<<
>>

Б. В. Яковенко

Близким по своим воззрениям к неокантианству был Борис Валентинович Яковенко (1884 - 1949). Он с 1911 г. стал одним из ведущих редакторов «Логоса» и, пожалуй, самым продуктивным его автором. Его отец был народником, ученым-статистиком, сотрудником известного книгоиздательства Ф.
Павленкова. Мать будущего философа переводила с европейских языков, в том числе и философскую литературу. После окончания Петербургской гимназии, Б. В. Яковен- ко учился в Сорбонне и Свободном Русском университете в Париже. С 1903 по 1905 г. Яковенко учился на естественном факультете Московского университета. За участие в студенческом движении он подвергся аресту и был отчислен из университета. Свое образование Яковенко продолжил в Германии в течение 1906-1908 гг., в центрах неокантианского движения Баденской школы: в Гейдельберге и Фрей- бурге, где преподавали Виндельбанд и Риккерт. В 1908 г. он участвует в III Международном конгрессе в Гейдельберге. Уже с 1905 г. появляются публикации Яковенко по философским проблемам.
С 1910 г. Яковенко опять на родине. С 1911 г. он соредактор и активный автор «Логоса», печатаясь также и в других философских изданиях - «Новые идеи в философии», «Вопросы философии и психологии» и др., переводя на русский язык немецкую и итальянскую философскую литературу. Но в 1913 г. его снова арестовывают (по-видимому, он был связан с организацией эсеров). Обретя свободу, Яковенко уезжает в Италию, где живет до 1924 г. Откликом его на Октябрьскую революцию 1917 г. является небольшая книга «Философия большевизма» (Берлин, 1921), в которой он негативно отзывается о революции и Советской России и «философии большевизма». Всякая революция ему представляется одновременно ужасной и великой, отвратительной и прекрасной, как и сам человек.
В 1924 г. Яковенко уезжает из Италии, где устанавливается фашистский режим, и по приглашению чехословацкого президента философа Т. Масарика поселяется в Праге, в которой живет и работает до конца своих дней. Здесь он много занимается философско- литературной и издательской деятельностью. В 1925 г. вместе с Гессеном и Степуном пытается возобновить издание «Логоса» (состоялся только один его выпуск со статьей Яковенко «Мощь философии»). В течение 1929 - 1934 гг. он является издателем журнала на немецком языке «Der russische Gedanke» («Русская мысль») - международного журнала русской философии, литературоведения и культуры. С 1935 по 1944 г. он издает серию книг «Международная библиотека по философии».
Наибольшее число работ Яковенко посвящено истории философской мысли, главным образом современной. Предметом его внимания была и немецкая, и итальянская, и американская, и чехословацкая, и русская философия. В 1922 г. в Берлине вышла его небольшая работа «Очерки русской философии». Книга Яковенко «Философия русских. Опыт истории русской философии» в 1927 г. выходит по-итальянски. Он автор нескольких обзорных работ по истории философии в России и многих рецензий на труды русских философов. В 1938 г. его книга «История русской философии» выходит на чешском языке. В 1940 г. на немецком языке издана первая часть его труда «История гегельянства в России». Он написал большую работу о Белинском, изданную после его смерти, а также исследования о философии Чаадаева и Н.
О. Лосского, не изданные до сих пор.
Философско-теоретические статьи Яковенко представляют собой стремление автора выявить внутренние закономерности развития философской мысли и на этом основании сформулировать собственную философскую концепцию. Обладая большой эрудицией, Яковен- ко рассматривает и анализирует историю философии в различных странах. Вместе с тем в «Очерках русской философии» он утверждает, что «ни для одного философского проявления или течения внутренне не важно, в духовной атмосфере какой определенной нации родилось оно». В то же время «для той или другой нации чрезвычайно существенно и характерно, что в ее духовной жизни нашла для себя возможность выразиться и осуществиться какая-нибудь определенная философия». Что же касается русской философской мысли,
то она «представляет неоспоримый интерес как одна из сторон общекультурной жизни и творчества русского народа...»[304].
Изучение истории философии показывает огромное число различных, а подчас и противоположных философских идей, систем и концепций. Создается впечатление, что существует не одна Философия, а множество философий, соответствующих множеству самих философов. Но, с точки зрения Яковенко, такое впечатление ошибочно, при глубоком рассмотрении обнаруживается существование единой философии, имеющей единый предмет исследования. «Тем единым предметом философских исканий, - полагает он, - является Сущее во всем своем целом, во всех своих деталях, во всех своих обнаружениях; значит, Сущее, как Сущее»[305]. Поскольку Сущее едино и многообразно, то и сама философия многообразна ив то же время едина. Множественность различных философских построений необходима для охвата множественности Сущего. Поэтому различные философские теории имели право на существование. «Ни одна философская мысль не бывает и не становится навсегда или бесполезной, или бессильной», - отмечал Яковенко в статье «Мощь филосо- фии»[306]. Вместе с тем, поскольку Сущее множественно, т. е. плюралистично (на латинском языке pluralis означает множественный), то и сама философия в идеале должна стремиться стать плюралистической, чтобы соответствовать плюрализму Сущего.
Однако такой плюрализм философии - итог длительного процесса развития мысли. В течение долгого времени философия была не плюралистической, а монистичной, выделяя и подчеркивая лишь одну сторону Сущего: либо внешнее бытие вещей, либо данность ее в субъективном восприятии. Так появились философские системы, основанные на подчеркивании объекта («объективизм», по терминологии Яковенко): это и «наивный реализм», и «субстанция» Спинозы, и признание существования «вещи в себе», и идеи Платона и т. п. Другие же философские системы, как, например, субъективный идеализм, абсолютизировали субъективную сторону процесса познания (Яковенко их называет «субъективизмом»). Наряду с монистичными философскими системами были и системы дуалистические, в которых Сущее раскалывалось на какие-либо два начала.
Не сразу философия пришла к своему особому философскому типу познания, существующему наряду с другими типами познания - познанием чувственным, эмоционально-волевым и научным познанием. По убеждению Яковенко, философское познание - «познание сущего в том виде, как оно есть» - является развитием научного познания. Однако «философия и требует, и стремится выполнить условия не просто научности, а критической научности, научной или в квадрат возведенной науки, науки науки, наукоучения илиразума»[307]. Яковенко убежденный сторонник научной философии. «Религиозная философия» ему представляется господством «языческой хаотичности и фантастичности над просвещенным философским мышлением»[308]. Он не отрицает религию как религиозное мировоззрение, но религия, по его мнению, основывается на эмоционально-волевом, а не научном типе познания, ей присущ догматизм, в противоположность философскому критицизму. Поэтому соединение религии и философии неправомерно как в том случае, когда религия превращает философию в свою служанку и даже в раба, так и тогда, когда сама религия «оказывалась в наибольшей зависимости от философствования, впадала в наибольшую рационализацию веры и явственно стояла на пороге своего вырождения и упадка». Примером такого соединения философии и религии для него является средневековая философия и «пример современного русского религиозно-философского старания обновить религиозное сознание (в частности, православие)»[309].
В своей истории философская мысль развивается циклично. Она, по Яковенко, проходит следующие мировые циклы: космизм (греческая философия), гносеологизм (немецкая философия) и трансцендентализм. Последнее понятие - трансцендентализм - характеризует такое созерцание, «в котором предстает и наличествует сама сущностная феноменология Сущего: каждое сущее и все сущее, как оно подлинно суще в своей каждости и своей всещности»[310]. В другой статье Яковенко определяет трансцендентализм как «разумение сущего как сущего»[311]. Сам этап трансцендентализма имеет свои ступени развития, начиная с учения Канта, продолженное Фихте и Гегелем, а затем и неокантианцами. Наиболее перспективной философией Яковенко считает воззрения главы Марбургской школы неокантианства Г. Когена.

Термин трансцендентализм, имеющий большое значение в философии Канта и «с его легкой руки» получивший распространение в последующей философии, Яковенко трактует как стремление великого философа преодолеть противопоставленность ума и «вещей в себе»: трансцендентальное - это такая среда, «в которой и «вещи в себе», и человеческий ум суть равноправные граждане»[312]. Термином трансцендентализм Яковенко называет такую философскую систему, которая охватывает всё Сущее, его внешнюю для человека сторону, трансцендентное (от лат. transcendens - выходящий за пределы), и внутренне присущее, имманентное (от лат. immanens - свойственный, присущий). Трансцендентализм - магистральный путь развития философской мысли, преодолевающей, по его словам, как «объективизм», так «субъективизм», как «трансцендентизм» (абсолютизацию внешнего), так и «имманентизм» (абсолютизацию внутреннего).
Свою философскую позицию Яковенко называет «трансцендентальным плюрализмом», подчеркивая тем самым, что он сторонник трансцендентализма в философии, утверждая «значимость и самого трансцендентального Сущего»[313] и «плюрализм сущего»[314]. Ратуя за научность философии, выступая с критикой «религиозной философии», Яковенко сам признает «критический, разумный мистицизм», или «критический разумный интуитивизм». Этот философский мистицизм, или интуитивизм, Яковенко связывает с непосредственностью философского познания Сущего, которая для него столь же важна, как и научность: «Научность есть сторона философского познания, обращенная критически к субъекту; непосредственность есть другая его сторона, обращенная мистически к сущему». «Таким образом, - заключает философ, - «крестный» путь философского познания есть критический путь от беспредельного сомнения к положительной мистике, есть путь критико-мистический»[315].
Как мы видим, философские взгляды Яковенко строятся в основном на историко-философском материале, лишь декларируя связь философии с жизнью и культурными ценностями. Поэтому на его работах лежит налет схоластичности, и они перегружены специальной терминологией, недоступной неспециалисту (чего стоит название одной из «программных» статей Яковенко: «Об имманентном трансцендизме, трансцендентном имманентизме и дуализме вообще»!). Но в истории русской философии Яковенко находит свою «нишу» как сторонник высокой культуры философского мышления и всестороннего философского образования. Сколь бы ни были абстрактными его философские построения, Яковенко проецировал их на социально-политическую реальность, полагая, что в нравственной сфере философский плюрализм есть «система чистой свободы» и предполагает демократизм[316].
 
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Б. В. Яковенко:

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  2. ПАРТНЕРСТВО С НАТО В СВЕТЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО, ФОРМАЦИОННОГО И ЦИВИЛИЗАЦИОННОГО КРИЗИСА РОССИИ
  3.   СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ  
  4.   Библиография  
  5. ПРИМЕЧАНИЯ Вопрос о свободе воли  
  6. Б. В. Яковенко
  7. ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В РОССИИ
  8. 1.ПРЕДСТАВИТЕЛИ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКОГО ИДЕАЛИЗМА
  9. Традиционное общество и модернизация
  10. 1. Представители трансцендентально-логического идеализма
  11. 1.1. Стан наукової розробки проблеми