуживания элементарных экономических отношений. Вместе с тем экономические отношения, лежащие в основе общей собственности, постоянно изменяются и усложняются. Доктрина не может адекватно описать и объяснить все сложные формы взаимодействий участников отношений общей собственности и, соответственно, предложить законодателю эффективные правовые средства их урегулирования.

Для целей адекватного правового исследования теорию права общей собственности необходимо дополнить концепцией восприятия общности сособственников как сложного объединения интегрированных общей целью сособственников, характеризующегося наличием вещных и корпоративных отношений, что позволит в значительной степени пересмотреть устоявшиеся теоретические подходы и усовершенствовать механизм правового регулирования отношений общей собственности.

Иллюстрацией долговременной успешности применения принципов организации корпоративных отношений к отношениям общей собственности служит опыт иностранных государств, в первую очередь стран немецкоязычного правового круга. Выход за рамки национального видения права является главным требованием в развитии российского права на современном этапе, отражает нарастающую тенденцию к интеграционным процессам и соответствует задачам, поставленным в Указе Президента РФ «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» от 18.07.2008 г. № 1108.

Наличие в правопорядках Г ермании, Австрии, Швейцарии, Франции и России общих родовых признаков, обусловленных принадлежностью к романо-германской системе права, детерминирует успешность фрагментарной правовой аккультурации российского права общей собственности нормами права общей собственности европейских государств.

Таким образом, актуальность исследования как в теории, так и в практике очевидна, постановка и решение конкретных правовых задач в сравнительно-правовом аспекте придает выводам наряду с теоретикометодологическим и прикладное (функционально-инструментальное) значение.

Степень разработанности темы исследования. Изучение проблем теории и практики применения норм об общей собственности в отечественной литературе началось с конца XIX в. в трудах К. Анненкова, А. Бардского, Е. В. Васьковского, Д. И. Мейера, К. Неволина, К. Победоносцева. Дореволюционное законодательство отражало корпоративный аспект отношений общей собственности, вводя в главу об общей собственности соответствующие постановления относительно обществ, акционерных компаний и общинных земель, субъектами права собственности в которых являются юридические лица, например дворянское общество, община, а не совокупность лиц.

В советский период были осуществлены фундаментальные теоретические разработки института общей собственности, имеющие непреходящее значение. Среди научных работ, внесших особый вклад в развитие института общей собственности, необходимо назвать работы М. В. Зимелевой «Общая собственность в советском гражданском праве» (1941 г.),

Р. П. Мананковой «Правоотношение общей долевой собственности граждан по советскому гражданскому законодательству» (1977 г.), В. Ф. Маслова «Вопросы общей собственности в судебной практике» (1963), Ш. Тагайназарова «Общая долевая собственность в советском гражданском праве» (1966 г.). Для данного периода развития взглядов и представлений об общей собственности характерно наличие большого количества монографических работ, направленных в первую очередь на исследование и определение базовых понятий теории общей собственности, таких как правовая природа доли, природа отношений между сособственниками, правовая природа права преимущественной покупки и т. д. В монографии М. В. Зимелевой присутствуют элементы применения сравнительно-правового метода исследования, но иностранный опыт автором рассматривался через призму идеологического восприятия как чуждый советскому правопорядку.

Говоря о современном состоянии теории права общей собственности, следует отметить, что на уровне монографических и диссертационных работ исследованию проблем права общей долевой собственности в целом посвятили свои труды: В. А. Белов, К. И. Скловский, Е. А. Суханов, А. П. Фоков.

Значительная часть исследований направлена на частные проблемы общей собственности: например, на отдельные виды общей собственности, долевую собственность (Б. Г. Гончикнимаева, Р. П. Козлов, О. Г. Козьменко, Л. М. Минкина, П. Н. Тютюник), совместную собственность (Е. В. Кецко, Т. Ю. Синельникова, А. В. Слепакова); на преимущественное право покупки (Н. В. Зубарева, И. И. Кубарь, Л. В. Кузнецова, Л. Ю. Леонова, Р. Е. Пивовар, М. В. Субботин, А. А. Онина); на отдельные виды долевой собственности, в частности, общую долевую собственность на общее имущество в многоквартирном доме (О. И. Власова, Б. М. Гонгало, П. В. Крашенинников, С. И. Суслова, В. А. Фогель, Е. А. Чефранова), долевое участие в строительстве (О. Л. Капица, Е. В. Резцова, О. Ю. Тархова, А. Г. Щербинин), особенности осуществления права общей собственности на отдельные объекты недвижимого имущества (Т. В. Глинщикова, Д. И. Попов, И. В. Кундухова, Н. Н. Сабирзянова).

Проблемы общей собственности как теоретического, так и практического характера нашли свое освещение в старой немецкой литературе, в трудах таких ученых, как Г. Бухда, О. Гирке, К. Энглендер, К. Козак, П. Ливер, Х. Хааб. Среди работ современных иностранных авторов необходимо в первую очередь назвать исследования, которые посвящены теоретическим и практическим проблемам права собственности в целом: «Принципы вещного права и собственности» (2007 г.) Х. Рейя, «Вещное право» (2010 г.) Х. Прюттинга, «Вещное право» (2011 г.) Я. Вильгельма, «Вещное право» (2008 г.) К. Шрайбера, «История австрийского частного права» (2008 г.) У. Флоссманн, «Вещное право» (2011 г.) Х. Бёма. Проблему права долевой собственности разрабатывали Р. Шнорр («Долевая общность (§§ 741-758 ГГУ)», 2004 г.), Б.

Шнайдер («Швейцарское право долевой собственности», 1973 г.); праву совместной собственности особенное внимание уделил Р. Кунц в работе «О правовой природе совместной общности: поиск теоретической конструкции» (1963 г.). Отдельными проблемами права долевой собственности занимались: К. Йенер («Избранные проблемы возникновения, передачи и обременения доли в праве общей долевой собственности», 2006 г.), К. Хильбрандт («Долевая общность - исследование правовой структуры доли», 2002 г.), О. Хаусляйтер и В. Шульц («Распределение совместно нажитого имущества при разводе», 2011 г.). Данные исследования содержат элементы сравнительного правоведения, но они ориентированы на страны Европейского союза.

Таким образом, проблемы применения российского института права общей собственности были рассмотрены в отечественной цивилистике всесторонне, но без использования сравнительно-правового метода. Исследование названных отношений в сравнительно-правовом аспекте позволяет восполнить теоретический пробел и удовлетворить потребности практики.

Объект исследования представляет собой имущественные отношения, возникающие по поводу права общей собственности.

Предмет исследования включает в себя нормы российского, немецкого, французского, швейцарского и австрийского права, составляющие институт права общей собственности; положения российской и зарубежной доктрины права общей собственности и правоприменительной практики.

Цель диссертационной работы заключается в выявлении совокупности теоретических положений, образующих концепцию общей собственности и восполняющих в данной части теорию вещного права и корпоративного права.

Для достижения сформулированной цели в диссертационном исследовании поставлены следующие взаимосвязанные исследовательские задачи:

- выявление теоретических положений, образующих концепции права общей собственности в России и странах Европы;

- исследование российской и иностранной доктрины общей собственности, объясняющей суть понятия «доля», природу отношений между сособственниками;

- установление критериев разграничения права общей собственности на виды и выявление сущностных особенностей совместной собственности;

- сравнение содержания права общей долевой собственности в России и странах Европы;

- определение особенностей осуществления права общей собственности в России и странах Европы, а именно: пользования общим имуществом, распределения расходов по содержанию общей вещи, согласования условий договора о порядке владения, пользования и распоряжения общей вещью и принятия других решений, распоряжения долей, управления общей вещью;

- сравнительно-правовое исследование способов прекращения права общей долевой собственности;

- формулирование и обоснование рекомендаций по

совершенствованию российского законодательства об общей собственности.

Методологическая основа исследования состоит в использовании общенаучных (диалектика, анализ и синтез, абстрагирование и

конкретизация) и частнонаучных методов исследования, в первую очередь сравнительно-правового, а также формально-юридического, техникоюридического, правового моделирования, историко-правового, метода анализа документов.

Эмпирическая база исследования представляет собой результаты изучения нормативных правовых актов Российской Федерации (19); норм международного права, нормативных правовых актов, судебных актов Германии, Швейцарии, Австрии и Франции за период с 1936-го по 2011 г. (34); решений Европейского суда по правам человека за период с 1980-го по 2011 г. (9); актов Конституционного Суда РФ за период с 2000-го по 2011 г. (8); актов арбитражных судов и судов общей юрисдикции за период с 1980-го по 2014 г. (5 постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, 6 определений, 8 постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, 3 обзора судебной практики, 32 постановления Федеральных окружных арбитражных судов, 4 постановления арбитражных апелляционных судов, 5 определений судебных коллегий областных судов, 2 решения районных судов); исторических источников права (Свод законов гражданских Российской империи, гражданские кодексы РСФСР 1922 и 1964 гг. и др.).

