<<
>>

О ПРОНИКНОВЕНИИ МАРКСИЗМА В РОССИЮ

Некоторые произведения К. Маркса были известны в России уже в середине 40-х гг. XIX в. Как уже отмечалось, в письме А. И. Герцену от 26 января 1845 г. В. Г. Белинский писал о своем впечатлении от парижского издания «Немецко-французского ежегодника» 1844 г., издаваемого А. Руге и К. Марксом, в котором была напечатана статья Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение», где содержалась знаменитая его мысль о том, что «религия есть опиум народа». Отрицая, что он от парижского «Ярбюхера» «воскрес и пе- реродился», Белинский так определил свое отношение от этой «тетрадки»: «Два дня я от нее был бодр и весел, - и всё тут.
Истину я взял себе - и в словах бог ярелигия вижу тьму, мрак, цепи и кнут, и люблю теперь эти два слова, как следующие за ними четыре»[527].

Маркс был с 1846 г. знаком и состоял в переписке с литератур - ным критиком и публицистом П. В. Анненковым, знал М. А. Бакунина, который первым перевел на русский язык в 1869 г. «Манифест коммунистической партии». С Бакуниным, вступившим в I Интернационал и исключенным из него за анархизм в 1872 г., у Маркса были конфликтные отношения, как и с А. И. Герценом - сторонником идеи русского социализма. Россия интересовала Маркса и Энгельса с точки зрения перспектив революционного движения, и они были в курсе русских проблем, обменивались о них мнениями с видными политическими деятелями России, такими, как П. Л. Лавров, Г. А. Лопатин, В. И. Засулич.

В 1872 г. вышел в переводе на русский язык 1-й том «Капитала» (это был вообще первый перевод «Капитала» на иностранный язык), который вызвал большой интерес у экономистов. Маркс в послесловии ко второму изданию 1-го тома «Капитала» приводит отзыв на «Капитал» русского экономиста И. И. Кауфмана в журнале «Вестник Европы» как наиболее удачное описание диалектического метода. Но собственно российский марксизм появляется в начале 80-х гг. Его сторонники создали в 1882 г. в Женеве группу «Освобождение труда», возглавляемую Г. В. Плехановым. Члены этой группы - Плеханов, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод и другие переводили на русский язык и издавали важнейшие работы основоположников марксизма и с марксистских позиций вели острую полемику против народнической идеологии. В эту полемику включилось и молодое поколение марксистов, сторонников в то время Плеханова, к которым принадлежал и В. И. Ульянов (Ленин). После раскола в 1902 г. российской социал- демократии на II съезде РСДРП на «большевиков», возглавляемых Лениным, и «меньшевиков», к которым примкнул Плеханов, возникли две версии российского марксизма - большевистская и меньшевистская. Вместе с тем их отличия друг от друга были главным образом связаны с тактически-политическими вопросами. Что касается чисто философских воззрений марксизма, то позиции Плеханова и Ленина были более близки друг другу в период первого десятилетия нового века, чем взгляды Ленина и таких сторонников политического большевизма, как А. А. Богданов, А. В. Луначарский, В. А. Базаров (до революции 1905-1907 гг.), стремившихся дополнить марксизм философией эмпириокритицизма и богостроительством.

Однако увлечение марксизмом охватило в 90-е гг. XIX в. некоторые круги русской интеллигенции если и связанной с революцион- ным движением, то только в самой начальной его стадии. Представители этих кругов печатали свои работы в разрешенных, т. е. легальных, «законных», изданиях и потому получили наименование «легальных марксистов».

Уже в конце XIX - начале XX в. они отошли от марксизма, философия которого ими не принималась еще во времена «легального марксизма». У нас уже шла речь о таких мыслителях, которые от марксизма перешли к идеализму, как С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, С. Л. Франк и др. Аналогичный идейный путь проделали П. Б. Струве и М. И. Туган-Барановский.

Н. А. Бердяев на своем примере показал, в чем заключалась привлекательность марксизма для «легальных марксистов»: «Марксизм обозначал совершенно новую формацию, он был кризисом русской интеллигенции. В конце 90-х годов образовалось марксистское течение, которое стояло на гораздо более высоком культурном уровне, чем другие течения революционной интеллигенции. Это был тип, малопохожий на тот, из которого впоследствии вышел большевизм. Я стал критическим марксистом, и это дало мне возможность остаться идеалистом в философии». И далее: «В марксизме меня более всего пленил историософический размах, широта мировых перспектив. По сравнению с марксизмом старый русский социализм мне представлялся явлением провинциальным. Марксизм конца 90-х годов был несомненно процессом европеизации русской интеллигенции, приобщением ее к западным течениям, выходом на больший простор». Уже давно отошедший от марксизма Бердяев писал в своей философской автобиографии: «Маркса я считал гениальным человеком и считаю и сейчас. Я вполне принимал марксовскую критику капитализма. Марксизм раскрывал возможность победы революции, в то время как старые революционные направления потерпели поражение. У меня была потребность осуществлять в жизни свои идеи, я не хотел оставаться отвлеченным мыслителем. Все это в совокупности толкало меня в сторону марксизма, в который я никогда вместиться не мог»[528].

Видным «легальным марксистом» был Петр Бернгардович Струве (1870-1944). Он пришел к марксизму через свои экономические воззрения, противостоящие народнической социологии. «В 90-е гг., - отмечал он, - русский марксизм в идеях того же Маркса выражал понимание, диаметрально противоположное народничеству. Смешно говорить, что русский марксизм 90-х гг. был просто списан с Маркса и Энгельса. Что касается меня лично, то меня марксистом гораздо больше сделал голод 1891-1892 гг., чем чтение «Капитала»[529].

Но и «Капитал» Струве читал основательно, и даже издание этой «библии» марксизма в 1898 г. вышло под его редакцией. Маркс, по его словам, «соорудил бесподобное научное здание, которое, даже если оно когда-нибудь и будет разрушено, даст для будущих и зодчих, и каменщиков богатейший запас строительных мотивов и материалов» (354). Но в отличие от Бердяева, который «вполне принимал марксовскую критику капитализма», Струве «оправдывал» капитализм в прямой полемике не только с народничеством, но и со всею почти официальной наукой» (188). Поэтому не только для Ленина, написавшего работу «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве (Отражение марксизма в буржуазной литературе)», но и для Бердяева Струве - «представитель марксизма буржуазного»[530]. Поэтому вполне логична эволюция Струве от социал-демократии (именно он написал «Манифест РСДРП») к либеральному консерватизму, его деятельное участие в кадетской партии и резко антисоветская позиция после Октябрьской революции 1917 г.

Еще будучи «легальным марксистом», Струве, как и некоторые немецкие социал-демократы, полагал, что марксизм не имеет философского обоснования, считая, что «социологическая доктрина Маркса так же мало по существу связана с философским материализмом, как современная физиология и психофизика» (343). Свою мировоззренческую позицию он самоопределял как «сильно окрашенный кантианством и неокантианством марксизм Струве» (187). В своем «Предисловии к книге Н. А. Бердяева «Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. Критический этюд о Н. К. Михайловском» Струве отмечал, что книга Бердяева делает «важный шаг в деле критической перестройки марксизма на основе идеалистической философии» (344). Однако Струве считал, что существовал «второй период литературной деятельности Маркса, когда его материализм становится диалектическим, когда происходит синтез материалистической метафизики и диалектической логики» (343).

Теоретическая деятельность последовательно марксистских мыслителей, прежде всего Плеханова, определявшего собственно марксистскую философию как диалектический материализм (см. 341), была важным основанием отказа Струве, как и других «легальных марксистов», не только от этой философии, но и от марксизма вообще. Это окончательно выявили сборник «Проблемы идеализма», изданный по инициативе Струве в 1902 г., и сборник «Вехи» в 1909 г.

<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме О ПРОНИКНОВЕНИИ МАРКСИЗМА В РОССИЮ:

  1. ПОЛИТИКА РОССИИ НА ПОРОГЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
  2. ИССЛЕДОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА
  3.   2. X съезд партии и его исторические решения  
  4. СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ. КОСМИЗМ И АНТРОПОЛОГИЗМ (продолжение) 
  5. О ПРОНИКНОВЕНИИ МАРКСИЗМА В РОССИЮ
  6. 2.1. АНТРОПОЛОГИЯ РУССКИХ ФИЛОСОФОВ РЕЛИГИОЗНО- ИДЕАЛИСТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ РУБЕЖА XIX-XX В.В.
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Направления, приемы и цели антисоциалистической пропаганды
  9. Глава XV.ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
  10. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. 1. Экономическое понимание собственности и имущественных отношений
  13. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и   государства в России.