<<
>>

§ 3. Хищение с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище

Хищение, совершенное с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище квалифицирует ответственность только за такие способы изъятия имущества, как кража, грабеж и разбой (п.

«в» ч. 2 ст. 158, 161 и 162 УК).

Впервые данный квалифицированный вид имущественных посягательств был включен в УК РСФСР в 1982 г. в виде похищения личного имущества граждан «с проникновением в жилище» и хищений государственного или общественного имущества «с проникновением в помещение или иное хранилище».[659] Вслед за слиянием норм о преступлениях против социалистической и личной собственности в 1994 г. произошло соединение и указанных квалифицирующих обстоятельств, хотя они и не вполне равноценны. Если усиление ответственности за хищение, совершенное с проникновением в жилище легко объяснимо тем, что оно посягает не только на отношения собственности, но и на гарантированную ст. 25 Конституции РФ неприкосновенность жилища (дополнительный объект), то повышение ее за хищение с проникновением в нежилое помещение или иное хранилище обусловливается, по- видимому, тем, что при его совершении преступник посягает на имущество, в отношении которого собственник принял определенные меры для обеспечения его сохранности (затраты на сохранность). Такого рода хищения, как правило, совершаются с заранее обдуманным умыслом, при значительном объеме приготовительной деятельности.

Не вдаваясь в социальное существо различий между указанными обстоятельствами, практика к тому времени уже располагала достаточно большим количеством соответствующих разъяснений высших судебных органов относительного того, что считать «жилищем», «помещением», «иным хранилищем», а также «проникновением» на указанные объекты, с формально-юридической точки зрения.[660] Кроме того, Федеральным законом от 20 марта 2001 г. ст. 139 УК, предусматривающая ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, была дополнена примечанием, определяющим, что именно понимается под жилищем, причем не только в настоящей статье, но и в других статьях УК.[661] Исходя из данных разъяснений, при решении вопроса о наличии в действиях виновного рассматриваемого квалифицирующего признака необходимо иметь в виду следующее.

Жилище — это индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания (прим. к ст. 139 УК).

Отталкиваясь от приведенного определения жилища, к таковому необходимо отнести прежде всего индивидуальный жилой дом с входящйми в него жилыми и нежилыми помещениями. Следовательно, с одной стороны, к жилищу можно отнести и те его составные части, которые, строго говоря, не предназначены для проживания, но используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (застекленные веранды, кладовые и т. п.).[662] С другой же стороны, имея в виду, что недвижимость

в жилищной сфере включает в себя не только земельные участки и прочно связанные с ними жилые дома с жилыми и нежилыми помещениями, но и приусадебные хозяйственные постройки,[663] следует подчеркнуть, что в понятие жилища не может включаться приле-

835

тающая к жилому дому территория, а также не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания людей надворные постройки, погреба, амбары, скотные дворы, гаражи и другие хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек и не используемые для проживания людей. Таким образом, как и прежде важным для квалификации изъятия имущества из нежилых помещений является их конструктивная сопряженность с индивидуальным жилым домом, при наличии которой данное помещение становится частью жилища, а при ее отсутствии остается отдельно стоящим самостоятельным надворным строением. Это различие немаловажно, если иметь в виду, что гаражи, бани, сауны, погреба, бильярдные и прочие помещения, обеспечивающие проживающего благами цивилизации, могут быть как непосредственно встроены в индивидуальный жилой дом (заполняя, например, его цокольный этаж и становясь таким образом его неотъемлемой частью), так и сопровождать его в виде шлейфа обособленно расположенных самостоятельных строений.

Далее, жилищем считается любое жилое помещение независимо от формы собственности, используемое для постоянного или временного проживания и входящее в жилищный фонд, который представляет собой совокупность всех жилых помещений, включающую в себя жилые дома, специализированные дома (общежития, гостиницы-приюты, дома маневренного фонда, жилые помещения из фондов жилья для временного поселения вынужденных переселенцев и лиц, признанных беженцами, специальные дома для одиноких престарелых, дома-интернаты для инвалидов, ветеранов и др.), квартиры, служебные жилые помещения и иные жилые помещения в других строениях, пригодные для проживания.[664]

В законодательстве жилищный фонд делится на следующие виды: 1) частный, т. е. находящийся в собственности граждан (индивидуальные жилые дома, приватизированные, построенные и приобретенные квартиры и дома, квартиры в домах жилищных и жилищно-строительных кооперативов с полностью выплаченным паевым взносом, в домах товариществ индивидуальных владельцев квартир, квартиры и дома, приобретенные в собственность гражданами на иных предусмотренных законодательством основаниях) и находящийся в собственности юридических лиц (созданных в качестве частных собственников), построенный или приобретенный за счет их средств, в том числе за счет средств жилищных, жилищностроительных кооперативов с неполностью выплаченным паевым взносом; 2) государственный, т. е. ведомственный фонд, состоящий в государственной собственности РФ или в собственности ее субъектов и находящийся в полном хозяйственном ведении государственных предприятий или оперативном управлении государственных учреждений; 3) муниципальный, т. е. находящийся в собственности района, города, входящих в них административно-территориальных образований, а также ведомственный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении муниципальных предприятий или оперативном управлении муниципальных учреждений; и 4) общественный жилищный фонд, состоящий в собственности общественных объе-

„ 837

динении.

Рассматривая вопрос о квалификации хищений, совершенных с проникновением в перечисленные жилые помещения, необходимо иметь в виду, что, с одной стороны, жилищный фонд образуют не только находящиеся на территории РФ жилые дома, но и жилые помещения в других строениях, а с другой — в жилищный фонд не входят нежилые помещения в жилых домах, предназначенные для торговых, бытовых и иных нужд непромышленного характера (ст. 4 Жилищного кодекса). Не образуют понятие жилища и такие разновидности общего имущества кондоминиума, как предназначенные для обслуживания более одного домовладельца межквартирные лестничные клетки; лифты, а также лифтовые и иные шахты; коридоры, крыши, технические этажи и подвалы; ограждающие несущие и ненесущие конструкции; помещения, внутри которых находится механическое, электрическое, сантехническое и иное оборудование, предназначенное для обслуживания более одного помещения; прилегающие земельные участки в установленных границах с элементами озеленения и благоустройства, а также иные объекты, предназначенные для обслуживания единого комплекса недвижимого имущества кондоминиума и для его использования. Нельзя также не учитывать возможность исключения из жилищного фонда жилых помещений или жилых домов либо их перевода в нежилые. Так, не подлежит вменению проникновение в жилище лицу, которое, проникая в квартиру с целью совершения хищения, заведомо знало, что квартира сдана в наем организации для использования ею в качестве офиса или складского помещения с размещением в ней соответствующего оборудования, товаров или используется самим владельцем в этом качестве.

К иным помещениям или строениям, не входящем в жилищный фонд, но предназначенным для временного проживания, относятся дачные жилые помещения (в дачах, дачно-строительных кооперативах, садоводческих товариществах), на отношения по использованию которых жилищное законодательство не распространяется. Указанные помещения не входят в состав жилищного фонда, хотя бы они и были пригодны для круглогодичного в них проживания.

Не регулирует жилищное законодательство и отношения по использованию не входящих в жилищный фонд приспособленных под жилье помещений в вагончиках, сборно-разборных сооружениях и иных строениях, не рассчитанных на удовлетворение постоянной потребности в жилье.[665] Критерием отнесения такого строений к жилищу является их предназначение для временного проживания.

В этой связи нельзя не обратить внимание на то, что законодательство выделяет такие понятия, как место пребывания, под которым подразумеваются «гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, — в которых он проживает временно», и место жительства, под которым понимается «жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».[666] В силу этого в теории российского конституционного права под жилищем понимается не только место жительства, но и место пребывания. Думается, однако, вопрос о возможности признания места пребывания местом жительства должен решаться с учетом требований, предъявляемых к жилищу ст. 673 ГК, согласно которой оно должно отвечать такому минимальному его качеству, как изолированность.

С учетом функционального назначения нельзя признавать жилищем любые места временного обитания людей, не предназначенные для их проживания, например купе железнодорожного вагона, каюту речного или морского судна, кабину грузовика и тому подобные помещения, являющиеся конструктивной частью транспортного средства и обеспечивающие в этом качестве комфортность передвижения, но не проживание.

Так, Верховный Суд РСФСР не признал жилищем купе поезда дальнего следования, аргументируя свою позицию тем, что «поезд служит транспортным средством и для проживания в нем людей не предназначен».[667]

Вместе с тем похищение имущества из каюты судна, являющейся временным жильем для членов его команды, равно как и хищение из купе вагона, предназначенного для временного проживания строителей, беженцев, других нуждающихся в жилье лиц и даже транзитных пассажиров (практике известны такого рода привокзальные отели, представляющие собой поставленный в тупик железнодорожный состав), может (при наличии других условий) квалифицироваться как хищение с проникновением в жилище. Аналогичным образом должно оцениваться изъятие имущества из вагончиков, сборных домов, балков, палаток и других сооружений, предназначенных для проживания строителей, работников геологических и изыскательских партий, охотников-промысловиков, лиц, пострадавших от стихийных бедствий и временно размещенных там для проживания на период ликвидации их последствий.

Таким образом, основным понятийнообразующим признаком жилища остается все же не формальное включение его в жилищный фонд, а его функциональное назначение — предназначенность для постоянного проживания или хотя бы для удовлетворения временной потребности в жилье, что вытекает и из ст. 7 ЖК. К сожалению, этот критерий затушеван в понятии жилища, данном в новом УПК, где оно определяется как индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равное иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5). Исходя из этого, для вменения рассматриваемого квалифицирующего признака в отношении построек, отличных от жилища в традиционном его понимании, необходимо исходить из того, в каком качестве использовал его потерпевший, а также в каком качестве виделась эта постройка виновному до проникновения в нее. Если виновный, проникая в какие-то надворные постройки (баню, гараж, сарай и т. п.) осознавал, что там фактически проживает потерпевший, как это нередко делают хозяева частных домов в курортных зонах, сдавая свой дом в аренду отдыхающим, а сами проживая в не предназначенных для проживания надворных постройках, то его действия следует квалифицировать как хищение с проникновением в жилище. Если же виновный, проникнув в гараж с целью завладения, например, инструментами или запасными частями, вдруг обнаруживает в гараже предметы быта и вещи потерпевшего, свидетельствующие о его проживании там, и решается на завладение имуществом, то его действия нельзя квалифицировать как хищение с проникновением в жилище.

Помещением является строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Круг такого рода строений весьма широк и разнообразен, охватывая собой административные, производственные (цеха, мастерские), торговые (магазины и палатки), учебные либо предназначенные для коммунально-бытового, медицинского, культурного и иного обслуживания населения помещения, а также любые сооружения иного назначения как постоянного, так и временного характера, как стационарного, так и передвижного.

Характерным признаком помещения является то, что оно обычно используется для размещения как людей, выполняющих свои производственные, профессиональные обязанности, так и материальных ценностей, необходимых для выполнения работы расположенных в них организаций и учреждений.

Понятием «иное хранилище» охватываются устройства и места, которые не относятся к помещениям, но предназначены, приспособлены или специально оборудованы (отведены) для постоянного или временного хранения материальных ценностей и в этих целях снабжены какими-либо приспособлениями, препятствующими проникновению в них (запорные устройства, пломбы, ограды и т. д.), либо обеспечены охраной (сторожа, сигнализационные устройства, решетки, заборы и т. п.), препятствующей доступу к товарноматериальным ценностям.

Устройства — суть предметы материального мира, специально предназначенные для хранения материальных ценностей. Указанным признакам отвечают прежде созданные человеком различные емкости, предназначенные для обеспечения сохранности имущества: сейфы и иные денежные ящики, накопители кассовых аппаратов и монетосборники торговых автоматов, контейнеры, передвижные автолавки и авторефрижераторы, багажные и грузовые вагоны, охраняемые железнодорожные платформы и полувагоны, цистерны, автофургоны, трюмы судов, кузова автомобилей в опломбированном состоянии, тара, имеющая специальные запорные устройства и прочие устройства, предназначенные для складирования, хранения либо перевозки материальных ценностей.

Хищения, совершаемые с открытых платформ, как известно, не содержат признака проникновения, если платформы не охранялись. Вместе с тем, расположенные на платформе грузы могут иметь кон-

структивные емкости, используемые в качестве хранилищ. Трудно в этой связи согласиться с решением Ростовского областного суда, который без достаточных на то оснований исключил признак проникновения в иное хранилище из приговора в отношении Степовика.

Последний, работавший проводником вагона и сопровождавший груз, прибыл на станцию Батайск и с другими проводниками распивал спиртные напитки. Около 21 часа, возвращаясь к своему вагону, он увидел платформу с автомашинами «КАЗ» и решил совершить хищение. Подойдя к машине, он сорвал пломбу, открыл дверь кабины и похитил мешок, в котором находились инструменты и запасные части к машине.

Полагая, что в данном случае не имеется достаточных данных для вывода о совершении кражи путем проникновения в «иное хранилище», Ростовский областной суд исходил из того, что платформа, предназначенная для перевозки автомашин, была открытой, т. е. не обеспечена техническими средствами (замками и другими запорами), предохраняющими груз от постороннего к нему проникновения. Сама по себе она также не была обеспечена охраной. Не имеется и доказательств того, что часть территории, на которой находилась платформа с автомашинами, охранялась. Степовик же попал на эту

территорию в связи со своей служебной деятельностью, а не проник 841

с целью хищения.

Хочется верить, что Ростовский суд все же не связывал осуществление Степовиком своей служебной деятельности с распитием спиртных напитков с другими проводниками. Но как связано с его служебной деятельностью срывание пломбы с двери кабины и почему запертую и опломбированную кабину нельзя рассматривать на период перевозки автомобиля в качестве временного хранилища запасных частей к этой автомашине, остается непонятным.

Признаку снабженности хранилищ какими-либо приспособлениями, препятствующими проникновению в них, отвечают и некоторые применяемые таможенными органами атрибуты таможенного обеспечения (наложение пломб, печатей и т. п.), фактически выполняющие функцию не только средств таможенной идентификации, предотвращения незаконных операций и неправомерного осуществления деятельности, подлежащей таможенному контролю, но и средств обеспечения сохранности товара. Например, товары должны перевозиться в упаковках, транспортных средствах или контейнерах, изготовленных и оборудованных таким образом, чтобы предметы не могли извлекаться из опечатанного грузового помещения, транспортного средства или контейнера или помещаться туда без оставления видимых следов вскрытия или повреждения средства таможенного обеспечения. Следовательно, удаление наложенных средств таможенной идентификации после завершения таможенного оформления и изъятие из контейнеров либо других мест соответствующих товаров образует их хищение с проникновением.

Представляется, что препятствующими проникновению к имуществу можно считать и такие используемые, например, при перевозке грузов методы упаковки и контейнеризации, благодаря которым перевозимые грузы хотя и не снабжены по отдельности запорными устройствами, но расположены взаимно таким образом, что возможность прямого доступа к их содержимому в пути следования затруднена (контейнеры, находящиеся на платформе в закан- тованном состоянии с другим контейнером или погруженные в контейнеровозе согласно такой схеме погрузки, которая исключает

842

доступ к грузу в пути следования).

Второй категорией объектов, могущих быть признанными иными хранилищами являются определенные места, в том числе и под открытым небом, т. е. участки территории или акватории, если они отвечают двум признакам: во-первых, специально отведены для постоянного или временного хранения материальных ценностей (загоны для скота, огороженные площадки, зерновые тока) и, во-вторых, оборудованы оградой либо техническими средствами или обеспечены иной охраной с целью сбережения этого имущества (заборы, решетки, сигнализационные устройства и пр.).

Признак отведения той или иной площади именно для целей хранения материальных ценностей, позволяет отличить хранилище от иных участков территории, хотя и охраняемых, но функционально предназначенных не для хранения, а для иного назначения, например, для выращивания какой-либо продукции (сады, огороды, бахчи, пруды для откорма рыбы, выпасы для скота, заповедники и т. д.), а признак нахождения под охраной — от площадок, хотя и используемых для складирования материалов, но не признаваемых хранилищем в силу их неогражденности или неохраняемости тем или иным образом.

В этом отношении судебная практика справедливо не рассматривает в качестве хранилища всю охраняемую территорию предприятия, полагая, что иным хранилищем в этом случае может быть лишь та ее часть, которая специально выделена (отведена) для размещения, складирования и хранения ценностей и особо охраняема в этом качестве.

Так, Тарасов и Гребешов с целью хищения приникли на территорию автозавода и стали перебрасывать через забор автодетали к автомашинам «Волга».

Автозаводской районный народный суд г. Нижнего Новгорода, квалифицируя эти действия как хищение с проникновением в хранилище, как и Судебная коллегия Верховного Суда РФ, нашедшая такую квалификацию правильной, исходили из признания таковым всей территории автозавода. Основанием же для такого вывода по- служило то обстоятельство, что указанная территория в целях охраны находящихся внутри нее материальных ценностей, во-первых, огорожена по всему периметру металлической сеткой и бетонным забором, снабженными охранной сигнализацией, а во-вторых, постоянно патрулируется подразделением военизированной охраны.

Президиум Верховного Суда, рассмотрев данное дело в порядке протеста, указал в своем постановлении на то, что по смыслу закона основным критерием для признания иного хранилища таковым является отведение и оборудование участка исключительно для целей хранения. Иное назначение таких площадей не дает основания рассматривать подобные участки как хранилище. Следовательно, вся

территории автозавода независимо от ее оборудования и охраны не

843

может признаваться иным хранилищем.

Таким образом, только сочетание двух признаков: надлежащего функционального предназначения (для жилища — это проживание, для помещения — размещение людей и материальных ценностей, а для хранилища — хранение материальных ценностей) и защищенности тем или иным образом (для жилища — это правовая защита его неприкосновенности, для хранилища — технические или иные средства защиты) может образовывать рассматриваемые понятия. Это обстоятельство имеет немаловажное значение и для уяснения понятия «проникновение». Ведь для вменения рассматриваемого квалифицирующего признака необходимо установить не только тот факт, что изъятие имущества совершено из жилища, помещения или иного хранилища, но и особый способ данного извлечения — посредством проникновения на указанные объекты, необходимость которого как раз и предопределена особой защищенностью этих объектов.

Проникновение коротко можно определить как противоправное вторжение в жилище, помещение либо иное хранилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, как непосредственно, так и опосредованно. Более детальный анализ позволяет охарактеризовать его следующим образом.

Во-первых, со стороны физической проникновение может осуществляться как непосредственно (в виде физического вхождения или протягивания внутрь руки), так и опосредованным образом, когда имущество извлекается без входа в соответствующее жилище помещение или хранилище с использованием для его изъятия различных приспособлений (крючка, палки, удочки, магнита, шланга и т. п.), дрессированных животных, а также добросовестно заблуждающегося, малолетнего или невменяемого лица.

К опосредованному проникновению можно отнести и завладение жидкими или сыпучими веществами, находящимися в таких емкостях, конструкция которых не требует физического вторжения внутрь, а позволяет извлечь их содержимое путем открытия соответствующих запорных устройств (кранов, люков и т. п.), после чего такие вещества выливаются (высыпаются, выпадают) сами.

Во-вторых, со стороны юридической, проникновение всегда является незаконным, т. е. предполагающим отсутствие у виновной] права на появление в соответствующем жилище, помещении или хранилище, в которых он оказывается вопреки запрету или, во вся!- ком случае, без ведома и согласия управомоченных лиц, а также путем обмана владельца, работающих или находящихся там на законном основании лиц. Иными словами, проникновение является недозволенным, неразрешенным, поскольку доступ для виновногЬ на данный объект может быть закрыт вообще или ограничен на определенное время, например, нерабочее обеденное и т. п. Собственно, этим и объясняется повышенная общественная опасность такогЬ рода хищений в отличие от хищений имущества, доступ к которому открыт для виновного, в силу чего ему не приходится преодолевать ни правовых, ни технических, ни каких-либо иных дополнительных (кроме запрета «не укради») барьеров для завладения имуществом.

Заметим, что текст соответствующих статей предшествующего УК не давал оснований для столь определенных выводов и потому в учебном процессе приходилось особо обращать внимание на то, что совершенно не случайно законодатель употребил выражение хищение «с проникновением в помещение или жилище», а не хищение «из помещения или жилища». Будь это иначе, для вменения последнего признака достаточно было бы установления одного факта изъятия имущества, скажем, именно из жилища, а не из какого-либо иного места его нахождения (кармана, сумочки и пр.).

Прямое указание в действующем УК на незаконный характер проникновения однозначно указывает на то, что в случае совершения кражи, грабежа или разбоя «с проникновением в жилище» страдают не только общественные отношения по поводу неприкосновенности собственности, но и общественные отношения по поводу неприкосновенности жилища. Данная социальная ценность, заслуживая самостоятельной охраны, что подтверждается фактом существования ст. 139 УК, применительно к задачам, стоящим перед ст. 158, 161 и 162 УК, защищается лишь попутно, т. е. постольку, поскольку неизбежно ставится в опасность причинения вреда при совершении посягательства на собственность, по отношению к которой она является дополнительным объектом. Следовательно, составы кражи, грабежа и разбоя, описывающие изъятие имущества, сопряженное с проникновением в жилище, являются двуобъектными и потому не требующими дополнительной квалификации по ст. 139 УК, предусматривающей ответственность за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в

844

нем лица.

Нахождение лица в помещении, ином хранилище или жилище на законном основании (например, в связи с работой в данном помещении или добровольным согласием потерпевшего либо лица, под охраной которого находилось имущество) исключает рассматриваемый квалифицирующий признак. Так, хищение из помещения во время работы не может квалифицироваться как совершенное путем проникновения. Наличие у лица свободного доступа в жилое помещение в силу родственных отношений (как члена семьи) или договорных отношений (как временного жильца) также является основанием для исключения признака проникновения.

В частности, ошибочным было признано вменение проникновения в жилище при квалификации районным и областным судом г. Мурманска похищения имущества у родственницы, проживавшей в одной квартире с похитителем и пользовавшейся общей мебелью, в том числе и шкафом, откуда было изъято имущество.[668]

Фроловским городским судом Волгоградской области необоснованно была признана совершенной с проникновением в жилище кража, учиненная Кудрявцевым в доме Афанасьевой. Квалифицируя его действия по данному признаку, суд сослался на то, что хотя Кудрявцев и проживал в доме Афанасьевой, однако он проник в этот дом именно с целью совершения кражи, так как, войдя туда, сразу достал шапки, золотые перстни, деньги, спрятал их под куртку и, уйдя, больше не возвращался, хотя до кражи жил там постоянно.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда не согласилась с приведенными доводами, указав на то, что Кудрявцев проживал в доме Афанасьевой, где к нему относились как к члену семьи, и имел свободный доступ во все комнаты, знал, где хранится ключ от дома. В день совершения хищения он зашел в дом, открыв дверь имевшимся у него ключом. При таких обстоятельствах следует

признать, что в его действиях отсутствовал квалифицирующий при-

846

знак — совершение кражи с проникновением в жилище.

Немаловажное значение для вменения проникновения в жилище, помещение или хранилище имеют также время вторжения и, если можно так сказать, «глубина» вторжения. Так, завладение вещами, находящимися на подоконнике открытого окна, без вторжения внутрь жилого помещения не было признано совершенным с

847

проникновением в жилище. Приход виновного в торговый зал магазина или экспозиционный зал музея, куда во время работы указанных заведений открыт доступ для каждого, также не образует признака проникновения даже при наличии умысла на хищение.

Подтверждением тому служит дело Жеребятьева, который Тамбовским районным судом был осужден за грабеж и вооруженный разбой с проникновением в помещение, совершенные при следующих обстоятельствах.

Придя в состоянии алкогольного опьянения в продовольственный магазин, Жеребятьев попросил у продавца Плотниковой бутылку водки в долг. Плотникова отказала и ушла. Жеребятьев открыто, в присутствии покупателей, похитил из ящика пачку денег и выбежал из магазина, но его задержали, а деньги отобрали. После этого Жеребятьев пришел домой, вооружился ножом и с целью хищения денег вернулся в магазин. Держа нож перед собой, он зашел за прилавок и направился к продавцу. Плотникова, предупрежденная покупателями о наличии ножа у Жеребятьева, скрылась. Покупатели, испугавшись, убежали из магазина, а Жеребятьев похитил из ящика деньги в сумме 2863 руб.

Правильно установив фактические обстоятельства содеянного, суд вместе с тем ошибочно квалифицировал действия осужденного,

указав, что разбойное нападение он совершил с проникновением в помещение, поскольку при вторичном приходе в магазин Жеребятьев заранее имел цель завладеть чужим имуществом. Как видно из материалов дела и показаний свидетелей, Жеребятьев пришел в магазин в часы его работы, когда доступ в торговый зал для всех покупателей был свободный, т. е. в магазин он не проникал. Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала, что

квалифицирующий признак проникновения в помещение вменен ему -              848

в вину необоснованно.

Напротив, если виновный вторгся в помещение какого-либо учреждения или организации в нерабочее время, когда доступ в них закрыт (например, в выходной или праздничный день) признак проникновения, несомненно, наличествует. Присутствует он и там, когда виновный оказывается в соответствующем помещении хотя бы и на законном основании, но остается там после его закрытия на обеденный или ночной перерыв с целью совершения хищения. Таким образом, проникновением можно считать и такой способ получения доступа к имуществу, когда виновный законно пересекает границы какого-либо из перечисленных объектов, но неправомерно там остается, прячется с намерением дождаться закрытия магазина, а затем совершить хищение. Несмотря на то, что в одном случае лицо неправомерно проникает в помещение с целью хищения, в другом — неправомерно остается там с той же целью, принципиальное сходство указанным ситуациям придает то обстоятельство, что виновный, имея умысел на хищение, находится в помещении, ином хранилище или жилище незаконно, вопреки правилам, определяющим режим их работы, вопреки воле лиц, отвечающих за сохранность находящегося в них имущества, или вопреки воле хозяина.

Что касается «глубины» вторжения, то необходимо иметь в виду, что хранилища товарно-материальных ценностей, доступ в которые ограничен для посторонних, могут находиться внутри различных помещений, доступ в которые в рабочее время открыт для всех, так что вход в такое помещение на законном основании еще не означает исключение признака проникновения, если имущество изымается из указанного хранилища (например, из подсобного помещения в магазине, поддона кассового аппарата, кабинета директора музея и пр.).

В-третьих, по способу действия проникновение может осуществляться тайным или открытым образом (когда преступник вторгается на объект без согласия соответствующих лиц) либо обманным путем (когда он получает такое «согласие» посредством введения в заблуждение лиц, от которых зависит впуск, выдав себя, например, за сантехника, электрика, разносчика телеграмм, работника милиции). При этом на квалификацию влияет не способ проникновения на объект, где находится имущество, а способ изъятия его оттуда, ибо само по себе проникновение еще не является оконченным хищением, а в зависимости от того, как преступник намеревался завладеть имуществом, может быть покушением на кражу или грабеж. Поэтому Верховный Суд РФ обоснованно разъяснил, что «как грабеж либо разбой с проникновением в помещение, иное хранилище или жилище надлежит квалифицировать действия лица и в том случае, когда оно вторглось в них путем обмана потерпевшего, выдав себя, например, за представителя власти».[669]

Подобно правилу, согласно которому действия, начатые как кража, но затем обнаруженные потерпевшим или другими лицами и, несмотря на это, продолженные виновным с целью завладения имуществом или удержания его, должны квалифицироваться как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни и здоровья, либо угрозы применения такого насилия — как разбой, действия, начатые как кража с проникновением, но затем переросшие в открытое похищение, следует квалифицировать как грабеж или разбой, совершенные с проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище.

В-четвертых, проникновение может осуществляться как с преодолением препятствий (взлом дверей и люков, пролом стены, кузова вагона или контейнера, слом запоров, выставление стекол, подбор ключей, повреждение нарушение целостности пломб и т. д.) или сопротивления людей, так и беспрепятственно, т. е. путем вхождения на оставленные без охраны объекты или в незапертые в данный момент двери, ворота, открытые люки, в том числе и оставленные незакрытыми в результате ранее совершенного кем-то проникнове-

850

НИЯ.

При этом беспрепятственность проникновения не следует понимать как полное отсутствие каких-либо препятствий к вторжению на тот или иной объект. В данном случае речь идет только об отсутствии технических препятствий или сопротивления людей. Поэтому в случае проникновения виновному приходится преодолевать если не технические барьеры, то во всяком случае правовые запреты нахождения на том или ином объекте, либо то, и другое одновременно.

Различие между насильственным и ненасильственным способами вторжения, не оказывая никакого значения для установления рассматриваемого квалифицирующего признака, имеет немаловажное значение для определения способов хищения и юридического момента окончания хищения. Так, если для преодоления сопротивления людей было применено насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия, содеянное должно рассматриваться как оконченный разбой, поскольку это преступление является оконченным с момента нападения.

Что же касается различия между проникновением с преодолением препятствий и проникновением без оного, то действия лиц, избравших такой способ проникновения, который сопряжен с существенным повреждением другого имущества (например, дверей или окон), следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусматривающих ответственность не только за хищение но и за уничтожение или повреждение имущества (ст. 167, 168 УК).

В-пятых, проникновение может осуществляться как одним лицом, так и группой. В последнем случае рассматриваемый признак инкриминируется не только тем лицам, которые непосредственно I проникли внутрь помещения, хранилища или жилища, но и другим 1 соучастникам, которые не вторгались на этот объект, но, будучи со-

850 В литературе справедливо отмечается, что действия лиц, совершивших изъятие имущества из хранилищ, которые были вскрыты ранее другими преступниками, должны квалифицироваться как хищение с проникновением в хранилище, поскольку эти лица «осознавали, что проникают в такое место хранения имущества, которое вообще охраняется или запирается, т. е. куда обычно нет свободного доступа, а в данном случае они пользуются результатами противоправных действий других лиц» (Андреева Л. А., Волженкин Б. В., Пинчук В. И. Квалифицированные виды хищений социалистического имущества: Учебное пособие. Л., 1986. С. 24).

исполнителями хищения, содействовали вторжению своим участием во взломе дверей, запоров, решеток в окнах либо выполняли в процессе совершения хищения иные действия, связанные с проникновением другого лица в жилище или изъятием имущества оттуда, в частности, подсаживали для проникновения через окно, держали лестницу, принимали от проникшего внутрь лица похищаемые предметы, стояли на страже, обеспечивая тайность проникновения, и т. п. Действия таких лиц являются соисполнительством, не требующим при квалификации ссылки на ст. 33 УК.

В случае, когда проникновение в помещение или иное хранилище и хищение из них имущества осуществлено лицом в результате предварительного сговора и совместно с работником, охранявшим данный объект, действия обоих также образуют состав преступления, предусмотренный п. «а» и «в» ч. 2 ст. 158 УК.

Содействие совершению хищения с проникновением советами, указаниями, предоставлением средств, заранее данным обещанием скрыть следы проникновения, а также устранением препятствий к нему, не связанным с оказанием помощи в непосредственном проникновении или изъятии имущества, надлежит квалифицировать как соучастие в хищении в форме пособничества по ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 158, 161 или 162 УК.

В-шестых, проникновение — это такое вторжение в жилище, помещение или иное хранилище, которое осуществляется с целью совершения кражи, грабежа или разбоя, т. е. с заведомым намерением совершить хищение, сформировавшимся до фактического вторжения, ибо законодатель связывает повышенную ответственность не с хищением из помещения, хранилища или жилища, а с хищением, сопряженным с проникновением в них, т. е. не с местом изъятия имущества как таковым, а с его особой защищенностью и намерением виновного преодолеть эту защиту, дабы изъять имущество из данного места. Следовательно, для вменения рассматриваемого квалифицирующего признака необходимо доказать, что умысел на хищение возник у субъекта до момента проникновения в помещение или жилище.

Если же умысел на завладение имуществом возник у лица уже в процессе пребывания в помещении, хранилище или жилище, в котором оно вначале находилось без намерения совершить хищение, но затем по возникшему во время нахождения в них умыслу завладело чужим имуществом, в его действиях рассматриваемый квалифицирующий признак отсутствует. Например, если виновный пришел в жилое помещение, будучи приглашенным в гости или для производства каких-либо работ, то совершение им в этой ситуации хищения не дает основания для применения рассматриваемого квалифицирующего признака. Поэтому, решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака проникновения, необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался в месте хранения имущества и когда именно у него возник умысел на завладение им.

В частности, Едельбеков был признан виновным в том, что, работая грузчиком в Челябинском аэропорту, при сдаче груза на склад, воспользовавшись отсутствием кладовщика, тайно похитил со склада 34 пары контактных линз. Указав на ошибочность квалификации действий Едельбекова как кражи с проникновением в хранилище, Верховный Суд РФ мотивировал свое решение тем, что виновный совершил кражу в тот момент, когда занес груз на склад, ключи от которого ему дал сам кладовщик, и умысел на хищение у него возник тогда, когда в складе он увидел разбитые ящики с линзами. Следовательно, Едельбеков на склад не проникал, а находился там во время

работы, в процессе которой у него и сформировался умысел на хи- 851

щение.

Нередко такого рода хищениям способствует виктимное поведение потерпевших, приглашающих для совместного распития в свою квартиру мало или совершенно незнакомых им лиц по причине неразборчивости в связях. То обстоятельство, что последние оказываются в жилище без намерения совершить хищение, исключает вменение признака проникновения, даже если затем они и завладеют находящихся там имуществом.

Так, Новомосковским городским судом Тульской области Климов был признан виновным в краже, повторно совершенном грабеже и разбойном нападении, совершенном с проникновением в жилище, учиненных при следующих обстоятельствах. Сначала Климов в нетрезвом состоянии в квартире JT. открыто в присутствии Перепоно- вой похитил из сумки Л. 28 руб. В этот же день, позже, вернувшись в квартиру потерпевшей, он одной рукой схватил ее за горло, держа в кармане вторую руку, в которой был нож, и потребовал у нее выдачу изделий из золота. Увидев рукоятку ножа, Л. восприняла нападение как реально угрожающее ее жизни и здоровью, сняла с себя серьги

051 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989. № 1. С. 5-6; См. также: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 11. С. 16; 1994. № 11. С. 16; и др.

стоимостью 286 руб. и передала ему. На следующий день Климов в нетрезвом состоянии вновь пришел в квартиру Л., где между ними произошла ссора. Л. выбежала из дома, после чего Климов из сумки потерпевшей похитил часы «Слава» с браслетом.

Квалифицируя завладение серьгами, суд исходил из того, что Климов проник в квартиру Л. с целью завладения ее имуществом.

Однако данный вывод суда не основан на материалах дела. Как утверждал Климов, он вернулся в квартиру Л., где накануне распивал спиртные напитки, не с целью ограбления, а с намерением вступить с нею в интимные отношения и договориться о дальнейших встречах. Умысел на завладение серьгами возник у него после того, как он оказался в квартире.

Это утверждение Климова подтверждается следующими материалами дела. Из объяснений Климова следует, что Перепонова привела его в квартиру Л., чтобы их познакомить. По этому поводу они распивали спиртные напитки. Так как в квартире находился Савков, Климов потребовал, чтобы он ушел. После ухода Савкова, чтобы остаться наедине с Л., он пошел провожать Перепонову, а Л. попросил не закрывать дверь, сказав, что вернется. Л. не возражала. По словам Климова, дверь квартиры Л. была открыта, и он вернулся в квартиру, а затем совершил с Л. половой акт, чего потерпевшая не отрицала.

Таким образом, в деле нет данных, опровергающих утверждение Климова о том, что в квартиру Л. он пришел не с целью завладения ее имуществом. В связи с этим Судебная коллегия по уголовным

делам Верховного Суда РФ констатировала отсутствие в его дейст-

852

виях признака проникновение в жилище.

Впрочем, определенное провоцирующее поведение, направленное на создание условий для совершения хищения из жилища, возможно и со стороны виновных. Например, используя в своих корыстных целях пристрастие потенциальной жертвы к спиртным напиткам, преступник может взять на себя все расходы или значительную их часть на приобретение спиртного, предварительно договорившись с потерпевшим о совместной выпивке у него на квартире,              где впоследствии и происходит завладение имуществом

последнего. В такого рода случаях хищение должно расцениваться как совершенное с проникновением в жилище, хотя по внешней видимости виновное в совершении этого преступления лицо предстает в виде «гостя». Однако в действительности этот визит в гости, конечно же, был навязан посредством обмана в намерениях.

Все изложенные составные элементы рассматриваемого квалифицирующего признака, а именно: место, откуда изымается имуще-

852 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. № 11.

ство (жилище, помещение или иное хранилище), способ, обеспечивающий доступ к имуществу (проникновение), незаконность данного проникновения и его нацеленность на совершение хищения одинаково обязательны и потому должны оцениваться в единстве.

<< | >>
Источник: Бойцов А. И.. Преступления против собственности. — СПб.: Издательство «Юри дический центр Пресс»,2002. — 775 с.. 2002

Еще по теме § 3. Хищение с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище:

  1. Статья 185. Кража
  2. Статья 186. Грабеж
  3. 15.3. Кража (ст. 158)
  4. 15.6. Грабеж (ст. 161)
  5. 15.7. Разбой (cт. 162)
  6. 6.5 Объективная сторона преступления
  7. ГРАБЕЖ
  8. РАЗБОЙ
  9. § 3. Формы хищения
  10. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  11. § 1. Основания и критерии деления хищения на виды
  12. Глава V.КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ СОСТАВЫ ХИЩЕНИЙ
  13. § 3. Хищение с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище
  14. § 4. Хищение с использованием служебного положения
  15. Глава 6. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  16. Статья 161. Грабеж
  17. Статья 162. Разбой
  18. § 5. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки хищений
  19. § 2. Понятие и признаки хищения
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -