<<
>>

Условие абсолютного добра

Под таким названием в 1944 г. в Братиславе вышла в гектографическом издании книга Лосского с подзаголовком «Основы этики». Его этические воззрения органически включены в метафизическую систему конкретного идеал-реализма, но разрабатывались они не только умозрительно, но и под влиянием жизненно-духовного опыта философа.
До Братиславы середины 40-х гг. был трудный путь из России после 1917 г.
Полагая, что всякая революция, опрокидывающая «историческую государственную власть, есть величайшее бедствие в жизни народа» (220), Лосский не принял ни Февральскую революцию, ни революцию Октябрьскую 1917 г. Он придерживался либеральных взглядов и состоял в партии «кадетов» (конституционно-демократической партии, партии народной свободы). Он не был противником социализма, но считал, что социалистические порядки должны быть установлены не революционным, а эволюционным путем. В статье «О социализме», напечатанной летом 1917 г., философ утверждал, что эволюционный путь развития должен привести к новой форме экономического строя, «сочетающей ценные стороны индивидуалистического хозяйства с ценными сторонами коллективистического идеала социалистов» (221-222).
В первые послереволюционные годы Лосский еще работал в Петроградском университете, читал лекции на философско-религиозные темы в Народном университете, в Вольной философской академии (Вольфила), выпускал с Э. Л. Радловым философский журнал «Мысль». Но в 1921 г. философ был удален из университета за идеализм и религиозность, а в 1922 г. выслан из Советской России.
Семья Лосских поселилась в Праге, где он продолжил свою ис- следовательско-философскую и педагогическую деятельность, выезжая с лекциями и докладами в другие страны. В 1942 г. Лосского приглашают на кафедру философии Братиславского университета. В 1945 г., после вступления в Братиславу Советской Армии, он уезжает во Францию, а в следующем году - к сыну в США. До 1950 г. Лосский работалл качестве профессора Духовной академии Св. Владимира в Нью-Йорке. Умер философ в Париже в 1965 г.
В годы эмиграции Лосский продолжал разработку своей философской системы в многочисленных работах: «Свобода воли» (1927), «Типы мировоззрений. Введение в метафизику» (1931), «Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция» (1938), «Учение о перевоплощении» (написана в начале 50-х гг., издана в 1992 г.) и др. Однако, как он отмечает в своих «Воспоминаниях», его «главной задачей в это время был переход от теоретической философии к практической» (277).
Практическая философия - это прежде всего этика. Но своеобразным переходом от теоретической философии к практической стала у Лосского его теория ценности, или аксиология. Ценностным на- чалом пронизана сама метафизика Лосского как иерархический персонализм. Ведь критерием реальности и развитости «субстанциального деятеля» как личности является его способность «понимать абсолютные ценности, в особенности моральные, и видеть свой долг в достижении их в своем поведении» (ИРФ, 325). «Условие космического процесса» - «осуществление в нем абсолютных ценностей», а «всеобъемлющая абсолютная ценность - это абсолютная полнота жизни» (там же, 326). Сама иерархия личностей (т. е. иерархический персонализм) основывается на иерархии ценностей: «Бог - высочайшая ценность...
Затем в иерархии ценностей следует тварная личность как некий индивидуум, неповторимый и незаменимый никакой иной ценностью...»(там же, 331).
Эти положения Лосский разрабатывает в своей книге «Ценность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей» (1931), которая представляет собой первую (и до начала 60-х гг. единственную) монографию по проблемам ценности в русской философской литературе. На материале тщательного исследования и критики существовавших в западноевропейской философии, психологии, этике и собственно аксиологии (теории ценности) концепций ценности русский мыслитель определяет свое понимание ценности и ценностного отношения. Он вместе с тем полагает, что «как ни различны эти теории, каждая из них учитывает какую-либо сторону ценности»[225].
Для философии идеал-реализма «ценность есть нечто идеальное или, по крайней мере, включает в себя идеальный момент как нечто существенное». Более того, любое содержание бытия есть ценность «не в каком-либо своем отдельном качестве, а насквозь всем своим бытийственным содержанием» («Ценность», 263). «Ценности существуют не иначе как в соотношении с абсолютною полнотою бытия». Поэтому, с позиции иерархического персонализма, «ценности мирового бытия так же, как и само мировое бытие, существуют не иначе как на основе Сверхмирового начала, а это Начало, поскольку Оно есть Бог, есть абсолютная полнота бытия» (там же, 277). Как видим, аксиологическая концепция Лосского является теологической, что прямо заявлено в подзаголовке книги: «Бог и Царство Божие как основа ценностей».
В своей монографии о ценности Лосский рассматривает также важнейшие проблемы аксиологии: ценность в ее отношении с субъектом и объектом; ценность и ценностное отношение, выраженное в «чувстве ценности» и оценочном суждении; ценности абсолютные и относительные, «служебные ценности»; Добро, Истина и Красота как ценности в их единстве. Исходя из принципов своей философской системы, Лосский обосновывает «онтологическую теорию ценностей», утверждает объективность ценности, которая определяется им как «органическое единство существования и смысла» (ИРФ, 229-220)[226].
Этика Лосского является конкретизацией его метафизической системы и сама, как и аксиология, составляет органическую часть этой системы. Этический аспект философии иерархического персонализма специально освещен в таких его трудах, как «Бог и мировое зло. Основы теодицеи» (книга писалась в Праге в 1940 г. во время нацистской оккупации Чехии, и цензура потребовала изъятия тех мест, в которых «мировое зло» могло ассоциироваться с фашистским режимом), «Условия абсолютного добра. Основы этики» (Братислава, 1944; Париж, 1949), «Достоевский и его христианское миропонимание» (книга вышла на словацком языке в 1946 г., по-русски - в 1952 г.), «Характер русского народа» (издано в 1957 г.).
По Лосскому, субстанциальные деятели - потенциальные и реальные личности - обладают свойством как притяжения, так и отталкивания друг от друга. Притяжение лежит в основе любви. Отталкивание - в основе эгоизма и себялюбия. Любовь, в широком смысле этого понятия, привязывает деятелей друг к другу, образуя их союзы возрастающей сложности: от электронов и атомов, живых организмов до самого человека и общественных образований (семья, нация, государство и т. п.) и далее - Земля, Солнечная система, «единство всего мира с Богом во главе его»[227]. Благодаря такой любви и существует добро. Зло как нравственное зло «состоит в нарушении деятелем ранга ценностей, именно в себялюбии, эгоизме, т. е. в большей любви к себе, чем к Богу и другим существам...» («Условия», 62).
Ответственен ли Бог за то, что существует зло? «Не мог ли бы Бог сотворить автоматов добродетели! Тогда в мире не было бы зла». Но Богу не нужны «автоматы добродетели». Ему нужно, чтобы субстанциальные деятели по своей воле соединялись с Ним, добровольно восходили к Царство Божие, которое есть совокупность деятелей, живущих в Боге и осуществляющих «подобие Божие» (там же, 58). Поэтому он наделил их свободой воли, хотя «свобода - опасный дар» (там же, 60), поскольку она может привести к ложной ценностной ориентации, к себялюбию и эгоизму, к гордыне, ведущей на путь сатаны.
Для любой персоналистической философии существует проблема сочетания интересов неповторимо-индивидуальной личности и дру- і'их личностей. Ведь персонализм может вести и к индивидуализму со всеми его социальными и моральными следствиями. Мы уже видели, как эту проблему стремились разрешить Бердяев и Шестов, а также Карсавин с его учением о «симфонической личности». Исходя из принципа «все имманентно всему» и полагая, что «каждое существо есть не только для-себя-бытие, но бытие для другого», Лосский утверждает как идеал гармоническое сочетание индивидуальности деятелей в «соборном творчестве»: «Абсолютно целостное единство деятельности нескольких лиц есть соборное творчество. В описанной идеальной форме оно возможно не иначе как на основе совершенной любви друг к другу участвующих в нем лиц, обладающих индивидуальным своеобразием, и притом совершенным, т. е. содержащих в себе и осуществляющих только абсолютные ценности» (там же, 56).
Можно принимать или не принимать способ решения Лосским теоретико-ценностных и этических вопросов, но полученный им результат не может не импонировать гуманистическому миропониманию. Этот результат - утверждение свободной человеческой личности, ее неповторимой индивидуальности и свободной ассоциации личностей в их «соборном творчестве» во имя Любви, Добра, Истины, Красоты[228] и в противостоянии «мировому злу» во всех его проявлениях.
 
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Условие абсолютного добра:

  1.   I Условия свободной самодеятельности человека[29] 
  2. Условие абсолютного добра
  3. Ницшеанское отрицание теодицеи и смысла дихотомии «добра» и «зла» в религиозно-философской традиции
  4. § 2. Условия действительности договоров
  5. Понятие абсолютных прав и свобод человека и гражданина.
  6. 9. Добро и насилие
  7. Этические искания русских религиозных философов конца XIX – начала XX вв. В.С. Соловьев «Оправдание добра».
  8. Мораль (или закон) = добро + зло
  9. (?). Абсолютная свобода убеждения
  10. VI АБСОЛЮТНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭТИКА
  11. Условия и причины возникновения калама – рационалистической (спекулятивной) теологии. Учение мутазилитов о единобожии. Мутазилитская концепция свободы воли. Ее отношение к аналогичной коранической концепции. Рационализм у мутазилитов.
  12. 11.ДОБРО И ЗЛО
  13. Государство и идея добра