<<
>>

ПРОЕКТ ЭПИТАФИИ М. Ф. ОРЛОВУ (1843) Былое. 1906. № 11. С. 187\ фотокопию см.: JIH. Т. 60, кн. I. С. 43. ПИСЬМО ИЗ АРДАТОВА В ПАРИЖ (1845)


Опубликовано 3. А. Каменским как фрагмент наст, издания в ж. «Вопр. философии» (1988. № 6) по машинописной копии (ИРЛИ, ф. 334, № 272), сделанной Д. И. Шаховским с рукописной копии М. И. Жихарева (там же, ф.
250, on. 1, № 558). Автограф Чаадаева неизвестен. Незначительные изменения, внесенные в орфографию статьи Д. И. Шаховским и редактором наст, издания, не оговариваю гея. Датируется на том основании, что речь в статье идет об И. В. Киреевском как о «будущем редакторе» журн. «Москвитянин», каковым он стал в 1845 г., Следовательно, статья не могла быть написана позднее этого года. Комментарий В. В. Сапова и М. И. Чемерисской.
Чаадаев, по-видимому, собирался опубликовать эту статью. И. М. Языков в письме к брату от 25 марта 1846 г. сообщал: «„Московский Сборник" прекраснейший; его все хвалят. Даже Чаадаев хочет дать статью в него...» (PC. 1903, март. С. 538). Этим и объясняется название статьи: запрет на публикацию в печати, наложенный на Чаадаева еще в 1836 г., по-прежнему оставался в силе, и готовя статью к печати, он, вероятно, намерен был подписать ее псевдонимом. Известно, что некоторые своп письма, распространяемые среди знакомых, Чаадаев подписывал псевдонимом «Мишель Хрипуповский», что для людей знающих ясно указывало на его авторство: «Мишель» — имя его брата М. Я. Чаадаева, «Хрипу- ново» — постоянное местожительство последнего — село в Арда- товском уезде Нижегородской губернии.
                1. Речь пдет о славянофильском журнале «Москвитянин», который в 1845 г., после некоторого перерыва, возобновил свое существование (ср. Письма. № 99 и примеч. 2 к нему).
                2. И. В. Киреевский в начале 30-х годов был идейно близок к Чаадаеву, который в 1832 г. после запрета журнала Киреевского «Европеец» написал в его защиту «Записку графу Бенкендорфу» (см. выше примеч. к этой «Записке»). К 40-м годам Киреевский стал одним из лидеров славянофильства, что и имеет в виду Чаадаев, говоря о его «другом пути, вовсе противоположном нынешнему».

8 Цитата из статьи А. С. Хомякова «О сельских условиях» (Хомяков А. С. Поли. собр. соч. М., 1911. Т. 3. С. 64).
4 Имеются в виду взгляды славянофилов на деятельность Петра I как на насильственную акцию, разрушившую исконные русские начала.
6 Не совсем точная цитата из «Повести временных лет», где сообщается, что «в лето 6496» (988) «Володимеръ посла но всему граду, глаголя: „Аще не обращеться кто заутра па реце, богат ли, ли убог, или нищь, ли работнпкъ, иротивенъ мне да будетъ". Се слышавше людье, с радостью идяху, радующеся и глаголюще: „Аще бы се пе добро было, не бы сего князь и боляро прпялп"» (Изборник. М., 1969. С. 72). Эту же цитату Чаадаев приводит в статье «Ответ на статью А. С. Хомякова...».
6 Упоминание о народной воле, проявленной при крещении Руси, носит явно иронический характер: из текста летописи следует, что христианство было введено принудительно.
ПРОЕКТ ПРОКЛАМАЦИИ К КРЕСТЬЯНАМ

ЛН.
С. 680. Датировка: «1848, после февральской революции» дапа Д. И. Шаховским (там же. С. 679). Комментарий 3. А. Каменского.
Эта прокламация, вплетенная в книгу библиотеки Чаадаева (Garcin de Tassy J. H. Histoire de la litterature Hindou et Hindustani. P., 1839; Каталог, № 286), была обнаружена О. Г. Шереметевой. Б. Н. Тарасов без какого-либо обоснования утверждает, что этот текст не является автографом сочинения Чаадаева, а одной из листовок, в то время распространявшихся в России, с которой Чаадаев снял копию (Тарасов I. С. 416—417). Однако если перед нами автограф, да еще специально спрятанный в книгу (что Чаадаев сделал и со статьей «Несколько слов о польском вопросе»), и если кроме того (как это показывает и сам Тарасов) прокламация вписывается в контекст тогдашних идей Чаадаева (Тарасов цитирует некоторые высказывания и к ним можно было бы присоединить еще и другие, в частности «Воскресную беседу...»), то отказать Чаадаеву в авторстве у нас нет решительно никаких оснований. Важно и то, что авторство Чаадаева утверждает и лучший знаток его текстов Д. И. Шаховской.
ВОСКРЕСНАЯ БЕСЕДА СЕЛЬСКОГО СВЯЩЕННИКА...

BE (1918. Т. I—IV. С. 252—254). Комментарий М. И. Че- мерисской.
Беседа эта является своеобразным откликом на события 1848— 1849 гг. в Европе (чем и определяется предполагаемая датировка) и на идеи христианского социализма. Возможно, она предназначалась для анонимного распространения, хотя псевдоним «Петр Басманский» слишком прозрачен. Пометка «Новые Рудники» — намек на возможную (каторжную) судьбу автора. Судя по письму к С. П, Шевыреву (Письма. № 160), Чаадаев непрочь был увидеть свою «Беседу» напечатанной в журнале «Москвитянин». К этому же письму автор приложил —, видимо, вымышленную — «Выписку из письма брата моего», т. е. М. Я. Чаадаева, в которой содержалась просьба о публикации «Беседы». Сохранился ответ С. П. Ше- вырева на эту проповедь. Он отмечает, что за основу взят труднейший для приложения к реальной жизни текст Евангелия, сопоставляет трактовку Петра Басма некого с той, которая дана в книге «Четьи—Минеи», и приходит к оправданию богатства путем доведения до абсурда доводов оппонента. «Человек, имеющий копейку, уже богач по сравнению с тем, у кого ничего нет» (ИРЛИ, ф. 334, on. 1, № 453).
1 Здесь ошибка — текст находится не в 20-ой, а в 19-ои главе Евангелия от Матфея. Современный перевод (М., 1968): «И еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие».
1851
Опубликовано полностью В. В. Саповым как фрагмент наст, издания в ж. «Вопр. философии» (1988. N° 6) по переводу с франц., сделанному Д. И. Шаховским (ИРЛІІ, ф. 334, ед. хр. 266, лл. 11— 17) с рукописной копии М. И. Жихарева (Там же, ф. 250, оп. 1, № 554), которую нам поручить не удалось ввиду того, что в 1987— 1988 гг. Ф. 250 был закрыт для пользования. О французском источнике см. комментарий к французским текстам. Нумерация отрывков произведена Д. И. Шаховским. Автограф Чаадаева неизвестен.
Часть статьи (1-й фрагмент) в переводе М. И. Жихарева (ГБЛ, ф. 103, п. 2233в, ед. хр. 101) была опубликована в: Zeit- schrift fur Slavische Philologie (1960. Bd. XXVIII. H. 2. S. 413— 415) П. Шейбертом с подробным комментарием в Heftl (1959 г.). Затем перепечатана Б. Н. Тарасовым (Литературная учеба. 1988. № 2). Комментарий В. В. Сапова.
Статья в 1936 г. была подготовлена к публикации Д. И. Шаховским, снабдившим ее вводной частью (ф. 334, ед. хр. 266, лл. 1 — 10). Приводим выдержки из пее: «В статье Чаадаева под общим заглавием „1851" мы имеем в сущности несколько отрывков, объединенных хронологической датой и оценкой различных проявлений реакции, повсеместно восторжествовавшей в Европе после революционных движений 1848—1849 гг. Статья входит в состав той большой коллекции писаний Чаадаева, которая передана была М. И. Жихаревым для напечатания в редакцию «Вестника Европы» еще в 1871 г. lt;...) Мы и по отношепию к публикуемой рукописи имеем, к сожалению, не авторский подлинник, а копию Жихарева. В данном случае это особенно досадно: может быть, знакомство с оригиналом облегчило бы выяснение вопроса о том, представляет ли публикуемая статья сводку воедино разных частей самим автором или же редакционный домысел М. И. Жихарева, а также и то, кому принадлежит заглавие статьи и к чему именно — ко всей статье или только к первой части ее — заглавие это относится. Надо думать, судя по общему отношению Жихарева к попавшему в его руки литературному наследству, что в обоих случаях мы имеем дело с редакционным оформлением самого автора (...)
Почти одновременно с Чаадаевым дал свой классический разбор «18 брюмера Луи Бонапарта» и Маркс lt;...) Конечно, у Чаадаева нет и следов того анализа действующих пружин, отражавших противоположные классовые интересы, каким справедливо славился очерк Маркса. Тем не менее и оценка Чаадаева, в совсем другом плане, представляет значительный интерес. Характерно уже то, что автор без малейшего колебания обрушивается со всей силой негодования на «грубое торжество силы над правом», решительно отвергая все доводы в защиту водворителя «порядка», хотя сам Чаадаев является, конечно, всегдашним и убежденным сторонником последнего: он предвидит в узурпаторских приемах новый источник крушения того самого порядка, который якобы служит целыо и оправданием правонарушения. Конечно, в этом можно бы усмотреть просто упорное доктринерство, но тем интереснее, что далее логика событий довольно неожиданно приводит Чаадаева, при всей скудости его фактических знаний и терминологической путанице, к выводам, напоминающим некоторые оценки Маркса lt;...)».
К числу таких выводов Шаховской относит признание Чаадаевым в качестве основных ведущих сил современности, с одной стороны, того, что он называет «демократизмом, демагогией, социализмом и анархией», а с другой — «капитализмом»; Чаадаев отвергает возможность всякого клерикального и феодального воздействия на дальнейшее направление исторического развития.
К сказанному Шаховским следует добавить и общую для Маркса и Чаадаева оценку личности Луи Бонапарта: «Полу-шут, полузлодей, ставший героем этой драмы, в наших глазах останется всегда просто-напросто ловким и удачливым авантюристом и ничем более»,-— так характеризует его Чаадаев. «Авантюрист, скрывающий свое пошло-отвратительное лицо под железной маской старого Наполеона», «ловкий шулер», «карикатура на старого Наполеона»,— такими словами заклеймил Маркс «героя» декабрьского переворота 1851 г. И это не просто случайное и внешнее совпадение, в основе его — общая для обоих мыслителен точка зрения на соотношение личности и социальных условий. Маркс писал, что В. Гюго видит в перевороте Луи Бонапарта «лишь акт насилия со стороны отдельной личности. Он не замечает, что изображает эту личность великой вместо малой, приписывая ей беспримерную во всемирной истории мощь личной инициативы. Прудон, с своей стороны, стремится представить государственный переворот результатом предшествующего исторического развития lt;...) Он впадает, таким образом, в ошибку наших так называемых объективных историков. Я, напротив, показываю, каким образом классовая борьба во Франции создала условия и обстоятельства, давшие возможность дюжинной и смешной личности сыграть роль героя» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. С. 375). Конечно, под социальными условиями, позволившими «иолу-шуту, полу-герою» захватить власть, Чаадаев понимал не перипетии классовой борьбы, а общий и довольно абстрактно трактуемый кризис «европейской христианской цивилизации» («крушение иллюзий подлинных друзей порядка», по его собственному выражению). Поэтому выход из создавшейся ситуации он видел не в дальнейшем развитии классовой борьбы, он связывал его с победой некоей «новой, еще неза- хватанной идеи». «Сам Чаадаев,— писал Д. И. Шаховской,— вероятно, видел новый путь в перерождении человеческой природы в ждал гения, который бы увлек человечество по этому пути»,
  1. Имеется в виду бонапартистский переворот во Франции 2 дек. 1851 г.
  2. Под «героем этой драмы» Чаадаев подразумевает Луп Наполеона.
  3. Cirque Olimpique — театр в Париже, где ставились республиканские пьесы.
  4. Это предсказание Чаадаева вполне подтвердилось в дальнейшем: правительство Наполеона III вело многочисленные войны: 1853—1856 — Крымская война, 1859 — война против Австрии, 1858—1867 — интервенция в Индокитай, Сирию и Мексику, наконец 1870—1871 - франко-прусская война, закопчпвшаясяІСедан- ской катастрофой французской армии и революцией во Франции 4 сент. 1871 г., свергнувшей Наполеона III с престола.
  5. Намек на разработанную Прудоном анархистскую теорию «ликвидации государства». Бонапартистский переворот 2 декабря Прудон одобрял как своеобразную «социальную революцию».
  6. Имеется в виду Великая французская буржуазная революция 1789—1794 г.

? Из контекста статьи пе совсем ясно, какую «семью» имеет в виду Чаадаев. Вполне возможно, что речь идет о Бонапартах: помимо самого Наполеона императорами были его братья — Жозеф, Луи и Жером («король Ерёма», как называли его в России). Но не исключено, что, говоря об «ослеплении одной семьи», Чаадаев имеет в виду «реставрированных» Бурбонов: еще в письме к А. С. Пушкину в 1831 г. он писал, имея в виду июльскую революцию во Франции 1830 г., что у него «навертываются слезы на глазах» при виде «необъятного злополучия старого, старого общества» и что «нелепая глупость одного человека сделала все это», прозрачно намекая тем самым на Карла X (Письма. № 54).
8 Ср. ОРМ. № 135.
ь По словам Д. И. Шаховского, «третий отрывок по форме типичный чаадаевскпй афоризм», он резюмирует содержание первого (ИРЛИ, ф. 334, ед. хр. 265, л. 3).
    1. Чаадаев имеет в виду преобразования Петра I.
    2. По мнению Д, И. Шаховского, в 4-м отрывке Чаадаев умышленно идиллически изображает внутреннее состояние России. Это дает ему возможность, «высмеивая реакционеров, под которыми Чаадаев разумеет славянофильство», выдвинуть против них «аргументы действительно убийственные, неотразимые п неожиданные: он сталкивает наших реакционеров лбами с правительством, которое ведь и было инициатором внешней европеизации страны, а так как славянофилы не только не стремятся к борьбе с правительством, а, напротив, всячески стремятся к укреплению власти (..•gt; то и все их стремления наталкиваются на внутреннее противоречие и не имеют никакой силы. После этого и все отчаянные усилия правительства удержать у нас существующий порядок, которому ничто не угрожает, только потому, что он потрясен в Западной Европе, представляются явно бессмысленными, так как у нас и так все пребывает в тишине и спокойствии» (Там же, л. 8—9),

<< | >>
Источник: П.Я.ЧААДАЕВ. Полное собрание сочинений и избранные письма. Том1 Издательство  Наука  Москва 1991. 1991

Еще по теме ПРОЕКТ ЭПИТАФИИ М. Ф. ОРЛОВУ (1843) Былое. 1906. № 11. С. 187 фотокопию см.: JIH. Т. 60, кн. I. С. 43. ПИСЬМО ИЗ АРДАТОВА В ПАРИЖ (1845):

  1. ПРОЕКТ ЭПИТАФИИ М. Ф. ОРЛОВУ (1843) Былое. 1906. № 11. С. 187\ фотокопию см.: JIH. Т. 60, кн. I. С. 43. ПИСЬМО ИЗ АРДАТОВА В ПАРИЖ (1845)