С. Н. Булгаков

Несколько в ином плане, чем братья Трубецкие, последователем философии Вл. Соловьева был Сергей Николаевич Булгаков (18711944). Но это совершилось после сложного процесса трансформации мировоззрения мыслителя.
Он прошел трудный путь от детской религиозности (Булгаков родился в семье священника и учился в духовной семинарии) к юношескому безверию, а потом и к марксизму. Затем он переходит к философскому идеализму соловьевского направления, становится в 1918 г. священником и занимается богословием также в духе Вл. Соловьева.
В 1894 г. Булгаков заканчивает Московский университет, получив экономическое образование; пишет труды по политической экономии с позиций так называемого «легального марксизма», т. е. он принадлежал к мыслителям, разделявшим главным образом экономические воззрения К. Маркса и печатавшимся в легальных изданиях (П. Струве, Н. Бердяев, С. Франк, М. Туган-Барановский и др.). Его экономические труды «О рынках при капитализме» (1897) и «Капитализм и земледелие» (1900) вызвали интерес у русских и немецких социалистов. Но и в это время С. Булгаков не был ортодоксальным марксистом. Он полагал, что в сельском хозяйстве не действует закон концентрации производства, а в философии он предпочитал Канта Марксу.
В начале века Булгаков под влиянием религиозной литературы, немецкой идеалистической философии и особенно Вл. Соловьева окончательно отходит от марксизма и становится идеалистом. В 1902 г. он участвует в сборнике «Проблемы идеализма», а в 1902 г. выпускает сборник статей, уже в названии которого отражается его мировоззренческая эволюция: «От марксизма к идеализму». Булгаков - один из авторов коллективных религиозно-философских изданий, в том числе сборника «Вехи». В двухтомнике «Два града» (1911) печатаются его работы по проблемам религии, культуры и философии.
Отвергнув марксизм, Булгаков не перестает заниматься проблемами экономики (в Киеве он с 1901 по 1906 г. - профессор кафедры политической экономии Политехнического института и приват-доцент Университета св. Владимира). Своеобразным сплавом его экономических занятий и религиозной философии явилась монография «Философия хозяйства» (1912), защищенная им как докторская диссертация по политической экономии. Возникает вопрос, как вообще возможно сочетание экономики, хозяйственной деятельности людей с религиозным идеализмом, к которому пришел С. Булгаков? Ответ на него заключается в особенностях этого идеализма.
Еще в статье «Природа в философии Вл. Соловьева» Булгаков, характеризуя воззрения Вл. Соловьева как «религиозный материализм», писал: «Что же такое представляет собою этот религиозный материализм, не есть ли это явное противоречивое соединение несоединимых понятий? Напротив, он притязает быть их синтетическим единством. Религиозный материализм, вместе с материализмом, признает субстанциальность материи, метафизическую реальность природы. Он считает человека не духом, заключенным в футляр материи, но духовно- телесным, природным существом, метафизические судьбы которого неразрывно связаны с природным миром»[144]. Такова философская позиция и самого Булгакова, следующего за Вл. Соловьевым.
Для него «хозяйство есть борьба человечества со стихийными силами природы в целях защиты и расширения жизни, покорения и очеловечения природы, превращения ее в потенциальный человеческий организм» (I, 85). Но сам человек также - «око Мировой Души», причастный к «Божественной Софии» (I, 142). «Индивиды суть копии или экземпляры, род - их идея, предвечно существующая в Божественной Софии, идеальная модель для воспроизведения» (I, 149). Поэтому и само хозяйство, по Булгакову, софийно, как софийно вообще «человеческое творчество - в знании, в хозяйстве, в культуре, в искусстве» (I, 158). «Путем хозяйства природа опознает себя в человеке» (I, 154). И следовательно, по этой логике, «хозяйство, рассматриваемое как творчество, есть и психологический феномен, или, говоря еще определеннее, хозяйство есть явление духовной жизни в такой же мере, в какой и все другие стороны человеческой деятельности и труда» (1,233). В этом заключается противоположность «философии хозяйства» Булгакова «экономическому материализму» К. Маркса, которому отдается должное в постановке самой проблемы философии экономической жизни (см. I, 296).
Булгаков развивает учение Вл. Соловьева о Софии. По его взглядам, «София правит историей как Проведение, как объективная ее закономерность, как закон прогресса». Притом сама София выступает как «земная» и как мать «Софии Земной» - «София Небесная» (1,171).
В дальнейшем Булгаков конкретизирует свое понимание Софии, обосновывает вслед за Вл. Соловьевым и П. Флоренским софиоло- гию - учение о Премудрости Божией. Свое осмысление Софии Булгаков формулирует в своем труде «Свет Невечерний. Созерцания и умозрения», создававшемся в течение 1911 - 1916 гг. и вышедшем в 1917 г. (Наименование этих созерцаний и умозрений: «Свет Невечерний» взято из стихотворения А.
Хомякова «Вечерняя песня».) По концепции Булгакова, София как Премудрость Божия находится между Богом и миром. «Занимая место между Богом и миром, София пребывает и между бытием, и сверхбытием, не будучи ни тем, ни другим или же являясь обоими зараз», - утверждается в «Свете Не- вечернем»[145] . Поэтому, по словам С. Булгакова, «центральной проблемой софиологии является вопрос об отношении Бога и мира, или - что по существу является тем же самым - Бога и человека»[146].
Серьезной и во многом дискуссионной проблемой является взаимоотношение Софии с ликами Св. Троицы - Богом-Отцом, Богом- Сыном и Святым Духом. По Булгакову, «София обладает личностью и ликом, есть субъект, лицо или, скажем богословским термином, ипостась» (186). Он даже называет ее «четвертой ипостасью». И хотя следуют оговорки, что София не превращает Божественную «троицу в четверицу» (187), Булгакову, принявшему в 1918 г. сан священника, не удалось избежать обвинений со стороны руководства как зарубежной русской православной церкви (1927), так и церкви в Советском Союзе (1935) в отступлении от церковного вероучения, в церковном модернизме и ереси. Против булгаковской трактовки Софии выступили и некоторые православные богословы (В. Н. Лосский, Г. В. Фло- ровский и др.). В то же время софиологию Булгакова поддержал ряд видных философов как по существу, так и во имя «свободы богословской мысли» (Н. О. Лосский). Сам же русский софиолог считал, что его учение о Софии «является личным богословским убеждени- ем», которому он «никогда не придавал значения обязательного церковного догмата»[147].
София, по Булгакову, многозначна. Она как Премудрость Божия есть и замысел Бога о мире - «горний мир умопостигаемых, вечных идей» (189), и олицетворение любви, «любовь Любви», и «Вечная женственность», и Красота, через которую «София открывается в мире» (199). Для Булгакова смысл Софии в ее посреднической роли между Богом и миром. Именно благодаря Софии тварный мир и сами твари становятся софийными, прекрасными и тем самым оправдываемыми и в конечном счете спасаемыми, несмотря на антисофийное состояние современного мира, существование уродства, косности и безобразия «тяжелого покрова небытия», нависшего «над миром грехопадения» (200).
Булгаков продолжает соловьевскую линию христианского гуманизма, считая, что мир «создан для человека» и что «мир в качестве незыблемой основы включает свободу и царственное достоинство человека» (288).
Несмотря на свои монархические убеждения, Булгаков осуждал «связь православия с самодержавием», которая приводила «к унизительной и вредоносной зависимости церкви от государства»[148]. И когда после революции «церковь оказалась свободна, из государственной она стала гонимой», Булгаков - активный участник Поместного собора Русской православной церкви 1917-1918 гг., восстановившего патриаршество и избравшего патриархом Тихона, - в 1918 г. становится священником. В этом же году он выезжает к своей семье в Крым, а в конце 1922 г. высылается за границу советским правительством.
В Крыму он пишет свои последние собственно философские труды: «Философию имени» и «Трагедию философии (философия и догмат)». В первом речь идет о том, что словами - живыми символами вещей - через человека говорит сам космос. В «Трагедии философии» (работа была написана в 1920-1921 гг., в 1927 г. издана на немецком языке, до 1993 г. на русском языке публиковались в журналах лишь отрывки из нее) автор стремится произвести суд над философией с позиции христианского догмата, который для него - «не только критерий, но и мера истинности философских построений» (1,311). По убеждению Булгакова, «все философские системы, которые только знает история философии, представляют собой... «ереси», сознательные и заведомые односторонности, причем во всех них одна сторона хочет стать всем, распространиться на все» (I, 312). Поэтому «история философии есть трагедия. Это - повесть о повторяющихся падениях Икара и о новых его взлетах» (I, 314).
В «Трагедии философии» утверждается, что «религиозная основа философствования есть факт» (I, 317), что «религия, как откровение, как учение не рационалистическое, но догматическое или мифотвор- ческое, предшествует философии и постольку стоит выше нее» (I,328). «Церковный догмат» - «единственно удовлетворяющий мысль постулат для постижения человеческого духа» (I, 390). И сам «догмат троичности есть божественная тайна, которая может стать доступна человеку лишь божественным откровением и воспринята верою» (I, 425).
В дальнейшей своей деятельности о. Сергий занимается богословием. С 1925 г. он возглавляет Православный Богословский институт в Париже. Его многие труды эмигрантского периода посвящены богословию, в которых мыслитель продолжает разрабатывать свое учение о Софии.
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме С. Н. Булгаков:

  1. СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ БУЛГАКОВ
  2. С. Н. Булгаков
  3. 1855 204. А. Я. Булгакову lt;15 маяgt;
  4. Л. Я. Булгакову
  5. 194. А. Я. Булгакову. 25 июня 1853
  6. 200. А. Я. Булгакову. Июнь 1854
  7. 206. А. Я. Булгакову. 1855
  8. Часть 3. Булгаков.
  9. Сущность человека (Булгаков и Маркс).
  10. Вероисповедание и проблема модернизации. Булгаков как социолог.
  11. Заключение. Хозяйственный потенциал православия (Булгаков и Вебер).
  12. Глава XV.ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
  13. С. Н. Булгаков
  14. Сергей Николаевич Булгаков
  15. Глава XV ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
  16. Сергей Николаевич Булгаков
  17. Булгаков Сергій Миколайович 1871—1944
  18. БУЛГАКОВ Сергей Николаевич
  19. Творчество А.И. Герцена в трактовке Н.Н. Страхова и С.Н. Булгакова
  20. Философские размышления над феноменом социального насилия в творчестве М.А. Булгакова The philosophical reflections on the phenomenon of social violence in the work by M.A. Bulgakov