Теоретическая основа исследования состоит из положений:

- общей теории права и отраслевых юридических наук (Н. Г. Александров, С. С. Алексеев, В. Н. Протасов, В. В. Ершов, Д. А. Керимов, С. Ф. Кечекьян, Н. М. Коркунов, В. В. Лазарев, А. В. Малько, М. Н. Марченко, Н. И. Матузов, В. И. Червонюк и др.);

- теории гражданского права и гражданских правоотношений (Т. Е. Абова, В. К. Андреев, Андреева Л.В., К. Н. Анненков, В. А. Белов,

Е. В. Богданов, Е. Е. Богданова, М. И. Брагинский, С. Н. Братусь, Е. В. Вавилин, Е. В. Васьковский, Ю. С. Гамбаров, В. П. Грибанов,

О. С. Иоффе, Я. А. Канторович, О. А. Красавчиков, Е. А. Крашенинников, В. В. Лисицын, А. Л. Маковский, В. П. Мозолин, К. Неволин, К. П. Победоносцев, Н. Н. Пахомова, Е. А. Суханов, В. А. Тархов, А. П. Фоков, Р. О. Халфина, Г. Ф. Шершеневич, В. Ф. Яковлев и др.);

- теории собственности (М. М. Агарков, Т. Е. Абова, В. А. Белов, Е. В. Богданов, М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, В. П. Голевинский, Б. М. Гонгало, Н. Д. Егоров, Л. Г. Ефимова, С. А. Зинченко, Л. А. Кассо, О. А. Красавчиков, Д. А. Медведев, Д. И. Мейер, И. Б. Новицкий, Л.

A. Новоселова, В. Ф. Попондопуло, М. А. Рожкова, В. С. Сарбаш,

О. М. Свириденко, О.А. Серова, Е. А. Суханов, В. С. Толстой, Ю. К. Толстой, И. Н. Трепицын, Е. А. Флейшиц, В. А. Хохлов, Р. О. Халфина, Л.В. Щенникова и др.);

- о праве собственности (В. К. Андреев, Д. М. Генкин,

B. П. Камышанский, В. П. Мозолин, К. И. Скловский, С. А. Хохлов, Л.В. Щенникова и др.);

- об общей собственности (В. А. Белов, О.Е. Блинков, М. В. Зимилева,

В. Ф. Маслов, И. В. Маркова, Р. П. Мананкова, Л. М. Минкина, В. Н. Литовкин, К. И. Скловский, Ш. Тагайназаров, П. Н.Тютюник, Е. А. Чефранова, А. П. Фоков и др.);

- о сравнительном правоведении (Х. Бехруз, П. Винклер фон Моренфельс, Х. Кётц, В. В. Кожевников, Х. Кох, В. И. Лафитский, У. Мангус, М. Н. Марченко, К. Осакве, А. Х. Саидов, А. А. Тилле, Ю. А. Тихомиров, К. Цвайгерт, А. Э. Черноков, Г. В. Швеков);

- о гражданском праве зарубежных государств (В. В. Безбах, В. Н. Захватаев, И. А. Зенин, Ю. Г. Матвеев, В. П. Мозолин, В. А. Савельев, Т. В. Тепляшин, А. П. Фоков, Р. О. Халфина, Б. Л. Хаскельберг, В. М. Шумилов и др.);

- зарубежных авторов (Ф. Баур, Е. Беккер, Х. Бем, М. Биндер, Г. Бухд, Р. Веслер, Я. Вильгельм, П. Вуарен, Ж. Губо, Е. Доссманн, А. Илледитс, К. Козак, Х. Козиол, О. Гирке, Р. Кройтмайер, Р. Кунц, П. Ливер, Х. Прюттинг, О. Райх-Рорвиг, Х. Рей, А. Тур, Х. Фабер, У. Флосманн, Н. Хааб, К. Хильбрандт, Б. Шнайдер, Р. Шнорр, К. Энглендер и др.).

Новизна диссертационного исследования заключается в обосновании совокупности теоретических положений, образующих целостную научную теорию правовой концепции отношений общей собственности, учитывающей современные тенденции развития права, доктрины и правоприменительной практики в России и странах Европы романо-германской правовой семьи.

