<<
>>

§ 3. Реализация акционерной формы корпоративного контроля и ее регулирование нормами гражданского права

Безусловно, акционерная форма корпоративного контроля является первичной и отражает интересы акционеров данного общества. Однако нельзя забывать, что любое акционерное общество является юридическим лицом, а значит, чаще всего решения в нем принимаются не отдельными акционерами (пусть даже обладающими контрольным пакетом акций), а специально созданными в обществе органами управления[83].

При этом как уже описывалось выше, в организации современной системы управления в типичном акционерном обществе лежат два основных принципа: принцип отделения управления от собственности и принцип реальной компетенции органов управления. Сама же модель корпоративного управления представляет собой классический треугольник:

Акционеры

Совет директоров

Единоличный (коллегиальный) исполнительный орган

Единоличный (коллегиальный) исполнительный орган осуществляет непосредственное текущее управление данным акционерным обществом. По сути, он управляет той собственностью, которую ему «передали» в управление акционеры, образовав акционерное общество.

Совет директоров принимает решения по наиболее важным вопросам в жизнедеятельности акционерного общества в период между собраниями акционеров. Именно совет директоров обеспечивает отчетность и ответственность менеджмента предприятия за качество и результаты работы общества. Совет директоров от имени акционеров осуществляет мониторинг соблюдения прав акционеров в данном обществе и при этом сам является объектом контроля со стороны акционеров.

Каким же образом непосредственно акционеры реализуют акционерную форму корпоративного контроля?

Из приведенной выше модели управления в акционерном обществе видно, что реализация акционерной формы корпоративного контроля происходит опосредованно через деятельность совета директоров акционерного общества и его исполнительного органа.

Выборы же этих органов управления акционерного общества происходят на общих собраниях акционеров. А значит, и реализация акционерной формы корпоративного контроля происходит через механизмы, связанные с созывом, организацией и проведением общего собрания акционеров. Гарантия же защиты прав акционеров и рационального сочетания интересов различных субъектов акционерных правоотношений, таким образом, зависит от правовых норм, регулирующих как порядок созыва, организации и проведения общих собраний акционеров и санкций за нарушение этих норм, так и правовых норм, регулирующих статус, компетенцию, порядок создания и деятельности органов управления акционерным обществом, а также контроля за ними и возможности привлечения к адекватной ответственности в случае необходимости.

Попробуем рассмотреть эту конструкцию (как первичную и основополагающую) более подробно.

Сначала хотелось бы остановиться на компетенции общего собрания, как основе реализации акционером акционерной формы корпоративного контроля.

Согласно статье 103 ГК РФ общее собрание акционеров является высшим органом управления обществом. Компетенция общего собрания акционеров является исключительной. Понятие исключительности компетенции общего собрания акционеров включает в себя несколько основополагающих моментов, играющих важную роль в реализации акционерной формы корпоративного контроля.

Во-первых, общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Федеральным законом «Об акционерных обществах». То есть общее собрание акционеров не вправе выходить за пределы своей компетенции и подменять другие органы управления обществом, например, выполнять функции совета директоров, предусмотренные ст. 65 Федерального закона «Об акционерных обществах» (с учетом исключения из этого правила, предусмотренного указанным законом: в обществах с числом акционеров - владельцев голосующих акций менее 50 уставом может быть предусмотрено, что функции совета директоров выполняет общее собрание акционеров - п.

1 ст. 64 закона). Общее собрание не вправе также вмешиваться в оперативное руководство деятельностью общества, осуществляемое исполнительным органом общества.

Во-вторых, вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы на решение исполнительного органа общества.

В-третьих, вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы на решение совета директоров общества, за исключением вопросов, предусмотренных ФЗ «Об акционерных обществах».

При этом к компетенции общего собрания акционеров относятся вопросы, указанные в п. 1 ст. 48 названного закона. Однако также необходимо иметь в виду, что компетенция общего собрания не исчерпывается перечнем вопросов, содержащихся в п. 1 ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах». Так, п. 3 и 4 ст. 39 этого закона определяют порядок размещения акций посредством закрытой или открытой подписки, указывая, что это возможно только по решению общего собрания акционеров. Пункт 2 ст. 33 возлагает на общее собрание принятие решения о размещении обществом облигаций и иных ценных бумаг, конвертируемых в акции.

Некоторые авторы высказывают сожаление по поводу того, что в отношении компетенции общего собрания акционеров наблюдается сужение ее в предусмотренном законом порядке, что, якобы, приводит к умалению его роли[84]. Однако нам более близка позиция других авторов, которые считают, что «система управления, опирающаяся в основном на решения акционеров, была бы подобна государству, управляемого путем постоянного проведения референдумов»[85]. Как видно из анализа ФЗ «Об акционерных обществах» вопросы, относящиеся к компетенции общего собрания акционеров, отличаются своей важностью для жизнедеятельности акционерного общества в продолжительный период времени. Эти вопросы являются глобальными и основополагающими. Такие вопросы и должны решать общие собрания акционеров, создавая правовую базу для деятельности остальных органов управления обществом.

Однако, учитывая тот факт, что корпоративный контроль есть не что иное, как объект корпоративных правоотношений, и, принимая во внимание то обстоятельство, что для российских акционерных обществ (как, возможно, и для всех прочих) основополагающим является контроль над корпоративными финансовыми потоками, считаем, что необходимо включить в компетенцию общего собрания акционеров еще один, с нашей точки зрения, весьма существенный вопрос — утверждение бюджета акционерного общества на текущий год.

При этом под бюджетом общества предлагается понимать форму образования и расходования фонда денежных средств, предназначенных для финансового обеспечения задач и функций данного акционерного общества (по аналогии с понятием государственного бюджета, данного в ст. 6 БК РФ).

Дело в том, что, как это не парадоксально, но фактический «контролер» финансовых потоков корпорации может вовсе не быть — даже через аффилированные структуры — ее юридическим собственником. Ведь, как известно, наиболее «деликатной» сферой деятельности современных российских акционерных обществ является незаконный (по меркам российского законодательства и соответственно по методам исполнения) увод финансовых ресурсов от налогов, от кредиторов, от «чужих» акционеров. Главная борьба за корпоративный контроль разворачивается обычно здесь - в узкой и закрытой для непосвященных сфере корпоративных финансов. А в силу российской специфики организации корпоративных финансов подобная борьба не может не иметь еще и криминального оттенка.

Включение в компетенцию общего собрания акционеров вопроса об утверждении бюджета акционерного общества на текущий год, позволит, с нашей точки зрения, достичь нескольких взаимосвязанных целей, имеющих прямое отношение к корпоративному контролю:

Во-первых, формированию бюджета любой организации всегда сопутствует его всестороннее обсуждение. Безусловно, на общее собрание акционеров бюджет должен выноситься по предложению совета директоров общества. Таким образом, по аналогии с государственным бюджетом бюджет любого акционерного общества должен будет пройти несколько последовательных стадий:

- разработка специальной рабочей комиссией, в которую должны входить представители администрации предприятия, члены совета директоров общества, возможно, непосредственно акционеры, имеющие соответствующие навыки и профессиональный опыт, члены ревизионной комиссии общества;

- обсуждение (как показывает собственная практика автора по внедрению данного предложения - многократное) на заседаниях совета директоров акционерного общества с привлечением необходимых специалистов предприятия и внешних консультантов;

- опубликование в печати вместе с иной информацией, предоставляемой акционерам для ознакомления при подготовке к общему собранию акционеров;

- утверждение на общем собрании акционеров.

Очевидно, что при таком подходе любой акционер сможет почерпнуть достаточно полную и достоверную информацию об основных финансовых потоках общества, об основных направлениях его текущей деятельности и планируемых инвестициях и т.д. Такая открытость как раз и может стать одним из факторов эффективного корпоративного контроля.

Во-вторых, вышеуказанный механизм детальной проработки и обсуждения бюджета в обязательном порядке приведет к учету интересов всех групп субъектов акционерных правоотношений. Хотя бы в минимально допустимом виде и в декларационных целях, но контролирующая группа просто обязана будет продемонстрировать свою «добрую» волю в отношении перспектив распределения прибыли компании от ее текущей деятельности.

В-третьих, в утверждаемом бюджете абсолютно открыто для всех акционеров могут быть заложены корректные принципы вознаграждения менеджеров акционерного общества за положительные финансовые результаты. Например, можно и нужно предусматривать создание соответствующих фондов стимулирования менеджеров, но обязательно «привязывая» их к достигнутым результатам отчетного периода.

В-четвертых, в связи с тем, что годовые общие собрания акционеров проводятся во втором квартале, то есть к этому времени определенный период рассматриваемого в бюджете года уже будет пройден, бюджет может быть откорректирован с учетом факта первого квартала. Это означает, что принимаемый бюджет будет не простой декларацией намерений, а настоящим рабочим инструментом деятельности как всей компании, так и ее отдельных подразделений.

И, наконец, в-пятых, наличие утвержденного годовым общим собранием акционеров бюджета придаст этому документу вид внутреннего (локального) акта, обязательного для исполнения управляющими акционерного общества. В дальнейшем это позволит осуществлять контроль за выполнением принятого бюджета, как одно из направлений корпоративного контроля в целом. Кроме того, факт соответствия/несоответствия получаемых в течение года результатов работы общества, в том числе выносимых для утверждения на следующем годовом общем собрании акционеров (таких как годовой отчет, годовая бухгалтерская отчетность, включая отчет о прибылях и убытках), утвержденному ранее бюджету будет необходим для анализа работы менеджеров.

При этом в случае наличия у общества отрицательных финансовых результатов, степень выполнения бюджета может служить одним из критериев соблюдения управляющими принципа добросовестности и разумности. А это, в свою очередь, позволит решить вопрос о привлечении управляющих к соответствующей ответственности.

Вот почему, с нашей точки зрения, так важно для эффективного функционирования корпоративного контроля включение в компетенцию годового общего собрания акционеров вопроса утверждения бюджета акционерного общества на текущий год. В противном случае «недобросовестная» контролирующая группа всегда может сослаться на п. 3 ст, 48 ФЗ «Об акционерных обществах», который гласит, что общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции настоящим Федеральным законом.

Многие авторы, изучающие акционерное право, справедливо указывают, что реализация самой возможности акционера на участие в работе общего собрания имеет сложную структуру и включает в себя несколько правомочий[86]:

• право требовать созыва собрания акционеров (годового или внеочередного);

• право участвовать в подготовке проведения собрания (формирование его повестки дня, выдвижение кандидатов в органы управления акционерного общества);

• возможность участия в собрании (наличие имени акционера в списке акционеров - участников собрания, фактическое рассмотрение вопросов на собрании);

• право голоса (голосование обычное или кумулятивное, личное или по доверенности, заочное);

• право быть избранным в органы управления акционерного общества.

Эти правомочия нашли отражение в Федеральном законе «Об

акционерных обществах», который гарантирует акционерам при созыве и проведении общего собрания акционеров следующие права:

1. вне зависимости от количества принадлежащих им акций:

• голосовать на общих собраниях акционеров по всем вопросам компетенции общего собрания могут владельцы обыкновенных акций. Владельцы привилегированных акций акционерного общества получают право голосовать на общих собраниях при решении вопросов о ликвидации и реорганизации общества, а также в случае решения вопросов о внесении в устав общества изменений, ограничивающих их права (п. 4 ст. 32 ФЗ «Об акционерных обществах»);

• обжаловать решения общего собрания акционеров (п. 7 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах»);

2. при наличии определенного пакета акций:

• акционер, владеющий в совокупности не менее чем 10% голосующих акций общества, имеет право требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров (ст. 55 ФЗ «Об акционерных обществах»);

• акционер, владеющий в совокупности не менее чем 2% голосующих акций общества, имеет право вносить предложения в повестку дня годового общего собрания акционеров и выдвигать кандидатов в совет директоров общества, в ревизионную комиссию и счетную комиссию, а также кандидата на должность единоличного исполнительного органа, то есть в руководящие и контролирующие органы общества (ст. 53 ФЗ «Об акционерных обществах»).

Таким образом, реализация акционерной формы корпоративного контроля непосредственно начинается с возможности выдвинуть своих кандидатов в совет директоров акционерного общества, в ревизионную комиссию и счетную комиссию, выдвинуть своего кандидата на должность единоличного исполнительного органа, а также внести свои предложения в повестку дня годового общего собрания акционеров. Эти предложения и данные о выдвинутых кандидатах должны поступить в акционерное общество не позднее 30 дней после окончания финансового года, если уставом общества не предусмотрен более поздний срок.

В соответствии с ФЗ «Об акционерных обществах» подобным правом обладает акционер (акционеры), владеющий в совокупности не менее чем 2 % голосующих акций общества. При этом закон прямо не указывает, на какой момент акционер должен владеть означим ыми 2 % голосующих акций общества: на момент окончания финансового года, на момент выдвижения соответствующих кандидатур в органы управления и вопросов в повестку собрания или на момент проведения данного собрания акционеров. Из прямого прочтения данной правовой нормы можно сделать вывод, что законодатель имеет в виду необходимость наличия 2% голосующих акций общества на момент подачи заявки. Этот же вывод подтверждается и другим обстоятельством. Дело в том, что порядок подготовки, созыва и проведения общего собрания определяются не только законом. Дополнительные требования могут быть установлены федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг. Так, Постановлением ФКЦБ от 31 мая 2002 г. № 17/пс утверждено Положение, устанавливающее такие требования в отношении порядка подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров. При этом п. 2.3. Постановления прямо определяет, что «доля голосующих акций, принадлежащих акционеру (акционерам), вносящему предложение в повестку дня общего собрания, определяется на дату внесения такого предложения».

На практике нередки случаи, когда к моменту проведения общего собрания акционеров существенно меняется структура акционеров, а выдвинуть «своих» кандидатов такие акционеры (хотя и внесенные в список акционеров, имеющих право на участие в собрании) уже не могут. Если это акционер, владеющий контрольным пакетом акций и стремящийся к реализации абсолютного акционерного контроля, такой акционер может пойти на проведение внеочередного общего собрания акционеров с повесткой о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров и выборе совета директоров в новом составе. При «недружественной» обстановке в акционерном обществе при этом может быть смоделирована ситуация, когда количество членов совета директоров общества станет менее количества, составляющего указанный кворум, и совет директоров общества будет обязан принять решение о проведении внеочередного общего собрания акционеров для избрания нового состава совета директоров общества. Оставшиеся члены совета директоров общества будут вправе принимать решение только о созыве такого внеочередного общего собрания акционеров (статья 68 ФЗ «Об акционерных обществах»).

При описанной ситуации от действующего совета директоров трудно ожидать конструктивной работы. Его деятельность целиком и полностью будет нацелена на проведение двух внеочередных собраний акционеров, что в соответствии с действующим законодательством, безусловно, займет несколько месяцев. То же самое будет происходить и с единоличным исполнительным органом общества. Не сложно догадаться, что такая ситуация не пойдет на пользу ни самому обществу, ни акционеру, стремящемуся к правовой реализации корпоративного контроля. На практике были случаи, когда подобная ситуация практически подводила акционерное общество на грань банкротства.

Для избежания подобной ситуации кажется целесообразным внести некоторые коррективы в действующий Закон «Об акционерных обществах». Эти коррективы, по нашему мнению, должны быть связаны с изменением самого порядка подготовки к общему собранию акционеров, заложенного в ФЗ «Об акционерных обществах».

Так, в ныне действующей редакции закона предусмотрено, что дата составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров должна быть не ранее даты принятия решения о проведении собрания и при этом не более чем за 50 дней до проведения собрания (до внесения изменений в закон предельный срок составлял 60 дней), а в случае когда повестка дня внеочередного собрания предусматривает избрание членов совета директоров путем проведения кумулятивного голосования - не более чем за 65 дней до даты проведения собрания. При этом в случае проведения общего собрания акционеров, в определении кворума которого и голосовании участвуют бюллетени, полученные обществом в соответствии с п. 2 ст. 58 настоящего Федерального закона, дата составления списка акционеров, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, устанавливается не менее чем за 45 дней до даты проведения общего собрания акционеров.

При подготовке к общему собранию акционеров совет директоров обязан информировать потенциальных участников этого общего собрания о дате, месте проведения собрания, его повестке и т.д. Срок предварительного уведомления о предстоящем общем собрании закон ныне не связывает с числом акционеров - владельцев голосующих акций, как это было предусмотрено до внесения изменений в него. Сообщение о проведении общего собрания должно быть направлено не только акционерам, как предусматривалось п. 1 ст. 52 в прежней редакции, но «каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании», в том числе номинальному держателю акций, доверительному управляющему, а в надлежащих случаях - соответствующим представителям Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования. Уведомление должно быть сделано не позднее чем за 20 дней до даты проведения собрания, а если в повестку дня включен вопрос о реорганизации общества - не позднее чем за 30 дней до даты его проведения. Сообщение о проведении внеочередного общего собрания с вопросом об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета) кумулятивным голосованием направляется не позднее чем за 50 дней до даты проведения собрания (ч. 2 п. 1 ст. 52 закона).

Нам кажется, что по аналогичному алгоритму необходимо осуществлять подготовку и информирование акционеров и в отношении годового общего собрания акционеров. То есть п. 1 ст. 52 ФЗ «Об акционерных обществах», с нашей точки зрения, целесообразно изложить в следующей редакции: «Сообщение о проведении годового общего собрания акционеров, а также внеочередного собрания акционеров, предлагаемая повестка дня которого содержит вопрос об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, должно быть сделано не позднее чем за 50 дней до даты его проведения. Сообщение о проведении внеочередного общего собрания акционеров с иной повесткой должно быть сделано не позднее чем за 20 дней, а сообщение о проведении внеочередного общего собрания акционеров, повестка дня которого содержит вопрос о реорганизации общества, - не позднее чем за 30 дней до даты его проведения.». И, соответственно, п. 1 ст. 53 ФЗ «Об акционерных обществах» должен быть приведен в следующей редакции; «Акционеры (акционер), являющиеся в совокупности владельцами не менее чем 2 % голосующих акций общества, вправе внести вопросы в повестку дня годового общего собрания акционеров и выдвинуть кандидатов в совет директоров (наблюдательный совет) общества, коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию (ревизоры) и счетную комиссию общества, число которых не может превышать количественный состав соответствующего органа, а также кандидата на должность единоличного исполнительного органа. Такие предложения должны поступить в общество не менее чем за 30 дней до даты проведения годового общего собрания акционеров, если уставом общества не установлен более поздний срок.».

Такая последовательность действий ничем не будет препятствовать подготовке и проведению годового общего собрания акционеров, не будут ущемлены ничьи интересы, но при этом, если к моменту проведения годового общего собрания акционеров изменится структура акционеров, новые акционеры, которые будут отражены в списке лиц, имеющих право на участие в собрании, смогут при наличии у них такого права (не менее 2 % голосующих акций общества) выдвинуть своих кандидатов в органы управления общества.

Другая важная проблема, которая нередко встает перед акционером, реализующим акционерную форму корпоративного контроля - чем должно подтверждаться наличие у него 2% голосующих акций общества, и требуется ли от него предоставление вместе с заявкой выписки из реестра акционеров. В законе об этом ничего не сказано. Однако на практике это зачастую служит поводом для злоупотреблений со стороны недобросовестных членов совета директоров, препятствующих выдвижению неугодных им кандидатов, а значит, препятствующих формированию новых советов директоров с неугодными им членами. Однако в действительности имеются четко оговоренные в законе случаи, когда акционеру может быть отказано в выдвижении кандидатов и во включении предложенных им вопросов в повестку собрания. Это случаи, если:

акционерами (акционером) не соблюдены предусмотренные сроки; акционеры (акционер) не являются владельцами предусмотренного

количества голосующих акций общества;

предложение не соответствует требованиям, предусмотренным пунктами

3 и 4 статьи 53 ФЗ «Об акционерных обществах»;

вопрос, предложенный для внесения в повестку дня общего собрания

акционеров общества, не отнесен к его компетенции и (или) не соответствует требованиям Федерального закона «Об акционерных обществах» и иных правовых актов Российской Федерации.

Данный перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Во всех остальных случаях вопрос, предложенный акционерами (акционером), подлежит включению в повестку дня общего собрания акционеров, равно как выдвинутые кандидаты подлежат включению в список кандидатур для голосования по выборам в соответствующий орган общества,

В законе указано, что предложение о внесении вопросов в повестку дня общего собрания акционеров и предложение о выдвижении кандидатов вносятся в письменной форме с указанием имени (наименования) представивших их акционеров (акционера), количества и категории (типа) принадлежащих им акций и должны быть подписаны акционерами (акционером). Ни о каком дополнительном предоставлении выписки из реестра акционеров речи не идет. И это абсолютно логично: ведь эмитент имеет реестр акционеров и прекрасно их всех знает. Единственное, чего может не знать эмитент, - это доверенных лиц акционера и акционеров, права на акции которого учитываются по счету депо в депозитарии (до момента раскрытия депозитарием данной информации при подготовке списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров). Законодатель нашел выход из данной ситуации, который содержится в п. 2.7. Положения «О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров», утвержденного Постановлением ФКЦБ от 31 мая 2002 г. N 17/пс, где говорится: «В случае, если предложение в повестку дня общего собрания или требование о проведении внеочередного общего собрания подписано представителем акционера, к такому предложению (требованию) должна прилагаться доверенность (копия доверенности, засвидетельствованная в установленном порядке), содержащая сведения о представляемом и представителе, которые в соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» должны содержаться в доверенности на голосование, оформленная в соответствии с требованиями Федерального закона «Об акционерных обществах» к оформлению доверенности на голосование. В случае, если предложение в повестку дня общего собрания или требование о проведении внеочередного общего собрания подписано акционером (его представителем), права на акции которого учитываются по счету депо в депозитарии, к такому предложению (требованию) должна прилагаться выписка со счета депо акционера в депозитарии, осуществляющем учет прав на указанные акции.»

Предложение о внесении вопросов в повестку дня общего собрания акционеров должно содержать формулировку каждого предлагаемого вопроса, а предложение о выдвижении кандидатов - имя каждого предлагаемого кандидата, наименование органа, для избрания в который он предлагается, а также иные сведения о нем, предусмотренные уставом или внутренними документами общества. Предложение о внесении вопросов в повестку дня общего собрания акционеров может содержать формулировку решения по каждому предлагаемому вопросу.

Совет директоров общества обязан рассмотреть поступившие предложения и принять решение о включении их в повестку дня общего собрания акционеров или об отказе во включении в указанную повестку дня не позднее пяти дней после окончания сроков, установленных п. 1, 2 ст. 53 ФЗ «Об акционерных обществах» (30 дней с момента окончания финансового года, если более поздний срок не предусмотрен уставом общества).

Мотивированное решение совета директоров общества об отказе во включении предложенного вопроса в повестку дня общего собрания акционеров или кандидата в список кандидатур для голосования по выборам в соответствующий орган общества направляется акционерам (акционеру), внесшим вопрос или выдвинувшим кандидата, не позднее трех дней с даты его принятия.

Совет директоров общества не вправе вносить изменения в формулировки вопросов, предложенных для включения в повестку дня общего собрания акционеров, и формулировки решений по таким вопросам.

Помимо вопросов, предложенных для включения в повестку дня общего собрания акционеров акционерами, а также в случае отсутствия таких предложений, отсутствия или недостаточного количества кандидатов, предложенных акционерами для образования соответствующего органа, совет директоров общества вправе включать в повестку дня общего собрания акционеров вопросы или кандидатов в список кандидатур по своему усмотрению.

Важно, что решение совета директоров общества об отказе во включении вопроса в повестку дня общего собрания акционеров или кандидата в список кандидатур для голосования по выборам в соответствующий орган общества, а также уклонение совета директоров общества от принятия решения могут быть обжалованы в суд.

Конечно, право на судебную защиту является одним из важнейших прав акционеров. Это хоть и крайняя мера, но очень действенная, поскольку исполнение судебного акта обеспечивается принудительными мерами государства. Однако обращает на себя внимание продолжительность судебных процедур по времени, что в случае с защитой акционером своих интересов и нарушенных прав не может считаться адекватным. Ведь к моменту вынесения даже положительного для акционера решения общее собрание акционеров уже может состояться и выполнение вступившего в законную силу решения суда станет невозможным. Если же запретить обществу проведение общего собрания акционеров в качестве обеспечительной меры по рассматриваемому судебному иску, это может привести к нарушению сроков проведения собрания акционеров, предусмотренных ФЗ «Об акционерных обществах», а также к другим, негативным для общества последствиям.

Поэтому реальным решением этой проблемы может стать внесение в Арбитражно-процессуальный кодекс РФ изменений, связанных с сокращением сроков на рассмотрение исков акционеров о признании недействительными решений совета директоров общества об отказе во включении вопроса в повестку дня общего собрания акционеров или кандидата в список кандидатур для голосования по выборам в соответствующий орган общества.

С точки зрения реализации акционерной формы корпоративного контроля отдельно хотелось бы остановиться на праве акционера, владеющего в совокупности не менее чем 10 % голосующих акций общества, требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров (ст. 55 ФЗ «Об акционерных обществах»).

Созыв такого внеочередного общего собрания акционеров по требованию акционера, являющегося владельцем не менее чем 10 % голосующих акций общества (также может быть и по требованию ревизионной комиссии (ревизора) общества или аудитора общества), осуществляется советом директоров общества.

При этом для исключения возможности неправильного толкования воли инициаторов созыва внеочередного общего собрания, в требовании, направляемом совету директоров, должна быть указана форма его проведения. Важно отметить, что совет директоров не вправе изменять предложенную форму проведения собрания, а также не вправе изменять формулировки вопросов повестки дня внеочередного общего собрания, созываемого по требованию вышеуказанных лиц.

Совет директоров обязан обеспечить проведение внеочередного собрания не позднее 40 дней с даты представления соответствующего требования. По вопросу избрания членов совета директоров, которые должны избираться кумулятивным голосованием, - в течение 70 дней с момента представления требования о проведении внеочередного общего собрания, если уставом общества не установлен меньший срок.

Решение о созыве внеочередного общего собрания либо об отказе от его созыва должно быть принято советом директоров в течение 5 дней с даты предъявления соответствующего требования акционером, владеющим указанным выше числом голосующих акций. Данное решение направляется инициаторам созыва не позднее чем через три дня после его вынесения.

Также как и в ситуации, связанной с внесением акционером, владеющим более 2% голосующих акций общества, вопросов в повестку годового общего собрания акционеров, закон устанавливает исчерпывающий перечень оснований для отказа в созыве внеочередного общего собрания (что особо подчеркнуто в п. 11 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 4 и Пленума ВАС РФ № 8 от 02.04.97 г. «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах»).

В соответствии с законом отказ допускается в случае, если не соблюден порядок предъявления требования о созыве. Чаще всего это имеет место, когда в таком требовании не содержится формулировка вопросов, которые должны быть внесены в повестку дня собрания. Однако несогласие совета директоров с этими вопросами или с их мотивами, приведенными в требовании, не является основанием для отказа.

Общее собрание не вправе принять к своему рассмотрению вопрос, выходящий за пределы его компетенции. Следовательно, совет директоров обязан отказать в созыве общего собрания, если в требовании содержатся вопросы, относящиеся к компетенции не общего собрания, а совета директоров или иного органа общества.

Совет директоров не вправе также принять решение о созыве внеочередного общего собрания, если на нем предлагается рассмотреть вопросы, которые не соответствуют российскому законодательству, в том числе противоречат Федеральному закону «Об акционерных обществах» (например, если вносится предложение об избрании в совет директоров большего количества представителей исполнительного органа общества, чем допускает закон, - не более одной четверти числа членов этого органа).

Решение совета директоров об отказе в созыве внеочередного собрания может быть обжаловано путем предъявления иска о признании его недействительным. Ответчиком по данному спору выступает акционерное общество. Истцами могут быть лица, которым предоставлено право требовать созыва внеочередного собрания акционеров.

Однако на практике существует много случаев, когда совет директоров не отказывает в созыве внеочередного собрания (не направляет сообщения об этом), но и не осуществляет мер по его подготовке и проведению (уклоняется от созыва собрания). Закон в такой ситуации не предусматривает возможности обращения в суд. В этом случае собрание может быть созвано непосредственно лицами, требующими его созыва. Они при этом наделяются полномочиями, необходимыми для созыва и проведения собрания.

Раньше в случае самостоятельного созыва внеочередного общего собрания акционеров у его организаторов возникала реальная проблема, связанная с тем, что единоличный исполнительный орган общества также как и специализированный регистратор отказывались предоставлять список

акционеров для направления им уведомления о проведении внеочередного собрания акционеров. В дальнейшем инициаторы созыва внеочередного собрания получили право обращаться в исполнительный орган общества либо к регистратору, осуществляющему ведение и хранение реестра акционеров, за представлением необходимых сведений об участниках общества на основании п. 5 Указа Президента РФ № 1210 от 18.08.96 г. «О мерах по защите прав акционеров и обеспечении интересов государства как собственника и акционера»[87]. Данным Указом было предусмотрено, что неисполнение требования о предоставлении списка акционеров специализированным регистратором является основанием для приостановки действия или отзыва лицензии на осуществление его деятельности.

С нашей точки зрения, сложнее обстоит дело с возмещением расходов на проведение внеочередного общего собрания акционеров непосредственно лицами, предъявившими требование об его проведении. Закон предусматривает, что такие расходы по подготовке и проведению внеочередного собрания могут быть возмещены лицам, созвавшим его, по решению общего собрания из средств общества. Однако обращает на себя внимание тот факт, что «могут быть» не означает «будут возмещены». Ведь реально возместить расходы может только исполнительный орган общества. А он в ситуации самостоятельного проведения внеочередного общего собрания акционеров его инициаторами чаще всего находится в конфронтации с такими акционерами.

Представляется более целесообразным со всех точек зрения внести в п. 8 ст. 55 ФЗ «Об акционерных обществах» изменения, связанные с тем, что в случае, когда совет директоров хоть и не отказывает в созыве внеочередного собрания, но при этом уклоняется от созыва такого собрания и не осуществляет мер по его подготовке и проведению, инициаторы проведения собрания могли бы либо провести такое собрание самостоятельно, либо обратиться в суд с иском о понуждении акционерного общества провести внеочередное общее собрание акционеров. Суд в такой ситуации, всесторонне, полно и объективно ознакомившись с материалами дела, в случае удовлетворения исковых требований, мог бы понудить акционерное общество провести внеочередное общее собрание акционеров с указанной повесткой в установленный срок и с отнесением расходов на проведение такого собрания на акционерное общество. Единственное, что при этом должно быть дополнительно предусмотрено в Арбитражно-процессуальном кодексе РФ, это сокращенные сроки для рассмотрения таких исковых заявлений.

После того, как акционер, стремящийся реализовать акционерную форму корпоративного контроля, выдвинул своих кандидатов в органы управления общества и предложил свои вопросы в повестку дня общего собрания акционеров, наиболее важным для него становится возможность реального участия на данном собрании, состоящая из двух элементов;

- наличие данных о конкретном акционере в списке для участия на общем собрании акционеров;

- фактическое присутствие на общем собрании акционеров.

Список акционеров, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, готовится специально к каждому такому собранию. При этом в п. 2,11 Положения «О дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров», утвержденного Постановлением ФКЦБ от 31 мая 2002 г. № 17/пс дан перечень лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров. В этот перечень включены;

• акционеры - владельцы обыкновенных акций;

• ряд категорий владельцев привилегированных акций;

• представители Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования, если используется право «золотой акции»;

• в список могут быть включены управляющие компании паевых инвестиционных фондов, а также доверительные управляющие, которым акции переданы в доверительное управление.

Как правило, список составляется реестродержателем по решению совета директоров общества о назначении общего собрания. Список составляется в соответствии с данными реестра на определенную дату, которая указывается советом директоров. Дата составления списка должна быть увязана с датой проведения общего собрания. Закон запрещает использовать данные реестра акционеров, существовавшие более чем за 50 дней до момента проведения общего собрания.

Акционер вправе участвовать в общем собрании как лично, так и через представителя, которым в определенном смысле может считаться номинальный держатель акций и доверительный управляющий. На них возлагается обязанность представлять сведения об акционерах, в чьих интересах он является держателем акций, на момент составления списка для участия в общем собрании.

Список акционеров должен быть составлен в соответствии с требованиями действующего законодательства, чтобы считаться документом, обосновывающим право акционера на участие в общем собрании. Специальных требований к форме списка Федеральный закон «Об акционерных обществах» не предъявляет. Однако в нем обязательно указываются имя акционера (фамилия, имя и отчество), а для юридических лиц - наименование (полное и сокращенное - в точном соответствии с реестровыми записями государственной регистрации), а также адрес, которым обозначается место жительства (для физических лиц) или почтовый адрес (для юридических лиц). В списке напротив наименования каждого акционера следует указать количество и категорию (тип) акций, которые ему принадлежат. Приведение в списке указанных данных позволяет идентифицировать реальных участников общего собрания и избежать каких-либо нежелательных манипуляций в процессе голосования по повестке дня.

Список акционеров может быть проконтролирован самими заинтересованными лицами - акционерами, желающими принять участие в общем собрании. Каждый акционер может выяснить, включен ли он в список и правильно ли указаны требуемые законом реквизиты. Обязанность предоставить список возлагается на исполнительный орган общества. Кроме того, в настоящее время требование о предоставлении указанного списка может предъявить любой акционер, владеющий не менее чем 1% голосов (п. 4 ст. 51 ФЗ «Об акционерных обществах»). Прежде такая возможность предоставлялась владельцам не менее 10% акций. Вместе с тем закон оговаривает, что данные документов и почтовый адрес физических лиц, включенных в этот список, могут быть доступны для других акционеров только с согласия соответствующих лиц.

К сожалению, в законе «Об акционерных обществах» нет указаний на санкции за нарушение обязанности информировать заинтересованных лиц о содержании списка акционеров. С нашей точки зрения, этот пробел в действующем законодательстве необходимо заполнить нормой права, предполагающей конкретные (и весьма существенные) санкции, аналогичные ранее предусмотренным п. 5 Указа Президента РФ № 1210 от 18.08.96 г. «О мерах по защите прав акционеров и обеспечении интересов государства как собственника и акционера» при проведении внеочередного общего собрания акционеров. Данным Указом было предусмотрено, что неисполнение требования о предоставлении списка акционеров специализированным регистратором является основанием для приостановки действия или отзыва лицензии на осуществление его деятельности. Это особенно важно в связи с тем, что случаи злоупотреблений со стороны органов управления акционерных обществ в подобных ситуациях на практике редкостью не являются, а требовать понуждения к предоставлению данной информации через суд представляется малоэффективным в связи с длительными сроками рассмотрения таких исков. К моменту вынесения судебного решения общее собрание акционеров уже может оказаться позади, и злоупотребления, допущенные при составлении списка акционеров, имеющих право на участие в таком собрании акционеров, приведут к необходимости новых судебных исков с непредсказуемыми результатами.

Устранение нарушений, допущенных при составлении списка, зависит от характера этих нарушений. Технические погрешности могут быть исправлены обществом по требованию заинтересованного лица. Исходя из того, что подготовка и проведение общего собрания акционеров возложены на совет директоров, в этот орган и следует обращаться с требованием о внесении исправлений. Исправления в соответствии с законом допустимо вносить в двух случаях:

- если нарушены права лиц, не включенных в список на дату его составления;

- при необходимости устранения ошибок, допущенных при составлении списка.

При этом лицо, которое стало акционером после того, как был составлен список, не лишается права на участие в данном общем собрании, а либо участвует в работе собрания лично (по доверенности лица, включенного в список), либо это лицо, включенное в список, обязуется голосовать на общем собрании в соответствии с указаниями приобретателя акций (п. 2.12. Положения, утвержденного Постановлением ФКЦБ от 31 мая 2002 г. N 17/пс).

В итоге, если акционер, стремящийся к реализации акционерной формы корпоративного контроля, внесен в список акционеров, имеющих право на участие в данном общем собрании акционеров, и сумел убедиться в этом лично, ознакомившись со списком, либо получил необходимую доверенность, такой акционер встает перед очередной задачей - фактически присутствовать на общем собрании акционеров. Этот вопрос крайне важен в связи с тем, что при голосовании на собрании учитываются голоса именно присутствующих акционеров, что закреплено в сг. 49 ФЗ «Об акционерных обществах»: «Решение общего собрания акционеров по вопросу, поставленному на голосование, принимается большинством голосов акционеров - владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании, если для принятия решения настоящим Федеральным законом не установлено иное».

Именно, исходя из приведенной выше формулировки закона (надо сказать абсолютно корректной и справедливой), и совершаются нередко на практике злоупотребления со стороны организаторов общих собраний, стремящихся к проведению выгодных им решений. Или, правильнее сказать, препятствующих проведению решений, идущих в разрез с их планами. Так, известны случаи, когда представитель акционера - юридического лица не был допущен на общее собрание в связи с абсолютно надуманными придирками в адрес его доверенности, выданной исполнительным органом этого юридического лица. Требования, предъявленные к его доверенности, не были основаны на законе. Однако это никоим образом не изменило ситуацию. Арбитражный суд, в который обратился акционер за защитой своих прав и нарушенных интересов, посчитал, что, несмотря на нарушение закона, голосование данного акционера не могло повлиять на итоги голосования, и поэтому оставил решения общего собрания акционеров в силе.

Здесь, очевидно, и уместно обратить внимание на тот факт, что акционер, не принимающий участия в собрании или проголосовавший против решения данного собрания, имеет право обратиться в суд с иском о признании недействительным решений такого общего собрания акционеров. Пункт 7 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах» гласит: «Акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы. Такое заявление может быть подано в суд в течение шести месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении. Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными, и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру». Из приведенной формулировки закона следует, что обжалование возможно при соблюдении следующих условий:

1) решение принято с нарушением требований закона, иных нормативных актов Российской Федерации, устава общества (например, решение принято простым большинством голосов, хотя по закону требовалось квалифицированное большинство);

2) акционер не принимал участия в общем собрании или голосовал против решения;

3) решением нарушены его права и законные интересы, решение повлекло причинение убытков данному акционеру.

В идеале, в заявлении, поданном в суд, акционер должен указать на наличие всех трех условий. Некоторые разъяснения о рассмотрении судами соответствующих исков даны в совместном Постановлении Пленума ВС РФ № 4 и Пленума ВАС РФ № 8 от 02.04.97 г. «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах». Однако хотелось бы отметить, что правоприменительная практика пошла по пути отказа в удовлетворении предъявляемых акционерами исковых требований о признании недействительными решений общих собраний акционеров в максимально возможном числе случаев. Суды при этом ссылаются на приведенную выше ст. 49 закона, в соответствии с которой суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными, и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру. Можно согласиться с таким подходом с точки зрения стабильности гражданского оборота. Ведь, если любой акционер, недовольный решением общего собрания и не участвовавший в данном собрании или голосовавший «против», будет иметь шанс на успех в судебном споре с акционерным обществом, для нормального функционирования данного акционерного общества просто не останется времени. Другое дело, когда речь идет об акционере, имеющем крупный пакет акций, достаточный для проведения одного или нескольких кандидатов в совет директоров акционерного общества. Какое при этом отношение к оставлению в законной силе решений собрания, принятых с нарушением закона (например, данный акционер не допущен к участию в собрании), имеет тот факт, что данный акционер, обратившийся в суд за защитой своих нарушенных прав, не доказал причинения ему убытков принятыми на собрании решениями?

Исходя из вышеизложенного, считаем необходимым, изъять из формулировки ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах» ссылку на то, что решение общего собрания акционеров, которое оспаривает акционер, обязательно должно повлечь причинение убытков данному акционеру. Тем более, что в случае действительного причинения убытков (как реального ущерба, так и упущенной выгоды) такой акционер имеет возможность судебной защиты своих прав и нарушенных интересов на основании ст. 15 Гражданского кодекса РФ. Кроме того, п. 5 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах» содержит норму, предусматривающую возможность общества или акционера (акционеров), владеющего в совокупности не менее чем 1 % размещенных обыкновенных акций общества, обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета), общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу, в результате их виновных действий (бездействия).

Однако в юридической практике нередко встречаются варианты различных злоупотреблений еще более сложные и «изысканные», чем изложенный выше случай, связанный с придирками в адрес доверенности представителя. Диапазон их достаточно широк и зависит только от «творческих» способностей тех, кто пытается таким образом не просто реализовать акционерный контроль, как первичную форму контроля корпоративного, а злоупотребить своими правами в ущерб правам всех остальных субъектов акционерных правоотношений.

Так, нередки случаи простого физического недопуска акционера (или его представителя) до регистрации и участия в собрании акционеров.

Более «сложным» вариантом является проведение одновременно двух «независимых» общих собраний акционеров. Такие собрания могут проводиться как противоборствующими сторонами, так и быть сценарием действий одной группы акционеров, пытающихся таким образом провести выгодные для них решения. При этом все «оппоненты» концентрируются на общем собрании акционеров с надуманной и совершенно отвлеченной повесткой дня (или с аналогичной повесткой дня), а действительно важные решения принимаются на другом «альтернативном» собрании. Уровень подобных манипуляций в настоящее время достиг такого «профессионализма», что доказать что-либо в суде акционеру, оспаривающему решения такого общего собрания акционеров весьма сложно. Дело в том, что организаторы таких схем стараются продумать все до мелочей заранее. Оба собрания проводятся по одному и тому же адресу, например, в соответствующем «Дворце культуры», только в разных комнатах, в которые отводятся акционеры в зависимости от их «идейной» принадлежности. Уведомления о проведении собрания готовятся и рассылаются в полном соответствии с требованиями действующего законодательства Российской Федерации. В качестве счетной комиссии на «нужном» общем собрании акционеров используется регистратор общества, который потом в суде подтвердит законность проведения такого собрания. А о другом собрании регистратор «ничего не знает». И т.д.

Для настоящего периода российской истории борьбы за акционерный контроль характерна и еще одна особенность - участие в подобных сценариях органов юстиции в лице службы судебных приставов-исполнителей. Стремящиеся к усилению акционерного контроля группы заранее обеспечивают себе принятие различных судебных актов с вариациями на тему «запрещение таких-то действий, связанных с проведением общего собрания акционеров». Такими действиями могут быть:

- запрещение «акционерам, а также любым третьим лицам, действующим от их имени или по их поручению либо на основании выданной им доверенности, голосовать пакетами акций на общих собраниях акционеров»1 (’);

- запрещение регистратору общества регистрировать акционера «X» (или вообще акционеров - в практике бывают и такие абсурды) для участия в общем собрании акционеров;

- запрещение счетной комиссии учитывать голоса акционера «X» при подсчете голосов при принятии решения по конкретному вопросу повестки собрания;

- и т.д.

И при этом служба судебных приставов-исполнителей обязана обеспечить исполнение соответствующего судебного акта. В практике автора встречались случаи, когда две группы судебных приставов-исполнителей (районного и областного подчинения) «сталкивались лбами» на внеочередном общем собрании акционеров для обеспечения исполнения прямо противоположных судебных актов.

Так, в одном исполнительном листе было предписано запретить конкретным должностным лицам (Председателю совета директоров, Генеральному директору и др.), а также регистратору общества осуществлять какие бы то ни было действия по созыву и проведению общего собрания акционеров, а в другом исполнительном листе этим же лицам «запрещалось препятствовать созывать, проводить и подводить итоги голосования общих собраний акционеров»[88] [89]. И, что особенно характерно, данное собрание проводилось в одном из городов Пермской области специально в субботу, когда «противостоящие» друг другу судебные приставы-исполнители не могли обратиться за разъяснениями к своим непосредственным руководителям, а отказ от исполнения любого исполнительного листа, естественно, означал нарушение ФЗ «Об исполнительном производстве» с соответствующим судебным оспариванием действий таких судебных приставов-исполнителей в дальнейшем.

К сожалению, существуют и иные злоупотребления при проведении общих собраний акционеров. Так, например, в практике автора встречался случай, когда для принятия нужного группе акционеров решения был «испорчен» бюллетень для голосования по конкретному вопросу у акционера, способного заблокировать принятие такого решения. Кроме отмеченного таким акционером в бюллетене «против» представители заинтересованной группы акционеров, имеющие доступ к бюллетеням для голосования, до подсчета результатов голосов успели в этом же бюллетене отметить «за», что, естественно, повлекло признание такого бюллетеня недействительным.

Безусловно, наиболее существенными с точки зрения реализации акционерной формы корпоративного контроля являются следующие решения, принятые на общем собрании акционеров:

Во-первых, это итоги выборов в органы управления акционерного общества. Речь идет о выборах в совет директоров акционерного общества и о выборе единоличного исполнительного органа общества (если его выборы отнесены к компетенции общего собрания акционеров).

В статье 66 ФЗ «Об акционерных обществах» предусмотрено, что выборы членов совета директоров общества осуществляются кумулятивным голосованием. В этом случае количество голосов, приходящихся на одну голосующую акцию, равно числу членов совета директоров. Данный способ, с нашей точки зрения, гарантирует права акционеров, владеющих крупными, но не контрольными, пакетами акций. Такое кумулятивное голосование позволяет акционеру отдать голоса (в соответствии с принадлежащими ему акциями) одному кандидату или нескольким, не распределяя их между всеми включенными в бюллетень для голосования лицами, что и повышает шансы кандидатов, выдвигаемых такими акционерами, владеющими не контрольными пакетами акций. Избранными в совет директоров общества считаются кандидаты, набравшие наибольшее число голосов. При этом, очевидно, что чем больше численный состав совета директоров, тем больше шансов у миноритарных акционеров провести своих кандидатов в такой совет директоров. Упрощенно это можно представить следующим образом:

- в акционерном обществе с численным составом совета директоров — 5 членов, гарантированно провести своего кандидата может акционер, владеющий не менее 20% голосующих акций общества;

- в акционерном обществе с численным составом совета директоров — 7 членов, гарантированно провести своего кандидата может акционер, владеющий не менее 14,3 % голосующих акций общества;

- в акционерном обществе с численным составом совета директоров - 9 членов, гарантированно провести своего кандидата может акционер, владеющий не менее 11,1 % голосующих акций общества.

Для того, чтобы уменьшить шансы мелких акционеров на свое представительство в совете директоров, мажоритарные акционеры могут стремиться закрепить в уставе акционерного общества минимальный количественный состав совета директоров или предложить определять количественный состав совета директоров на общем собрании акционеров. Для минимизации злоупотреблений в данном вопросе ФЗ «Об акционерных обществах» предусмотрел следующие ограничения: «Для общества с числом акционеров - владельцев голосующих акций общества более одной тысячи количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) общества не может быть менее семи членов, а для общества с числом акционеров - владельцев голосующих акций общества более десяти тысяч - менее девяти членов» (ст. 66).

С нашей точки зрения, необходимо внести следующие корректировки в статьи ФЗ «Об акционерных обществах», касающиеся правовых норм, регулирующих статус, компетенцию, порядок создания и организацию деятельности советов директоров:

- законодательно закрепить минимальным численный состав совета директоров в любом акционерном обществе, имеющем совет директоров (по закону, если численный состав акционеров более 50), на уровне не ниже 9 членов. Это даст возможность оптимального представительства в таком совете директоров акционеров с действительно существенными пакетами акций (на уровне 10-11 %).

- кажется целесообразным, чтобы создание исполнительного органа общества полностью относилось к компетенции совета директоров (в настоящее время это может относиться и к компетенции общего собрания акционеров). При этом срок деятельности исполнительного органа общества должен соответствовать сроку деятельности совета директоров, то есть составлять I год. Это совсем не означает, что в акционерном обществе ежегодно должен назначаться новый Генеральный директор. Но, нам кажется, что совет директоров и исполнительный орган общества должны составлять единую команду или, как минимум, понимать друг друга. В противном случае, вместо ориентации на получение акционерным обществом максимальной прибыли от своей деятельности, вся текущая работа, как совета директоров, так и исполнительного органа общества будет направлена на борьбу друг с другом. И примеров этому на практике - великое множество. Достаточно привести хотя бы один. Когда в ОАО «Н» был сформирован совет директоров на 2/3 состоящий из людей, оппозиционно настроенных к тогдашнему Генеральному директору, заседания совета директоров стали проводиться не реже 1 раза в 2-3 недели. Все они были посвящены не глобальным вопросам, стоящим перед предприятием, а поискам просчетов в действиях Генерального директора. На заседания советов директоров, которые чаще всего происходили не в г. Соликамск, где расположено предприятие, а в Москве, приглашались все ведущие специалисты предприятия. На самом же заводе в это время по текущим вопросам решения принимать было не кому. В таком режиме (больше похожем на необъявленную войну) акционерное общество жило около года, до тех пор, пока Генеральный директор не был вынужден написать заявление с просьбой уволить его по собственному желанию (контракт был подписан на 5 лет и к этому моменту был действующим). Не стоит и говорить, что финансовые показатели акционерного общества за этот год серьезно снизились, да и престижа у предприятия на мировом рынке явно не стало больше, что сыграло свою негативную роль в дальнейшем.

Исходя из всего вышеизложенного, считаем, что создание оптимального по представительству совета директоров - один из краеугольных камней акционерной формы корпоративного контроля. Участвуя в работе совета директоров самостоятельно или через своих доверенных представителей, акционер, стремящийся к реализации акционерной формы корпоративного контроля, по сути, и добивается поставленной цели.

Во-вторых, к основным механизмам реализации акционерной формы корпоративного контроля, кроме формирования «дружественного» совета директоров, которые могут быть использованы акционером опосредованно через общее собрание акционеров, относятся следующие решения, принятые на общем собрании акционеров:

- утверждение (что предполагает и активное участие в разработке) на общем собрании локальных нормативных актов данного акционерного общества — устава и иных внутренних документов, детально регламентирующих деятельность совета директоров, исполнительного органа общества, ревизора (ревизионной комиссии) общества и т.д.

- выборы в ревизионную комиссию (ревизора) общества. Безусловно, «дружественное» представительство в ревизионной комиссии значительно увеличивает шансы данного акционера на эффективный контроль за финансово-хозяйственной деятельностью общества. А, как неоднократно указывается в настоящем исследовании, реальный мониторинг всех происходящих в акционерном обществе процессов лежит в основе надлежащей реааизации всеми субъектами акционерных правоотношений корпоративного контроля как объекта этих акционерных правоотношений.

- аналогично обстоит дело и с аудитором общества, поскольку первичным аспектом является информация, а кто, как не аудитор, имеет возможность не только получить всю необходимую информацию, но и профессионально ее обработать.

Таким образом, в процессе подготовки и проведения общего собрания акционер реализует акционерную форму корпоративного контроля как путем выдвижения своих кандидатов в органы управления акционерного общества, так и путем голосования по предложенным вопросам повестки собрания.

Кроме того, еще одним способом реализации акционерами акционерной формы корпоративного контроля является предоставленная им законодателем возможность оспаривать решения совета директоров (наблюдательного совета) в судебном порядке. Б том случае, когда решение совета не соответствует действующему законодательству, уставу общества и нарушает права и законные интересы акционеров, оно может быть обжаловано в суд независимо от того, имеется ли прямое указание в законе о его судебном оспаривании или нет (см. п. 10 Постановления Пленумов N 4/8). При этом в соответствии с подп. 4 ст. 33 АПК РФ 2002 г. споры между акционерами и акционерным обществом, которые вытекают из деятельности общества, рассматриваются арбитражным судом.

Однако с реализацией акционерной формы корпоративного контроля ни в

коем случае нельзя путать так называемый корпоративный шантаж. Авторы,

занимающиеся данной проблемой[90], дают разное определение корпоративному

шантажу. Наиболее полно его можно охарактеризовать как форму

злоупотребления отдельными акционерами или их группами своими правами,

предоставленными им действующим законодательством, заключающуюся в

осуществлении ими определенных формально соответствующих действующему

законодательству действий, которые могут быть предприняты ими в силу

владения определенным количеством акций общества или в силу наличия у них

возможности тем или иным образом распоряжаться предоставляемым определенным количеством акций правом голоса, имеющих своей целью получение определенных материальных выгод и направленных на такое вмешательство во внутренние дела общества, которое вынуждает само общество, его акционеров или иных заинтересованных лиц предоставить им эти материальные выгоды[91]. Проще говоря, корпоративный шантаж - это некий комплекс действий, основной целью которых является возможность принудить менеджеров или акционеров конкретного акционерного общества осуществить у этих корпоративных шантажистов выкуп принадлежащих им акций по заведомо завышенной цене. И главным оружием в руках корпоративных шантажистов становится информация об акционерном обществе, полученная совершенно легальным путем, на основании тех прав, которые предоставлены акционерам действующим законодательством. А вот уже дальнейшие манипуляции с этой информацией и превращают реализацию законного права акционеров в совершенно иную юридическую конструкцию.

То есть при этом могут использоваться такие методы и механизмы, которые внешне напоминают механизмы формирования и реализации корпоративного контроля. Однако необходимо помнить, что у вышеуказанных процессов совершенно разные цели. Именно поэтому эффективная реализация корпоративного контроля — действие не только законное по своей правовой природе, но и по своей сути, а корпоративный шантаж - есть не что иное, как злоупотребление правом. А для злоупотребления правом, по мнению ряда авторов[92], характерна специфичная совокупность нескольких факторов, основными из которых являются:

1) нарушение законных (охраняемых законом) частных и публичных интересов;

2) реализация права с выходом за его пределы, то есть не с объективным интересом, лежащим в его основе.

То есть стоит повториться, что целью корпоративного контроля является извлечение выгоды из деятельности данного акционерного общества в пределах осуществления своих законных прав и без нарушения каких-либо законных прав других субъектов акционерных правоотношений, а целью корпоративного шантажа является выход из участия в акционерном обществе путем продажи своего пакета акций по заведомо завышенной цене с нарушением тех пределов своего субъективного права, которые установлены предписанием осуществлять право не только в своих собственных целях, но и, в том числе, в целях соблюдения и обеспечения надлежащей реализации прав других лиц.

Проблема корпоративного шантажа достаточно обширна и многогранна и поэтому является темой отдельных исследований. Хочется лишь обратить внимание на тот момент, что самой этой проблемы в действующем законодательстве не возникло бы, если бы законодатель не слепо следовал за лозунгом защиты чьих бы то ни было прав, а искал консенсус между интересами всех субъектов соответствующих правоотношений, признав правильность изложенной в настоящем исследовании концепции о том, что корпоративный контроль - есть не что иное, как объект корпоративных правоотношений. Нам кажется, что только такой подход может позволить законодателю создать нормативно-правовую базу, которая, обеспечивая возможность всем субъектам акционерных правоотношений эффективно реализовывать корпоративный контроль, защитит права и законные интересы как всех групп акционеров и управляющих, так и самого акционерного общества как целенаправленной системы. А это, в свою очередь, обеспечит и стабильность гражданского оборота в целом.

<< | >>
Источник: Гутин Александр Семенович. Корпоративный контроль в акционерных обществах и его правовые формы [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 . —М . : РГБ, 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Реализация акционерной формы корпоративного контроля и ее регулирование нормами гражданского права:

  1. 2.1. Корпоративная формарегиональной промышленной политики
  2. 1. Защита прав кредиторов при реорганизации акционерного общества
  3.   Долинская В.В. Акционерное право. -М., 1993.
  4. § 1. Способы защиты гражданских прав
  5. § 2. Правовые способы, средства и формы защиты корпоративных прав
  6. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  7. § 3. Пределы (границы) осуществления субъективных гражданских прав
  8. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  9. § 2. Признаки права собственности
  10. 2. Коррупция: понятия, формы проявления и факторы, способствующие ее росту. Субъекты коррупционных отношений
  11. Глава двенадцатая Экономические реформы в посткоммунистической России и преобразование собственности
  12. 9.3. О понимании права в переходный период: основные доктринальные подходы
  13. 3 Государственное регулирование фондового рынка
  14. § 1. Понятие корпоративных и акционерных отношений
  15. § 2. Правовая природа акционерных обществ
  16. § 3. Понятие корпоративного контроля и его формы
  17. § 2. Гражданско-правовые механизмы формирования акционерной формы корпоративного контроля
  18. § 3. Реализация акционерной формы корпоративного контроля и ее регулирование нормами гражданского права
  19. § 2. Гражданско-правовые механизмы формирования и реализации специального управленческого контроля и его регулирование нормами гражданского права
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -