<<
>>

Г. В. Плеханов

  Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918) был первым русским последовательным марксистом. Он вошел в историю не только как пропагандист марксистского учения на своей родине, но и как один из систематизаторов и теоретиков марксизма, в особенности марксистской философии.

Плеханов родился в 1856 г. в дворянском имении родителей в Тамбовской губернии. Мать Георгия Валентиновича была родственницей В. Г. Белинского. Его отец и братья были офицерами, и первым учебным заведением, в которое поступил будущий марксист, была Воронежская военная гимназия - кадетский корпус. Но там он получал не только военную подготовку, но и приобщился к русской литературе. О настроениях кадетов свидетельствует такой факт, который потом вспоминал Плеханов. Как-то после обеда военные гимназисты читали «Железную дорогу» Некрасова. Когда прозвучал сигнал на очередное фронтовое учение и юноши стали строиться с ружьями, к Георгию подошел его приятель и «сжимая в руке ружейный ствол, прошептал: «Эх, взял бы я это ружье и пошел бы сражаться за русский народ!»[531] Окончив военную гимназию, Плеханов поступает в Константиновское юнкерское училище, готовящее царских офицеров. Но вскоре он осознал несовместимость интересов царя и отечества и перешел в 1874 г. в Горный институт.
Будучи студентом, Плеханов стал участником подпольных кружков и сходок. В 1876 г. он вошел в народнический кружок, включенный потом в организацию «Земля и воля», а 6 октября 1876 г. двадцатилетний революционер ярко выступил против самодержавия на первой открытой политической демонстрации у Казанского собора Петербурга, одним из организаторов которой он был сам. Демонстранты помогли ему скрыться от полиции, и он переходит на нелегальное положение. Плеханов участвует в подпольном революционном движении, ведет революционную пропаганду среди рабочих, включается в забастовочное движение, в рабочие демонстрации и студенческие протесты. В 1877 и 1878 гг. его арестовывают.
Революционная работа стимулировала самообразование молодого Плеханова. Петербургская публичная библиотека становится не только убежищем для нелегала, но и его университетом. Начинается его и литературно-публицистическая деятельность. В издании «Земля и воля» в начале 1879 г. появляется его первая теоретическая работа - статья «Закон экономического развития общества и задачи социализма в России». В этой статье обосновывается народническая программа, но, оценивая практику революционного движения России этого времени, Плеханов обращается и к зарубежной социалистической мысли, включая труды Маркса и Энгельса.
Переход его на марксистские позиции происходит уже после того, как он был вынужден покинуть Россию и стать политическим эмигрантом. Его идейные расхождения с народниками обнаружились еще на родине. В эмиграции Плеханов окончательно порывает с народо- вольцами и становится сознательным марксистом. В 1882 г. он пишет работу «Социализм и политическая борьба», критикующую народническую идеологию. И когда народовольческий журнал «Вестник Народной воли» отказался напечатать эту работу, она выходит первым выпуском «Библиотеки современного социализма», которую начинает выпускать созданная Плехановым первая марксистская организация России - группа «Освобождение труда».

Группа «Освобождение труда» состояла из нескольких человек. Кроме самого Плеханова в нее входили такие революционные деятели, как Вера Засулич, П. Б. Аксельрод, Л. Г. Дейч, В. Н. Игнатов. Сторонница Плеханова в марксистской философии Л. И. Аксельрод (Ортодокс) вспоминала, как «в конце 80-х годов острили по поводу количественного состава этой русской марксистской организации, что ей не следует кататься на лодке, так как несчастный случай может пустить на дно всю марксистскую партию»[532].
«Социализм и политическая борьба» была неодобрительно встречена идеологами народничества. П. Л. Лавров опубликовал критическую рецензию на эту работу Плеханова, хотя похвалил изложение основных положений социалистического учения Маркса, к которому лично Лавров очень хорошо относился. Свое письмо Лаврову - ответ на его критику - Плеханов напечатал в качестве предисловия к новой книге «Наши разногласия», вышедшей в начале 1885 г. Эту книгу в письме к В. Засулич высоко оценил Ф. Энгельс. С ним Плеханов вскоре познакомился и дружески беседовал.
Основное противоречие между Плехановым и народниками заключалось в понимании исторических путей развития России. Народники полагали, что марксистское учение о капитализме, подготавливающем условия для социалистического строя, неприменимо к России, которая способна прийти к социализму, минуя капитализм, используя для этого существующую сельскую общину. Поэтому для них основной революционной силой являлся «народ», включающий в себя главным образом крестьянство. Идеологи народничества были сторонниками так называемой «субъективной социологии» и видели главную причину общественных преобразований в деятельности выдающихся исторических личностей. Столкнувшись с пассивностью народных масс и репрессиями властей, народовольцы для достижения своих революционных целей стали прибегать к тактике террора. Плеханов же, как и другие русские марксисты, полагал, что Россия уже вступила на капиталистический путь, движению по которому препятствуют самодержавно-феодальные институты. Поэтому наиболее перспективной революционной силой и в России является рабочий класс, хотя в 80-х гг. он еще только формировался. Выражением этого убеждения являются слова Плеханова на парижском Международ- ном рабочем социалистическом конгрессе в 1889 г. о том, что «революционное движение в России может восторжествовать только как революционное движение рабочих»[533].
Таким образом, Плеханов утверждал универсальность марксистского учения, полную применимость к российским условиям материалистического понимания истории, разработанного основоположниками этого учения. Поэтому важнейшей задачей плехановской группы «Освобождение труда» была пропаганда марксизма в России, прежде всего переводами на русский язык произведений Маркса и Энгельса. В период с 1883 по 1900 г. было переведено около трех десятков их произведений. Сам Плеханов в 1882 г. перевел «Манифест коммунистической партии», а в 1892 г. он перевел со своим предисловием и обширными примечаниями труд Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии».
В полемике с русскими народниками и с теми деятелями немецкой социал-демократии, которые от Маркса обратились к Канту, к неокантианской философии и философии эмпириокритицизма, Плеханов выступал как последовательный сторонник марксистской философии, диалектического материализма и материалистического понимания истории. В 1895 г. вышла в свет его книга «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю». Задуманная вначале как 2-я часть работы «Наши разногласия» для нелегальной публикации, эта книга появилась легально, обманув цензуру псевдонимом «Бельтов» и заглавием, в котором материалистический взгляд на историю был прикрыт абстрактно-философским монистическим взглядом.
Написанная ярким языком, в полемическом стиле на основе глубокого знания истории культуры и философской мысли, эта книга Плеханова выявляла теоретические предпосылки марксизма во французском материализме XVIII в., в воззрениях французских историков времен Реставрации, социалистов-утопистов и в идеалистической немецкой философии, прежде всего у Гегеля. Для автора книги «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» марксистская философия и есть «современный материализм». Плеханов впервые определяет сущность этой философии как диалектический материализм: «Мы употребляем термин «диалектический материализм», который один только и может правильно характеризовать философию Маркса» (I, 691). По его словам, «диалектический материализм говорит: человеческий разум не мог быть демиургом истории, потому что он сам является ее продуктом. Но раз явился этот продукт, он не должен и по самой природе своей не может подчиняться завещанной прежнею историей действительности; он по необходимости стремится преобразовать ее по своему образу и подобию, сделать ее разумной» (I, 691-692).
Книга «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» получила широкую известность. О ней тепло отозвался Энгельс, приветствуя появление ее в России. Для русских марксистов это была настольная книга по философии марксизма. Плеханов в этой книге, в блестяще написанной работе «К вопросу о роли личности в истории» (1889) и многочисленных своих философских трудах (собранные в 1956-1958 гг. в качестве избранных его философских произведений они составили 5 объемных томов) последовательно развивал и отстаивал важнейшие принципы марксистской философии. Следует иметь в виду, что Плеханов систематизировал философские воззрения основоположников марксизма, когда далеко не все их работы были опубликованы. И сама эта систематизация имела творческий характер. Принципы марксистской философии разрабатывались им применительно к новой исторической действительности, прежде всего к своеобразию исторического пути России в контексте мирового экономического, политического и культурного развития.
Плеханов по праву считался образованнейшим марксистом не только на своей родине. Его труды переводились на иностранные языки и были хорошо знакомы за рубежами его страны. Он основательно занимался историей философии, в особенности историей материализма и диалектикой Гегеля. Он откликался на новые течения западноевропейской философской мысли - интуитивизм А. Бергсона, неокантианство В. Виндельбанда и Г. Риккерта, эмпириокритичес- кую философию, воззрения Ф. Ницше, оценивая эти течения с марксистских позиций.
Но особое место в его историко-философских трудах занимала русская общественно-политическая и философская мысль. Еще в «Наших разногласиях» Плеханов, определяя «родословную» русского марксизма, противостоящего народнической идеологии 70-80-х гг., исследует взгляды Белинского, Герцена, Чернышевского, Бакунина, Ткачева. Его внимание привлекали различные проявления философской мысли России - «западники» П. Я. Чаадаев и В. С. Печерин, славянофилы И. В. Киреевский и А. С. Хомяков, народник Н. К. Михайловский и Л. Н. Толстой. Белинского, Герцена и Чернышевского Плеханов считал предшественниками марксизма в России. Их творчеству были посвящены его специальные труды, в том числе большая книга «Н. Г. Чернышевский», вышедшая в 1909 г. Плехановым был задуман грандиозный труд «История русской общественной мысли». В нем предполагалось исследование развития русской общественной мысли от ее возникновения до революции 1905-1907 гг. Но успел он написать и издать только 3 тома, завершающиеся А. Н. Радищевым.
В историко-философских трудах Плеханова собран громадный материал, в освещении и трактовке которого он стремился проводить марксистскую точку зрения. Положительно оценивались материалистические и диалектические тенденции философской мысли. При этом особое внимание уделялось проявлениям демократизма и революционности. Идеализм и религиозность здесь были предметом осуждения, связываясь с социальным консерватизмом и реакционностью. Русская идеалистическая философия конца XIX - начала XX в. в лице ее основного журнала «Вопросы философии и психологии» характеризуется Плехановым как «торжествующая реакция», которая облекается в «философский наряд» (I, 451). Философское превосходство Чернышевского над Лавровым и Вл. Соловьевым для него несомненно (см. IV, 289).
Творческая оригинальность марксистского мировоззрения Плеханова нашла свое выражение в его эстетических воззрениях. Когда воззрения самих основоположников марксизма на искусство были почти неизвестны, русский марксист сделал попытку применить материалистическое понимание истории для понимания художественной сферы. В «Письмах без адреса» (1899-1900) он прямо провозглашает: «... Я смотрю на искусство, как и на все общественные явления, с точки зрения материалистического понимания истории» (V, 286). И с другой стороны, по его убеждению, «исследование частного вопроса об искусстве будет в то же время и поверкой общего взгляда на историю» (V, 287).
Ценность этого важнейшего труда по эстетике Плеханова состоит в том, что он исследует происхождение искусства, опираясь на обширный материал истории, археологии, этнологии и этнографии, не говоря уже о собственно истории различных видов искусства. Автор «Писем без адреса» полагает, что «природа человека делает то, что у пето могут быть эстетические вкусы и понятия. Окружающие его условия определяют собой переход этой возможности в действительность; ими объясняется то, что данный общественный человек (т. е. данное общество, данный народ, данный класс) имеет именно эти эстетические вкусы и понятия, а не другие» (V, 294). Под «природой человека» Плеханов имеет в виду «психологическую природу», характеризующуюся определенными общечеловеческими закономерностями («стремление к подражанию» или же, наоборот, «стремление к противоречию» - «начало антитеза»), которые в классовом обществе преломляются через различные общественные отношения.
Искусство же возникает в первобытном бесклассовом обществе, и его основой является, по Плеханову, производственная деятельность людей, их труд. Не отрицая значение игры в возникновении художественной деятельности, он настаивает на том, что сама «игра есть дитя труда» (см. V, 339). Если в индивидуальном развитии человека игра предшествует труду, то «в жизни общества труд старше игры» (V, 242). И поэтому «человек сначала смотрит на предметы и явления с точки зрения утилитарной и только впоследствии становится в своем отношении к ним на эстетическую точку зрения» (V, 254). Эта закономерность возникновения эстетического мировосприятия, четко определенная Плехановым, и обусловливает то, что впечатление, производимое на нас природой, «изменяется в зависимости от того, как изменяется наше собственное отношение к природе, а это последнее определяется ходом развития нашей (т. е. общественной) культуры» (V, 204).
Плеханов написал ряд работ, посвященных развитию искусства в классовом обществе. Это и его статьи «Французская драматическая литература и французская живопись XVIII века с точки зрения социологии», статьи о Генрике Ибсене и Кнуте Гамсуне, о русских писателях-народниках Г. Успенском, С. Каронине, Н. Наумове, о Льве Толстом и Максиме Горьком. В 1905 г. вышла статья Плеханова «Пролетарское движение и буржуазное искусство», а в 1912-1912 гг. на основе своего реферата он опубликовал работу «Искусство и общественная жизнь».
В предисловии к третьему изданию сборника «За двадцать лет» (1908) русский марксист обобщил свое понимание задач художественной критики с точки зрения марксистского принципа: «общественное сознание определяется общественным бытием». Из этого принципа, по его убеждению, следует, что «всякая данная «идеология» - стало быть, также и искусство и так называемая изящная литература - выражает собой стремления и настроения данного общества или - если мы имеем дело с обществом, разделенным на классы, - данного общественного класса». Поэтому, утверждает Плеханов, «первая задача критика состоит в том, чтобы перевести идею данного художественного произведения с языка искусства на язык социологии, чтобы найти то, что может быть названо социологическим эквивалентом данного литературного явления». Это, по его мнению, - «первый акт материалистической критики». Вместе с тем необходим и «второй акт», дополняющий первый: «Это значит, что за оценкой идеи художественного произведения должен был следовать анализ его художественных достоинств», «оценка эстетических достоинств разбираемого произведения». Дело, следовательно, не должно ограничиваться нахождением «общественного эквивалента» художественного явления, и «социология должна не затворять двери перед эстетикой, а, напротив, настежь раскрывать их перед нею»[534].
Разработка Плехановым социологии искусства оказала большое влияние на развитие марксистской эстетики и художественной критики. Но беда в том, что в эстетической и критической мысли многих социологов искусства 20-х гг. «первый акт материалистической критики» оказался оторванным от «второго акта», и исследование искусства сводилось к нахождению его «социологического эквивалента», выражению психоидеологии класса. И таким образом, социология искусства нередко по существу превращалась в вульгарную социологию, для которой важнейшей задачей было установление того, является ли тот или иной писатель или художник выразителем интересов, к примеру, среднепоместного или мелкопоместного дворянства.
В этом, конечно, Плеханов не повинен. Его социология искусства не была вульгарной и предполагала дополнение собственно эстетикой. Однако сама эстетика у него сводилась, по сути дела, к критерию «соответствия формы идее» (V, 746), который, как он полагает, дает объективную возможность «судить о том, хорошо ли выполнен данный художественный замысел» (V, 745). Так как «понятия людей о красоте, несомненно, изменяются в ходе исторического процесса», то и «нет абсолютного критерия красоты» (там же). По свидетельству Л. И. Аксельрод (Ортодокс), «отвлеченная метафизическая эстетика, ставящая проблему о красоте в себе, мало что могла дать теоретику исторического материализма»[535]. Плеханов трактовал эстетику не как «науку о прекрасном», а, вслед за Чернышевским, как теорию искусства, систему общих принципов искусства (см. V, 242245). Это способствовало исключению из эстетики, стремящейся быть марксистской, на долгие годы проблематики эстетического отношения человека к действительности вне искусства, проблемы прекрасного и других эстетических категорий, хотя сам Плеханов в «Письмах без адреса» определил ряд существенных сторон эстетического отношения в процесс его возникновения.
Интересны взгляды Плеханова на будущее искусства в его отношении с религией. Как вспоминала Л. И. Аксельрод (Ортодокс), «в общекультурном смысле искусство должно было, с точки зрения Плеханова, заменить религию. Религия, будучи плодом фантазии и воображения, выдает себя за действительность, между тем как искусство, отражая действительность, является тем, что оно есть в самом деле, - плодом художественного воображения. А в частности, театр должен заменить собой церковь»[536].
Неудивительно, что первый последовательный русский марксист и видный деятель международного рабочего движения стал основным автором программы РСДРП, которую принял в 1903 г. II съезд российских социал-демократов. Но на съезде, как известно, произошел раскол между большевиками, возглавляемыми В. И. Ульяновым- Лениным, и меньшевиками, к которым примкнул Плеханов, хотя, по словам А. В. Луначарского, в дальнейшем «Плеханов отнюдь не был
уверенным меньшевиком». В данной связи мы не будем рассматривать партийные и политико-тактические разногласия между Плехановым и большевиками. Отметим только, что в основе их лежало разное понимание марксизма не столько в философско-теоретичес- ком отношении, сколько в применимости выработанной его основоположниками теории социалистической революции и возможности построения социализма в новых исторических условиях.
Плеханов придерживался ортодоксального марксизма, и, по свидетельству Луначарского, «ему казалось, что большевизм неортодоксален». В отличие от Ленина, Плеханов полагал, что социалистическая революция и строительство социализма предполагают такое развитие производительных сил при капитализме, каких в России в первые десятилетия XX в. еще не было. Поэтому он критически отнесся к стремлению большевиков ускорить необходимый ход истории и форсировать социалистическую революцию в экономическом отношении отсталой стране. Ему казалось, что Ленин и его единомышленники, отступают от классического марксизма и своей революционной деятельностью и взглядами напоминают скорее анархизм Бакунина, утопический коммунизм Бланки, стремящегося осуществлять социальную революцию путем заговоров, и позицию русского народника П. Н. Ткачева, который считал, что социализм должна создавать революционная «партия действия», захватив политическую власть и используя террор и другие средства дезорганизации существующего общества.
В 1917 г. Плеханов, возвратившись на родину из 37-летней эмиграции после Февральской революции, говорил: «Моя теоретическая позиция ясна даже для очень близоруких людей, и я не схожу с нее около 40 лет»[537]. Еще в книге «Наши разногласия» (I, 345-346) он солидаризовался с мыслью Энгельса о том, что «самым худшим из всего, что может предстоять вождю крайней партии, является вынужденная необходимость обладать властью в то время, когда движение еще недостаточно созрело для господства представляемого им класса и для проведения мер, обеспечивающих это господство»[538].
Скончался он 31 мая 1918 г. в Финляндии, куда вынужден был выехать в санаторий для лечения от туберкулеза, так и не приняв Октябрьской революции 1917 г. В последний путь Плеханова провожал буквально весь Петроград, все слои русского общества, перед его гробом склонились даже его теоретические и политические противники - от продолжателей народнических идей до различных организаций социал-демократии и рабочих заводов и фабрик. Похоронен он был на Волковом кладбище поблизости от могилы Белинского.
После кончины первого русского марксиста его философские воззрения были высоко оценены вождями Октябрьской революции и руководителями большевистского государства, несмотря на то что до этой революции и в ходе ее они вели с ним резкую полемику по политическим и теоретическим проблемам марксизма. Л. Д. Троцкий произнес речь «Памяти Плеханова» на 4-й день после его смерти и сказал, что у него «мы учились азбуке революционного марксизма». В. И. Ленин в 1921 г. определил «все, написанное Плехановым по философии» как «лучшее во всей международной литературе марксизма»[539]. В 20-е гг. литературное наследие Плеханова публиковалось и исследовалось. С 1923 по 1928 г. вышло 24 тома его сочинений, переиздавались отдельные труды, в том числе в 1925 г. была переиздана его трехтомная «История русской общественной мысли».
В 30-е гг. отношение к Плеханову меняется. О нем говорится и пишется больше в связи с его политическими расхождениями с большевистской политической линией. Подчеркиваются его «ошибочные» суждения в философии и эстетике. Тем не менее с 1934 по 1940 г. вышло 8 томов «Литературного наследия Г. В. Плеханова», в 1948 г. издается его сборник «Искусство и литература». В 1956 г., после критики культа Сталина начался выпуск «Избранных философских произведений» Плеханова (в 5 томах; завершен в 1958 г.) и других его трудов.
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Г. В. Плеханов:

  1.   РУССКИЙ МАРКСИЗМ 
  2. ВЕТЕРАН РЕВОЛЮЦИОННОЙ ТЕОРИИ  
  3.   Предисловие [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»]
  4. О ПРОНИКНОВЕНИИ МАРКСИЗМА В РОССИЮ
  5. Г. В. Плеханов
  6. А. А. Богданов
  7. А. В. Луначарский
  8. Философия радикализма, ее социокультурная обусловленность
  9. ЧЕЛОВЕК И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ В ФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО
  10. § 4. Малыепроцессы 1871—1876гг.
  11. «К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ МОНИСТИЧЕСКОГО ВЗГЛЯДА НА ИСТОРИЮ»
  12. «К ВОПРОСУ О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ»
  13. ПЛЕХАНОВ
  14. 1. Марксистская философия во II Интернационале
  15. 6. Русский марксизм (1883-1924) - в этот хронологический этап входит философская деятельность Г. В. Плеханова и В. И. Ленина, а также недолгое, но заметное духовное явление в истории российской культуры, известное как "легальный марксизм".
  16. II.11. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ XIX В.
  17. 2.4.5. Допустимость условных соглашений о выборе права
  18. Принципы диалектического метода Г ег е л я
  19. ДЕЛО O «КЛУБЕ ЧЕРВОННЫХ ВАЛЕТОВ»
  20. В.И. Бросалин, Н.Н. Крылова. Коммерческая деятельность : учеб. пособие для студентов, обучающихся по направлениям подготовки 38.03.06 «Торговое дело» профили «Коммерция», «Торговая реклама» и 38.03.02 «Менеджмент» профили «Маркетинг», «Менеджмент организаций торговли» / [авт.-сост. В.И. Бросалин, Н.Н. Крылова]. - Саратов : Саратовский социально-экономический институт (филиал) РЭУ им. Г.В. Плеханова,2016. - 92 с., 2016