<<
>>

ИЗ ИСТОРИИ МАРКСИЗМА В РОССИИ

История русской философской мысли тесно и органично связана с развитием философии в Западной Европе. В первой половине XIX столетия сильное воздействие на русскую мысль оказывали философские идеи Шеллинга, Гегеля и Фейербаха.
Во второй половине века и в его конце в Россию проникают эстетика символизма и ницшеанство, а в начале XX в. - неокантианство и феноменология Гуссерля. Все это отнюдь не говорит о вторичном характере русской философской мысли. Все эти влияния и воздействия не были чисто внешними, они преломлялись через потребности российской духовной жизни, и творчество русских мыслителей не довольствовалось философским импортом. Русская мысль (в особенности идейное наследие Достоевского и Толстого) в свою очередь оказывала влияние на интеллектуальную жизнь Запада.
В этом плане, как нам представляется, следует понимать очень большое влияние марксистской теории на русскую общественно- политическую и философскую мысль с конца XIX столетия. Марксизм - это не только философия. Сама марксистская философия в значительной мере проявляется через экономическое и социально- политическое учение, основанное К. Марксом и Ф. Энгельсом. Своеобразием марксизма на русской почве явилось то, что называют «русским коммунизмом». Однако марксизм в России имел не только большевистскую версию. Последняя сама ожесточенно боролась и с «легальным марксизмом», и с «меньшевистской» его разновидностью, представленную Г. В. Плехановым и его последователями, и с философскими ревизионистами, к которым одно время примыкал А. В. Луначарский и среди которых можно назвать имя предтечи кибернетики А. А. Богданова. В рамках марксизма-ленинизма развивалась советская философия, имевшая как официозно-партийную, так и гуманистически-творческую направленность.
В настоящем очерке не представляется возможным дать развернутую характеристику марксистской философии в России. Но для того чтобы иметь общее представление о распространении и развитии ее в России, необходимо обратить внимание на две тенденции, существовавшие в марксизме в период его становления и развития вообще и в трудах русских мыслителей в частности.

Уже в учениях социалистов-утопистов прослеживаются две тенденции. Одна из них, представленная воззрениями Шарля Фурье, Роберта Оуэна, Николая Чернышевского, Уильяма Морриса, связана с традициями гуманизма, предполагая в будущем «идеальном» обществе всестороннее и свободное развитие человеческой личности. Другая тенденция (ее наглядно выразили бабувисты — сторонники вождя «коммунистического» «заговора во имя равенства» Гракха Бабёфа) и была тем «грубым коммунизмом», о котором писал молодой Маркс, а Александр Герцен называл «каторжным равенством» и «коммунистической барщиной».
Изучение исторических судеб марксизма показывает, по нашему мнению, что и в нем самом (имеются в виду не только труды его основоположников, но также многочисленных сторонников и пропагандистов) существовали две тенденции: тенденция, предполагающая приоритет и отстаивание «общечеловеческих ценностей» в условиях классового общества, и тенденция приоритета классового интереса над «общечеловеческими» интересами, которые в классовом обществе выступают в виде интересов господствующего класса[523].

Каким образом возможно было сосуществование в марксизме этих двух противоположных тенденций? Марксизм начинался как стремление преодолеть отчуждение человека в современном ему буржуазном обществе. Это отчуждение человека труда приводило к возникновению многих парадоксальных ситуаций: «чем больше рабочий выматывает себя на работе, тем могущественнее становится чужой для него предметный мир, создаваемый им самим против самого себя, тем беднее становится он сам, его внутренний мир, тем меньшее имущество ему принадлежит»; «чем больше ценностей он создает, тем больше сам он обесценивается и лишается достоинства; чем лучше оформлен его продукт, тем более изуродован рабочий; чем культурнее созданная им вещь, тем более похож на варвара он сам»[524].
Коммунизм представлялся основоположнику марксизма в «Эко- номическо-философских рукописях 1844 года» как исторически необходимое общество, устраняющее частную собственность - «этого самоотчуждения человека», как «действительное разрешение противоречия между человеком и природой, человеком и человеком, подлинное разрешение спора между существованием и сущностью, между опредмечиванием и самоутверждением, между свободой и необходимостью, между индивидом и родом». Молодой Маркс утверждал, что бесклассовое общество будущего, в котором должна действовать «действительно человеческая мораль», - это «подлинное присвоение человеческой сущности человеком и для человека» и «такой коммунизм ... = гуманизму». Речь здесь шла именно о гуманистическом коммунизме, ибо, по словам самого Маркса, может существовать также «грубый коммунизм», «коммунизм, отрицающий повсюду личность человека», отвергающий частную собственность с позиций зависти к частной собственности[525] (этого рода «коммунизм» Маркс и Энгельс впоследствии называли «казарменным коммунизмом»[526]). Гуманистические истоки и характер такого учения не вызывают сомнения.
Но создатели теории научного коммунизма стремились к реализации своего общественного идеала и полагали, что осуществление освобождения человека и общества должно произойти благодаря революционной деятельности пролетариата. Революционный пролетариат мыслился ими как освободитель человечества, олицетворение родовой сущности человека, лучший выразитель общечеловеческих интересов. Но если пролетариат выражает общечеловеческие интересы, то общечеловеческие интересы - это и есть интересы пролетариата, а отсюда пролетарская мораль и есть основа общечеловеческой морали.
Противоположные тенденции, обнаруживающиеся в самом марксизме, уже в конце прошлого века по-разному дают о себе знать в различных течениях социал-демократии, в том числе и российской. Было бы заманчивым упрощением считать, что одна из этих тенденций «без остатка» воплотилась в каком-либо течении марксистской мысли, в большевизме или меньшевизме, в идеологии немецкой или шведской социал-демократии, в еврокоммунизме и т. д. Нельзя не учитывать, что все эти деления носят прежде всего политический характер, которому далеко не всегда однозначно соответствует определенный философский принцип. Но в различных течениях, так или иначе связанных с марксизмом, содержится различное соотношение двух отмеченных тенденций, иногда с преобладанием общегуманистической, а иногда - классовой тенденции.
 
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме ИЗ ИСТОРИИ МАРКСИЗМА В РОССИИ:

  1. ПОЛИТИКА РОССИИ НА ПОРОГЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  2. 2. Две крайности: Швеция и Россия
  3.   РУССКИЙ МАРКСИЗМ 
  4. От социал-демократического марксизма к православной церковности
  5. ИЗ ИСТОРИИ МАРКСИЗМА В РОССИИ
  6. 3.1. МАРКСИСТСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ РОССИИ
  7. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  8. Россия: особенности мировоззренческих ориентиров и ценностей
  9. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и   государства в России.
  10. К истории вопроса СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВЫЕ КОРНИ «ПЛЮРАЛИЗАЦИИ МАРКСИЗМА»
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ Научная сущность идеологии марксизма-ленинизма
  12. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ «ПЛЮРАЛИСТИЧЕСКОГО МАРКСИЗМА»