В диссертации:

- отмечены подходы в российской и иностранной юридической доктрине к установлению юридической природы отношений общей собственности, на которых основаны модели регулирования отношений общей долевой собственности в России и странах Европы романогерманской правовой семьи;

- определены критерии разграничения права общей собственности на виды и выявлены сущностные особенности совместной собственности;

- проведен сравнительный анализ содержания права общей долевой собственности в России и странах Европы;

- представлены особенности осуществления права общей собственности в России и странах Европы, а именно: пользования общим имуществом, распределения расходов по содержанию общей вещи, согласования условий договора о порядке владения, пользования и распоряжения общей вещью и принятия других решений, распоряжения долей, управления общей вещью;

- установлены особенности применения способов прекращения права общей долевой собственности;

- обоснованы и сформулированы рекомендации по совершенствованию российского законодательства об общей собственности.

Положения, выносимые на защиту:

1. В европейских правопорядках выявлены две модели правового регулирования отношений общей долевой собственности, основанные на различных доктринальных подходах: индивидуалистической концепции и концепции общности.

Индивидуалистическая концепция рассматривает отношения общей долевой собственности только как вещные, приравнивая сособственника к индивидуальному собственнику и распространяя принцип абсолютности права собственности на право общей собственности. Порядок владения, пользования и распоряжения вещью в целом и доли в частности построен по образцу собственности одного субъекта, то есть для осуществления правомочий собственности по отношению к вещи в целом необходимо выразить общую единую волю, а для распоряжения своей долей достаточно воли одного сособственника. Долевая собственность рассматривается не как общее право, а как система независимых прав сособственников на доли, которые в их совокупности образуют одно право.

Концепция общности характеризуется регулированием процесса существования общности, осуществляющей право собственности в отношении общего объекта, а не права собственности отдельного сособственника на общую вещь и на долю в ней, то есть рассматривает общность сособственников как квазиюридическое лицо.

2. Диссертантом установлено, что особенностями правового регулирования отношений общей долевой собственности, основанного на индивидуалистической концепции, являются: применение принципа единогласия в принятии решений и ius prohibendi, принадлежащее каждому из сособственников; императивность правового регулирования; пробельность правового регулирования прекращения отношений общей собственности в случае недостижения согласия между сособственниками, а также невозможность принудительного прекращения права общей долевой собственности в случае злоупотребления права общей долевой собственности или неисполнения обязанностей.

Особенностями правового регулирования, основанного на концепции общности, являются: применение принципа большинства с предоставлением меньшинству права на оспаривание решений общности в судебном порядке и закреплением возможности осуществлять управленческие мероприятия одному из сособственников самостоятельно, руководствуясь общими интересами; диспозитивное правовое регулирование отношений между сособственниками и стимулирование индивидуального договорного регулирования; регулирование прекращения общности с максимальным учетом интересов всех сособственников, в том числе и временный запрет раздела общего имущества в общих интересах, а также возможность требовать исключения из общности собственника, не исполняющего свои обязанности или злоупотребляющего правом.

3. Осуществлено разграничение правового статуса участников права общей совместной и общей долевой собственности, обусловленное тем, что отношения общей совместной собственности представляют собой общность лиц, а общей долевой - общность имущества. Участники общей совместной собственности, во-первых, не могут быть заменены, во-вторых, представляют собой во внешних отношениях единое целое, очевидное для окружающих, поэтому условно приравниваются к одному субъекту права.

Правовой статус долевых сособственников характеризован тем, что каждый сособственник обладает правомочиями в общем едином праве, следовательно, имеет свой голос и индивидуальную сферу в виде распоряжения своей долей. Цель регулирования отношений долевой собственности заключается в создании условий по максимально эффективному использованию сособственниками общей вещи, чему наиболее адекватен режим мнения большинства сособственников по вопросам оперативного, эффективного управления и качественного использования имущества, а не учета мнения каждого сособственника.

Только совокупность долей представляет собой полное право, поэтому отчуждение общего имущества осуществляются в соответствии с единогласно выраженной волей. Понимание общности долевых собственников как общности имущества допускает изменение субъектного состава.

4. Общая долевая собственность характеризуется наличием общего права, представляющего собой систему прав (долей), принадлежащих нескольким лицам на единый объект. Каждый конкретный сособственник владеет долей в едином праве, которая по своему содержанию не равна праву в целом или праву индивидуальной собственности. Нетождественность содержания права в целом доле в праве доказывается тем, что существуют правомочия, для осуществления которых не достаточно только доли, а необходимо объединение всех долей, то есть единство права. В отечественном правопорядке это владение, пользование и распоряжение вещью в целом, раздел общего имущества, выдел доли. В праве Германии, Австрии, Швейцарии и Франции это изменение целевого назначения вещи и распоряжение вещью в целом. Доля в праве порождает возможности, которые составляют индивидуальную сферу сособственника, в том числе распоряжение долей, пользование частью вещи пропорционально доле либо в определенный период времени. Распоряжение долей в праве составляет не только индивидуальную сферу сособственника, поскольку любое распоряжение затрагивает интересы всех сособственников.

