<<
>>

52. А. С. Пушкину. 17 июня 1831


СП II. № 40. Ответ А. С. Пушкина от 6 июля 1831 г. см. в «Приложениях» № XXVII.

1 В мае 1831 г., уезжая из Москвы в Петербург, А. С. Пушкин взял с собою рукопись Чаадаева, в которой содержалась часть «Философических писем».
Из ответного письма Пушкина (№ XXVII) следует, что «рукопись» включала в себя ФП VI и VII. Однако П. И. Бартенев со слов Чаадаева утверждает, что «рукопись... заключала в себе и тот отрывок, за нанечатание которого пострадал Телескоп» (Летописи Гос. лит. музея. Кн. 1. Пушкин. М., 1936. С. 502), т. е. ФП I.
2 Чаадаев начал бывать в Английском клубе и московском обществе с середины 1831 г. Об этом рассказывает М. И. Жихарев: «Чаадаев больной был несносен для всех видевших его врачей, которым всегда всячески, сколько сил у него доставало, надоедал. Профессор Альфонский lt;...) видя его в том нестерпимом для врача положении, которое на обыкновенном языке зовется „НИ в короб, ни из короба", предписал ему „развлечение", а на жалобы: „куда же я поеду, с кем мне видеться, как, где быть?" отвечал тем, что лично свез его в московский английский клуб. В клубе ои встретил очень много зпакомых, которых и сам был доволен видеть, и которые и ему обрадовались lt;...)Побывавши в клубе, увидав, что общество удостаивает его еще вниманием, оп стал скоро и заметно поправляться, хотя к совершенному здоровью никогда не возвращался» (BE. 1871, сентябрь. С. 15-16).
О Чаадаеве этого времени много сведений находится в письмах А. И. Тургенева к брату Н. И.: «Чаадаев здесь, и желает меня видеть; он уже и к другим начал выходить, был у Пушкиных и объявил, что яїелает себе быть несколько в свете. Одни приписывают его отшельничество глубокой меланхолии, но Мудров уверял мепя, что ничего не бывало, что одно благочестие и отвращение от света и занятия религиозпые причиною его дикости и хвалил его чрезмерно» (27 июня 1831 г.; ЖМНП. 1913, март. С. 20).

«Был я у Петра Яковлевича. Нашел его весьма изменившимся: постарел, похудел, и почти весь оплешивил. Мы с ним до свидания списались, и тебя тронула бы записка его искренней к нам дружбою. Он удивлялся, что я к нему пе еду, и говорил об этом другим. Двумя словами я все объяснил ему. Он обнял меня нежно и в первое же свидание отдал мне часть своего сочинения, в роде Мейстера и Ламенне, и очень хорошо написанное по-французски. Повел в свой кабинет и показал твой портрет между людьми, для него любезнейшими: импер. Александром и Папою. На другой стороне один Сережа (С. И. Тургенев.-В. С.). Обнимал меня нежно; говорил о своем плохом здоровье, о геморрое и просил быть чаще с ним. Сначала я ничего не заметил, что бы могло оправдать мнение тех, кои полагают его слишком задумчивым; но после я увидел, что одна мысль, религиозная - о коей он и пишет — слишком исключительно занимает его, и что он почитает себя слишком больным и слабым, хотя, впрочем, точно он на вид очень похудел. Чувствуя, вероятно, что ему нужно рассеяние, начал он выезжать и обещал навещать многих приятелей ежедневно в Англ. Клобе, куда и я с ним в первый раз приехал; но не остается позже 10 часов, опасаясь простуды. Книг у него много, и все в роде религиозном: немецкие и англ. и франц. Брат его здесь и оп, кажется, с ним обедает.
Он обещал* сначала со мною обедать на даче, где будут Дмитриев, и Салтыков, и Вяземский. Но вчера опять раздумал и не поедет; зовет, однако же, почаще к себе, что я п исполню тем охотнее, что и предмет его размышлений и книги, кои он предпочитает, и мне были известны, и мы во многом сходно думаем, хотя главной мысли его о религии я и 'не разделяю» (2 июля 1831 г.; там же. С. 20).
«Обедал у нас Чаадаев и Вяземский. Я часто вижу первого, для того, чтобы развлечь его: он, конечно, ментально болен но, кажется, рассеяние и деликатное обхождение с его слабостями может помочь ему. Он воображает, что болезнь его, и именно открытый геморой [58], делают его кандидатом смерти; от того худеет и имеет вид совершенного, по скороспелого старика, худ, плешив, с впалыми глазами, и беспрестанно говорит о своем изнеможении. В первый день заставил я его открыть окно и после находил его часто с открытыми окнами. Он ежедневно в Англ. Клобе; обедать там не решается, а только проводит вечер. Не с кем ему отвести душу сердечным разговором, о предметах, кои запимают ум, душу и время его, т. е. высшими думами о религии и о церкви: а система его точь в точь Гр. Мейстера, модифицированная чтением немецких писателей. Он давал мне прочесть одну тетрадь, и я нашел много хорошего и для других нового, хотя, впрочем, я и не разделяю миопии его. Он мпого и внимательно прочел, и я в его библиотеке неожиданно встретил книги, кои не думал найти здесь; но все большею частию религиозные. Эти общие идеи не мешают ему исключительно заниматься собою - и в этом-то, кажется, и грех его и пункт, опасный для его болезпи. Все говорит о себе, ухаживает за самим собою; также опрятен до педантичности; мне показалось, что в этом есть какой-то эгоизм и самолюбие; последнее оскорблено было певшшапием к его странностям, к его отшельничеству. Следствием чего была болезнь его ментальпая, усиливавшаяся в разлуке со светом и, может быть, физическим расслаблением. Он желает возвратиться в свет, начал с Клоба, но заговаривает часто и о других знакомствах и показывает желанно выезжать. Умерен в пище; но думает уже, что ничего не ест, а за обедом съел более меня (я осторожен от жара и от расстроенного желудка); беспрестанно наблюдает за собою и желает обращать внимание других» (там же. С. 20-21).
53. А. С. Пушкину. 7 июля 1831
СП 11. № 41.
                    1. Чаадаев писал это письмо, не получив еще ответного письма А. С. Пушкина от 6 июля па свое предыдущее письмо.
                    2. Под «остальными писаниями» Чаадаев, вероятно, имел в виду либо часть ОРМ, которая была опубликована в журнале «Телескоп» № 11 за 1832 г. («Нечто из переписки NN»), либо ФП I, VI и VII, которые были иа руках у А. С. Пушкина (см. примеч. 1 к № 52).
                    3. Имеется в виду эпидемия холеры.

<< | >>
Источник: П.Я.ЧААДАЕВ. Полное собрание сочинений и избранные письма Том 2 Издательство Наука Москва 1991. 1991

Еще по теме 52. А. С. Пушкину. 17 июня 1831:

  1. Поэзия декабристов
  2. А. С. Пушкин
  3. Основные направления и течения русской литературно общественной мысли второй четверти XIX в.
  4. М. Ю. Лермонтов
  5. Глава 4. Россия и славянский мир
  6. Письмо пятое
  7. 1829 51. А. С, Пушкину (март—апрель)
  8. 51. А. С. Пушкину. Марг-апрель 1829
  9. 52. А. С. Пушкину. 17 июня 1831
  10. 54. А. С. Пушкину. 18 сситября 1831
  11. А. С. Пушкин (1831)
  12. XXXVI. А. С. Пушкин (1836) 19 окт.
  13. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  14. ПРОБЛЕМА АВТОРСТВА И ПРАВИЛЬНОСТИ ТЕКСТА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  15. Красовский В. Е Комедия «Горе от ума»
  16. Глава восьмая. Новая жизнь
  17. Пушкин и «Повесть о капитане Копейкине»
  18. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.