5. Правовая общность определяется в работе как объединение лиц без образования юридического лица. Члены правовой общности являются носителями одинаковых прав и обязанностей и несут ответственность перед третьими лицами.

6. Выявлены критерии классификации правовых общностей в европейских правопорядках: по основаниям образования (законные и договорные); по виду общих прав (вещные, обязательственные, интеллектуальные и корпоративные); по особенностям осуществления общих вещных прав (долевые и совместные).

7. Определены два вида правовых общностей в Германии и Швейцарии. Первый вид - это правовые общности, не обладающие признаками юридического лица: имущественная общность супругов, общность наследников, долевая общность. Второй вид - общности, обладающие признаками юридического лица: личное товарищество, товарищество коммандитистов и коллективное товарищество, общность собственников помещений в многоквартирных домах.

Товарищества самостоятельно приобретают права и обязанности, выступают истцом и ответчиком в суде; предусмотрена уголовно-правовая защита чести товарищества. Но внутренние отношения товарищей представляют собой отношения, основанные на совместной собственности, товарищи несут субсидиарную ответственность за долги товарищества. Как таковое товарищество может приобретать права под собственным наименованием, но эти права принадлежат совместно всем товарищам.

Конструкция общности собственников помещений в многоквартирном доме имеет больше признаков юридического лица, чем товарищества, что проявляется: 1) в наличии организационного единства; 2) стабильности правового статуса нового участника общности и правого положения общности, поскольку порядок пользования и управления распространяется на будущего приобретателя доли, то есть общность не зависит от отдельного сособственника; 3) в несении ответственности перед третьими лицами в сфере управления и пользования общим имуществом. Общность не является носительницей прав: поскольку право собственности принадлежит собственникам, реализация конкретных прав остается за ними, а указанные корпоративные признаки не приводят к прекращению правовой компетенции отдельного сособственника.

8. Представлена универсальная тенденция к обособлению сособственников в особую группу участников гражданских правоотношений.

Степень обособления может оформляться приданием: 1) статуса юридического лица (Австрия), 2) статуса квазиюридического лица (Германия, Швейцария), то есть общности лиц, не имеющей статуса юридического лица, но обладающей частичной правосубъектностью и способностью выступать истцом и ответчиком в суде по делам, связанным с управлением общим имуществом.

9. Под гражданским правовым сообществом предложено понимать «неправосубъектное целевое объединение лиц, обладающих общим правом (вещным, обязательственным, корпоративным) на определенное имущество, участие в котором не прекращает собственных правомочий участников, но является предпосылкой наиболее эффективной реализации права каждого из участников с учетом его коллективного характера». К признаками такого сообщества относятся: единая цель создания, наличие организационного единства, возложение ответственности по обязательствам сообщества на его членов, обладание участниками сообщества общим правом, специфика которого определяет особенности в принятии решения по его реализации.

10. Установлено, что в праве общей долевой собственности европейских государств принятие решений о пользовании и управлении общей вещью осуществляется на основании решения большинства, что позволяет договориться и обусловливает необходимость участия в обсуждении общих дел. Единогласное принятие решений ограничено вопросами распоряжения общей вещью, изменения ее целевого назначения.

В российском праве общей долевой собственности принцип единогласия применяется для решения любых вопросов, касающихся владения, пользования и распоряжения общей вещью.

Обосновано сохранение принципа единогласия в российском праве общей долевой собственности только для решений, касающихся распоряжения вещью в целом, изменения ее целевого назначения.

В результате проведенного исследования предложено изложить п.п. 1, 2 ст. 247 Гражданского кодекса Российской Федерации в следующей редакции:

«1. Порядок владения и пользования общим имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется на основании соглашения между сособственниками, которое считается принятым, если за него проголосовало большинство участников долевой собственности. Большинство устанавливается исходя из размера долей участников. Если установленный порядок владения и пользования общим имуществом явно ущемляет права лица, голосовавшего против, но оставшегося в меньшинстве, такое лицо вправе обратиться в суд об изменении соглашения о владении и пользовании общей вещью.

2. При невозможности принятия соглашения о порядке владения и пользования большинством голосов порядок владения и пользования устанавливается судом».

11. В праве Германии, Австрии, Швейцарии и Франции выявлены нормы, регулирующие управление общим имуществом. Под управлением понимаются осуществляемые в интересах всех сособственников и не требующие особых затрат действия, необходимые для содержания и поддержания потребительских качеств имущества, а также направленные на его улучшение и изменение его целевого назначения. Управленческие мероприятия подлежат строгой классификации (Германия и Австрия - обычное и чрезвычайное управление; Швейцария - необходимые действия по управлению, срочные, обычные, важные и строительные управленческие мероприятия; Франция - меры, направленные на сохранение имущества, срочные меры, иные действия в общих интересах). В зависимости от вида управленческих решений для их принятия применяется принцип либо большинства, либо единогласия.

Обоснована необходимость унификации гражданского законодательства России с правом указанных государств в этой части и возможность имплементации российского права нормами об управлении общим имуществом, обусловленной невозможностью охватить все возможные действия сособственника классической триадой правомочий собственности.

12. В праве общей долевой собственности иностранных государств закреплена возможность одного из сособственников осуществлять самостоятельные действия по управлению общей вещью как срочного, чрезвычайного характера, направленные на спасение имущества от гибели, повреждения, так и планового характера, направленные на поддержание целевого назначения имущества и сохранения его ценности. Распределение расходов, связанных с совершением указанных выше действий, может осуществляться как после их совершения, так и до. Реализация мероприятий не ставится в зависимость от одобрения их другими сособственниками. Совершая самостоятельные действия в отношении всей вещи в целом, сособственник может действовать только в общих интересах.

В результате проведенного исследования предложено изложить п. 3 ст. 247 Гражданского кодекса Российской Федерации в следующей редакции:

«Каждый участник долевой собственности может осуществлять действия, необходимые для сохранения вещи или поддержания ее полезных свойств и стоимости, без согласия других участников до тех пор, пока сособственник видит в этом необходимость. Расходы на осуществление указанных мероприятий возмещаются остальными участниками долевой собственности по правилам, предусмотренным ст. 249 настоящего Кодекса, или по иным правилам, установленным сособственниками».

13. Установлен диспозитивный характер права общей долевой

собственности в Г ермании, Австрии и Швейцарии. Средством

индивидуального регулирования выступает договор, который в случае регистрации его условий в поземельной книге распространяет свое действие и в отношении правопреемников лиц, его заключивших. Договор регулирует пользование и управление общим имуществом, порядок и способ принятия решений, касающихся владения и пользования имуществом; порядок несения расходов по содержанию общей вещи; действия по сохранению имущества, которые вправе осуществлять любой из сособственников без предварительного согласия остальных сособственников; применение преимущественного права покупки; прекращения отношений общей долевой собственности и т. д.

Обосновано расширение диспозитивности регулирования в российском правопорядке общей долевой собственности с закреплением обязательности зарегистрированных как обременения договорных условий в отношении недвижимого имущества для правопреемников.

14. Выявлено, что особое внимание европейское законодательство уделяет процедуре прекращения отношений общей долевой собственности. Приоритетное прекращение общности производится путем раздела общей вещи в натуре, если это возможно приемлемым способом, то есть когда общий предмет или несколько предметов могут без уменьшения стоимости быть разделены на части, соответствующие долям участников. Если общую вещь вообще нельзя разделить или невозможно разделить без значительного уменьшения стоимости, то любой сособственник может требовать судебной продажи и распределения вырученных средств между участниками. Право требовать раздела или выдела доли может быть ограничено на определенный срок соглашением сторон; кроме того, суд своим решением по заявлению одного из сособственников может приостановить процесс раздела в связи с особой заинтересованностью в данный момент одного из сособственников в использовании общего имущества. Если стороны согласны на физическое деление в неравных частях, то возможно назначение денежной компенсации. Распределение равных долей вещи между участниками производится по жребию.

Обоснована необходимость изменения установленного ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации порядка прекращения отношений общей долевой собственности.

С учетом потребностей судебной практики и анализа положительного зарубежного опыта предложено изложить ст. 252 ГК РФ «Прекращение отношений общей долевой собственности» в следующей редакции:

«1. Имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними, если иное не предусмотрено законом.

2. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества, если иное не предусмотрено законом.

3. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества или установления способа и условий раздела общего имущества.

Если выдел доли в натуре не возможен приемлемым способом или не допускается законом, выделяющийся собственник по его выбору имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности с их согласия либо на предоставление ему права вещной выдачи (п. 3 ст. 305).

Если раздел общего имущества в натуре невозможно осуществить приемлемым способом или не допускается законом, оно подлежит продаже, с дальнейшим распределением между сособственниками денежных средств пропорционально принадлежащим им долям.

4. Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией с согласия как выделяющегося участника долевой собственности, так и компенсирующих несоразмерность выделенной доли.

5. Сособственник утрачивает долю в праве собственности на движимое имущество с момента получения компенсации, а долю в праве собственности на недвижимое имущество - с момента государственной регистрации перехода доли к остальным собственникам».

15. Обосновано, что отношения общей долевой собственности носят длящийся характер, поэтому важны гарантии бесконфликтного существования сособственников. Для лиц, добросовестно и разумно осуществляющих свое право, законодательством Германии, Австрии и Швейцарии установлена возможность требовать прекращения права собственности сособственника, злоупотребляющего своим правом (создающего невыносимые условия для общего владения и пользования вещью), уничтожающего или портящего общее имущество, уклоняющегося от несения бремени содержания общего имущества, чем существенно нарушаются права иных сособственников. Решение о применении такой меры ответственности выносится судом на основании решения сособственников, принятого большинством голосов. Если сособственников всего двое, то обратиться в суд может любой из них.

Обоснована возможность имплементации аналогичной нормы в российском праве общей долевой собственности и предложено дополнить ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации следующими пунктами:

«6. Если участник долевой собственности систематически не исполняет свои обязанности, связанные с содержанием имущества, допуская его ухудшение и разрушение, или злоупотребляет своим правом, создавая невыносимые условия для владения и пользования общим имуществом, остальные участники долевой собственности вправе предупредить сособственника о необходимости устранить нарушения, а если они влекут разрушение общего имущества - также назначить сособственнику разумный срок для его ремонта.

7. Если собственник после предупреждения продолжает нарушать права и интересы других сособственников, создавать невыносимые условия для совместного владения и пользования общим имуществом, уклоняться от несения бремени содержания общего имущества, уничтожать или портить его, либо без уважительных причин не произведет необходимый ремонт, суд по иску сособственников может принять решение о продаже с публичных торгов доли в общем имуществе с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения. Решение об обращении в суд с иском о продаже доли с публичных торгов принимается большинством всех участников долевой собственности. В случае если сособственников всего двое, с иском в суд вправе обратиться любой из них».

16. Установлено, что российское законодательство и законодательство европейских государств имеют принципиально разные подходы к распределению расходов по содержанию общего имущества.

Европейское законодательство ориентировано на принцип пропорциональности доли в общей собственности бремени расходов по содержанию имущества. В случае невозможности использования или неравного пользования общим имуществом этот ключ распределения расходов может быть изменен как по решению всех сособственников, так и по решению суда (в случае невозможности принятия решения общим собранием). Право требовать пересмотра механизма распределения расходов не может быть ни изменено, ни отменено соглашением между сособственниками.

Российское право и судебная практика отталкиваются от единственного формального критерия размера доли. Обоснована возможность имплементации нормы, закрепляющей право сособственника требовать пересмотра распределения расходов с учетом объема и возможности пользования общим имуществом. Предложено дополнить ст. 249 ГК РФ следующим положением: «Если в силу конструктивных особенностей имущества, находящегося в общей долевой собственности, собственник лишен возможности пользования какой-либо его частью или объем использования общего имущества незначителен по сравнению с другими собственниками, размер участия такого собственника в издержках по содержанию и сохранению, в том числе связанных с уплатой налогов и сборов, подлежит уменьшению».

Пункт 2. ст. 39 ЖК РФ изложить в следующей редакции: «Доля обязательных расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме, бремя которых несет собственник помещения в таком доме, определяется долей в праве общей собственности на общее имущество в таком доме указанного собственника. Если в силу конструктивных особенностей имущества, находящегося в общей долевой собственности, собственник лишен возможности пользования какой-либо его частью или объем использования общего имущества незначителен по сравнению с другими собственниками, размер его участия в издержках по содержанию и сохранению, в том числе связанных с уплатой налогов и сборов, подлежит уменьшению».

17. Тенденции развития права общей собственности в странах романогерманской правовой семьи свидетельствуют о дальнейшем развитии корпоративной концепции общей собственности. Рассмотрение общности сособственников через призму конструкции юридического лица, приравненной к квазиюридическому лицу (Германия, Швейцария), а в Австрии к юридическому лицу, наиболее наглядно демонстрируют эту тенденцию. Развитие российского гражданского права в аспекте сближения с правом Евросоюза наглядно показывают уже вступившие в силу изменения ГК РФ в части признания гражданско-правового сообщества.

В значительной степени вбирает в себя европейский опыт правового регулирования отношений общей собственности Проект изменений ГК РФ. Так, в частности, в Проекте введены новые правовые нормы, ранее неизвестные российскому законодательству, об общей собственности, среди которых, прежде всего, право внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество условий соглашения о владении и пользовании недвижимой вещью и право вещной выдачи.

Теоретическая значимость положений и выводов диссертации заключается в том, что они дополняют и развивают гражданско-правовую теорию права общей собственности, касающуюся концептуальных положений об отношениях общей собственности (о концепциях права общей долевой собственности, о правовой природе отношений общей долевой собственности и общей совместной собственности, о понятии общности долевых собственников и их видах, о понятии «гражданско-правовое сообщество», классификации правоотношений общей собственности, об особенностях осуществления правомочий общей собственности, о порядке принятия решений, о регулировании договорных отношений между сособственниками, о возможности дробления доли на части, о правовом положении владельца незначительной доли, о прекращении отношений общей собственности).

Практическая значимость диссертации состоит в том, что полученные в ходе исследования выводы и сформулированные на их основе практические предложения могут послужить теоретической базой для совершенствования законодательства и правоприменительной практики, проведения экспертиз нормативных правовых актов, использоваться в учебном процессе и юридической практике.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы, научно-практические и законодательные предложения изложены в опубликованных работах, а также докладах, сообщениях на научных, научно-практических конференциях: международных (Иркутск, 7-8 октября 2010 г.; Уфа, 21 февраля 2011 г., Барнаул, 4-5 марта 2011 г., Иркутск, 29-30 июня 2011 г., Иркутск, 12 ноября

2011 г.; Новосибирск, 3 мая 2012 г.; Иркутск, 13-14 апреля 2012 г.; Иркутск, 29-30 июня 2012 г.; Красноярск, 25-26 июня 2012 г.; Иркутск, 26 ноября

2012 г.; Караганда, 12 декабря 2012 г.; Уфа, 23 января 2013 г.; Штутгарт, 1819 февраля 2013 г.; Иркутск, 20-21 июня 2013 г.; Казань 14-15 апреля 2014 г.; Астана, 29-30 августа 2014 г.; Москва, 25-27 ноября 2014 г.);

всероссийских (Иркутск, 19 ноября 2010 г.; Иркутск, 13-14 октября 2011 г.; Тамбов, 20 апреля 2012 г.; Саратов, 1-2 июня 2012 г.; Москва, 28-29 апреля 2012 г.; Киров , 7 декабря 2012 г.; Иркутск, 19 марта 2013 г.; Москва, 9 апреля 2013 г.; Иркутск, 23-24 мая 2014 г.).

Выводы диссертационного исследования использовались при решении вопросов, связанных с применением норм, регулирующих особенности осуществления права общей долевой собственности и отдельных его видов, Четвертым арбитражным апелляционным судом РФ; Верховным судом Республики Тыва; Верховным судом Республики Бурятия; использованы в научно-консультативном совете при Федеральном арбитражном суде Восточно-Сибирского округа; в экспертной работе в Конституционном совете Республики Казахстан по делу о признании неконституционной нормы п. 6 ст. 220 Гражданского кодекса Республики Казахстан, Верховном суде Республики Казахстан.

Эмпирическая и теоретическая база для исследования была собрана в процессе стажировок в ведущих научных и образовательных центрах, а также в высших органах судебной власти Российской Федерации. Среди них, в частности:

- Верховный Суд Российской Федерации (г. Москва, Россия, 2013 г.);

- Кёльнский университет (г. Кёльн, Германия, 2011 г.);

- Университет Людвига-Максимилиана (г. Мюнхен, Германия, 2013 г.);

- Зальцбургский университет (г. Зальцбург, Австрия, 2013г.);

- Бернский университет (г. Берн, Швейцария, 2013 г.).

Выводы диссертации использованы в учебном процессе при чтении лекций и проведении практических занятий по курсам «Гражданское право». Разработаны магистерские учебные курсы «Вещное право: проблемы теории и практики», «Теоретические и практические проблемы осуществления сделок с недвижимым имуществом», при подготовке магистрантов в процессе научного руководства, проведении занятий по проблемам вещного права на факультете повышения квалификации судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российского государственного университета правосудия.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, включающих 11 параграфов, заключения и библиографического списка.

<< | >>
Источник: ФИЛАТОВА УЛЬЯНА БОРИСОВНА. ИНСТИТУТ ПРАВА ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ В СТРАНАХ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ (ГЕРМАНИИ, АВСТРИИ, ШВЕЙЦАРИИ, ФРАНЦИИ И РОССИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени Доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -